home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Возле бочки с огнем на углу улицы не наблюдалось ни души. Наступила ночь, и город задыхался под гнетом военного положения. По Лондону шастали металлогвардейцы, стуча по булыжникам железными ступнями.

Линч в плаще до пят не обращал внимания на кусачий мороз. О Меркурии уже три ночи не было ни слуху, ни духу. После встречи Совета Линч выпустил на улицы больше Ночных ястребов, чтобы препятствовать морю Ледяной стражи. И почти испытывал благодарность, что Меркурий ушел в подполье. Уж лучше перерезать себе горло, чем увидеть эту женщину в руках Мейтленда.

Услышав тяжелую поступь эскадрона металлогвардейцев, Линч тихонько выругался. Схватившись за край водосточной трубы, он взлетел на крышу ближайшего дома. С такой выигрышной позиции открывался прекрасный вид на город, а самому можно укрыться от большинства глаз. Ему не хотелось, чтобы Мейтленд ходил за ним по пятам, пытаясь выяснить, какие ниточки есть у Линча для поимки главы гуманистов.

Без сомнения, пара Ночных ястребов непременно побегут докладываться Совету, а то и самому Мейтленду – таков мир. Но если конкуренты надеются нарыть что-то внутри Гильдии, то сильно прогадают. Все важное Линч хранил в голове, откуда сведения никому не достать.

Быстро переходя по крышам, он увидел маячившую впереди стену анклавов. В последний раз, когда Линч был здесь, весь его мир потрясла худенькая девушка в маске. Желание охватило его жаркой рукой. Как он горел! Линч отчаянно желал соперницу, хотел обнять ее и отомстить.

Легко спрыгнув с крыши, он направился к сторожке. Внушительный охранник в куртке без рукавов шагнул вперед и окинул Линча мрачным взглядом:

– Эй, негоже шастать ночью…

Линч распахнул плащ, показывая броню из черной кожи.

Страж поклонился, с трудом скрывая недовольство:

– Мои извинения, милорд…

– Я не лорд. – Линч прошел мимо к сторожке. – Мне нужно посмотреть ваши записи.

Охранник вскинул голову:

– Сэр, мы не можем давать их без приказа Совета.

Линч уставился на него и прошептал:

– Ключ.

Поджав губы, мужик что-то проворчал и осмотрелся:

– Я не хочу неприятностей. – Но стянул цепочку с ключом через голову и передал Линчу.

Тот взял ключ и повернулся к сторожке:

– Ты меня тут никогда не видел.

Внутри пахло несвежим кофе и замороженной ветчиной. Было темно, но Линч легко ориентировался среди теней, а потом вытащил из кармана факел.

Помещение с картотекой – длинная комната, полная шкафчиков – находилось рядом с основным залом. Здесь хранили документы с именами, описанием, грубыми фотографиями и серийным номером каждого механоида. Проигнорировав папки с мужскими именами, Линч встал перед женскими досье, отбросил факел и открыл первый ящик.

По закону, всех механоидов регистрировали. Надо найти женщину метр семьдесят с механической левой рукой. Специальный заказ с клинком, иглой и, без сомнения, еще каким-нибудь приспособлением.

И тогда он ее поймает.

Осталось лишь понять, что с ней делать дальше.


***


Дверь в святая святых Линча была закрыта.

Розалинда смотрела в сторону коридора, аккуратно складывая письмо и запечатывая конверт. Командир ястребов пропадал последние два дня. Все в комнате свидетельствовало о его присутствии: множество раскиданных документов, латунный спектрометр в углу для расчета уровня вируса, шкафчик с бутылками с кровью и та самая проклятая карта на стене, однако сам он был неуловим, как ветер.

Роза не знала, благословение это или проклятие. Хотя отсутствие хозяина позволило ей вдоволь покопаться в его бумагах в поисках упоминания о брате или мехах, но она все равно испытывала раздражение.

Та ее половина, что играла роль Меркурия – опасная натура, ищущая нечто захватывающее, – царапала кожу, будто власяница. Ее снедало нетерпение от бездействия. Из-за прилагаемых Линчем усилий отыскать Меркурия Розалинде пришлось затаиться. Каждую ночь она сидела дома, изображая приличную вдову. И раз командир и днем не появлялся, то у нее даже не вышло посостязаться с ним в остроумии.

Розалинда отложила письма и прошла к окну, постукивая по юбкам канцелярским ножом. Дневное солнце пробивалось сквозь серые тучи, придавая миру унылые краски.

Не выдержав и минуты, она медленно повернула голову и посмотрела на дверь, ведущую в кабинет Линча. Здесь нет ничего о Джереми, но, возможно, она не там смотрела?

Или ее просто снедает беспокойство.

В это время дня в Гильдии было тихо, большинство Ночных ястребов спали, готовясь к ночному бдению. Розалинда подошла к двери и прижалась к ней ухом. В покои Линча можно было попасть лишь через его кабинет, так что он не войдет с другой стороны. Кончики пальцев зудели. В последний раз осмотревшись, она вонзила нож в замок.

Тонкий кончик заскрипел по железу. Розалинда склонила голову набок, прислушиваясь к каждому щелчку и открывая замок на ощупь, будто слепой, лапающий шлюху. Вдруг кончик застрял. Она затаила дыхание и осторожно повернула. Медленно, медленно…

Щелчок.

И замок открылся.

По спине побежали мурашки. Роза облизнула губы и в последний раз оглянулась в сторону коридора. От адреналина чуть не закружилась голова.

Она поспешно вошла. В комнате было темно, окна закрывали тяжелые занавеси. Розалинда отодвинула одну из них, и яркий свет наполнил помещение, отчего стала видна пыль, вьющаяся над турецким ковром.

Когда глаза привыкли к освещению, она осмотрелась, машинально вертя нож. А кабинет больше, чем казалось снаружи. Надо было действовать быстро, но, несмотря на изначальные намерения, взгляд притягивала дверь в личные покои хозяина. Розу грызло любопытство. Она знала, что Линча там нет. Складывалось впечатление, что он вообще не спит. Замок на его спальне буквально манил… Сущее безумие

«Нет».

Розалинда закрыла глаза и глубоко вздохнула.

И спрятав нож в жесткий корсет, поспешила к другому окну и отодвинула занавеси, стараясь не думать. Начальник точно почувствует, что она была здесь, но можно притвориться, будто дверь была открыта, а ей захотелось немного прибраться. После того, как сурово Роза разобралась со всеми бумагами в своем кабинете, Линч ей поверит.

А вот ее запах в его личных покоях не объяснить.

«Ну что вы, сэр, я просто хотела посмотреть, где вы спите… если вы вообще спите… взглянуть на вашу постель, простыни и куртку, сброшенную на кресло. Коснуться дорогой ткани вашего плаща и штанов, провести пальцами по гладкой кожаной броне».

Оставить маску Меркурия на подушке.

Розалинда закусила губу, сдерживая нервный смешок. Она не осмелится. Затея была глупой, но вызывала мурашки.

«Думай о деле».

Улыбка пропала с губ. Роза заставила себя вспомнить, как в детстве Балфур учил ее дисциплине. Озорство как рукой сняло, и она поспешила к столу Линча.

Этот гигантский предмет мебели занимал большую часть комнаты и был завален стопками документов. Похоже, Линч не мог расстаться ни с одной бумажкой, хотя Роза быстро выяснила, что он способен найти все, что хочет, буквально за минуту. Иногда она специально переставляла вещи, чтобы его позлить – еще одна странность. Не стоило бы играть в такие игры, но она не могла сдержаться.

Розалинда обыскала залежи на столе, изумляясь разнообразию тем: научные теории, трактаты по редким растениям и перегонке ядовитых веществ, красивые акварели экзотических цветов, о коих она никогда не слышала, и анатомические наброски, от взгляда на которые Ингрид бы стошнило.

Однако ничего, что касалось бы работы.

Розалинда побарабанила пальцами по столешнице из красного дерева. На подоконнике вяла орхидея, из ее белой напоминающей шляпку головки высовывался ярко-розовый язычок. Розалинда еще раз огляделась. У одной стены стояли лишь книжные шкафы.

– Какие же книги ты читаешь?

Она провела кончиками затянутых в перчатки пальцев по переплетам, рассматривая названия.

Сухие и скучные научные трактаты. Снова растения. Пыльные тома об иностранных государствах и древних войнах. Целая полка по Китайской империи. Наверное, Линч интересовался историей голубокровных. А у дальней стены красовался целый шкаф детективов. Как предсказуемо. Улыбнувшись, Роза вытащила книжку, рассматривая обложку. Без сомнения командир Гильдии находил разгадку на десять глав раньше, чем главный герой.

Внезапно волосы на затылке встали дыбом. Розалинда застыла. Не оглядываясь, она ощутила, как он на нее смотрит.

Беспокойство побежало по венам, точно расплавленный мед; волнение от того, что ее поймали. Она вернула книгу на полку, прислушиваясь, чтобы понять, где же он.

Но так ничего и не расслышала.

Розалинда медленно повернулась, прижимаясь спиной к шкафу. Линч стоял на пороге, щурясь и скрестив руки на широкой груди. Непробиваемый, нечитаемый. При этой мысли кровь вскипела, вызывая желание бежать, сражаться, но Роза подавила порыв и посмотрела ему в глаза.

– Кажется, это мой кабинет, дверь в который утром была закрыта, – произнес он холодно и бесстрастно.

– Вы, наверное, ошиблись. Ручка повернулась с первого раза.

На лице Линча не промелькнуло и тени сомнения.

– И часто вы проверяете мои… дверные ручки?

Оттолкнувшись от косяка, он стал снимать жакет. Черный бархат соскользнул с плеч, открывая накрахмаленную белую рубашку, на мгновение ослепившую Розу. Из-за перевязи ткань на груди натянулась.

Он небрежно бросил красивый жакет на пыльное кресло, где громоздились газеты. Розалинда посмотрела на одежду и поджала губы.

– Закрытые двери – истинное искушение. – Взяв жакет, она подошла к вешалке у двери, поглаживая роскошный бархат. Мягкие фалды не хранили тепла обычного человеческого тела. Его кожа была прохладной, как гладкий шелк. – А я разобралась со всеми бумагами в своем кабинете.

– В вашем кабинете? – Линч вскинул бровь.

Розалинда не обратила внимания на насмешку:

– Я хотела тут прибраться.

– То есть, уничтожить мой тщательно организованный беспорядок?

Она улыбнулась:

– Я же женщина, это моя обязанность.

– Если бы я хотел, чтобы кто-то управлял моей жизнью, то женился бы. – Он покачал головой и подошел к шкафчику с напитками.

– Если бы вы проявили больше обходительности, то нашли бы женщину, согласную взять на себя такую роль. – Она посмотрела на фляжку в его руке. Кровь. Роза видела проявления жажды у Балфура и других голубокровных. Человечность пропадала, превращая их в чудовищ, чьи глаза затопляла демоническая тьма.

Линч налил себе порцию и спокойно выпил. Роза не могла отвести взгляд. Мышцы его горла сокращались. Он крепко сжимал стакан, а потом поставил его и быстро закрутил фляжку.

Едва хватит, чтобы придушить голод. Однако Линч повернулся, будто ничего и не происходило, и, хмурясь, потянул за белоснежный шейный платок.

Наверное, она выдала свою неловкость. Он остановился у стола, расстегнув рубашку у ворота.

– Прошу прощения, я не сдержался.

Розалинда заставила себя пошевелиться.

– Вы и прежде не сдерживались, к чему сейчас начинать?

Настороженно глядя на нее, Линч отбросил платок.

– Я очень себя сдерживал. – Затем оперся на стол и снова скрестил руки, принимая знакомую позу. – Скажите… вы нашли что-нибудь интересное?

– Интересное?

– Когда рылись в моих вещах?

На секунду она решила, что он обо всем догадался, а потом заметила морщинки в уголках серых глаз и легкую улыбку на жестких губах. Сердце снова забилось, отдаваясь в венах.

И Розе нравилось это чувство.

– Тут много всего, – ответила она, обходя стол за спиной начальника. Он повернул голову, но вскоре замер, и Розалинда знала, что теперь голубокровный ориентируется по звуку. Его густые волосы были коротко подстрижены и едва касались накрахмаленного воротничка. Она рассматривала широкие плечи Линча. – Вы интересный мужчина.

– И все же вы меня боитесь, – прошептал он.

– Нет, я не…

– Я чувствую страх. В вашем запахе, голосе, в том, как вы прерывисто дышите. – Он оглянулся через плечо с затуманенными глазами. – Миссис Марбери, вы не сможете от меня ничего скрыть.

Неправда. Роза улыбнулась и двинулась дальше, шурша юбками.

– Миссис Марбери? Интересно, почему вы меня так называете? – насмешливо спросила она.

А Линч хорош. Даже не напрягся, следя за ней взглядом.

– Так вас зовут, – напомнил он бархатным голосом.

Розалинда приблизилась. Опасно, очень опасно, но вот ее снова охватило позабытое волнение, искушая безумием. Она провела рукой по столу рядом с бедром Линча.

– Мне нравится, когда вы зовете меня Розой.

На сей раз она добилась реакции. Бедра под черными бриджами слегка напряглись. Розалинда подняла голову и улыбнулась.

Линч смотрел на нее, неестественно застыв. Так ведет себя хищник при виде добычи. Напряжение мышц, неглубокое дыхание. Розалинда сделала еще шаг, коснувшись юбками его икр.

– Зачем вы сюда вошли? – спросил он.

– Чтобы довести вас до безумия. – Он в изумлении посмотрел ей в глаза, и Розалинда улыбнулась шире: – Бумагами. Я хотела их убрать, пока вас не было. Вы просто помешаны на них.

– Сторонний человек сказал бы, что вы тоже к ним неровно дышите.

– Мне нравится порядок.

– А я предпочитаю находить вещи там, где их оставил, – хрипловато ответил он.

Она постепенно начинала его понимать. Хоть его голос охрип от желания, Линч не двинулся в ее сторону.

Они встретились взглядами. Вдруг Роза вспомнила, как он обдавал прохладным дыханием ее шею, как обхватывал ягодицы. Ей хотелось лишить его хладнокровия, довести до крайности, так, как тогда, в анклавах.

Опасная мысль.

Чтобы скрыть волнение, Розалинда одарила Линча улыбкой и отвернулась, краем платья задев его сапоги. И сразу же перестала улыбаться.

– Как сегодня Гаррет? – спросила она, притворяясь, будто ничего не случилось.

– Исцеляется. – Она едва расслышала его вздох. – Слава богу, а то я уж думал… – Линч запнулся, а потом продолжил: – Но доктор Гибсон уверяет, что он придет в норму, хоть и не так быстро, как обычно.

Неожиданно для самой себя Розалинда почувствовала радость.

– Хорошие новости. А что еще произошло? Я думала, вы уже не вернетесь.

– Оно и видно. Вы написали письма?

Она положила руки на спинку дивана и оглянулась через плечо:

– Они на моем столе.

– Отлично. Я принес еще документы. Захватите их? Вам придется кое-что записать.

Повернувшись, Роза увидела, как он склонился над столом, перебирая бумаги, будто желая узнать, что она сделала. Слабый солнечный свет упал на бледную кожу и щетину. Темные тени под глазами делали их серый цвет почти прозрачными. Розалинда готова была поспорить, что голубокровный искал ее, то есть, Меркурия, всю ночь.

Эта мысль должна была ее развеселить, но Роза нахмурилась:

– Вы вообще спали?

Он вскинул брови, но не поднял взгляд:

– Вы все еще претендуете на роль моей жены?

Она подавила протест:

– Я беспокоюсь, сэр. Вы ужасно выглядите. Но в будущем я не стану вам надоедать. Прошу прощения.

Розалинда прошла мимо него в свой маленький кабинет и тут же увидела папки на столе. Линч, наверное, положил их тут, когда понял, что в его кабинет вломились.

Когда она вернулась, начальник уже сидел, откинувшись в кресле.

– Простите, вы застали меня не в лучшем настроении. Я не в духе и устал.

Розалинда положила папки на стол. Командир ястребов просит прощения? Сила его сдержанности, безупречные манеры, прохладная вежливость – ничего подобного она не ожидала. Линч был загадкой, и ей нравилось его разгадывать.

Слишком нравилось.

– Все в порядке. Вы не продвинулись с делом?

– Ни с одним из двух. – Он закрыл глаза и запустил пальцы в волосы. На мгновение его лицо стало беззащитным; раздражение сражалось с усталостью, и Розе даже захотелось прикоснуться к нему. Погладить по щеке и повернуть лицом к себе.

Она вздрогнула. И чтобы избавиться от этой мысли, резко спросила:

– Ни в одном? Вы имеете в виду лорда Хэвершэма?

Его глаза открылись и в свете стали почти серо-голубыми. Что-то сжалось в груди. Боль. Желание. Розалинда отвернулась, разглаживая юбки.

– Нет, не Хэвершэма. Вы слышали про гуманистов? – тихо спросил Линч.

Она ничем себя не выдала.

– Все только о них и говорят. Люди гадают, каковы планы Эшелона, и переживают, как бы их самих это не затронуло.

– Прежде чем что-то решать, надо сначала найти гуманистов, – сурово сказал он.

– Я не сомневаюсь, что вы их найдете. – Вранье. Роза надеялась на прямо противоположное, особенно в отношении себя.

– Вы, конечно, правы, просто это требует времени, которого у меня нет. – Поджав губы, Линч встал. – Садитесь и пишите под мою диктовку. У меня ужасный почерк.

– Я заметила.

Он обошел ее и проследил, как она идет к стулу. От притяжения между ними по телу бежали мурашки. Розалинда поспешно села и взяла пружинную ручку. Линч подошел к очагу и уставился на холодный камин, сцепив руки за спиной. Такая поза привлекала внимания к длинным гладким мышцам спины и к тому, как штаны облегали упругий изгиб ягодиц. Розалинда закусила кончик ручки. Почему бы не полюбоваться?

«Ага, это я так его слабости ищу».

И не нашла ни одной.

– Энни Берк, серийный номер один ноль девять семь шесть три восемь,– принялся диктовать Линч. – Потеряла всю левую руку, которую заменил гидравлический био-механический протез, сделанный Крейвеном. Рука – стандартный выпуск…

Линч бубнил что-то еще, но Розалинда перестала писать и уставилась на лист бумаги. Все мысли вылетели из головы.

Умный мужчина. Ищет механоида? Разумеется, совсем не там, где надо, но все-таки его упорство тревожило.

– Роза?

Розалинда подняла голову и увидела, что он смотрит на нее через плечо. Похоже, услышал, что она перестала писать.

– Простите, – прошептала она, поспешно царапая последние слова. – Я задумалась, как вы все это запоминаете.

– Я помню почти все. Научился много лет назад после того, как при пожаре в первом здании сгорели все мои записи. Теперь я редко доверяю что-то важное бумаге.

Роза с силой нажала острием на бумагу, оставив кляксу, и тихонько выругалась. «Черт его побери!» Зря она столько дней просматривала его документы. Ее интересовало, где Линч прятал важные сведения, и теперь ответ известен – в своей голове. И у Розы нет возможности туда залезть.

Если только… ему придется ей рассказать. Если она разыграет все верно, он сможет довериться Розе Марбери.

– А почему сейчас решили? – напрямик спросила она.

– Я просмотрел все документы по женщинам-мехам в анклавах и осознал, что ни одна не подходит под описание той, кого я ищу. Значит, она где-то в другом месте. – Резкость тона Линча поражала. – Когда вы запишите мои соображения, я составлю описание этой дамы и то, что мне известно о ее био-механической руке, а потом пошлю Бирнса в анклавы, чтобы допросить всех кузнецов.

– Женщина? – словно невзначай переспросила Роза.

Его непоколебимый взгляд опустился на нее, будто он только вспомнил о ее присутствии.

– Лидер гуманистов Меркурий.

– Вы будто… влюблены в нее. – Она небрежно написала несколько букв, на деле ловя каждое слово.

– Она обдурила меня, а я этого не потерплю. Вот и все.

Не все. Вовсе нет. Розалинда бросила на начальника взгляд из-под ресниц: он снова повернулся к окну, явно думая о Меркурии. Она видела это по внезапному напряжению в его руках и плечах.

Легкая улыбка коснулась уголков ее губ, и Роза снова опустила глаза:

– Продолжим?


***


Свеча мерцала во тьме, бросая блики на потолок комнаты. Линч закинул руки за голову, глядя на танцующие тени. Ему нужно было поспать, но сон не шел. Вместо этого Линч бесконечно вспоминал вкус рта революционерки и то, как она ерзала по нему, обхватывая ногами его бедра.

Член затвердел так, что край ночной рубашки мучительно касался чувствительной плоти. Черт побери. Линч оскалился, высовывая руку из-под головы. Он не заснет, пока не позаботиться об этом. Достаточно того, что встреча с Меркурием сделала его раздражительным и возбужденным, а теперь еще миссис Марбери решила с ним пофлиртовать. Если он не вернет самообладание, то расклеится, разрываемый голодом и потребностью, а ему так нужно сохранять ясный ум.

Линч жестко обхватил рукой член и зашипел от удовольствия, чувствуя, как напряглись яички. Закрыв глаза, он откинул голову и подумал о том, как Меркурий поцеловала его в переулке. Как льнула к нему, вторгаясь языком в его рот. Как терлась об него, когда он прижал искусительницу к стене и овладел ее губами.

Он кончил со вскриком, слишком быстро. Рухнув на простыни, Линч застонал, почти не чувствуя удовлетворения. Ведьма. Облизнув губы, он выругался. Тело опять находилось в полувозбужденном состоянии, огонь желания никак не удавалось потушить. Ни одна женщина так на него не действовала, даже Аннабель.

Линч снова медленно коснулся себя, лаская мокрую от семени кожу. Он избавится от этого голода и потребности, чего бы то ни стоило.

Затем поймает преступницу и сделает то, что обязан.


Глава 6 | Моя блестящая леди | Глава 8