home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 29

Три дня спустя…


На пороге аристократического особняка ветер взметнул волосы, и Розалинда придержала шляпку рукой. Сердце все еще колотилось в груди. Удалось. Безо всякой лжи и со всеми подробностями. Сейчас она получила все, сказав чистую правду.

В развевающемся платье она подошла к черному пароэкипажу, ожидавшему у обочины. Разумеется, арендованному. Джек подул на ладони через отверстие в респираторе и открыл дверцу. Он приподнял ворот пальто, чтобы скрыть полумаску, но люди все равно глазели, а женщины хватали детей и тащили прочь, боясь подхватить какую-нибудь заразу.

Розалинда сжала руку брата. Он переступил через себя, уважив ее просьбу выйти из тени, в которой прятался последние восемь лет.

– Ну что? – спросил Джек, не обращая внимания на толпу, будто ему плевать.

– Сэр Гидеон согласился пообедать со мной в пятницу в гостинице «Метрополитен». Он осторожен, но с искренним интересом выслушал все мои предложения. – Она ощутила радость. – Ой, Джек, слышал бы ты его идеи! Я всегда считала, что Первая партия людей всего лишь пустые болтуны, но сэр Гидеон другой, у него есть голова на плечах.

– Значит, твой план сработает?

Впервые за последние дни Роза спокойно улыбнулась. Она даже не поняла, как забросила в последнее время свою мечту. Лишь действовала постфактум, без всякой инициативы. Она совершала нужные действия механически, не вкладывая в них душу. Отрабатывая повинность. Свой долг Нейту, который лишился жизни по ее вине. Но теперь в голове роилась тысяча идей.

– Думаю, да. Я полагала, что отказ от прежних планов заденет меня сильнее, но не тут-то было. Мы подготовим законопроект в Совет, чтобы расширить права механоидов. Билль Мордекая. Для начала.

– Думаешь, его одобрят?

Она хитро улыбнулась.

– Конечно, не сразу. Но, к несчастью для Совета, я стану их изводить, пока не добьюсь своего.

В сером глазе брата мелькнула расчетливость.

– Ну у тебя как минимум один голос Совета в кармане.

Улыбка Розы увяла. Она пыталась не думать об этом с тех пор, как Линч выиграл дуэль. После недолгой схватки в разразившемся хаосе она оказалась в стороне. Стояла на пороге, смотрела, как Бэрронс поздравляет Линча, а затем потихоньку улизнула. Он выиграл. Теперь Линч в безопасности, а герцог Блайт отправится в ссылку в загородное поместье, лишенный всех титулов. Если бы Линч хотел с ней повидаться, то она не проводила бы последние ночи без сна в одиночестве, глядя на оплывающую свечу.

– Я бы не стала надеяться, – резко парировала Роза.

– И напрасно. – Джек кивнул в сторону открытой двери экипажа. – Залезай.

Не в силах понять выражение его лица, она заметила лишь легкие морщинки у глаз брата. Он улыбался? Внезапно грудь сдавило. Покалывание в животе стало сильнее в тысячу раз, сжигая так, что, наверняка заметно всем.

– Джек, что ты наделал?

Он поднял руки и отступил на обочину.

– Ничего такого, Роз. Ко мне подошел джентльмен, и мы чуток поболтали.

Судя по решительному блеску в глазах Джека, беседа длилась по меньшей мере один из тех часов, что она провела на встрече.

И тут Роза заметила, кто выполняет роль кучера. Перри взглянула на нее из-под надвинутой на глаза шляпы. Розалинда сглотнула. Как бы отчаянно ей ни хотелось повидаться с Линчем, она медлила залезать в экипаж .

– Не трусь! – прошептал Джек, подсаживая сестру. – Ты заслуживаешь счастья. – И слегка поморщился. – Пусть и с ним.

Роза посчитала такое утверждение слегка преждевременным. Между ними с Линчем за неделю произошло многое, но еще ничего не улажено. И теперь он герцог. Как глава Гильдии Ночных ястребов он был ей почти ровней, но Эшелон, наверное, ожидает, что новоявленный аристократ выберет консорта или заключит контракт с трэлью. Как бы она его ни любила, но трэлью не станет.

– А как ты доберешься домой?

– Я не прочь прогуляться. Посмотрим, смогу ли я улучшить настроение Ингрид.

Не все были рады услышать признание Розы о ее чувствах по отношению к движению гуманистов и особенно к Линчу.

– Она смирится, – заверил Джек, заметя выражение лица Розы. – Ингрид тебя любит, просто ей не нравятся перемены. И она боится, что вне подполья ей нет места.

Розалинда кивнула. В полутемном экипаже виднелись только тени. Набравшись храбрости, она поцеловала брата в щеку, приподняла юбки и вскочила внутрь.

И там ослепла от внезапного перехода со света во тьму. Джек закрыл дверь. Роза на ощупь нашла сидение, различив очертания чьих-то длинных ног. Подняв взгляд, она рассмотрела облегающий камзол Линча и белоснежный шейный платок. Значит, он не в обычной форме. Что только напомнило о пропасти между ними; надежда и радость чуть померкли.

Розалинда наконец посмотрела ему в лицо, поправляя юбки. Глаза Линча сияли насыщенным серым цветом. Он смотрел пристально, но, кроме легкого напряжения, ничем себя не выдавал. При виде него, ее сердце екнуло, будто сжатое в кулак. Она едва сдерживалась. Хотелось броситься к нему и прижаться губами к губам. Прикоснуться, убедиться, что это не сон.

Но почему он здесь?

– Здравствуйте, ваша светлость.

Линч поморщился.

– Я уже сыт титулами по горло.

– Лучше привыкай, потому что тебе с ними жить.

Он вздохнул и снова проницательно на нее посмотрел.

– А ты даром время не тратила.

Розалинда аккуратно положила руки на колени. Ничего. Поганец не сказал ничего важного. Она так напряглась, что, казалось, вот-вот разлетится на части.

– Мне целых три дня было нечем заняться. Вдобавок кто-то мне однажды сказал, что войну не выиграть на улицах.

Экипаж двинулся. Линч посмотрел в окно на особняк, медленно и размеренно барабаня пальцами по бедру, выдавая беспокойство.

– Так теперь ты охотишься за ними в их святая святых? Не боишься заходить в логово льва?

– Собираюсь заняться политикой. Сэр Гидеон Скотт заинтересовался парой моих идей, и я… – Ее сердце застучало быстрее. – Признаюсь, я даже обрадовалась. Он не такой дурак, как я думала, и знает, насколько далеко можно зайти.

– Опасный путь, – напрямик сказал Линч.

– Не опаснее прежнего. – Она вздохнула. – Помнишь тот бойлер, что я пыталась тайком перевезти из анклавов?

Он кивнул.

– Он предназначен для работы механических созданий. Мы называем их Циклопами. Они достаточно большие, чтобы в них мог залезть человек и управлять, а огнемет способен справится с четырьмя металлогвардейцами Эшелона.

Линч прищурился.

– Сколько их у тебя?

– Пока недостаточно, – призналась она. – И, скорее всего, я не стану продолжать эту затею. Ты был прав. Нам не выиграть в войне.

Он поскреб затылок.

– Мне от этого не легче.

– Что ты предлагаешь? Чтобы я сидела у домашнего очага и вязала носки?

Его проницательный взгляд начинал нервировать.

– Не совсем. К тому же, ты можешь проткнуть кого-нибудь спицей.

Розалинда не сдержалась. Сердце заколотилось, Она машинально сжимала и разжимала пальцы. Чертовы руки вечно ее выдавали.

– Понятно. И чем же ты хочешь меня занять?

– Черт побери, Роза! Разве нам необходимо говорить так официально?

И снова она ощутила неуверенность. Линч стиснул зубы. Он никогда особо не поддавался эмоциям, но сейчас его светлые глаза сияли, а ноздри сузились. Линч боялся потерять самообладание.

Но одному из них придется рискнуть, иначе конца не будет этой идеальной атмосфере вежливости. В итоге экипаж приедет к месту назначения, Линч поможет ей выйти, скажет какую-то банальность, и поминай как звали.

Роза боялась сделать следующий шаг. Когда-то она считала, будто новая любовь – худшее, что может с ней случится, но нет. Чуть не потеряв Линча, Роза осознала, насколько незначительными были прежние опасения.

– Я ждала тебя последние три ночи, – тихо и полузадушено пробормотала она. – Я полагала, что ты придешь ко мне, но ошиблась. Надо было чем-то заняться, я с ума сходила…

– Черт, Роза, я хотел прийти. Думал… тебя и след простыл. А еще мне надо было кое о чем позаботиться.

– О чем же?

– О Балфуре.

Роза напряглась, и Линч взял ее за руку.

– Он тебя больше не побеспокоит. Балфур не хочет тебе вредить, и мы с ним постараемся, чтобы принц-консорт никогда не узнал правду о Меркурии.

Ее охватил жар.

– Почему?

– Мне кажется, он сожалеет о случившемся. Что бы между вами ни произошло, ты ему небезразлична. Он тобой гордится.

Розалинда вырвала пальцы из его хватки.

– Он играет.

Линч снова попытался коснуться ее, но она слишком разволновалась. Что он несет? Якобы Балфур в ярости совершил ошибку, а теперь раскаялся? Она покачала головой. Нет. Он убил Нейта и покалечил Джека. Этому нет прощения.

– Если это игра, то я к ней готов, – прошептал Линч. – Ты упомянула, что он поручил тебе убить нескольких голубокровных. Когда сможешь, пожалуйста, поведай мне подробности. Я хочу составить полное досье на него, на случай, если он попытается тобой управлять. Я поговорил об этом с Бэрронсом, и он готов помочь.

– Шантаж? – спросила она, сглотнув ком в горле. – Такого я не ожидала.

– Скорее козырь. Балфур как-то сказал, что я предсказуемый. Может, так оно и было, но ситуация изменилась. – Он помрачнел. – Мне надоело, что власть имущие мной помыкают. Больше я не допущу, чтобы мне или моим близким угрожали.

И не было никаких сомнений, о ком он говорил.

– А мы? Как же мы? Ты сказал…

– Я знаю, что сказал. – Глаза Линча стали черными от жара и желания. – Розалинда… Когда ты вошла в зал… – Он содрогнулся, едва сдерживаясь. – Я знал, что ты собиралась сделать. Видел по лицу. Никогда больше так не поступай.

– А что мне оставалось? Позволить тебе умереть вместо меня? У меня чуть сердце не разорвалось, когда Гаррет рассказал о твоем замысле. – Все, что она сдерживала в себе последние несколько дней, вырвалось наружу. Глаза застилала гневная пелена. – Ты глупец! Надо было мне рассказать о требованиях принца-консорта! Не могу поверить… ты… ты даже не попрощался…

Она ничего не могла с собой поделать, ее одолевала такая ярость, такая обида… что-то, что она даже сама не понимала. Подскочив, Розалинда ударила его по руке. Линч перехватил ее запястья и прижал к себе.

– Черт тебя побери! – рявкнула она, а потом он прервал поток слов поцелуем.

Она зарылась руками в его волосы. Линч дрожал, борясь с собой, но Розе надоела сдержанность. К черту отстраненную вежливость, когда эмоции собираются в груди в твердый шар. Она выпустила все и прикусила язык до боли.

И тем самым будто прорвала плотину. Линч тихо зарычал, сжал ее локоны, а свободной рукой обхватил ягодицы и усадил Розу к себе на бедра. Она встала на колени на кожаных сидениях. Чертовы юбки! Отодвинув мешающую одежду, Роза почувствовала твердый член Линча, отделенный от лона его штанами и ее шелковым бельем.

Линч опустил лиф платья, а потом провел пальцами по нежной коже ягодиц, стремясь дальше, к промокшим от влаги панталонам. Голова Розалинды пошла кругом, а с зацелованных губ сорвался стон.

– О боже, – выдохнула она, ласкаясь к Линчу.

И вдруг потеряла самообладание. Ей хотелось ощутить и попробовать на вкус его прохладную как шелк кожу. Дрожащими пальцами Роза вцепилась в черный камзол, в спешке просто срывая с него пуговицы. Она чувствовала жар и трепет и балансировала на грани безумия.

Линч просунул пальцы в узкий разрез на ее белье и принялся ласкать влажную плоть. Роза застонала, схватилась за камзол и рывком его распахнула.

– Тише, любовь моя, тише…

Розалинда поцеловала улыбающиеся губы Линча. Она не хотела успокаиваться, а желала всего и сразу. Расстегнув рубашку, Роза принялась покрывать поцелуями его шею, чуть прикусила сосок. Линч сжал в кулаке пряди ее волос и резко вдохнул. Теперь он не мог до нее дотянуться. Роза нуждалась в передышке. Ей хотелось, чтобы на этот раз они достигли наслаждения вместе, а если Линч продолжит в том же духе, она кончит в следующий же миг.

Она нащупала сквозь штаны его возбужденный член. Опускаясь все ниже по телу Линча, Розалинда потянула завязки, провела губами по дорожке волос ниже пупка…

– Довольно, – выдохнул Линч, схватил соблазнительницу за бедра и развернул так, что она его оседлала.

Забравшись под юбки, он ощутил ее готовность. Одно резкое движение руки, и белья как ни бывало. Схватив Розу за бедра, Линч одним толчком вошел в ее лоно.

Розалинда запрокинула голову и до боли закусила нижнюю губу. Ее ягодицы прижимались к его коленям, затылком она чувствовала прерывистое и прохладное дыхание Линча. Он стиснул ее бедра, помогая двигаться. А потом обхватил груди.

– Быстрее, – прошептала Роза, яростно двигаясь на любимом.

Ее медные волосы рассыпались, она опустила голову и сжала зубы.

Линч нащупал ее самую чувствительную точку, и Роза закричала, не в силах пошевелиться. Ноги дрожали. Это слишком. Она вцепилась в его колени, чтобы не упасть, пока он сам двигался под ней медленно… мучительно медленно… Будто желал насладиться каждой секундой их близости.

Мир растворился в белом свете. Розалинда дернулась от невыносимого наслаждения.

Она больше не могла удерживать равновесие. Все, чего ей хотелось, так это лечь, расслабиться, купаясь в ласках. Но Линч ей не позволил. Он отодвинул занавеску, и Роза схватилась за холодное стекло окна.

– Я скучал по тебе, – шепнул Линч ей на ушко. – Как бы я ни злился, но твое отсутствие… что-то со мной сделало. Будто кусок сердца вырвали.

На этот раз запела ее душа.

– Мне тебя не хватало, – призналась Розалинда. – Но я больше не могла тебе лгать.

– Да. – Линч поцеловал ее в плечо. – Я рад, что ты мне все рассказала. – Его губы дрогнули. – Хотя время можно было выбрать и получше.

Она снова неспешно качнула бедрами. Отодвинувшись от окна, выгнула спину, откинулась на плечо любимого и стиснула внутренние мышцы. Линч тихо выругался

– Тебе нравится? – прошептала она.

– Плутовка. – Но он не убрал руки с бедер, заставляя двигаться быстрее. Каждый спазм ее лона вызывал у него стоны. – Ты меня с ума сводишь. – Линч прижался губами к ее плечу, прикусил, сильно толкнулся и хрипло прошептал: – Я так тебя хочу… Чертовски хочу…

Он содрогнулся от силы оргазма. Ей так понравилась та власть, которую она обрела. Мир словно принадлежал лишь им двоим.

Линч со стоном упал на сиденье, обнимая Розу. Прошло несколько минут, но ей не хотелось, чтобы это заканчивалось.

– Даже не думал, что буду скучать по твоей маске, – промурлыкал он, целуя ее шею. – Но так мне тоже нравится. Приятно чувствовать тебя как подо мной, так и на мне. Сознавать, что это ты. Что это всегда была ты.

Роза ощутила неловкость.

– Я не всегда была… собой.

– Ты считаешь, что я ее не вижу? Истинную Розалинду? Сериз?

Розалинда оттолкнула его и повернулась к нему лицом.

– Я не Сериз.

– Сериз такая же часть тебя, как миссис Марбери или Меркурий. Я вижу в тебе их черты. Не стыдись. – Он обхватил ее лицо руками и провел большим пальцем по губам. Опустил эти великолепные серые глаза, будто снова собирался ее попробовать. – Они все часть тебя, Роза. Они сделали тебя той, кто ты есть. Даже Сериз… жестокая девочка… которая не хотела больше жить… Без нее тебя бы не было.

Роза сглотнула слезы, желая снова его поцеловать. Но это трусость. Так она снова спрячется, вместо того, чтобы произнести слова вслух.

– Я хотела ее уничтожить, потому что она не заслуживала жить после содеянного. Я хотела стать Розалиндой. Начать сначала, не мучаясь от чувства вины, от боли. Если бы я закончила то, что начал Нейт… мне хотелось все исправить, чтобы получить прощение.

Линч успокаивающе гладил ее лицо. Розалинда почувствовала себя в безопасности и принялась ластиться, точно кошка. Нет ничего лучше, чем его объятия. Слезинка соскользнула по ее щеке.

– Он тебя простил, – нежно сказал Линч.

– Ты этого не знаешь.

– Знаю. Того, кого любишь, всегда простишь.

Роза затаила дыхание, в ней затеплился огонек надежды. Линч прижал ее к себе так крепко, будто боялся потерять.

Слова рвались из горла, щекотали нёбо. Вцепившись в его порванную рубашку, она прильнула щекой к голой шее Линча, но не могла высказаться, все еще ощущая себя недостойной.

– Я тебе лгала.

– Словами. – Он опустил веки, почти скрыв яркие глаза. – Я должен был прислушаться к своим инстинктам, к тому, что подсказывала мне темная половина. – Линч посмотрел Розе в глаза. – Демон узнавал тебя, какую бы личину ты ни нацепила. И заявил на тебя права задолго до меня. – Он глубоко судорожно вздохнул. – А ты лгала мне… сердцем?

И осторожно коснулся ложбинки между грудей.

Розалинда покачала головой и сглотнула.

– Ты же знаешь, что нет, – прошептала она, крепко прижимая его руку и чувствуя собственное учащенное сердцебиение. – Мое сердце принадлежало тебе давно, просто я этого не сознавала. Я люблю тебя.

– Знаю, – ответил Линч. На сей раз он ей поверил. И улыбнулся, что само по себе было чудом, так как случалось очень редко. – Я понял это в ту же секунду, как ты вошла в атриум. – И тут же посуровел.

Розалинда быстро прижала пальцы к его губам, словно чтобы поймать улыбку.

– Не думай об этом.

Линч поцеловал ее руку и судорожно вздохнул.

– Не буду. Все позади. Однако нам нужно еще кое-что обсудить.

– Что ж, я слушаю.

Линч взял ее за искусственную руку.

– Фитц сделал кое-что специально для меня. – И достал из кармана камзола красную бархатную коробочку. – Раз ни одно обычное кольцо не подойдет…

Розалинда села так резко, что чуть не ударилась головой. Она не сводила глаз с подарка, а сердце билось так быстро, что кружилась голова.

– О чем это ты?

– Я попросил позволения у твоего брата сделать тебя моей супругой. – Линч открыл коробочку. – Хочу разделить с тобой вечность. Пусть между нами больше не будет секретов. Только ты и я, пока смерть не разлучит нас.

Внутри лежало блестящее стальное кольцо с огромным квадратным бриллиантом под тоненькой филигранной сеточкой из серебра. Ни одна леди Эшелона такое бы не надела, но оно подходило Розе идеально. Значит внешний вид украшения продумал сам Линч. И то, что он попросил у Джека благословения, – и брат его дал, – значило для нее больше, чем любой бриллиант.

– Да, – прошептала она, протягивая дрожащую руку.

Линч вытащил кольцо из коробочки.

– Роза, ты никогда его не снимешь. Я хочу, чтобы Фитц припаял его к твоему пальцу.

Она нетерпеливо подпрыгнула на месте.

– Я и не хочу его снимать. Давай же, надевай.

Он послушался.

– Что ж, герцогиня… как ощущения?

– Будто ты подарил мне целую вселенную. – Ее горло пересохло. Как можно чувствовать столько эмоций разом и не утонуть в них? Придется как-то справляться. – Хотела бы я дать тебе хотя бы половину.

– Ты и так дала… счастливое будущее. – Он поцеловал ее железные пальцы. – До встречи с тобой я лишь существовал, а не жил полной жизнью. Последние несколько недель… какими бы беспокойными они ни были, меня встряхнули. – И легко чмокнул ее в губы. – К тому же у нас столько дел. Надо изменить весь мир, – прошептал он, заставив ее затаить дыхание. – Только тебе я доверю прикрывать мне спину.

– Да уж, это вторая моя любимая часть твоего тела.

Линч улыбнулся.

– А вот моя хитрая миссис Марбери. У меня есть последняя просьба… В обмен на кольцо.

– Все, что угодно, – пообещала она, улыбаясь этому удивительному мужчине: своему будущему, своей надежде, своему сердцу…

– Оставь маску, – выдохнул он и снова ее поцеловал.


КОНЕЦ


Глава 28 | Моя блестящая леди |