home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Свеча заколыхалась под порывом ветра. Розалинда спустилась по древней лестнице. Когда-то давным-давно ее построили как путь к заброшенной станции метро. Теперь проход был заколочен. Однако Розалинда осторожно сломала несколько перекладин и создала узкий лаз – вход в ее мир, в пахнущие плесенью пещеры и темные туннели, которые назывались Нижним городом.

Где-то капала вода. Слышалось только тихое шарканье сапог и эхо ветра, стонущего по заброшенным железнодорожным туннелям. Розалинда сняла удушающую маску и с облегчением вздохнула, когда прохладный воздух коснулся перегретой кожи.

На ее губах остался вкус Линча. Может, просто дразнящее воспоминание, не дающее забыть о содеянном.

А, скорее о том, как она отреагировала.

«Тебе понравилось».

От этой жуткой мысли у Розалинды внутри все сжалось. Ей никогда не нравились мужчины, что ее совершенно устраивало, пока не появился Натаниэль, пробудивший приятное и мучительное наслаждение. Муж был светом ее жизни… и ужасным горем. Если его смерть чему и научила Розалинду, так это никогда не предавать себя. Ни за что не подпускать к себе другого мужчину.

И ей это удавалось. До сегодняшнего дня

Она мрачно сунула шелковую маску в карман. Сегодня она наслаждалась игрой, но больше подобное не повторится.

Через секунду после того, как Роза взобралась на платформу, порыв ветра погасил свечу. Внезапная темнота лишила зрения, но другие органы чувств остались при ней. Она ощутила какое-то движение и тут же заслонилась рукой. Розалинда почувствовала вибрацию клинка, со скрежетом скользнувшего по металлической костяшке…

От удара в грудь Розалинда ахнула, из легких вышел весь воздух. А потом ударилась о кирпичную стену, и с той посыпалась известка.

– Ты мертва, – с отвращением прохрипел голос.

Розалинда откинула голову, постепенно начиная видеть в темноте. Она дышала, пытаясь ослабить хватку на ребрах, чуть передвинула руку вперед и вонзила кончик кинжала в твердый живот.

– А тебе выпустили кишки.

Ингрид хмыкнула и отошла.

– Меня этим не убьешь.

Точно. Розалинда скривилась от отвращения к себе. Невнимательная революционерка – мертвая революционерка. Она спрятала клинок обратно в механическую руку и потерла большим пальцем отполированную сталь.

– Ты рано вернулась.

– А ты опоздала.

В глубине туннеля появилась тень. Широкоплечая и фигуристая Ингрид была выше Розалинды, примерно под метр восемьдесят. Благодаря скандинавским генам она унаследовала внешность воительницы, хотя и была меньше своих собратьев. По мнению ученых, волчий вирус проявлялся в высоком росте и развитии мышц.

В язвительности Ингрид Розалинда расслышала потаенный страх.

– Я вернулась. – Она взяла за руку Ингрид, которая была ей как сестра. Властная, чрезмерно опекающая сестра, но тем не менее Роза ею дорожила. – Пришлось драться в анклавах. Новая котельная установка пропала.

– Что случилось?

– Я столкнулась с Ночным ястребом.

Ингрид помолчала и медленно выдохнула.

– Надеюсь, он наткнулся на острый нож.

– К сожалению, нет. Идем. Надо встретиться с Джеком и узнать, как прошла ночь.

Ингрид последовала за ней, спрыгнув на рельсы. В темноту убежала крыса, и Розалинда улыбнулась, услышав, как подруга выругалась.

– Проклятые крысы, – с отвращением проворчала Ингрид, на всякий случай держась настороже.

– Они тебя не побеспокоят, – заметила Розалинда, поворачивая в темный и тихий туннель.

Они прошли пару сотен метров, безошибочно двигаясь вдоль стальных рельсов. Ингрид видела в темноте, а Розалинде приходилось полагаться на память и молча считать шаги. Она нащупала сбоку железную дверь, когда ее волосы пошевелил порыв ветра. Раздалось что-то напоминающее далекий крик. Скорее всего, дело в одном из поездов, ходивших под землей.

Среди местных, решивших сюда переселиться, ходили слухи о призраках давно погибших шахтеров и инженеров, которых здесь завалило после обрушения восточной ветки. А, может, тех, кого три года назад убил вампир, охотившийся в этих глубинах, пока его не прикончили.

Розалинда не боялась ни того, ни другого. Вампир был просто обезумевшим голубокровным. Таких она умела убивать. А что касается призраков… своих ей более чем достаточно.

Зайдя в лаз, она на ощупь нашла металлическую лестницу и спустилась. Ингрид пошла следом, с лязганьем захлопнув железную дверь.

Внизу горел слабый зеленый свет. Розалинда проскользила последние несколько метров в старую вентиляционную шахту. На стене медленно вращался огромный вентилятор, отбрасывая мерцающие тени в форфоресцентном свете. К пористой кирпичной кладке прислонился, скрестив руки, хмурый мужчина. Он увидел Розалинду, расслабился и пошел ей навстречу.

– Джек, – поздоровалась она, тоже вздохнув с облегчением.

Кажется, брат устал. Один его глаз закрывала тяжелая монокулярная линза, позволяющая видеть в темноте, а кожаная полумаска прятала нижнюю часть лица. Зловещий зеленый окрас линзы в фосфорном свете нервировал. С ней Джек различал все почти так же хорошо, как Ингрид.

Розалинда хотела дотронуться до него, но когда брат поморщился, сдержала порыв. Джеку не нравились прикосновения даже через плотные слои куртки и перчаток. Розалинда сжала руку в кулак. Она скучала по тому, как Джереми обнимал ее за плечи, прижимался, дразнясь, что уже ее перерос. А потом она, смеясь, сбивала его с ног.

«Пусть ты и выше, но я всегда буду старшей сестрой».

Джек перевел взгляд серьезных серых глаз на Ингрид.

– Все прошло, как надо?

– У меня неприятностей не было, – ответила она.

Теперь взгляд Джека опустился на Розалинду, которая сердито зыркнула на предательницу.

– Я со всем справилась.

– Расскажи, как тебе удалось удрать от Ночного ястреба? – спросила Ингрид.

Стиснув зубы, Розалинда проскользнула мимо ошеломленного брата и поспешила следом за любопытной подругой.

– Я его соблазнила.

– Розалинда! – рявкнул Джек, идя за ней по пятам. В три шага он оказался рядом. Форсфоресцентный факел в руке освещал резкие черты лица брата. – Скажи, что вы обе шутите.

Ингрид тихонько рассмеялась.

– К сожалению, нет, – ответила Розалинда. – Я потеряла груз и пятерых подручных.

– Сталь можно заменить, – ответил Джек.

– Как и помощников, – поддакнула Ингрид.

Но у них нет средств ни на то, ни на другое. Розалинда скрипнула зубами. Несколько источников в Эшелоне снабжали Первую политическую партию гуманистов информацией и деньгами. Розалинда заняла место мужа в уже установленной шпионской сети и попыталась исполнить его мечту; и лишь в последнее время стала задумываться, откуда приходит столько денег.

Впереди виднелся черный прямоугольник, окруженный ярким желтым светом. Дом. Розалинда опустила плечи, чувствуя усталость. Адреналин от встречи с Линчем поддерживал ее во время побега от его подручных, но теперь, оказавшись в безопасной темноте, она стала терять силы.

В помещении на столе горела свеча. Мебели было мало. В основном ее подбирали на свалке. Они обходились тем, что не жалко бросить в случае побега.

Джек закрыл дверь, а Розалинда опустилась в одно из мягких кресел. Наткнувшись бедром на пружину, она подвинулась.

Джек снова скрестил руки.

– Выкладывай.

– Ты мне о своей ночи не рассказал, – парировала она, когда Ингрид зажгла газовый бойлер, чтобы сделать чаю.

– Меня больше интересует твоя вылазка.

В таком настроении его никак не проймешь.

– На нас напали на выходе из анклавов. Линч с подручными устроил засаду. Без сомнения, кто-то им подсказал. – Розалинда нахмурилась. – Надо узнать, кто… а то придется дорого заплатить.

– Какой он? – спросила Ингрид, отрывая взгляд от чайника.

Настойчивый. Розалинда застыла, когда на нее нахлынуло нежеланное воспоминание.

– Такой, как о нем говорят: твердый, холодный, очень решительный. – Он смотрел на нее так, будто готов разорвать весь мир, чтобы поймать ее снова. Розалинда поежилась. – Скорее всего, мы еще встретимся.

– Тебе надо было его пристрелить, – сказал Джек.

– У меня не вышло, – солгала она, опуская взгляд. – Лишь получилось парализовать его болиголовом. Его подручные появились, и мне пришлось бежать.

Розалинда почувствовала, как взгляд Джека буравит ее макушку. Подняв глаза, она постаралась изобразить на лице бесстрастное выражение.

– Так расскажи мне о своей ночи. Успехи есть?

Он так и не расслабился, но вздохнул и посмотрел на Ингрид.

– Мы остановили коляску, перевозившую редактора «Лондонского стандарта» в Башню из слоновой кости. Побег прошел по плану, один из наших людей вытащил заключенного. К несчастью, появилась группа металлогвардейцев, и пришлось разделиться.

Сегодня они лишились еще одной лазейки. Этот редактор напечатал в своей газете карикатуру на принца-консорта с ужасно деформированной головой, управляющим как марионеткой своей бледной смертной женой-королевой. Больше смельчак подобного делать не станет.

– Обошлось без жертв?

– С нашей стороны все целы.

Розалинда чувствовала, что под маской брат зловеще улыбается.

– И никаких вестей о Джереми? – спросила она, глядя на Ингрид с обманчивой легкостью.

К своей немалой досаде, Розалинде не имело смысла искать младшего брата, когда у Ингрид органы чувств были развиты намного сильнее. Роза целый месяц неловко бродила за подругой, без сомнения путаясь под ногами. Сегодня Розалинда впервые расслабилась и позволила Ингрид делать то, что она умела лучше всех.

На этот раз именно девушка-вервульфен опустила глаза.

– Ничего. Его никто не видел, и запаха нет. – Ингрид глубоко вздохнула и подняла голову, мерцая бронзовыми глазами. – Его нет в трущобах, Роза. Если он и выжил…

– Он выжил, – рявкнула Розалинда.

Она отказывалась думать об обратном, иначе пришлось бы признать, что Роза подвела младшего братика, которого практически вырастила. Мир вокруг стал нечетким, а в глазах защипало.

Джек неожиданно опустил руку на ладонь сестры, осторожно сжал ее пальцы, а потом отпустил.

– Это не твоя вина, – прошептал он и повернулся к Ингрид. – И не твоя тоже. Если ты не можешь найти Джереми, значит, его там нет.

Однако Розалинда считала себя виноватой. Она слишком погрузилась в свое дело и не обращала на брата внимания. Джереми связался с мехами, польстившись на их грубые речи и оглушительный смех. Он был почти мужчиной, и она не винила его за то, что он стремился к компании других представителей своего пола. Только когда младший брат исчез, Розалинда поняла, что забросила его.

– Значит, его нет за городскими стенами, – прошептала Роза, потирая глаза. Как она устала. – Тогда остается сам город.

– Нет, даже не думай! – рявкнула Ингрид.

Крепкая стена окружала город, удерживая голубокровных внутри, а чернь – снаружи. Сити был охотничьими угодьями кровососов. Мир блестящих экипажей, красивых особняков, шелка и стали.

Розалинда медленно опустила руку.

– Но где еще мне его искать, Ингрид? В последний раз Джереми видели в Башне из слоновой кости во время взрыва бомбы, а всех погибших опознали. Я надеялась, что Джереми сбежал с уцелевшими мехами, но мы нашли нескольких из них, и никто не знает, где он.

– Значит, остаются голубокровные, – прошептал Джек.

– Или проклятые Ночные ястребы! – огрызнулась Ингрид и вскочила. – Никому из нас не добраться до штаб-квартиры Гильдии.

Ночные ястребы. Розалинда застыла. Те самые охотники за механоидами и Меркурием. Почему она не подумала об этом раньше?

– Если кто-то и знает, что случилось с мехами, подорвавшими Башню, то это Ночные ястребы, – спокойно сказала она.

Предчувствуя неприятности, Джек пристально посмотрел на сестру.

– Что ты задумала?

Розалинда осмотрелась.

– Где мои сведения на милорда Ночного ястреба? – Она заметила их в стопке на столе и решительно встала с кресла. – Там было объявление, – пояснила Роза, открывая папку и перелистывая документы. Страницы заметок по Линчу и его распорядку. «Знай своего врага». – Несколько недель назад в «Лондонском стандарте». – Она нашла вырезку. – Объявление о приеме на работу секретаря…

– Нет! – рявкнул Джек, точно зная, что задумала сестра.

Ингрид переводила взгляд с одного на другого и нахмурилась.

– Возможно, кого-то уже взяли на эту должность.

– Тогда придется устроить так, чтобы пост снова освободился, – небрежно ответила Розалинда, готовая даже похитить кого-то на время ради удовлетворения своих нужд.

– Роз, это безумие, – сказала Ингрид. – У нас нет никого, кто бы мог сыграть эту роль. Я не могу это сделать, меня выдадут глаза вервульфена.

– А я могу.

Ее слова встретила гулкая тишина. Ингрид разинула рот, а Джек угрожающе шагнул к сестре и возразил:

– Нет.

– Ведь к этому меня готовил Балфур, – ответила Розалинда, зная, от кого ждать возражений.

Вероятно, единственное, в чем она была хороша. Хоть и всей душой ненавидела куратора шпионской сети принца-консорта, который распознал ее способности и рано их развил. Он знал Розу так, как даже Джеку не дано. Единственное, что Балфур оценил неправильно – ее предел. То, что она не стала бы делать ни за что.

Как в тот день, когда приказал ей убить мужа.

Это был единственный раз, когда она не послушалась Балфура, и цена неповиновения до сих пор преследовала ее по ночам. Она пожертвовала рукой, чтобы спасти мужчину, которого предала. И в отместку Балфур убил Натаниэля.

– Ты опоздала, mon petit faucon ((франц. яз.) - мой маленький сокол.), – прошептал Балфур, вытирая руки тряпицей и бесстрастно наблюдая, как она рухнула, ослабев от потери крови. – Я дал тебе пять минут, чтобы доказать свою преданность. – Он яростно взглянул на окровавленный обрубок, перевязанный тугим жгутом. – И ты ее доказала. – Он отбросил тряпку.

Розалинда едва могла разглядеть Натаниэля и Балфура. Она почувствовала, как чернота застилает глаза.

– Идем, – прошептал ублюдок, беря ее за запястье. Роза закричала, перед глазами все побелело. – Я сделаю тебе новую руку, и ты снова станешь мне служить.

Но она не послушалась. Именно Джек вытащил ее из палаты, где она валялась в бреду. Он сам пострадал из-за предательства сестры: его облили кислотой. Им помогла Ингрид, юная девушка-вервульфен из зверинца Балфура, которую Роза всегда жалела.

Потому что прекрасно знала, каково оказаться в клетке.

– Мне плевать! – рявкнул Джек, резко опуская руку. – Балфур использовал тебя и меня. Ему было плевать, вернемся ли мы с заданий живыми или умрем, Роза. Но мне не все равно. Я не могу найти брата, и, черт побери, не собираюсь позволить сестре так рисковать.

«Нельзя, чтобы смерть Джереми добавилась ко всему злу, что я уже причинила своим близким».

– Тебе меня не остановить. Я знаю, что могу справиться с Линчем.

– Я прикую тебя к проклятой…

– Почему ты так уверена, что разберешься с этим Ночным ястребом? – спросила Ингрид.

Розалинда отступила от брата. Лучше увернуться, чем драться.

– Я ему нравлюсь. То есть, не я, а Меркурий. Можно этим воспользоваться. Линч, пусть и голубокровный, все же остается мужчиной.

– Господи, ты хоть слышишь, что говоришь?

Она не обратила внимания на возмущение Джека.

– План идеальный, даже чересчур хороший. На посту секретаря я смогу спокойно разбирать его бумаги. Если ему что-то известно о тех механоидах и Джереми, значит, сумею добыть информацию. Если нет, я скроюсь, и он больше меня не увидит.

– Если, конечно, Линч тебя наймет, – ответила Ингрид.

– Наймет. – Джек раздраженно посмотрел на сестру. – Роза всегда получает желаемое.

Розалинда стиснула пальцами спинку кресла и пристально посмотрела на брата. Он еще этого не сознавал, но уже почти сдался.

– Значит, я найду Джереми.

– Если он там и еще жив, – не удержался от последней шпильки Джек.

Розалинда едва сдержала дрожь. Составив план, она чувствовала себя лучше.

– Да. Но мне надо узнать, там ли он. Иначе я не успокоюсь и не смогу жить дальше.

Ингрид нахмурилась.

– Тебе надо замаскироваться.

– В этом и состоит один из моих талантов.

– Придется подумать даже о росте и запахе, – пробурчала Ингрид.

– Найди кого-то примерно моей комплекции. Пусть «Меркурий» покажется, когда я буду с Линчем. Тогда он никогда меня не заподозрит.

Джек напрягся.

– Хорошо. Но мы сделаем это так, как нас учили… и ты уйдешь в ту же секунду, как узнаешь, что у этого Ночного ястреба нет нашего брата.

– Договорились, – прошептала Розалинда, зная, что победила.


***


У ног сэра Джаспера Линча, проходившего по узкому переулку, вился туман. Длинный плащ скрывал командира Ночных ястребов до пят, пока он раздраженно выстукивал тростью по булыжникам.

Добравшись до Ченсери-лейн, Линч увидел мрачный особняк, где жили его подчиненные. Почти все из них были голубокровными, инфицированными случайно, а не по закону. Только сыновья лучших семей Эшелона получали право пройти кровавый ритуал по достижении пятнадцати лет. В противном случае инфицирование считалось несанкционированным, и заразившимся предлагали либо службу среди Ночных ястребов или в Ледяной гвардии, охранявшей Башню из слоновой кости, либо смерть.

Первоначально «Ночным ястребом» называли лишь Линча, но со временем его имя стало достоянием всей Гильдии. В городе ястребы были знамениты и считались грозой преступников и революционеров.

Они всегда находили свою жертву.

До этих пор…

На улицах в предрассветный час только-только начали появляться люди. Парнишка, раздающий газеты, с румяными от холода щеками сунул Линчу под нос номер «Лондонского стандарта».

– Убийства в Кенсингтоне! Читайте в подробностях! Голубокровный спятил!

Линч сунул пареньку шиллинг. Резней в доме Хэвершэмов занимался его подручный Бирнс, хотя обычно такие дела командир оставлял себе, но теперь его главной задачей стала поимка Меркурия. Им с трудом удалось скрыть эти поиски от газетчиков.

– Билли, есть еще новости?

Этот паренек был не единственным источником сведений. Мальчики, разносящие газеты, шастали повсюду, но в городе их почти не замечали.

– Ледяная гвардия вчерась арестовала редактора «Лондонского стандарта», сэр. Его нашли в подвале с печатным станком и парочкой гуманистов.

– Жаль.

Глаза Билли блеснули.

– Не жалейте. Они везли ево в Башню, када на них напали. Несколько парней накинулись на охранников металлогвардейцев и вывели из строя Ледяных стражей. Поговаривают, мол, дело рук гуманистов.

Разумеется, дротики с болиголовом парализовали стражу, а вот как им удалось разобраться с металлогвардейцами? Надо выяснить. Бросив Билли еще монетку, Линч взял для вида газету и поспешил прочь.

Здание Гильдии возвышалось над Ченсери-лейн. Городские дома по обе стороны дороги чуть отстояли от штаб-квартиры Ночных ястребов, будто боялись коснуться этой громадины. На крыше несли караул злобные горгульи – в каждой широко раскрытой пасти была встроена подзорная труба, которая благодаря придуманной Линчем системе зеркал передавала в дом изображение с улицы, чтобы его подручные могли незаметно следить за порядком. Пройдя через блестящие черные двойные двери, он оказался у главного входа. С виду обычный лондонский особняк, куда можно проникнуть. Но не так-то просто сбежать. Стоило Линчу нажать тревожную кнопку, и механизм из цепей и рычагов опускал тяжелые железные решетки на все окна и двери.

Тихий скрип наверху заставил его поднять взгляд. Судя по легкому аромату лавровишневой воды, это Гаррет. Больше никто не пользовался проклятым кремом после бритья.

Линч двинулся было дальше, но застыл, когда его внимание привлек другой запах. Теплая плоть. Аромат свежего белья и лимона, от которого текли слюнки. И совсем легкий запах женщины.

Его жажда проснулась. Уже давно следовало принять определенную дозу крови. Наверное, вся проблема в этом.

Стройный и сильный Гаррет в черной кожаной броне вышел на лестничную площадку наверху.

– Там женщина, кто она такая? – уточнил Линч.

Его подчиненные знали правила. Все любовные свидания нужно назначать в свободное время, а не за счет работы в Гильдии.

Гаррет спустился по лестнице.

– Она пришла к тебе.

– Ко мне? – ошеломленно переспросил Линч.

– На собеседование на должность секретаря.

– Кровавый ад! – пробормотал командир, снимая плащ и бросая его на вешалку. – Я забыл. Кажется, я просил больше не присылать женщин. Хочу кого-то покрепче телом и душой.

– Она настояла.

– Такова женская природа.

– Ага. – Гаррет улыбнулся. – Из-за своей честности ты и одинок в постели.

Линч устало поскреб щетину на подбородке. Так было не всегда.

– Дело в том, что я вовсе не ложился в постель два… а то и три дня. – Он задумался. – Точно три.

– Я попрошу прислать тебе наверх кофе и кровь, а для дамы тарелку печенья.

Линч резко покачал головой.

– Не трудись, она не останется. Однако от крови… не откажусь.

Поднявшись, он тихо как кот пошел к своему кабинету. Лучше понаблюдать за ней до встречи. Дверь в кабинет секретаря была приоткрыта. Здесь аромат незнакомки чувствовался сильнее. Запахи лимонной вербены и льна пропитали воздух. Наверное, надушила запястья и шею.

В узкую щель он увидел темно-синие юбки и турнюр по моде пятилетней давности. Плотная бархатная пелерина цвета полуночи скрывала изящные плечи, а шляпа – черты лица. Линч не понял, молода ли кандидатка в секретари или стара, красавица или простушка.

Однако заметил, что она изучает огромную карту города на дальней стене. Большая часть Восточного Лондона была утыкана красными булавками, а нить между ними создавала паутину, о смысле которой догадывались немногие: Линч обозначил адреса, где видели Меркурия, а также местонахождение найденных им гуманистов. Их он оставил в покое. Достаточно знать, где они, его цель – рыбка покрупнее.

Линч сунул руку в карман сюртука, нащупывая кусочек плаща, на котором не было никаких духов. Его пальцы давно лишили кусочек всякого аромата, но, закрыв глаза, Линч вспомнил ее жаркий запах, смешанный с вонью горящих железных окалин в анклавах и удушающей угольной пыли. На Меркурии не было духов. При воспоминании о ней член запульсировал, и Линч стиснул зубы.

Черт ее побери!

Женщина в его кабинете провела пальцами по карте, а потом развернула голову в задорно сидящей шляпке, чтобы осмотреть помещение. Что-то ищет или просто заскучала? Линч не спросил, сколько она его ждет, но раз сейчас еще утро, вряд ли долго. В связи с военным положением, жители Лондона не выходили на улицу с девяти вечера до шести утра.

Открыв дверь, Линч беззвучно зашел. Незнакомка застыла, будто почувствовала его. Она склонила голову набок, показав красивую линию бледного подбородка и розовые губки. Судя по неловкости позы и напряженной спине, дама редко встречалась с представителями его вида. Без сомнения, представительница рабочего класса, которой все уши прожужжали слухами и суевериями, что здешние обитатели жаждут крови, а их голод ненасытен. Или что в Эшелоне существуют фабрики, полные человеческих рабов.

– Сэр Джаспер. – Дама медленно повернулась, так что свет озарил ее красивое лицо.

Глаза цвета отполированного обсидиана смотрели прямо на него. Линч застыл. Она же почти девочка, хотя… нет… Он присмотрелся. Из-за вздернутого носика и хрупких черт лица гостья казалась совсем юной. А вот самообладание кандидатки в секретари свидетельствовало об обратном.

Ей лет тридцать.

Линч осмотрел гостью: фарфоровая кожа, такая бледная и кремовая, что почти сияла в мягком утреннем свете, льющемся из окон. Медные брови вразлет красиво изогнуты. А в это время дама разглядывала его. Из-за шляпы и вуали он не мог рассмотреть ее волосы, но, скорее всего, они такого же медного цвета, что и брови. Она обладала настолько стройным станом, что тяжелые юбки подавляли ее, а руки скрывали лайковые перчатки, которые она не сняла согласно этикету. Представить запястья или шею голубокровному означало то же самое, что выставить на обозрение грудь.

Значит, у нее есть опыт общения с ему подобными. Интересно. Линчу пришлось пересмотреть свою предыдущую оценку. Кандидатка в секретари была достаточно осторожна, значит, ее общение с голубокровными в прошлом ничем хорошим не закончилось.

– Как поживаете? – спросила она с улыбкой на розовых губах, протягивая правую руку.

Линч уставился на нее.

– Давайте к делу, мисс…

– Миссис Марбери.

Она сделала упор на первое слово.

– Вы замужем?

– Вдова.

Линч нахмурился.

– Боюсь, мы не нуждаемся в ваших услугах. Произошла путаница с объявлением, место уже занято. Гаррет вас проводит…

Он заметил на столе письмо с адресом, написанном золотистыми чернилами. Послание Совета герцогов. И только собрался его взять…

– Место занято явно не женщиной. Мы ведь хрупки телом и все такое, – язвительно парировала миссис Марбери.

Линч остановился и посмотрел на нее. Она слышала его разговор с Гарретом. Спокойные карие глаза встретились с его взглядом, бросая вызов. Если она хотела его смутить, то не на того напала.

Открыв сумочку, дама вытащила пачку листов.

– Мои рекомендации с двух последних мест работы. Я была на службе у лорда Гамильтона в военном министерстве и личным секретарем леди Шиптон. Уверяю, после этого меня ничем не проймешь, и приступами дурноты я не страдаю, – протянула она.

Линч скрестил руки на груди. Он занимался делом Шиптонов. Ревнивый муж-голубокровный и его неверная супруга, чьи пристрастия удивили даже его. А ведь Линч считал, что уже все повидал.

– Вы ведь понимаете, что оба ваших прежних работодателя мертвы?

– Уверяю, они пали не от моей руки.

Смелая дамочка. Он с интересом расправил плечи.

– Я имел в виду, что не смогу проверить ваши рекомендации.

– Позвольте, я выскажусь начистоту… вас ведь это устроит?

Линч резко кивнул. По крайней мере, в наблюдательности ей не откажешь.

– Как вы заметили, мои прежние работодатели мертвы, значит у меня осталась лишь пара бумажек, чтобы доказать свою профессиональную состоятельность. Я нахожусь в затруднительном положении. Мне нужно зарабатывать на достойную жизнь, сэр Джаспер. У меня есть брат… – Тут она запнулась, впервые потеряв самообладание. – Он молод, а его теперешнее окружение я не одобряю. Мне необходимо снять жилье в городе подальше от плохой компании, но сейчас это невозможно.

Ей нужна постоянная работа с хорошей оплатой.

Линч прищурился и оперся бедром о стол.

– Я вам сочувствую, но за последние три месяца у меня сменилось пять секретарей. Работать приходится много часов, имея дело с ужасными случаями. И за мной, похоже, никому не угнаться. За последние месяцы я провел больше времени обучая новых секретарей, чем выполняя свои обязанности, и не собираюсь больше тратить его понапрасну.

Миссис Марбери расправила плечи.

– Мне об этом известно, Гаррет пояснил требования к моей работе. Он сказал, что вы вымотаете меня до крайности, забывая о таких человеческих потребностях, как еда и сон, будете таскать меня по всему городу, чтобы я записывала ваши соображения и изучала мертвые тела. Вы попросили последнюю секретаршу подержать голову трупа, чтобы изучить угол, под которым ее отделили от тела, из-за чего бедняжка и уволилась.

На мгновение Линч изумился.

– И вы еще здесь?

– Значит, я правильно все изложила?

– Я кое-что не упомянул, но в целом все важное сказано. Мои подчиненные зовут меня неуступчивым ублюдком, хоть и не подозревают, что мне об этом известно. Меня еще и не так называли. Все еще хотите здесь работать?

Миссис Марбери наклонилась к нему, совершенно не осознавая, что ее декольте углубилось. Линч однако заметил все. Гладкую кожу, голубые вены, пульсирующие от крови. Слегка поежившись, он отвел взгляд. Нельзя ее нанимать, от нее будут одни неприятности. Женщине с таким красивым ротиком и упрямым подбородком его подчиненные проходу не дадут.

– Сэр Джаспер, вам не удастся меня напугать или оттолкнуть. Вам нужен кто-то, кто не будет вас бояться, – выпалила она.

Линч посмотрел ей в глаза. Они были потрясающими – черные омуты, которые намекали на бездонные глубины. Интересно, не отражали ли они ее сущность, не было ли в ней скрытых тайн? Затем он отбросил эту дурацкую мысль. Внимательный наблюдатель легко оценит истинный характер мужчины или женщины. Ему еще не встречался тот, кого он не смог бы раскрыть до последней крупинки души. Люди были предсказуемыми.

– И вы считаете себя такой?

Миссис Марбери не отвела глаз, а пристально вгляделась, будто видела его насквозь. Еще никто так на него не смотрел.

– Да.

Боги, покоя от такой не будет. Однако, к удивлению Линча, ее слова его заинтриговали. У девчонки хватило сообразительности бросить ему вызов. Ни намека на истерику, достаточно умна и держится настороже. Линч ведь оставался голубокровным.

Может, они все же сработаются? И миссис Марбери даже продержится дольше недели, в отличие от предыдущего секретаря, миссис Элтхэм, которую подкосил случай с отрезанной головой.

Миссис Марбери отвернулась, скрыв бездонные глаза под густыми темными ресницами. Линч затаил дыхание. Как бы не так!

– Вы слишком красивы, – пробурчал он.

– Прошу прощения?

Линч отошел от стола.

– Это… – он обвел ее рукой, – …не сработает. Я нанимаю уродин с усами, на которых мои подчиненные лишний раз и не взглянут.

– Вряд ли я устрою бунт в штаб-квартире Гильдии.

– Проблема в том, что вы – женщина. Мы говорим о четырех с половиной сотнях мужчин, которых я заставляю работать на износ. У них едва хватает времени поговорить с женщинами, а вы хотите, чтобы я пустил к ним такую красавицу?

Ее взгляд посуровел.

– Мне стоит волноваться?

– Волноваться? – Потом до него дошло, что она говорит о насилии. – Боже милостивый, нет, они не осмелятся. Знают, что в таком случае я их выпотрошу.

– Значит, вы не хотите меня нанимать потому, что я буду их отвлекать?

Отвлекать? Да произойдет настоящая катастрофа!

Линч нахмурился и подошел к окну. Он никогда не стоял долго на одном месте. Ходьба помогала ему думать.

– Я знаю, что вы будете их отвлекать.

– Но разве я не буду все время с вами? – спросила миссис Марбери, идя следом, шурша юбками и источая аромат духов. – Ваши люди ведь не рискнут совершить такую глупость в вашем присутствии?

– Не рискнут.

Линч развернулся и увидел ее рядом с собой. В скромном платье с длинными темно-синими юбками и туго затянутой талией. Однако высокий рост позволял Линчу полюбоваться ее грудью в декольте.

«Может, я имел в виду вовсе не своих подчиненных?»

Линч сжал руки за спиной, чувствуя, как от жара напряглись мышцы живота. Черт ее побери, он совершает ошибку. Нужно обдумать тысячу вещей и поймать лидера гуманистов. Он не может себе позволить нанять себе в помощницы полногрудую решительную рыжеволосую красавицу, что пахла лимонами и мягкими свежевыстиранными простынями.

Тут он представил ее в своей постели. Все это белокожее безупречное тело только для него. Как из красивого ротика рвется стон, а сам Линч вжимается бедрами между ее ног.

Член Линча встал, напоминая ему, каково чувствовать себя мужчиной. Черт побери! Она его уже отвлекает. Значит принимать ее на работу – плохая идея.

Но ему нужна секретарша, которая его не боится.

Легкий румянец появился на щеках миссис Марбери, но она не отвела взгляда. Линч понял, что уже довольно долго ее разглядывает.

– Так вы меня наймете или нет? – спросила она.

Инстинкт приказывал отказать, но командир Ночных ястребов произнес совсем другое:

– Да, беру на испытательный срок. Я в отчаянии.

– Вы такой очаровашка. С вами придется держать ухо востро, – заметила новоиспеченный секретарь, вскинув бровь. На ее губах заиграла улыбка облегчения.

«Придется самому проявить бдительность».

Сначала неудачная встреча с Меркурием, а теперь это. Определенно ему нужна женщина для разрядки. Меркурий довела его до грани, и теперь тело жаждало удовлетворения.

– У вас есть имя? – резко спросил он.

– Сэр, а как же правила приличия?

– Я редко следую правилам и не собираюсь кричать «Миссис Марбери», когда вы мне понадобитесь. Слишком усложняет дело.

Она немного заколебалась и, открыв соблазнительные губы, прошептала:

– Роза. Меня зовут Роза. А вас?

Он уже повернулся к столу, решив держаться подальше от ее запаха.

– Меня?

– Как мне вас называть?

– «Сэр Джаспер» подойдет.


***


Линч повернулся спиной, и Розалинда наконец смогла глубоко вздохнуть, насколько это было возможно в непривычном корсете. В ту ночь, когда они столкнулись, она не слишком хорошо рассмотрела его в темноте и красноватом зареве анклавов. Тогда ей запомнился высокий рост и холодный пронзительный взгляд Ночного ястреба. Поговаривали, что взрослые мужчины, глядя в его глаза, тут же выдавали признания, а у женщин дрожали колени.

Вот только она не ожидала найти холодного красавца с аккуратно подстриженными волосами, которые он нетерпеливым жестом убрал от лица. Подбородок потемнел от щетины, а морщинка между бровей придавала ему постоянное хмурое выражение.

Розалинда изучала его, чувствуя, как по коже бегают мурашки. Та ночь оставила след на ее теле. До того момента Роза довольно долго считала себя невосприимчивой к мужчинам, особенно к таким опасным типам. И по глупости причислила Линча к обычным голубокровным.

Когда он сомкнул руки за спиной, Роза скользнула взглядом по широким плечам. Именно их она крепко сжимала, лаская губами гладкую кожу его горла. Легкий трепет возбуждения зародился внизу живота. Роза втянула воздух, впиваясь ногтями в ладони. В этом она не осмелилась признаться ни брату, ни Ингрид. Линча невольно влекло к Меркурию, но по иронии судьбы она сама не избежала той же ловушки.

Розалинда внимательно оглядела помещение и шагнула вперед. Сегодня она запомнит все до мельчайших деталей. Роза посмотрела на стену с той проклятой картой. Она не была дурой и поняла, что означают эти булавки, потому что в тех местах находились десятки гуманистов, прятавшихся среди обычного населения. Некоторых раскрыли и арестовали, но многих пока не трогали, и те понятия не имели, что об их участии в сопротивлении стало известно.

Эта карта ей много рассказала об этом Ночном ястребе. Во-первых, он терпелив, а во-вторых, достаточно умен, чтобы не выкурить их из всех нор. Красная линия стала паутиной, и у Розалинды создалось впечатление, что сплел ее именно Линч.

Просто ждет маленькой мушки, одной гуманистки, которая попадет в клейкую сеть.

Слава богу, она рискнула пролезть в Гильдию. Теперь Роза знала о ловушке и могла предупредить людей, а то и воспользоваться полученными сведениями в своих целях.

– Сэр Джаспер, – выдавила она. – Ваше имя тоже не выговоришь одним махом.

Ночной ястреб пристально посмотрел на нее через плечо, будто удивляясь, что она заговорила. От взгляда ледяных серых взгляд Роза затаила дыхание. Комната будто ушла на второй план, и остались только они вдвоем.

Ужасное неловкое чувство, будто он знает все ее скрытые тайны. А Роза прекрасно умела хранить секреты.

Свет коснулся его прямого ястребиного носа.

– Тогда Линч.

– Когда мне начинать? – Розалинда принялась теребить перчатки: привычка, от которой так и не удалось избавиться.

– Вы не хотите сперва обсудить зарплату? – Он опустил взгляд на ее пальцы, и она заставила себя успокоиться.

– Я уже поговорила об этом с вашим помощником, Гарретом.

– Значит, как только… – Он поднял голову, словно увидел что-то за дверью. В его глазах промелькнули темные тени, признаки внутреннего голода, ненасытного хищника, который скрывался под кожей утонченного голубокровного. Признак вируса жажды.

Розалинда застыла. К ее бедру был прикреплен пистолет с разрывными пулями-молниями, а к запястью футляр с иглами, смоченными в болиголове. Однако от жуткого страха по коже побежали мурашки.

Пусть Линч выглядит и ведет себя как джентльмен, хоть и несколько прямолинеен, ей не стоит забывать, кто он такой на самом деле.

Распахнулась дверь, и в кабинет ворвался мужчина постарше с лысой головой и в кожаном камзоле, затем увидел Розалинду и остановился, багровея.

– Прошу прощения, мисс, – поздоровался он с легким ирландским акцентом и перевел голубые глаза на Линча. – Я не думал, что тут есть еще кто-то.

– Дойл, познакомься с моей новой секретаршей, миссис Марбери, – ответил Линч, излучая совершенное спокойствие.

– Очередная? – вскинул бровь Дойл. Потом резко кивнул новой знакомой, повернулся, вытащил письмо из камзола и бросил Линчу. – Только что пришло. Снова плохие новости.

Тот подхватил послание на лету.

– Поясни подробнее.

– На Парк-лейн кровавая баня. Лорд Фэлкон прирезал всю семью. Женщин, детей, трэлей… всех слуг. Лорд Бэрронс ждет вас там.

Как наследник герцога Кейна, Бэрронс лично отвечал перед правящим Советом герцогов, хоть и дружил с Линчем. Командир нахмурился.

– Это второе происшествие за неделю. Бирнс только начал проверять сведения по делу Хэвершэма.

Дойл пожал плечами.

– Похоже, тот случай не единичный.

– Проклятье! – Линч развернулся на пятках и зашагал по ковру. – У меня нет на это времени.

– Ваше оправдание не устроит его Королевскую Бледность, – не стесняясь ляпнул Дойл. – Все ж таки аристократик замарался. А вот если б виноват был один из грязнокровных – тогда другой разговор.

Интересно.

Розалинда разглядывала мужчин, размышляя, станет ли Линч ругать подчиненного за вольность, но выражение лица командира оставалось прохладно-нейтральным.

Раскол в мире голубокровных? Она застыла, обдумывая услышанное. Роза всегда полагала, что враг – один, но если удастся использовать эту информацию, чтобы настроить Ночных ястребов против Эшелона, у нее в руках появится сильное оружие.

Мужчины, казалось, на мгновение позабыли о ней.

– Простите, но что происходит? – спросила Розалинда.

Линч окинул ее проницательным взглядом, будто прожигая насквозь.

– Мы говорим об убийстве, Роза. Теперь посмотрим, так ли вы подходите на эту должность. Берите бювар и следуйте за мной. Надо посмотреть тела, пока они еще свежие.


Глава 1 | Моя блестящая леди | Глава 3