home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26

Розалинда в жизни не падала в обморок, но сейчас была на грани. Слова Гаррета пронзили ее, словно гарпун.

«Либо он, либо вы».

Дурак, какой же Линч дурак! Именно этого она опасалась. Не любви – слишком поздно, она уже много дней, как голову потеряла, – а того, что из-за нее еще один мужчина лишится жизни.

Она не сможет. Только не снова. Прижав руку ко рту, Роза застонала от боли и согнулась. Черт побери, это ее вина. Она не сможет это пережить. И не станет.

«Соберись».

Линчу она нужна сильной, особенно сейчас.

Закусив кулак, Роза сглотнула комок в горле. Она сознавала, что Джереми хлопает ее по спине и все громче интересуется, в чем дело. Какое счастье, что брат жив и здоров. И это Линч дал его ей. Еще один неоплаченный долг.

Брат в безопасности, она сделала то, зачем сюда пришла. Джек… Ингрид… Пора им присматривать за младшим.

Она посмотрела на Гаррета. В горле пересохло. «Соберись».

– Что вы собираетесь делать, чтобы его освободить?

– Ничего. – Гаррет переступил с ноги на ногу. – Если бы я был один, то рискнул бы. Но мне четко пояснили, что если я хоть дернусь, то всех Ночных ястребов уничтожат металлогвардейцы. Все молодые ребята… Дойл, Бирнс… Перри. – Он будто позабыл это имя, но по тому, как смягчился голос Гаррета, Роза поняла, что для него значит последняя. – Я не могу ничего изменить, не начав войну между Ночными ястребами и Эшелоном. К тому же, времени почти не осталось. Они казнят его уже сегодня.

– Как давно он ушел? – спросила она, судорожно соображая.

– Час назад. Я пришел будить вас сразу после.

Ну конечно. Потому что руки у Гаррета связаны, а вот она может что-то сделать. Роза понимала, о чем он просит. Все это лишь предлог, чтобы проверить силу ее чувств к Линчу, и на что она готова, дабы спасти его жизнь.

– Возвращайся домой к Джеку, – приказала она Джереми. – Мне надо кое-что сделать.

Брат схватил ее за руки и с беспокойством спросил:

– Какого черта происходит, Роза?

– Твоя сестра поможет мне спасти Линча, – с облегчением ответил Гаррет.

Джереми покачал головой.

– Э, нет! Я те не позволю. Ты чо, пойдешь против Эшелона?

– Ты меня не остановишь, – устало произнесла Роза. – Если придется, я попрошу Гаррета запереть тебя в камере, пока все не закончится.

– Что закончится?

Роза не могла признаться. Она сердито зыркнула на Гаррета.

«Молчи

– Я освобожу Линча.

«Его жизнь или моя». Черт побери этого мужчину. Идиот. Какого дьявола он не признался, что собирается сделать? Или догадывался о ее реакции?

Конечно, нет. Он сомневался в ней, в том, что между ними было. Но тогда единственная причина его молчания – боязнь, что она не лгала о своих чувствах.

– Как и почему? – спросил Джереми, прищурившись.

Вдруг он показался таким зрелым – взрослый мужчина, а не мальчик. А потом его глаза потеряли искушенный блеск.

– Возможно, если я дам им желаемое, – предложила Роза с улыбкой на губах. – В какой-то мере. Прошлой ночью мы взяли Мордекая. Уверена, после нападения на оперу, голубокровные жаждут крови. Вот они ее и получат.

Этого недостаточно, раз Линч не попытался проделать подобное сам. Но Джереми немного успокоился и поверил ей. Роза чуть не подавилась ложью.

– Пойду передам Джеку, что ты задумала.

Джека будет не так просто одурачить, как Джереми. Розалинда все еще улыбалась.

– Конечно. Передай ему… что я его люблю. И Ингрид тоже. – Она погладила брата по тонким рыжим волоскам на руке. «Попроси их меня простить». – Я так рада, что тебя нашла.

И не в силах сдержаться, обняла его и посерьезнела, прижавшись к его груди.

– Я люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю, – прошептал Джереми, кашлянул и смущенно взглянул на Гаррета.

Роза отступила.

– Лучше уходи, пока кто-нибудь из ястребов не обнаружил твое исчезновение.

– Я приведу Джека, – повторил Джереми.

Возможно, ей все же не удалось его обмануть. Затем он отступил, посмотрел на мрачное здание и припустил к выходу из переулка.

Роза смотрела ему вслед, сжав кулаки. Эмоции снова накатили, она балансировала на грани.

Взяв себя в руки, Роза обратилась к Гаррету:

– Ну что?

Он отвесил поклон.

– Великолепное представление. Я постараюсь сбить Эшелон с их следа.

– Благодарю. – У нее во рту пересохло. – Вы ведете опасную игру.

– Я не был уверен, что он вам настолько небезразличен.

– Теперь знаете.

Гаррет провел рукой по волосам.

– Теперь знаю. И он тоже узнает.

Роза сглотнула. Об этом она не подумала. Линч придет в ярость.

– Он вас возненавидит.

– Знаю. – Гаррет протянул ей руку. – Такова моя цена. Я собирался отдать Эшелону Мордекая, но… не думаю, что этого достаточно. Прошу прощения, что приходится просить об этом.

– Вам не надо просить. Просто передайте ему, что я сама приняла решение, как только узнала. Скажите… что мое вчерашнее признание… было совершенно искренним.


***


Тюремная повозка была набита соломой, продувалась ветром и скрипела. Розалинду бесцеремонно сунули туда. Она сердито оскалилась на Бирнса, но тот лишь холодно вскинул бровь, с вызовом посмотрел на Гаррета и скрылся из вида.

– Простите, – пробормотал новый глава Гильдии, помогая ей подняться. – Он хладнокровный ублюдок, но считает Линча братом.

Розалинда пожала плечами, садясь на узкую доску, и встретилась взглядом с мужчиной напротив. Мордекай пошевелился в цепях, щеголяя подбитым глазом, и уставился на ее свободные запястья, словно не понимая, что она тут забыла.

Гаррет закрыл дверь, и свет потускнел. К тому времени, как завели двигатель, ее глаза привыкли к полутьме, чтобы разглядеть мрачное лицо Мордекая.

– Значится, седня мы оба попляшем. – Он улыбнулся, демонстрируя разбитую губу. – Скоро узнаем, жив ли твой братец.

Роза не стала делиться новостями, а просто сложила руки на коленях и опустила взгляд. Живот подводило от беспокойства. Мысль о казни ужасала. На мгновение показалось, что ее стошнит, и она беспокойно заерзала на сиденье. Дыхание перехватило.

«Не думай об этом. Убери все в ящик для неприятных воспоминаний и не думай».

Мордекай сверлил глазами ее макушку.

– Как они тя поймали?

Ей не хотелось с ним говорить, но по крайней мере так она перестанет думать о грядущем. Повозка покатилась, и Роза вцепилась в сиденье.

– Я поддалась эмоциям.

Он тихо рассмеялся.

– Эмоциям? У тебя их нет. Я еще не встречал настолько хладнокровной стервы.

– Жаль, что это не так.

Повисла тишина.

– Итак, они нас заполучили. Кто остался? Вряд ли мои парни выбрались живыми?

– Некоторые выжили. Однако Ночные ястребы окружили оперу.

Он хмыкнул.

– А твой брат?

Ей не хотелось вспоминать о еще одной своей ошибке. По той самой причине гуманистов возглавляла Роза, а не Джек.

– Их с Ингрид еще не взяли.

– Это ни хрена не значит! Джек тока болтает, но я знаю, он че-то скрывает под тряпками. В деле я его не видел.

– И не увидишь, потому что все его тело обожжено кислотой. – Работа Балфура. Наказание за то, что она выбрала Нейта. К тому времени, как Роза очнулась в горячке и с новой рукой, было слишком поздно. Балфур остыл и даже немного раскаялся, но вред был уже нанесен. – Теперь его кожа слишком чувствительна. Он испытывает боль при резких движениях, хотя, если надо, может поторопиться.

– Думаешь, они с верфульфеном смогут продолжить наше дело?

Розалинда вскинула голову.

– Ты же их ненавидишь.

Мордекай медленно пожал плечами.

– Вы никада мне особо не нравились. Ниче не изменилось. Но мы тут. Моих мехов больше нет. Мы ударили по ним сильнее, чем те и не снилось, но че есть, то есть. Остались лишь твои гуманисты. И я ненавижу Эшелон больше, чем тебя.

Роза так много раз спорила и сражалась с этим мужчиной.

– Мы оба натворили дел. Я должна была рассказать о своих планах тебе и твоему брату, как ты и просил. – Она глубоко вздохнула. – Позволила гордости и недоверию влиять на свои решения, вместо того, чтобы все продумать.

В его черных глазах мелькнул интерес.

– Эт че, извинение?

– Другого не получишь, – отрезала она.

Он рассмеялся.

– И теперь ждешь, будто я скажу, что не должен был выступать против тебя? Еще чего.

– Я понимаю, почему ты так поступил.

– Столько лет… – Мордекай зажмурился и оперся на деревянную стену. – Меня заперли в анклавах и заставили служить в обмен на руку, которой я даже не хотел! – Он поднял железную кисть, сжал пальцы в кулак и уставился на металл. – Сказали, что за это я должен отработать пятнадцать лет. Пятнадцать лет в том аду. – Он резко засмеялся. – И вдруг ты со своими обещаниями. Я хотел действовать. Отомстить. А ты просила ждать, строить проклятую металлическую армию. – Мордекай сплюнул. – Я проработал с металлом больше десяти лет. А твои затеи заняли бы еще три года. Я не мог столько ждать.

– Если бы подождал, может, мы бы тут не сидели.

– Ага. – Он машинально потер синяк на лице, потом поморщился. – А у тя лихой удар с правой. Никогда не видел тя в деле. Ловко дерешься. – Он поскреб ногтем большого пальца губы и задумался. – Эшелону позарез нужен Меркурий, да?

Роза кивнула.

– Так зачем ты им сдалась?

Его взгляд стал удивительно проницательным.

– Не понимаю, о чем ты.

– Я видел, как тот денди тебя сюда подсадил. Что бы ты ни задумала, ему это не нравится. – Мордекай прищурился. – Так че?

Он решил, будто она что-то задумала. Розалинда отвернулась.

– Сдамся в обмен на жизнь Линча. Им нужен Меркурий, они его получат.

– Че? – удивился Мордекай, а затем хитро улыбнулся. – Я ж говорил, что женщина не должна управлять. Эмоции приведут тя на смерть.

– Я знаю.

Он покачал головой.

– Значится, голубокровный. Проклятый Ночной ястреб.

– Самый известный Ночной ястреб, – поправила она.

– Ага. И все же кровосос.

– Раньше я тоже так думала. – Она зажмурилась и прислонилась к стене. – Они не такие, как представители Эшелона.

– Нет?

– Нет. – Роза улыбнулась. – Если тебе станет лучше, подозреваю, что угроза Эшелону не мы с тобой, а Ночные ястребы. Им не нужно собирать армию, она у них уже есть.

Роза помолчала, а когда открыла глаза, встретила его взгляд.

– Ты в это веришь?

Несмотря на браваду, ему нужно было услышать ее мнение. Знать, что их смерть не напрасна.

– Я так думаю.

– Ты не так плоха, када не строишь из себя ледышку. Жаль. Мы могли бы сработаться.

Она невесело усмехнулась.

– Я же натравила на тебя ястребов.

Побитый Мордекай чуть не улыбнулся в ответ.

– Очень умно. Я и не подозревал.

Потом замолчал, и оба уставили в зарешеченное окно. У нее сердце ушло в пятки. Уже скоро. Они почти доехали до Башни. Роза прямо ощущала мрачную тень на тюремной повозке.

– Что бы ты сделала в противном случае? – вдруг спросил Мордекай. – Если бы лорд Ночной ястреб был свободен, а те не грозила гильотина?

Роза задумалась. В последнее время ей некогда было размышлять, в чем она ошиблась, а что сделала верно.

– Я бы не стала развязывать войну на улицах, как собиралась. Линч сказал… что так не выиграешь. Эшелон силен потому, что его боятся, и никто и слова не молвит против.

– Ты бы стала высказываться против Эшелона?

– Нашла бы способ. Возможно, присоединилась бы к Первой партии людей.

– Присоединилась? – Он резко рассмеялся. – Ты бы не смогла быть на вторых ролях. Захотела бы повелевать.

– Возможно, я усвоила урок. Или нет. Кто знает? Сейчас это неважно.

Повозка затормозила, раздался крик. А потом голос Гаррета:

– Пленники в Башню.

Заключенные встретились взглядами.

Мордекай побледнел под коркой грязи.

– Думаешь, на улицах нас будут считать героями?

– Все возможно.

Розалинда затаила дыхание. Она видела страх во взгляде Мордекая и знала, что ее лицо выражает то же самое.

– Всегда хотел стать героем. – Мордекай глубоко вздохнул, когда заскрипел замок на задней стенке повозки. – Значит, вот и все. Какая жалость. Стока усилий…

– И ничего не изменилось, – хрипло согласилась Роза.

Они посмотрели друг на друга.

Мордекай задумался.

– И я им даже без надобности. Им всем нужен Меркурий.

Роза кивнула.

Мордекай облизнул губы и поерзал.

– Я помру, а те ублюдки даже имени моего не вспомнят. Будь они прокляты! Пусть горят в аду!


Глава 25 | Моя блестящая леди | Глава 27