home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

Линч зачеркнул несколько слов и медленно поднял глаза. Пламя свечи перед ним заплясало, будто где-то открылась дверь.

Отложив перьевую ручку, он потер усталую морщинку между бровями и взглянул на часы на каминной полке. Три часа ночи. Не стоит и пытаться уснуть. Нужно уладить все дела и проследить, чтобы кое-какие события прошли, как должно.

Послышался шелест.

Он склонил голову набок. Тишина. И все же в комнате сгустилась беспокойная атмосфера, от которой по коже бежали мурашки. Линч вскочил и тихонько прошел в спальню, держа в руке свечу.

Повернув ручку, он открыл дверь. Занавески в спальне трепетали на ветру, а окно было полуоткрыто. Не успев даже зайти, Линч понял, почувствовал ее чистый и свежий запах, приправленный легким сладковатым запахом сфер. И увидел, как фарфоровую кожу ласкает лунный свет.

Роза.

– Какого дьявола ты тут делаешь? – резко прошептал он, поднимая свечу выше.

Роза задрала подбородок, уставившись на него, будто сама не знала ответа. Длинные пряди медных волос рассыпались по плечам, обрамляя заплаканное лицо, обрывки великолепного платья цеплялись за ноги. Вообще-то Роза была не из тех, кому слезы к лицу, но что-то в ее дерзком взгляде заставило Линча затаить дыхание.

– Я хотела... мне нужно с тобой поговорить.

Он сглотнул комок в горле, прошел к окну и поставил свечу на комод у кровати.

– Мне кажется, все уже сказано. – И выглянул, высматривая в тени шпионов. – Думаешь, я просто так позволил тебе сбежать? Черт возьми, Балфур без сомнения послал кого-то следить за Гильдией. Он ожидает, что сегодня я что-нибудь вытворю.

Закрыв окно, Линч резко задернул занавески и глубоко вздохнул. Черт, он ее не ожидал. Его пальцы чуть задрожали. Не очень-то ему хотелось с ней встречаться.

– Почему сегодня? – спросила Роза. – Он тебе угрожал? Что он сказал? – Послышался шелест юбок, а потом тишина. – Он же не причинил тебе вреда?

А не все ли ей равно? Линч вцепился в подоконник, медленно оттолкнулся и посмотрел на нее.

Роза слегка покраснела и опустила взгляд. Потеребив край перчаток, она слегка сгорбилась и глубоко вздохнула.

– Не стоило оставлять его в живых. Если бы ты меня отпустил, я могла бы…

– Умереть, – сердито договорил за нее Линч.

Черт, если бы она знала, как на него действует … Голодным взглядом он окинул ее стройную фигуру и против воли почувствовал желание. Всего одно прикосновение. Линч знал, что если приблизится к ней, она ответит, но будет ли это что-то значить? Неизвестно. Когда-то он считал, что отлично разбирается в людях, но Роза сломала все его представления сотканной паутиной лжи. Больше Линч не различал истину и ложь, и сомневался во всех ее мотивах.

– Зачем ты сюда пришла?

Роза чуть съежилась, будто под тяжестью груза.

– Я хотела… извиниться. Я не могла… мне надо было тебя увидеть.

Проведя рукой по шее, Линч подошел к графину и щедро налил себе бладвейна. Проклятье.

Она глубоко прерывисто вздохнула. Шурша юбками, сделала шаг вперед.

– Понимаю, что ты мне не поверишь, и не виню. Но хотела… сказать, что я не собиралась заводить дело так далеко. Черт, как же неловко. В роли Меркурия или миссис Марбери было проще.

– Легче солгать? – уточнил Линч, залпом выпивая бладвейн.

– Я не всегда лгала.

Линч со звоном поставил бокал и повернулся, о чем тут же пожалел. Ее полный боли взгляд обжег его огнем. Линчу хотелось ей поверить. Боже, так хотелось.

«Просто расслабься и возьми предложенное. Другой возможности не будет», – зашептала его темная сторона.

Линч почти возненавидел Розу за то, что его сердце и тело все еще желали ее, несмотря на предательство.

– Тебе лучше уйти.

Она так резко дернулась, будто он отвесил ей пощечину, но решительно на него посмотрела.

– Нет, я не уйду. Знаю, я тебе врала. Понимаю, что ты никогда меня не простишь, но знай, то, что я к тебе испытывала…

Он больше не мог этого выносить. Отвернувшись, Линч отошел к камину. Ее письмо все еще лежало там, жалкая смятая записка в груде пепла.

– Это ничего не значит, я обо всем забуду, как, без сомнения, и ты.

Теперь он сам солгал.

– Неправда.

Линч мрачно оглянулся через плечо.

– Разве? А что именно?

– Все. Ты меня хочешь, я знаю…

Он повернулся и напрягся, будто чертова скрипичная струна.

– Возможно, ты ошибаешься.

– Я могу вызвать в тебе желание, – заявила Роза, чуть встряхнувшись, так что рукава соскользнули по плечам. Корсаж разошелся, а грудь чуть не выпала из декольте. – Когда-то ты меня желал.

– Вне зависимости от моего желания, я даже не знаю, кто ты! Я считал, что влюбился, но этой женщины не существует! С меня хватит предательств на всю жизнь.

Роза вздрогнула, но не отступила, а вместо этого взялась за ряд пуговиц на корсаже отлично скроенного платья. Свет блеснул на металлической левой руке; Роза сняла перчатки, несомненно, чтобы заставить его признать: она не миссис Марбери.

– Желаешь узнать меня? – спросила Роза. – Ну что ж, в детстве я была уличной воровкой, потом шпионкой Балфура, затем… убийцей. Мой муж умер, потому что я не успела его спасти. Я не в силах высказать свою любовь братьям, потому что у меня нет слов. Я не умею выражать свои чувства к небезразличным мне людям. – Облизав сухие губы, она продолжила: – Я не хорошая, не добрая. Я не в силах испытывать то же, что и другие. Будто прячу все эмоции в запертый ящик в разуме. Но с тобой все по-другому. Мне не нравится ощущать неуверенность, чувство вины, понимание, что я не права, что должна была признаться. – Она с тихим ругательством подергала пуговицу. – Я не знаю, что сказать. Могу лишь показать…

– Я не твой муж, – грубо напомнил Линч о единственном мужчине, которого она любила. – Пусть тебе удалось его одурачить, но я не совершу ту же ошибку.

Еще один удар. Она побелела и все равно принялась расстегивать пуговицы дрожащими пальцами. И Линч не мог оторвать от нее взгляд.

– Ты прав. Это я ошиблась. Притворилась кем-то другим, причем дважды. – Она заколебалась. – Я любила его, но… он меня не знал. Только перед смертью Балфур рассказал ему, кто я такая и что сделала. – Ее взгляд потемнел от горя. – Я не могла прийти к нему, мне не позволили. Поэтому сейчас я здесь. – Она напряглась, будто ожидая удара. – Ты сказал, что твое сердце принадлежит мне, но ты никогда по-настоящему не знал меня… Все… неприятное… Теперь знаешь. И… если в самом деле хочешь, чтобы я ушла, просто скажи, мол, не любишь. Я тебе безразлична и во мне нет ничего, что ты мог бы полюбить.

Ее шепот ранил Линча. Роза взялась за следующую пуговицу, глядя на него, будто в ожидании приговора.

Линч не смог так поступить. Ему очень хотелось ей поверить. Слишком уж он ее желал.

В два шага Линч оказался перед ней, ругая себя за слабость. Зарывшись рукой в шелк волос Розы, он обхватил ее затылок и овладел ртом, потерявшись в ощущениях.

– Боже, – прошептал он, прижимая ее к себе. – Роза… я хотел бы… подарить тебе вечность.

Он ощутил ее горячий и влажный язык. Она схватила его за рубашку, не давая отстраниться.

– Я согласна и на сегодня.

И прижалась губами к его губам. Все мысли вылетели из головы Линча, оставив лишь отчаянное желание обладать.


***


На секунду Розалинде показалось, что она проиграла, что Линч отвернется от нее, не захочет. Но только успела выдохнуть, как он отчаянно впился в ее губы. Впервые между ними ничего не стояло, и она машинально прижалась к нему, пока сердце грохотало в ушах. Надежда снова воспрянула.

Линч хотел ее, несмотря на поступки, ложь, предательство… Зная о ней все, тем не менее, хотел. Подобного она так и не увидела в глазах Нейта. Муж умер до того, как Роза осмелилась поинтересоваться, смог бы он ее когда-нибудь простить.

Вряд ли заслужить прощение Линча просто, она так его обидела. Но по крайней мере начало положено. Он не выкинул ее в окно, как она, вполне вероятно, заслуживала.

Розалинда отстранилась, чтобы перевести дыхание, и запустила руки ему под рубашку. Ей очень хотелось коснуться его кожи, тела… Показать, что чувствует, раз не может выразить словами. Линч провел ладонью по ее волосам и прижался прохладными губами к шее. Ласка эхом отдалась в лоне Розы. Затем другой рукой он подхватил ее под округлые ягодицы, и она почувствовала прижавшийся к животу твердый член.

Линч горячо потерся между ее ног. Розалинда застонала, впившись ногтями в гладкую кожу его спины, лаская сильное поджарое тело. Каким-то образом она взяла его за руку и направила вниз, распаляясь от желания.

Линч тихо простонал, ощутив, насколько она влажна и готова, и проник пальцами в прорезь в ее белье. Роза не знала, кто вскрикнул на этот раз. Она откинула голову назад и закусила губу. Линч точно знал, где ее касаться и как заставить кричать. Тут Роза ему не лгала: он безошибочно находил все ее нежные места, от прикосновений к которым она с ума сходила.

Он решительно вошел в нее пальцами, большим лаская клитор. Розалинда не могла ни думать, ни видеть. Она терлась об него, отчаянно желая разрядки, чтобы успокоить томление в груди и между ног. Ощущения возросли очень быстро, возможно, потому, что ей так этого хотелось, а может, от облегчения, что он ее касается, дарит желаемое.

Роза пронзительно закричала, содрогнулась от наслаждения и прижалась к нему. Почему-то эта близость была чище и слаще всего, что она испытывала прежде, будто, выпустив на свободу эмоции, Роза позволила телу петь.

Линч оцарапал зубами ее шею, прикусив мягкую кожу над веной. Розалинда округлила глаза, зная, чего он хочет, понимая, что им владеет опасный голод. Но если уж сама попросила доверять ей, значит, придется довериться ему. Он ее не заставит, не станет пить прямо из источника. Как всегда.

А что, если… Невозможно. Или все-таки возможно?

Она вспомнила про тонкий стилет в волосах. Чем больше Роза пыталась не думать об этом, тем хуже себя контролировала. Она боялась вероятности отдать себя во власть другого мужчины, даже Линча. Ее сердце бешено стучало в груди. Линч поднял голову. Глаза затуманились, лицо порозовело от желания. Он ощутил ее напряжение и решил узнать причину.

Розалинда сжала его волосы и поцеловала, пытаясь не паниковать. Нельзя его отпустить. Не сейчас. Она провела кончиками пальцев по груди Линча, чувствуя давление рукоятки стилета на затылок.

– Роза?

Отбросив сомнения, она достала нож и, сглотнув, передала Линчу.

Он застыл. Дымчатые серые глаза потемнели от страсти. Линч посмотрел на ее шею и приоткрыл рот. Он так сильно этого желал. Даже слишком сильно.

Закрыв глаза, Линч попытался выровнять дыхание. Эмоции сменяли друг друга на его лице.

– Нет, ты боишься, я не…

Она притянула его руку к своей шее и приставила кончик клинка к пульсирующей жилке. Их глаза встретились.

– Я хочу, чтобы ты овладел мной. Хочу быть твоей.

Еще один потрясающий момент. Роза почувствовала укол, когда клинок проткнул кожу. Оружие упало на пол, и затем Линч обхватил руками ее ягодицы и прижался губами к шее.

Вспышка желания отдалась между ног, распаляя тело. Каждое прикосновение рта, каждый глоток ощущался прямо в клиторе. Будто Линч ласкал ее прямо там. Роза кончила и схватила Линча за плечи, отчаянно желая ощутить его внутри…. Расстегнула его штаны, высвободила член и принялась ласкать влажную кожу. И снова кончила, вскрикнула, застонала… Ощутила, как пульс ускоряется, приноравливаясь к сердцебиению Линча, пока он забирал ее кровь в свое тело.

Линч одним толчком заполнил лоно. Розалинда наблюдала за ним, словно зачарованная. Он обхватил руками ее грудь, расстегнул пуговицы, те самые, которые никак ей не поддавались, и стал дразнить сосок, потягивая, пощипывая.

Линч тихо выругался и зализал ранку; его бедра яростно двигались. Он завладел ее ртом, и она ощутила медный привкус собственной крови на языке.

Сердце Розалинды грохотало в ушах.

«Я люблю тебя!» – кричала она про себя, хоть он не мог ее слышать. Ну почему так трудно произнести это вслух? Почему тяжело отдать всю себя? Так не должно быть. Линч заслуживал лучшего, но она боялась, что он не найдет в ней ничего, достойного этих трех слов.

– Боже, Роза… Ты мне так нужна… – выдохнул Линч с искаженным от страсти лицом. – Ты восхитительна… на вкус…

Роза обхватила руками его лицо и ощутила растущее в их телах напряжение. Ей хотелось достигнуть пика, но надо высказаться, пока не стало слишком поздно.

– Я тебя люблю, – выпалила она в тишине.

Не совсем то, что намеревалась, но… вполне подходит.

Линч поцеловал ее, не дав договорить, и вжал в узорчатые обои. Затем приласкал пальцами клитор, и Роза выгнулась, растворившись в оргазме. Ее держали лишь руки Линча и его твердое тело, содрогающееся от силы собственной разрядки.

Роза продолжала обнимать Линча, пока он прижимался лицом к ее плечу, перебирала пальцами его волосы. Пытаясь отдышаться, чувствовала каждый спазм, пробегающий по телу Линча.

«Он мой».

Теперь она поняла, почему ему хотелось ее крови. Дело не в том, чтобы завладеть человеком, привязать его к себе нерушимыми узами, а в том, чтобы существовать как единое целое. Отдавать и получать.

И полностью принадлежать друг другу.

Да, еще столько всего не высказано, но впервые Роза ощутила легкий проблеск надежды. Опустив подбородок на плечо Линчу, легко поцеловала в шею.

Теперь она никогда его не отпустит.


Глава 23 | Моя блестящая леди | Глава 25