home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

В театре раздался пронзительный женский крик:

– Что такое? Роберт, что происходит?

А возле выхода послышался мужской:

– Мы в ловушке! Кто-то запер двери!

Розалинда вцепилась в край балкона. Сейчас идеальная возможность скрыться… Откуда же такая боль в груди? Вообще она ничего не должна ни ему, никому из них, но внезапно испугалась за Линча.

«Да, беги, ты сумеешь скрыться, – шептал голосок. – Беги, пока еще есть возможность…»

Пар поднялся, и она почувствовала сладковатый запах. Внизу раздался кашель. Розалинда заколебалась.

Сотни голубокровных в театре. Линч сам не справится. И точно не отступит. Проклятье, он и в лучшие времена рисковал своей головой, а тут… Тут все совсем плохо.

Если она сейчас уйдет, то никогда себе не простит.

Розалинда открыла сумочку и принялась перебирать содержимое, пока не нашла театральный бинокль. Он состоял из нескольких линз: черно-белых, чтобы видеть мир как голубокровные; увеличивающих, так что казалось, будто находишься чуть ли не рядом с певицей на сцене; фосфоресцирующих, чтобы видеть темноте и иметь возможность разглядывать толпу внизу. Некоторые театралы больше интересовались окружающими, чем происходящем на сцене.

Розалинда отломала у бинокля ручку, приподняв юбки, стянула с ноги подвязку и обвязала ею инструмент, создавая импровизированные гоглы. Нацепив их на голову, она вставила фосфоресцирующую линзу и перегнулась через перила.

В театре царил хаос; дамы попадали в проходах, а голубокровные бежали к двери, словно это их могло спасти. Один из них запрыгнул на сцену и набросился на оперную певицу. Она пронзительно закричала и затихла. Из-за яркого прожектора Розалинда на мгновение ослепла.

Где же Линч? На глаза опустилась пелена, а живот свело от страха. Она чувствовала нечто подобное раньше: беспомощность, страх, вину… Как тогда, когда над ней, прикованной во тьме, склонился Балфур и сказал, что у нее пять минут, чтобы спасти мужа.

Глубоко вздохнув, Розалинда порвала юбки по бокам, чтобы двигаться свободнее, а потом перекинула ноги через перила. Сжав полированное красное дерево, она развернулась и повисла на руках. Для Линча падение ничего не значило, но если она приземлится неудачно, то отделается, по меньшей мере, вывихом лодыжки.

Посмотрев вниз, Роза прыгнула и ухватилась за позолоченную горгулью у основания балкона, но пальцы соскользнули. Гоглы извратили ее восприятие расстояния. Каким-то образом ей все-таки удалось приземлиться на мягкое бархатное сиденье. Потеряв равновесие, она выпала в проход и перекатилась, увернувшись с пути бегущего голубокровного.

Тут воздух был влажным, а сладкий запах ощущался сильнее. Вскочив, Роза почти по бедра оказалась в густом тумане. Линча нигде не было видно. Множество голубокровных молотили по тяжелым бронзовым дверям, спасаясь от пара. Они, может, и не понимали, что это такое, но явно видели результат. Некоторые из них уже подверглись влиянию и принялись гоняться между рядами за дебютантками.

Мужчина в белой рубашке и блестящем шелковом жилете легко спрыгнул на кресло, будто на пол, и сбил с ног обезумевшего голубокровного, позволив напуганной жертве сбежать. Линч. Розалинда затаила дыхание, заколебалась и снова посмотрела в сторону главного выхода. Пар поднимался. Если голубокровные отсюда не выберутся, то их всех охватит жажда крови.

Придется пока оставить Линча, он сможет о себе позаботиться. Лучше уж один обезумевший голубокровный, чем целый театр таких же.

Упершись ногой в сиденье, она приподняла юбку и достала дамский пистолет размером с ладонь, но заряженный пулями-«молниями», в которых содержалось достаточно химикатов, чтобы при попадании в голубокровного голова взорвалась.

Решительно бросившись в самую гущу, Розалинда добралась до дверей, работая локтями и угрожая пистолетом. Трое мужчин, засучив рукава, напирали на тяжелые медные двери.

– С дороги! – крикнула она, прицеливаясь. – Ее заперли снаружи.

Умно сработано. Розалинда посмотрела на петли и дважды в них выстрелила. В результате небольшого взрыва отвалилась большая часть двери, осыпая всех кусочками меди и обломками древесины.

Прикрыв лицо рукавом и кашляя, один из мужчин ударился о дверь плечом. Кто-то с другой стороны просунул через ручки крепкий засов. Открыть его не представлялось возможным, но каким-то образом пара голубокровных смогла отодвинуть внешний край створки, чтобы пролезть.

– Ура! – закричал один из лордов, похлопав Розу по спине.

– Благодарю, – искренне сказал другой с широко раскрытыми бледно-голубыми глазами.

«Я это сделала не для вас!» – чуть не выпалила Роза, но остановилась, увидев, как он помогает испуганной девушке пролезть через узкое отверстие.

Уж кому, как не ей знать, что чудовища иногда ведут себя совсем как люди.

Розалинда не стала ждать, пока зрители выскочат наружу. Нужно найти Линча или, на худой конец, Гаррета или Перри.

Разглядывая полутемный театр, она заметила движение. Высокий мужчина с потрепанным лицом не спеша шел между рядами, что-то высматривая.

Мордекай.

У Розы кровь заледенела в жилах, когда она поняла, на кого он собирается напасть.


***


Линч стиснул зубы и резко свернул шею голубокровному. Раздался тихий щелчок. Мужчина тут же перестал сопротивляться и рухнул на пол.

Между сиденьями лежала трэль в желтом как лютики платье и смотрела на спасителя с изумлением и ужасом. Пятна крови усеивали юбки, а от укуса на плече останется шрам. Она приоткрыла рот и поднялась на четвереньки рядом с упавшим голубокровным.

– Ипсон? – прошептала трэль. Ее руки задрожали, и она уставилась на Линча ошарашенными голубыми глазами. – Вы его убили.

– Либо так, либо умерли бы вы, – ответил Линч, пытаясь успокоить кипевшую в венах жажду крови. Маска помогла. Каждый вдох на вкус напоминал о засахаренных булочках, но, не считая учащенного сердцебиения, Линч держал себя в руках.

– Осторожно! – закричала какая-то женщина.

Линч обернулся, заметил мужчину с пистолетом, пригнулся и бросился между рядами. Пуля просвистела над головой и угодила в стену, оторвав внушительный кусок штукатурки.

Убийца прицелился, и Линч уставился в дуло. Небритый мужлан с холодными безжалостными глазами отвел большим пальцем затвор.

– Прощайте, сэр Ночной ястреб.

Грохнул выстрел, и одновременно промелькнуло пятно кремового шелка. Мужлан с непонятно откуда взявшимся противником упали на пол и пропали из поля зрения, но Линч точно знал, кто его спас.

Роза.

Какого черта она тут делает? И куда попала пуля? Не видно ни схватки, не движения… Ярость от ее обмана угасла, грудь словно узлом завязало.

Перепрыгнув через ряд, Линч остановился в проходе. Незнакомец с мрачной решимостью потянулся за пистолетом – высокий здоровяк в рабочей рубашке, натянутой на широких плечах. Встав на колени, Роза протиснулась мимо противника и зашвырнула оружие под сиденья.

– Проклятье, – рявкнул незнакомец, вскакивая. – Ты на чьей стороне, черт побери?

Роза встала и перевела холодный взгляд на Линча. Он замер.

– Хочешь знать, что я? Кто я? Тогда не вмешивайся.

Незнакомец с опаской глянул на него.

– Где мой брат, Мордекай? – спросила Роза.

Значит, не врала.

Если она считала, что Линч не вмешается, то ошиблась. Роза его предала, лгала, заставила думать, будто между ними есть нечто большее, чем на самом деле… Но он не мог вынести вида ее боли.

– В глаза не видал, – отрезал Модекай, повернувшись так, чтобы не упускать обоих из вида. – Наверное там же, где и мой.

Роза поджала губы. Она была настолько напряженной и сосредоточенной, настолько отличалась от веселой кокетки миссис Марбери, что Линч вдруг понял: он видит ее настоящую. Не миссис Марбери и даже не Меркурия. Ее уверенность и решимость лишь чуть напоминали о двух других масках.

Она была самой собой.

– Прости, но Мендичи собирался выстрелить, я оказалась быстрее.

– Ну да. – Глаза Мордекая потемнели. – Но сумеешь ли ты опередить меня?

Механоид замахнулся здоровенным кулаком. Линч бросился к ним, но замешкался, когда Роза нагнулась, блокировала локтем руку Мордекая и двинула его в шею искусственной кистью. Механоид зарычал от боли и врезался плечом в ее живот, впечатав в ряд кресел.

Роза подняла колено и ударила его локтем между лопаток. Каждое движение было точным и расчетливым, без витиеватости того, кто хотел бы лишь доказать свою выучку. Роза могла бы растянуть схватку, но вместо этого старалась покалечить врага и поскорее с ним покончить.

Она двигалась так стремительно. Мордекай с трудом поднялся. Роза легко вскочила на кресло, чтобы оказаться с ним вровень, а потом саданула его ногой по лицу. Юбка порвалась от грациозного и высокого маха. Мордекай пошатнулся, из носа хлынула кровь, но он не упал.

Зрение Линча менялось, становясь то черно-белым, то цветным. Пар из сферы Доплера развеялся, но он не осмелился снять маску. Ему хотелось вмешаться, покончить с этим, несмотря на то, что Роза прекрасно сама со всем управлялась. Тьма в Линче бушевала. На мгновение его глаза подернулись алой пеленой. Это его женщина. Его. И ему хотелось убить любого, кто осмелился ей угрожать.

Их взгляды встретились.

И тут Мордекай напал.

От удара Роза стиснула зубы и отшатнулась. Линч впился ногтями в ладони, сражаясь со своими инстинктами.

Мордекай замахнулся металлической правой рукой. Роза парировала своей биомеханической, но сила удара заставила ее отступить в ряды кресел. Их схватку освещал прожектор со сцены. Линч сделал шаг и остановился.

Мордекай размял металлические пальцы.

– Дерешься, как девчонка.

Роза посмотрела на него черными как ночь глазами и двинула каблуком в коленную чашечку. Механоид закричал.

На этом схватка должна была закончиться, но даже Линч изумился, когда крупный механоид неловко бросился на Розу.

На мгновение они застыли на краю оркестровой ямы. Роза встретилась с Линчем удивленным взглядом, а потом противники исчезли, и раздалась оглушительная какофония.

Линч подошел к яме и крикнул:

– Роза?

Она лежала на спине среди струнных инструментов и поморщилась, приподняв ногу. Затем сжала искусственной рукой край медной тарелки.

Мордекай валялся рядом с ней лицом вниз. Роза приподнялась над ним, уперлась коленом в его спину, схватила за волосы и оттянула голову назад, прижав край литавры к горлу. Не острый нож, но если приложить достаточно сил…

Линч спрыгнул к ней и остановил.

– Довольно.

Роза посмотрела на него блестящими черными глазами. В этот миг Линч понял: она уже убивала. Не потому, что хотела, а потому, что пришлось, дабы перейти на новый уровень.

Стать профессиональным убийцей.

На его глазах холодность сменилась беспомощной печалью. Все из-за него. Линч убрал руку, не в силах сопоставить стоящую перед ним девушку с той, которую знал.

– Мне он нужен живым.

Роза уронила тарелку, будто увидела ее впервые, и порозовела. Неясно, о чем она подумала, но по крайней мере перестала быть безжалостной убийцей.

И Роза тоже это поняла. Она заглянула ему в глаза, увидела то, что он не успел скрыть, и отвернулась.

– Конечно.

Оборвав струны у нескольких скрипок, Линч связал руки Мордекая за спиной. Механоид застонал, но не стал сопротивляться. Судя по тому, как изогнулось его колено, он вряд ли скоро сможет сражаться. Затем

Линч сел и провел рукой по лицу.

Что же делать?

Ярость улеглась. Он испытывал апатию. Апатию и сильную усталость. Воодушевление, которое Линч чувствовал в обществе Розы, пропало, будто из него душу вынули.

«Я любила тебя».

Линч глянул на Розу, которая терпеливо ждала, стоя на коленях и крепко сжав руки, словно он нанес ей смертельный удар. Она закрыла глаза, не в силах на него смотреть.

– Зачем? – хрипло спросил Линч. – Из-за брата? И только?

«А как же я?»

Она затеребила перчатки, так напомнив миссис Марбери, что Линч затаил дыхание, а затем встряхнулся. Надо перестать искать то, чего нет.

– Клянусь, я лишь хотела найти брата, – прошептала она.

Услышав это признание, Линч ощутил, как робкая надежда умерла. Он больше не мог тут оставаться, поэтому вскочил, похоронив все эмоции глубоко внутри. Это было хуже, чем тогда, когда выяснилась правда про обман Аннабель. Он подавлял воспоминания, врачуя душу, а когда наконец осмелился испытать что-то к другой женщине, получил то же самое.

Урок усвоен.

С бесстрастным лицом он поднял стонущего механоида. По крайней мере, сегодняшние усилия не прошли даром, хотя, конечно, принц-консорт этим не удовольствуется. Нет, Совет хотел крови, желал получить эту женщину.

Линч выпихнул механоида из ямы. Подпрыгнув, схватился за край и подтянулся, не обращая внимания на взгляд Розы. Она будто ждала, что он что-то скажет.

Но слов не осталось. Всего одна ночь. И нет никакого выхода. Какую бы сильную боль Роза ему ни причинила, он не мог ее сдать. Его чувства были настоящими.

– Линч, прости. Я знаю… понимаю… что бы я ни сказала…

Но он ее уже не слушал.

Из темноты не спеша вышла фигура. Высокий мужчина опирался на трость с ручкой из слоновой кости. Его некогда медные пряди посветлели, а в уголках маленьких черных глаз залегли морщинки. Он был одет в черный фрак и белую рубашку, светящуюся среди теней. Обычный костюм для театрала. Мужчина казался настолько непримечательным, что не привлекал внимания.

Впечатление, несомненно, намеренное. Никто, взглянув на него, не понял бы, что этот мужчина – один из самых могущественных, приближенных к трону голубокровных, второй по важности после принца-консорта, способный манипулировать мировыми событиями. Поджав губы, Линч протянул Розе руку.

И поднял ее, не обращая внимания на голубокровного в проходе. Принц-консорт тоже подождет. На сегодня с играми покончено.

– Благодарю, – прошептала она, моргая под ярким светом прожектора.

Линч не обратил на нее внимания, отступил от света и посмотрел Балфуру в глаза.

– Что вы хотите?

Но тот смотрел не на него.

Линч ощутил холодок, увидев знакомое выражение: легкую улыбку, проницательный взгляд черных прищуренных глаз.

Балфур смотрел куда-то мимо. Поняв, на кого он уставился, Линч невольно потянулся к пустым ножнам на поясе.

Роза отошла от прожектора и застыла, дрожа, будто олень под дулом охотничьего ружья. Ее черные глаза – такие же, как у Балфура – сощурились. Тысяча эмоций промелькнула на лице. Ненависть, страх и наконец… ярость. По спине Линча побежали ледяные мурашки. «Если я встречу отца, со мной наверняка ничего не случится, а вот с ним – обязательно».

Линч двинулся раньше Розы, обхватил ее за талию и прижал к себе. Она зарычала и толкнула его в грудь, не отводя взгляда от Балфура.

– Отпусти!

Линч снова стиснул ее в объятиях.

– Нет.

За Балфуром маячила тень. Без сомнения, один из соколов в роли охранника. Мужчина в черном с безразличным видом прятался в темноте. Розе никогда не подобраться близко, даже будь Балфур и вполовину не так опасен, как на самом деле.

Он впервые оторвал взгляд черных глаз от лица Розы и посмотрел на Линча. Тот с безмолвным вызовом задрал подбородок.

«Роза принадлежит мне…»

Неожиданная мысль, но Линч не стал ее отбрасывать. Не сейчас. Его раненая гордость – ничто в сравнении с теперешним страхом.

– У вас есть то, что принадлежит мне, – прошептал Балфур с аристократичным акцентом, свидетельствующим о множестве благородных предков. На его губах появилась слабая улыбка. – Я думал, ты умерла, Сериз. Все эти годы считал, что потерял тебя.

Сериз.

Роза дернулась, пытаясь вырваться.

– Ты и потерял! Я больше тебе не принадлежу. Уже много лет как.

– Я тебя создал, – прошептал Балфур. – Стоило понаблюдать за тем, как ты дерешься, чтобы стало ясно: ты не забыла ничего из того, чему я тебя обучил. – Он шагнул вперед. – Мне сегодня показалось, что я тебя заметил, но ты так сильно изменилась. И только увидев тебя в схватке, я понял, что не просто подвергся сентиментальным воспоминаниям.

Роза кинулась на него, но Линч потянул ее себе за спину, вставая между отцом и дочерью, и мрачно пробурчал:

– Нет.

– Не вмешивайся, – прошипела она.

– Ты с ним не справишься.

– Ты понятия не имеешь, с чем я могу справиться.

Тревожная правда заключалась в том, что Роза, вероятно, права. Если ее тренировал Балфур, если она когда-то ему принадлежала, из нее сделали оружие. Он опустил взгляд на ее кисти и вспомнил.

«Руки… не прикасайтесь к моим рукам».

Какого дьявола ублюдок с ней сделал?

– Я не могу его отпустить. Линч, пожалуйста, он лишил меня всего.

– Ты сама сделала выбор, – поправил Балфур.

Роза одарила его гневным взглядом.

– Я выбрала Натаниэля. А ты убил его, потому что не мог делить с ним мою преданность.

Бесстрастный Балфур поморщился и потянул перчатки, словно размышляя. Это движение очень напомнило привычку Розы.

– Ты не должна была меня доводить. Я дал тебе все… – Он посуровел: – А ты швырнула это мне в лицо ради наивного идиота. – Балфур сжал перчатку, наконец глядя ей в глаза. – И в итоге я снабдил тебя новой кистью.

– Ты приковал меня к стене, дал меч и сказал, мол, у меня пять минут, чтобы спасти Нейта. – Ее глаза наполнились слезами ярости. Она подняла блестящую металлическую руку. – Это ты со мной сделал.

– Нет, ты сама виновата, – ответил Балфур. – Я дал тебе выбор: я или он. Ты могла бы его не делать.

Роза нащупала нож.

– Ты нарушил слово. Заявил, что если я доберусь вовремя, то не убьешь его.

В молчании Линч поднял руку, умоляя ее не продолжать.

– Ты опоздала, – наконец сказал Балфур. – Я дал тебе пять минут.

Линч увидел ярость в глазах Розы за секунду до того, как она кинулась на Балфура, но успел ее перехватить.

– Пятнадцать секунд! – воскликнула Роза, пинаясь и вырываясь. – Всего пятнадцать секунд! Ты перерезал ему горло у меня на глазах!

Балфур поджал губы.

– Сериз, ты сама виновата…

– Я не Сериз! Нет! Меня зовут Розалинда.

Балфур улыбнулся.

– Розалинда Хакер, жена гуманиста? Всего лишь роль, моя милая, порученное тебе задание. – Он сделал еще шаг, словно чувствуя, что выиграл. Розу давило горе и ярость, она не могла сделать то, что отчаянно желала. И змеюка Балфур это понимал.

Он потянулся к ней.

– Дай мне нож, – прошептал Линч, выхватил оружие из ослабших пальцев Розы и отодвинул ее, увеличивая расстояние между ней и голубокровным.

Главарь шпионской сети принца-консорта заметил маневр. Его черные дьявольские глаза обратились на Линча, как на потенциального противника.

– Не делайте того, о чем пожалеете, Линч.

Усадив Розу в кресло, где она свернулась калачиком, походя на потерянное дитя, Линч медленно выпрямился.

– Я никогда не сожалею о своих поступках.

В следующую секунду он прижал Балфура к своей груди и поднес нож к горлу. Сокол резко дернулся и замер.

Линч посмотрел на охранника.

– Дернешься, и я перережу ему глотку.

– Этим меня не убьешь, – прошептал Балфур.

Линч усилил нажим.

– Не сомневайтесь во мне, самодовольный ублюдок. Если я захочу вас убить, то сделаю это.

– И что скажет принц-консорт?

Линч прошептал на ухо интригана:

– Я не вижу свидетелей, а вы?

– За нами все время наблюдают.

Его собственная шпионская сеть. Линч искоса глянул на Розу. Она смотрела на него ошарашенными, полными слез глазами, будто впервые видела. Будто он был для нее кем-то большим.

– Уходи, – прошептал он.

– Что ты творишь?

Времени нет. Судя по тому, как стискивал зубы охранник, он собирался напасть.

– Уходи!

Роза вздрогнула и осмотрела всех троих.

– Прости, – шепнула она Линчу.

– Мне тоже жаль, – бесстрастно ответил он.

И она пропала за кулисами.

– Я считал, что вы свою слабость не демонстрируете, – прошептал Балфур.

Линч отпустил его и толкнул в спину.

– Я был о вас того же мнения.

Балфур не стал стирать тонкую струйку крови на горле.

– О чем вы?

– Пусть она когда-то вам и принадлежала, больше вы ее на цепь не посадите. Роза создана для свободы и не попадет под ваше влияние еще раз. Она вас ненавидит. Вы ее сами оттолкнули.

Глава шпионов задумался, а потом с гордостью заметил:

– Она была больше всех на меня похожа.

– Нет, она совершенно другая. Вы бы в жизни не отпилили себе руку ради спасения другого человека. – Линч сунул нож за пояс, прежде чем ему захотелось бы снова им воспользоваться. – Отпустите ее. Если она вам небезразлична, оставьте ее в покое.

– Но и вам она не достанется, – заметил интриган. Он знал, что утром глава ястребов должен либо предоставить Совету Меркурия, либо умереть.

Линч медленно кивнул.

– Вы правы, так и есть.

– Я мог бы посодействовать.

– За какую цену? – спросил Линч, зная, что Балфур потребует Розалинду. – Вам меня не купить.

– Вот поэтому вы настолько опасны, – ответил Балфур и уставился на стонущего механоида на полу. – Вы же понимаете, что это никак не связано с революционером?

Линч промолчал.

– У вас четыреста пятьдесят Ночных ястребов, и вы всегда поступаете правильно, независимо от того, кому бросаете вызов. Некоторые посчитали бы текущую ситуацию опасной. А кое-кто… боится вас.

Принц-консорт.

– Я бы никогда против него не выступил.

Балфур усмехнулся.

– Я это знаю. Никогда не боялся вас, Линч, вы предсказуемы. Я знаю все ваши ходы заранее. Честь – тесная удавка на шее. – Он резко кивнул и глянул на дверь, через которую как раз вошли Гаррет и Перри. Балфур выпрямился, жестом приказывая подручному подойти. – Даже если бы вы каким-то чудом нашли к утру Меркурия, принц потребует что-то еще. И снова, и снова, пока вы не дадите ему повод для казни. – Балфур медленно отсалютовал. – Увидимся завтра утром.

На секунду Линчу захотелось воспользоваться кинжалом.

– Вы придете?

Балфур повернулся и, походя одарив улыбкой Гаррета и Перри, сказал:

– Не пропущу ни за что на свете.


Глава 22 | Моя блестящая леди | Глава 24