home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

Уже коснувшись дверной ручки, Розалинда поняла, что Линч бодрствует, прислушивается, и мгновенно взмокла.

Смелее.

Она решительно повернула ручку и задержала дыхание.

Выцветшие пятна засохшей крови покрывали его грудь и простыни, а вытянутые вверх руки были заключены в крепкие железные кандалы, вбитые в стену костылями для рельсов. Ноги тоже. Простынка скрывала бедра, а судя по склянке и паре шприцов на тумбочке, Линча регулярно накачивали болиголовом.

Розалинда осторожно закрыла за собой дверь. Линч смотрел на нее черными мерцающими в пламени свечи глазами. Глазами хищника, а не мужчины, которого она желала. Не ее умного противника, любимого врага.

– Привет, – прошептала Роза, пытаясь успокоить колотящееся сердце. – Я скучала по вам, милорд.

Слова казались ужасно громкими в помещении, где тишина нарушалась лишь шелестом простыней. Линч повернул голову, следя за гостьей.

Вот то, чего она боялась и что ненавидела. Глаза Балфура были такими же черными и бесстрастными, когда он перерезал Натаниэлю горло. Тогда Роза в отчаянии назвала его дьяволом – и искренне верила, что права.

Потерев грудь, Розалинда подошла к окну и раздвинула занавески, не в силах больше выносить темноту. Во что ей верить теперь?

Она услышала за спиной вздох и, оглянувшись, заметила, что Линч отвернулся. Ну конечно. Голубокровные спокойно переносили солнечный свет, хоть и предпочитали темноту, намного более щадящую для их слишком чувствительных глаз и бледной кожи. Чем выше уровень вируса, тем восприимчивее зараженный, а во власти жажды крови Линч чувствителен, как никогда.

Розалинда наполовину задернула шторы.

– Прости, я тут почти ничего не вижу.

Она поморщилась, потому что комната пропахла кровью. Открыв окно, впустила прохладный ветерок, заколыхавший занавески.

– Ты ел? – спросила Роза увереннее, рассматривая ржавые пятна на его рубашке. – А тебя хоть мыли?

Разумеется, нет.

Быстро подойдя к двери, она потянулась к ручке. И только тут поняла, насколько был расслаблен Линч, потому что сейчас он дернулся так, что кандалы вонзились в плоть.

– Нет!

Розалинда застыла и посмотрела ему прямо в глаза.

– Я никуда не ухожу, просто пошлю Гаррета за чистой постелью и водой.

Тяжело дыша, Линч опасно сверкнул глазами. Розалинда медленно открыла дверь, пообещав:

– Я не выйду из комнаты.

Гаррет, ожидавший в кабинете, вскочил с отчаянной надеждой, как только увидел Розу.

Она покачала головой, не осмеливаясь переступить порог.

– Мне нужна горячая вода и мыло, а также чистое постельное белье и бладвейн.

Гаррет кивнул, чуть расслабился и кинулся на выход. Розалинда не осмелилась сказать ему, что пока все без изменений.

Закрыв дверь, она вернулась к Линчу. Он скалился и сердито буравил взглядом стену, гневно рыча.

– Довольно! – приказала Розалиндаа, встав между ним и дверью.

Тут он перевел внимание на нее, и Роза задрожала.

Опасно.

Мышцы его горла сжались, и он попробовал на прочность наручники. Розалинда бросилась к постели и положила руки ему на грудь.

– Перестань, ты делаешь себе хуже!

Она действовала импульсивно, но, ощутив крепкую плоть под перчатками, приоткрыла рот. Эти глаза снова следили за ней, но больше не сулили опасности. На лице Линча мелькнула страсть, желание горело в черном огне его взора.

Оно передалось и Розе, ее тело охватил жар. Она робко убрала искусственную руку, поглаживая другой обнаженную грудь Линча. У рубашки не хватало пуговиц, и в прорехах виднелись мышцы его живота. Розалинда вспомнила ту ночь в купальне. Как он прикусил ей шею, ласкал грудь и скользнул ниже к развилке между бедер. Как терся об нее, целуя теплыми губами изгиб плеча…

По коже побежали мурашки, а под тонкой блузкой затвердели соски. Страх почти испарился.

Линч никогда не желал ей зла, лишь хотел овладеть ею, впиться зубами в гладкую кожу шеи и испить крови. Она не знала, смог бы он остановиться, но навредить ей Линч не собирался.

Просто сделать своей.

С болью Розалинда справляться умела, а вот сама мысль принадлежать кому-то, пусть даже Линчу, вызывала тревогу. Он дарил ей наслаждение, но в то же время пугал. Чувства к Нейту зиждились на дружбе и взаимном уважении, любви, которая дарила иллюзию безопасности. А вот с Линчем другое дело, настоящий водоворот, откуда можно не выплыть.

Роза не знала, что делать, но она должна попытаться ему помочь. От мысли, что он так и погрязнет в жажде крови, перехватывало горло.

– Милорд, – прошептала она, вставая на колени на постели. – Я знаю, что ты там.

Линч фыркнул и повернул голову, а потом жадно вдохнул ее запах.

Сердце грохотало. Розалинда коснулась его губ затянутой в шелковую перчатку рукой. Линч застыл, будто огромный дикий кот, прямо излучающий угрозу, но Роза больше не боялась. Он прикован к кровати, а у нее преимущество.

Сама мысль приятно возбуждала.

Она провела пальцем по его губе, погрузила в рот, а потом переместилась ниже к ямочке на подбородке и гладкой шее. Мышцы его тела затвердели как мрамор, лишь руки дрожали. Роза обуздала Линча прикосновениями, и теперь в его глазах светилось темное любопытство. Будто предупреждение, что он совсем не укрощен. Линч повернул голову и прикусил ладонь Розы.

Она ахнула от вспышки желания, пронзившей тело до самого лона. Боль от укуса граничила с удовольствием. Розалинда зашаталась, закусила губу и простонала:

– Прошу.

Линч разжал зубы. Роза зажмурилась и вздрогнула, когда в ладонь вернулась чувствительность.

Раздался стук в дверь. Роза подняла голову и покраснела. Неужели Гаррет ее услышал? Линч на кровати напрягся, и она погладила его, отвлекая внимание на себя.

– Я вернусь, и мы закончим, – прошептала Роза, целуя в щеку.

Пробивающаяся щетина оцарапала ее чувствительный рот.

Он полуприкрыл глаза. Значит, понравилось.

Она поспешно приоткрыла створку. Гаррет попытался что-то рассмотреть поверх ее плеча. Розе пришлось подавить желание выпрямиться и спрятать Линча.

– Спасибо.

Она забрала вещи: пару простыней, миску с водой и желтое как масло мыло.

– Линч…

– Уходи, – приказала Гаррету Роза. – Он мне не навредит.

И захлопнула дверь прямо у него перед носом.

– Миссис Марбери! – крикнул Гаррет.

Линч встрепенулся, злобно глядя на дверь.

– Ты только ухудшаешь дело, – сказала Роза помощнику. – Оставь нас в покое. Я пошлю за тобой, когда будет надо.

– В угловом шкафчике есть бладвейн, – сообщил Гаррет напоследок.

Потом послышались удаляющиеся шаги и хлопанье второй двери.

Приказав себе собраться, Розалинда повернулась, чувствуя, как болят руки от тяжести простыней и миски. Отложив принесенное, быстро сняла рубашку с Линча. Не стоит беречь одежду, она и так уже порвана.

– Ближе, – приказал Линч, не сводя глаз с шеи Розы.

– Нет, – ответила она, вытаскивая из-под него простыню. И заметив беспомощную ярость на лице Линча, смягчилась. – Пожалуйста, дай мне о тебе позаботиться. – Розалинда опустила ресницы. – Может, тебе даже понравится.

Он лежал и следил за ней; от его взгляда покалывало кожу.

Поменяв постельное белье и обернув пациента полотенцами, она поставила миску на комод у кровати. Пока Роза мыла Линча, он спокойно лежал, полуприкрыв глаза. Но когда принялась стягивать простыню, желая помыть и там…

Линч взглянул ей в глаза и приглашающе толкнулся бедрами, резко втянув воздух.

– Только если ты ко мне вернешься, – прошептала Роза.

Он опасно прищурился.

– Я никуда не уходил.

Его темная сторона манила. Розалинда сунула намыленную тряпочку под простыню и обхватила твердый член. Линч застыл.

– Ты знаешь, чего я хочу, – продолжила она, лаская его плоть. Жар распространился по ее животу и ниже.

– Ты знаешь, чего я хочу.

– Овладеть мной, – прошептала она, не в силах оторвать от него взгляд. И снова принялась ласкать его, вызвав прерывистый стон. Соски затвердели, Розалинда сглотнула. – А давай я тобой овладею?

Бросив тряпочку, Роза не спеша вытерла его полотенцем, уделяя особое внимание члену. Она думала, что глаза Линча не могут стать чернее, но теперь он почти извивался, задыхаясь от ярости и желания. И рвался из кандалов.

– Отпусти меня.

– Отпусти его, – парировала Роза, приподняла юбки и оседлала бедра соперника.

Линч не сводил с нее безразличных глаз.

– Он это я.

– Ты – вся его тьма, – поправила Роза, целуя его в грудь. Сочетание страха и власти кружило голову.

– А кто же он, по-твоему? – прошептал демон.

Розалинда лизнула его сосок. Линч дернулся.

– Он хороший, преданный, честный и храбрый.

И прикусила чувствительную кожу.

– А остальное? Тьма. Ты принадлежишь и мне тоже. Не забывай, – прорычал Линч.

Он толкнулся под ней, прижимаясь горячей плотью к ее бедру. Розалинда застонала и сама задвигалась. Головка члена коснулась влажного шелка ее белья.

– Возьми меня, – прошептал он. – Отдайся мне. Ты нужна… Хочу тебя…

Не в силах думать, Розалинда покачала головой.

– Нет. Сперва пусть он появится.

– Я… его не держу…

Головка члена проникла в разрез в ее белье. Розалинда впилась ногтями в мускулистый живот Линча. Ощущала его шелковистую плоть у своего влажного лона. Линч посмотрел ей в глаза грешным взглядом и снова двинул бедрами.

Розалинда считала, что управляет ситуацией, но ошибалась. Она застонала и машинально дернулась. Ей хотелось испытать наслаждение, но только вместе с Линчем.

– Почему? – прошептала Роза, из последних сил удерживаясь над ним. – Чего он… ты… боишься?

Демон мрачно и маняще улыбнулся и вошел еще чуть глубже.

– Он боится меня. Боится выпустить меня на свободу.

Розалинда сжала его, впустив пока лишь головку. Она рисковала не напрасно. Тьма Линча, его голод всего лишь одна сторона медали. Если Роза не примет его темную сущность, то как же он сам сможет это сделать?

Она откинула голову назад и опустилась на него до конца. Юбки накрыли его грудь и живот, и Линч закричал от наслаждения.

У нее так давно не было мужчины. Она вечность не испытывала желания, но Линча хотела с самого начала, хоть и пугалась до жути. Розалинда посмотрела в черные глаза и медленно поднялась, пока в ней не осталась лишь головка. Голубокровный. Когда-то он являл собой ее худший страх, но теперь она понимала, что Линч всего лишь мужчина. Роза закусила нижнюю губу, застонала и вновь опустилась вниз.

– Черт! – Линч резко выгнулся. – С тобой так хорошо!

– С тобой тоже, – прошептала она, медленно и решительно двигаясь на нем.

– Хочу тебя касаться…

Он стиснул кулаки и потянул цепи.

Стоит ли? Розалинда прищурилась и качнула бедрами. Ей так хотелось ощутить его ласки. Она вытащила из волос шпильку и окинула Линча страстным взглядом.

И быстро отомкнула кандалы на его запястьях. Линч схватил ее за бедра и согнул колени, так что Роза склонилась вперед, насаженная на его член.

– Да, – шептала она, двигаясь на нем все быстрее и решительнее, пока он задавал ей темп.

Ловкие пальцы соскользнули ей под юбки.

– Мне так нравится твоя чопорность.

Он раздвинул ее белье, лаская горячую влажную плоть.

– А ты мне нравишься… вот таким… раскованным и неуправляемым.

Сомнение охватило тьму. Роза заметила это и порадовалась победе, пока его пальцы изысканно ее мучили. Вдруг Линч замер.

– Я сделал тебе больно. В Нижнем городе, – произнес он, припоминая.

– Нет. – Она терлась о его пальцы, требуя продолжения. Схватила за запястье, прижалась крепче. – Ты никогда меня не обижал. Во всяком случае, намеренно. Лишь хотел сделать меня своей.

Линч вздрогнул, и его глаза стали серыми. Роза ощутила триумф и замедлила движения.

– Я не помню, – простонал он. – Я вижу… лишь проблески… Как притиснул тебя к стене…

– Иногда мне нравится пожестче. К тому же… – Она подавила стон. – Почему ты считаешь, что мне с тобой не справиться? С полноценным тобой?

Она так бурно кончила, что все тело зазвенело от желания. С тихим вскриком Розалинда рухнула на грудь любовника.

– Боже. О боже!

И встретилась взглядом с широко открытыми серыми глазами. Розалинда чуть не расплакалась и нежно погладила Линча по щеке. Он стиснул ее бедра, перехватывая контроль над ситуацией. Она не могла пошевелиться, едва дышала. Оставалось лишь стонать, пока он двигался в ней, доводя их обоих до экстаза.

На сей раз пути назад нет. Розалинда упала ему на грудь, обмякла, переплела пальцы правой руки с его пальцами.

Линч поднял голову и простонал:

– Роза?

Она почувствовала изменение в его голосе и осознала, что выиграла битву.

– Я здесь, – тихонько ответила Роза и чмокнула холодную кожу его груди.

Член дразняще дернулся в ней.

Линч зарылся одной рукой в ее волосы, а второй обнял Розу, в панике упрашивая:

– Не уходи! Не покидай меня!

Розалинда прижалась к нему и сонно закрыла глаза.

– Я тебя не отпущу. Можешь этого больше не бояться.


Глава 17 | Моя блестящая леди | Глава 19