home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ВОСЬМАЯ. Невеста для Кащея

Я аккуратно приземлилась перед крепким деревянным домом с треугольной крышей и окошечком на чердаке. Ставни открыты, из печи идёт дымок. В соседнем дворе яростно залаяла собака. Хозяйка дома выскочила на крыльцо. Медового цвета волосы распущены, рукава рубахи закатаны по локоть. Красивая худощавая женщина, лет ей на вид слегка за тридцать. Со здоровьем точно всё в порядке — иначе вела бы совсем другой образ жизни.

— Доброго утра, Меланья, — я, задрав сарафан, выбралась из ступы и с наслаждением переступила с ноги на ногу. — Поговорить надо.

— Доброго утреца, — она подозрительно оглядела меня и ступу. — Это с каких же пор Яга по селениям летает? Чем я такое внимание заслужила?

— Поговорить надо, — повторила я. — Замуж хочешь?

Женщина громко расхохоталась.

— Да ты, ведьма, затейница! Кто ж меня замуж возьмёт? Толковым мужикам невинную юную девицу подавай, а за бестолкового я и сама не пойду. Ко мне скоро могут прийти, давай быстрее говори, чего тебе надобно.

— Сосватать тебя хочу. За Кащея, — тихо сказала я. — Чем тебе не толковый жених?

— За Кащея? — задумчиво протянула Меланья. — Кащей-то толковый. Да только я ему для какой надобности?

— Вот об этом и поговорим, — я выудила из ступы узелок с пирожками от Василисы. — Давай самовар ставь.

За травяным чаем с пирожками я рассказала Меланье всё, что знала о Кащее.

— Молодильные яблочки — это хорошо. И то, что мужчина в соку… — она блудливо улыбнулась. — Видать, хилые ему ведьмы попадались. Взрывной… Ну так тут половина селения взрывных. Посмотреть бы на него еще да поговорить…

— И посмотришь, и поговоришь, — пообещала я, оглядывая чистую избу.

Хозяйка из Меланьи оказалась очень неплохая. Все вокруг натёрто до блеска, по избе витают вкусные запахи.

— Тебе-то в этом деле что за интерес? — женщина проницательно взглянула на меня.

— Надо, чтобы Кащей девушек из селений в покое оставил, — ответила я. — Всё равно другой такой, как ты, не найдёт. И тебе хорошо будет, и ему, и всем вокруг.

— Можно попробовать, — задумчиво сказала она.

— Тогда полетели, — я кивнула в окно на ступу.

Меланья прихорашивалась недолго. Заплела роскошную толстую косу до колена, надела чистую белую рубаху, тёмно-синий сарафан, накинула на голову светлый платок. Когда мы вышли из дому, в соседних дворах поднялся теперь уже разноголосый собачий лай.

— А ты собаку почему не держишь? — поинтересовалась я, глядя, как Меланья, задрав сарафан выше колен, осторожно залезает в ступу.

— На что она мне? — пожала плечами женщина. — Красть у меня нечего, да и люди разные приходят часто. Охрипнет лаять. Коли Кащей жениться не захочет, ты меня назад привезёшь?

— Привезу, — пообещала я. — Но думаю, что вы друг другу приглянетесь.

Вдвоем в ступе было тесновато. Узел с пирожками от Доклики Меланья держала в руке. Я пристроила блюдо и яблочко у себя в ногах.

Филин ждал в лесу и взвился в воздух раньше, чем мы добрались до первых деревьев. Лететь, к счастью, пришлось на этот раз не слишком долго. По моим ощущениям — минут сорок. Равнина сменилась холмами, а затем — и каменными горами. Филин начал снижаться, спускаясь всё глубже в широкий каменный мешок. Вот птица сделала круг над ровной площадкой, образованной уступом одной из гор. Теперь я заметила там тёмную неровную арку — вход в пещеру. Веселенькое место. Сюда разве только на ступе и можно добраться.

От площадки шёл крутой, почти отвесный спуск, справа и слева высились толстенные вековые деревья. Как только их корни смогли пробиться сквозь камень? Хотя нет, за первым огромным дубом видно обычную сухую темно-серую почву. Пещера, как я понимаю, для Кащея — вместо дома. А роща рядом — просто для прогулок или там запрятана знаменитая сказочная «кащеева смерть»?

Я с опаской посмотрела на пещеру. Ни одной ступы, а значит здесь нет и ни одной ведьмы. Попрятались все по лесам вокруг стольного града, или кто-то самый смелый уже побывал у главного злодея Лукоморья?

Я осторожно посадила ступу между входом в пещеру и деревьями, поближе к каменной скале. Филин-свет всячески показывал, что дальше надо зайти в пещеру, однако сам туда лететь не собирался.

— А где же хозяин? — Меланья с интересом огляделась.

Я пожала плечами. Внутрь скалы забираться было страшновато. Вокруг — ни души. Только деревья шелестят листьями на лёгком ветерке.

— Сейчас посмотрим. Подождём тут, если что, — неопределённо ответила я.

Из-за деревьев бесшумно вышел мужчина на вид лет тридцати пяти-сорока в чёрной накидке вроде мантии. Волосы цвета воронова крыла спадают на плечи, взгляд тёмных глаз — рентгеновский, еще более пронизывающий, чем у Любавы.

— Это что за гости? — суховато произнёс он. — Никак ещё одна царская невеста пожаловала? — в голосе мужчины мне послышались иронические нотки.

— Доброго дня, — мой голос слегка дрогнул.

— Доброго здоровьица, — улыбнулась Меланья.

В её глазах появился маслянистый блеск. Взгляд Кащея немного смягчился.

— Я действительно с отбора царя Данияра, — решительно произнесла я.

— А кто бы засомневался! — раздражённо бросил Кащей. — С самого утра одна за другой шныряют. Никакого покоя нет. Малахольные ведьмы там дупло ищут, — он показал на деревья за спиной. — Какой баран только распустил слух про смерть Кащееву, которая в ларце в дупле запрятана? Понапридумывали сказок — в зайце утка, в яйце игла… — с досадой произнёс Кащей. — Где они видали такое, хотел бы я знать? Уже четверых царевых невест за поисками поймал. Высшая ведьма тоже отличились — выход заколдовать пыталась, — Кащей широким жестом показал на пещеру. — Эта, черненькая, что помоложе, торгуется, как на ярмарке, — чего, мол, мне дать, чтобы до конца отбора меня не было ни видно ни слышно? Ещё и часть золота в казну вернуть просит. Бабка древняя пришкандыбала, настойчиво предлагала мне себя в жёны…

— Сочувствую, — я с трудом сдержала улыбку, представив безумное утро Кащея Бессмертного.

— Им посочувствуй! — буркнул он. — Ты сама-то с чем пожаловала? Коли тоже торговаться или колдовать тут собираешься, так можешь сразу улетать на все четыре стороны, пока я добрый.

Больше всего мне хотелось так и сделать. На доброго Кащей был не слишком похож.

— Свахой побыть хочу, — я заставила себя смотреть в недовольные бездонные глаза. — Ты, говорят, невесту никак не можешь найти? Вот и привезла Меланью к тебе познакомиться. Может, до чего путного договоритесь. Пирожки с собой прихватили…

— Пирожки, говоришь? — Кащей с интересом посмотрел на Меланью, его голос тут же смягчился. — Ну, пошли, побеседуем.

Бессмертный злодей провел нас каменным коридором в высокую, просторную и неожиданно светлую пещеру. У стены сидел на выступе филин-свет с открытыми глазами. Похож на нашего, но крупнее и чуть темнее. Я с любопытством огляделась. Ожидала всего — груды костей и черепов, заточённых девиц, заколдованных жаб или змей, — но только не этого. Пещера была обставлена лучше горницы в царских палатах. Широкая двуспальная кровать небрежно заправлена ярким вязаным покрывалом в разноцветную полоску, массивный деревянный стол покрыт светлой скатертью, на табуретках мягкие подстилочки, у каменной стены — настоящая печь. За столом пристроилась женщина лет шестидесяти, кого-то мне напоминающая. Она увлечённо жевала ярко-красное хрустящее яблоко. В миске на столе высилась горка яблочных огрызков.

— Всё, хватит, не увлекайся, — бросил женщине Кащей. — Захочешь — через месяц-другой прилетай, может быть, и ещё дам. А пока как договаривались — прогуляйся, посмотри, нет ли еще кого с вашего отбора. Если заметишь очередную царёву невесту — зови.

— Так вот она — Олеся, — женщина ткнула в мою сторону пальцем.

— Её я и так вижу, — поморщился Кащей. — Эх, да что ж мне везде с утра кошачий дух мерещится? — он принюхался.

Женщина вышла из пещеры. Мой взгляд остановился на знакомой клюке, прислоненной к столу, — жёлтой, с «весёлой картинкой» — вырезанным сверху черепом. Значит, бабку, которая к Кащею в невесты рвалась, он ни во что не превратил, а просто накормил молодильными яблоками в безумном, судя по огрызкам, количестве. Надеюсь, с остальными ведьмами тоже всё в порядке, и Кащей просто разогнал их из своих владений.

— Ну как тебе жилище? — он с интересом взглянул на Меланью.

— Порядок бы тут навести, — протянула та. — Половички положить, завесу какую у входа повесить, скатерку постирать — и совсем хорошо было бы.

— Верно говоришь, — с одобрением в голосе признал Кащей. — А займись-ка ты, Меланья, самоваром. Сообрази что-нибудь к вашим пирожкам. Посмотри, что где лежит, а мы пока со свахой пройдёмся, поговорим.

Он кивнул мне на ход из пещеры. Выходя, я оглянулась. Меланья уже ковырялась в огромном, грубо сколоченном шкафу без ножек, где у Кащея хранились продукты. Быстро же она освоилась!

— Ну что, ведьма, чего за услугу потребуешь, коли мне невеста подойдёт? — насмешливо спросил Кащей, когда мы вышли к ступе.

— Ничего, — ответила я.

— Прямо так-таки ничего? — он прищурился. — Ни яблочек молодильных, ни золота?

— Ну, от молодильных яблочек не откажусь, — признала я. — Но требовать их не буду.

— Занятная ты Яга, — Кащей покачал головой. — Любая ведьма за такую услугу несусветную цену заломила бы. Меланья-то мне глянулась, может быть, и женюсь, посмотреть на неё получше надо. Так что ты сейчас пирожочек с чаем съешь и оставь нас, мы дальше без тебя разберёмся, что да как. А яблоками я тебя, пожалуй, всё же угощу. На сколько годков омолодиться хочешь?

— На пять, — подумав, решила я.

Если вернусь в свой мир, внезапное омоложение на десять лет и больше вряд ли получится объяснить.

— Скромничаешь? — недоверчиво взглянул на меня Кащей. — Что ж, услуга за услугу, не люблю должным быть. Ты после пирожков улетаешь, а я тебе молодильные яблочки даю.

— Слушай, не могу я вот так улететь, — возразила я. — А если вы с Меланьей не договоритесь, кто её назад домой повезёт?

— Если не сговоримся, я сам её прямо к дому доставлю, — пообещал Кащей. — Только думаю, сговоримся. Хорошая она вроде баба, спокойная, домовитая… — Он сморщил нос. — Ну откуда здесь кошачьим духом пахнет?

Я никакого запаха кошек не слышала, однако Кащея он беспокоил. Бессмертный с недовольным видом по-собачьи принюхивался к воздуху.

— Я в ступе с котом летала, — сказала я. — Может, там запах остался?

— Да нет, этот дух пораньше тебя появился, — буркнул Кащей. — Как будто один разговорчивый кот-Баюн неподалёку бродит, — громче добавил он. — Несколько лет уж тут не появлялся. Объявился сегодня, что ли?

— Объявился, объявился, — ворчливо отозвался откуда-то Мурчик. — Хозяйка у меня — ведьма мирная, но малахольная, и с тобой совсем не знакома. Надо ж проследить, чтобы всё в порядке было.

Он соскочил сверху со скалы и плавно приземлился на лапы рядом со мной.

— А то уже трёх жаб встретил и одну змею, — продолжал кот.

— Нечего было по дуплам мою смерть искать, — бросил Кащей. — Пусть теперь тут комаров и мух половят до конца царского отбора. Как женится царь Данияр — ну, или помрёт, — так они облик человеческий и обретут. Воздухом подышат, подумают хорошо, как с Кащеем разговаривать… А ты, значит, к ведьме теперь прибился, — он неприятно усмехнулся. — Я уж было подумал, побродил ты по свету и решил вернуться…

Зелёные глаза Мурчика опасно полыхнули, чёрная шерсть встала дыбом.

— Я тебе не скоморох — сказки рассказывать, — прошипел кот. — И не медведь ручной — на цепи сидеть!

— С характером зверь, — Кащей с усмешкой кивнул мне на Мурчика. — С цепью я, может, и погорячился. Сам виноват, нечего было меня злить.

Я вздохнула поглубже. Могла бы и насторожиться, когда кот так легко согласился остаться в царских палатах и начал выспрашивать о моих планах. Не знаю, чем Мурчик в своё время разозлил Кащея, но сейчас кот прямо напрашивается на неприятности.

— Мне не нужны молодильные яблоки, — выпалила я.

Прозвучало это совсем не к месту. Кащей посмотрел на меня с лёгким удивлением.

— Хочешь чем-то отплатить — оставь мне кота, — продолжала я.

Главный злодей Лукоморья недоуменно сморгнул и вопросительно взглянул на Мурчика.

— Говорю же, ведьма хорошая, опытная, но малахольная, — меланхолично прокомментировал тот.

— Делать мне больше нечего, кота со скверным характером насильно тут задерживать, — бросил Кащей. — Всё равно ведь удерёт. Пошли лучше посмотрим, что там Меланья на стол выставила.

Мурчик подморгнул мне озорным глазом и степенно двинулся за Кащеем. Странно они общаются — можно сказать, на равных. Хотя с Мурчиком по — другому, наверное, и не получится.

В пещере к запаху пирожков прибавился аромат заваренных трав. Скатерть на столе Меланья заменила на белую с красными вышитыми узорами по краям. В центре стола стояло расписное блюдо с пирожками. В трёх чашках аппетитно дымился травяной чай, а глиняная бутыль и маленькие стаканчики на столе прозрачно намекали, что будет не только чай. Пол в жилище Кащея оказался чисто выметен. Разрумянившаяся Меланья встретила нас улыбкой.

— Уже думала выглянуть, вас позвать, пока чаёк не остыл, — пропела она.

Бессмертный злодей стал похож на Мурчика, увидевшего миску сметаны. Я вздохнула с облегчением. Первый этап кастинга на роль невесты Меланья прошла блестяще. Хорошо бы Кащей с ней сошёлся. Девушки из её поселения сразу заживут спокойно: вряд ли Меланье там найдётся замена. Кащей Бессмертный остепенится и оставит селянок в покое. Я уже вижу, что пара может получиться очень неплохая.

— Кис-кис, — радостно позвала Меланья, увидев Мурчика. — Хорошо, что котик есть, а то я тут уже двух мышей видела. Сметанки ему налить или молочка?

— Обойдусь, — буркнул кот.

От неожиданности Меланья плюхнулась на табурет. Её глаза округлились.

— Не хочешь здесь ничего есть? Всё врагом считаешь? — поднял бровь Кащей. — Брось, ты ж один такой на всё Лукоморье — бессмертный говорящий кот-Баюн. Это, Меланьюшка, кот особый, — чуть насмешливо проговорил он. — Архивредный и чересчур вольный. Что хочет, то и делает, и никто ему не указ. Сейчас вот за хозяйкой своей явился, с ней, я так понимаю, отсюда и улетит. А насчёт мышей не переживай — нормального кота заведём, не говорящего и без гонора.

Я с удовольствием отметила и «Меланьюшку», и — особенно — «у нас».

Мы расселись за столом. Мурчик устроился на полу между мной и Кащеем. Я заметила, что кот напряжён. Вроде лежит почти как обычно, но не расслабляется и глаз ни на секунду не прикрывает, взгляд зелёных кошачьих глаз направлен на Кащея. Тот дотронулся до скатерти и что-то пробормотал. Кувшин поднялся над столом и принялся сам разливать по глиняным стаканчикам мутноватый напиток медового цвета. Затем на скатерти появились три мисочки с ароматным яблочным повидлом и расписные деревянные ложечки. Я старалась не слишком таращить глаза. Настоящая Яга вряд ли удивилась бы чудесам в пещере Кащея.

— Батюшки, — ахнула Меланья. — Это я что же, скатертью-самобранкой стол застелила?

— У меня обе скатерти — самобранки, — с удовольствием ответил Кащей. — Потом покажу, как с ними обращаться. — Он поднял свой стаканчик. — Ну, со знакомством приятственным.

Кащей и Меланья приложились к мутному напитку. Я поднесла его у губам, вдохнула запах мёда, трав и ягод.

— На место поставь, — негромко, с нажимом заговорил Мурчик. — Тебя эта наливочка с первой чарки с ног собьёт, а нам еще назад лететь.

— Не пойму, кто над кем хозяин, — выразительно хмыкнул Кащей. — Когда такое было, чтобы Ягу наливка Кащеева с ног сбивала?

— Её всё с ног сбивает, — флегматично сообщил кот. — Если напоишь — сам не рад будешь.

Из любопытства я всё же осторожно пригубила мутный напиток. Хорошо, что Мурчик предупредил: наливочка оказалась приторно-сладкой и очень крепкой, почти обжигающей. Она больше напоминала настоянный на травах спирт с мёдом и ягодным соком. Под уничтожающим взглядом Мурчика я поставила стаканчик на стол.

— Варенье-то, надеюсь, твою хозяйку с ног не собьёт? — насмешливо спросил Кащей.

Варенье оказалось выше всяких похвал. Яблочный аромат витал в воздухе и, казалось, окутывал тело, проникал под кожу. Терпкий травяной чай делал вкус уваренных сладких яблок ещё приятнее. Я начинала чувствовать себя лишней: Кащей с Меланьей вовсю флиртовали и обменивались выразительными взглядами. Надо поскорее допивать чаёк и улетать, пара явно была не прочь перейти к следующему, более интимному этапу вавгеаж знакомства.

Мурчик помалкивал. Он уселся у табурета и, склонив голову, внимательно наблюдал за мной.

— Хорошо сидим, — крякнул Кащей. — Жаль, соседа-змея тут нет.

Я промолчала. Хорошо, что змея нет, я не испытываю ни малейшего желания лишний раз встречаться с положившим на меня глаз Горынычем. Тем более, если змей хлебнёт при мне кащеевой наливки.

— Олеся, сколько ведьм на отборе? — поинтересовался Бессмертный.

— Десять.

— Значит, пятеро вас осталось. У тебя есть все шансы победить, — широко улыбнулся он. — Высшая ведьма сейчас на болоте комаров ловит, остальные — бестолочи, одна чёрненькая у тебя в соперницах остаётся. Так что думай. Коли царь в мужья не нужен, могу со змеем договориться, у него пересидишь. Вас же почти наверняка после меня к нему с каким-нибудь новым дурным заданием отправят. С огнём Данияр играет, на ответ напрашивается. Я часть ведьм заколдовал, змей еще какую-нибудь штуку отколет.

Превращение высшей ведьмы в жабу меня почти порадовало. С местного болота она вряд ли сможет пакостить конкуренткам. После отбора, когда Лукерья обретёт человеческий облик, ей уже не будет смысла делать мне гадости. А вот предположение о следующем задании Данияра меня тревожило. Лететь к змею я не собиралась ни по заданию царя, ни по протекции Кащея. С Горынычем пусть Любава общается, если она так хочет стать царицей. Интересно, кого еще из ведьм заколдовал Кащей? Впрочем, это я и так узнаю, когда вернусь в царские палаты.

— Мы со змеем знакомы, — нейтрально улыбнулась я, не отвечая на любезное предложение Кащея.

— Соседи, можно сказать, — вставил Мурчик.

Внезапно заныли десны там, где давно не было двух зубов, — сверху, с краю. Вставить их я так и не дошла. Вроде не видно, есть особо не мешает. Я еле сдержалась, чтобы не поморщиться. Подозреваю, что Яга должна знать какие-нибудь заговоры или рецепты от зубной боли, но я-то — не Яга. Боль становилась сильнее. Я машинально провела языком по дёснам. Оттуда торчало что-то широкое и острое. Зубы! Недостающие зубы росли, увеличиваясь с каждой секундой. Я чуть не выронила ложку. Это ещё что такое?

Я машинально перевела взгляд с Кащея на Меланью. Она менялась на глазах. Разглаживались мелкие морщинки под глазами, фигура становилась еще стройнее, овал лица — чётче.

— Ну вот, другое же дело, — с удовольствием заявил Кащей, переводя взгляд с неё на меня. — А то — на пять лет, ни то ни сё…

— Да, другое дело: лет пятнадцать долой, — одобрительно кивнул Мурчик.

Меланья вскочила и уставилась на своё отражение в самоваре.

— Батюшки, да я же девкой почти так и смотрелась! — её глаза засияли от удовольствия, она, чуть приплясывая, завертелась у самовара.

Я приподнялась и с опаской взглянула на отражение со своей стороны самовара. Так я выглядела лет в двадцать пять. Чуть худее, чётче контуры фигуры, намного моложе лицо.

— Я об этом не просила! — выпалила я.

— И впрямь малахольная, — усмехнулся Кащей. — Старые ведьмы передрались бы смертным боем за варенье из молодильных яблочек, а ты еще чем-то недовольна.

— Очень хорошо получилось, — неожиданно встал на его сторону Мурчик. — Просто красавица писаная.

Я раздражённо покосилась на кота. Нашёл, чему порадоваться и в чём поддержать Кащея! О наливочке, значит, предупредил, а о такой «мелочи», как молодильное варенье, промолчал.

— И что, мне в таком виде у царю Данияру лететь? — возмутилась я. — Мы так не договаривались. Там и так озабоченный царевич по ночам приключений ищет, а царь невесту выбирает. Не хватало мне ещё к ним в таком виде заявиться!

О том, какие сложности меня ждут в моём мире, я сказать не могла, но главная проблема была именно в них.

— Не хочешь к царю лететь — так не лети, — рассудительно произнёс подвыпивший Кащей. — Хочешь, повредим тебе ступу и будем тут до конца отбора её чинить? Или к соседу, змею, отправляйся. Кстати, что там за царевич такой, которому по ночам не спится? Могу его в летучую мышь превратить на месяц-другой. Полетает, подумает, глядишь и не будет больше ведьм тревожить.

К змею я не собиралась ни в коем случае. Засесть у взрывного Кащея вместе с Мурчиком и изображать починку ступы — тоже опасно. Кот быстро доведёт бывшего хозяина до белого каления.

— С царевичем я сама разберусь, — упавшим голосом сказала я. — Спасибо за угощение, нам наверное пора.

Улетали мы под бурные восторг Меланьи по поводу стремительного омоложения. Кащей смотрел на неё так, что было ясно: только и ждёт, когда я оставлю их вдвоём. Эта пара должна сложиться, если я хоть что-то понимаю в семейной психологии. А за казной Кащеевой пусть кто-нибудь другой из ведьм поохотится.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ. Первое задание царя Данияра | Ведьма? Психолог! | ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. Брачное предложение царевича