home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ШЕСТАЯ. Путь к стольному граду

Вылетали мы за полночь. Я, Мурчик, узел с одеждой Яги и — в другом узле — серебряное блюдо с молодильным яблоком. Доклика скептически качал головой, глядя как я надеваю кокошник, серьги и бусы.

— Ты там осторожнее, на рожон не лезь, — напутствовал он. — Я вас ждать буду. У домовых с царских палат буду про вас узнавать.

— Не знаешь, у них там кошки есть? — деловито осведомился Мурчик.

— Какие еще кошки? — возмущённо заскрипел Доклика. — Твоё дело — хозяйке помогать! По кошкам будешь бегать, когда назад вернётесь.

— Одно другому не мешает, — буркнул кот.

Когда мы вышли на поляну, филин-свет вылетел следом, освещая путь глазами-фонарями. Он уселся на ветку раскидистого дерева и повернулся к поляне. Два ярких пятна света легли на всю поляну.

— Филин проводит вас до стольного града и вернётся, — объяснил Доклика. — Дорогу покажет и поможет, чем сможет.

Домовой внимательно наблюдал, как мы усаживаемся в ступу. Он сам неожиданно ловко влез по стенке ступы в ведьмин «самолет», что бы поудобнее устроить там волшебное блюдо и узел с одеждой. Мурчик пристроился прямо у меня на ноге, Доклика неуклюже выбрался из ступы.

— Коли нападёт кто — лети себе вперёд, не останавливайся, не сворачивай, — наставлял он. — Филин-свет любого врага ослепит, коли глаза полностью раскроет. Он хозяйку в обиду не даст.

— Так хозяйка же — Яга, — напомнила я.

— Кто в избе живёт да на хлеб для всех зарабатывает, та и хозяйка, — решительно заявил домовой.

Я чуть не спросила, зачем филину хлеб, но прикусила язык. За три дня я действительно получила продукты за беседы с местными девицами, сейчас полечу с Мурчиком зарабатывать монеты на ремонт избушки. Вполне логично, что филин-свет покажет дорогу и проводит нас, сколько сможет.

— И никаких кошек, слышал? — скрипнул на Мурчика Доклика. — А не то со сметанки на мышей перейдёшь.

Кот презрительно фыркнул.

— Счастливо оставаться, Доклика, — я улыбнулась домовому.

А теперь оттолкнуться от земли помелом — и вперёд! Филин сорвался с ветки и огромной серой тенью взмыл над деревьями. Его взгляд проложил в ночном небе под крапинками звёзд две светящиеся дорожки.

— Возвращайтесь скорее! — кричал снизу домовой.

Его уже не было видно на тёмной поляне, лишь очертания избы вырисовывались в лунно-звёздном свете. Филин впереди казался гигантской фантастической тенью. Помелом я отталкивалась от воздуха неспешно — кто знает, сколько придётся лететь до стольного града? Ни Мурчик, ни домовой на этот вопрос внятно ответить не смогли.

Ночь выдалась прохладная, ветер холодил спину и руки через рубаху. Хорошо, что направление у ступы пока идёт по ветру, и мне особо трудиться не приходится. Филин-свет держится впереди метров на двадцать, замедляя и ускоряя полёт вместе со ступой. Птица ни разу не обернулась, а расстояние чувствует чётко. Внизу тёмными неровными волнами пригибаются верхушки деревьев. Вот показались справа тёмные треугольные крыши приземистых домиков.

— Девчонки из этого селения к Яге бегают? — спросила я.

— Кто из этого, а кто из ближнего, — степенно отозвался кот. — С другой стороны селение поближе есть.

Снова лес колышется под ступой. Хорошо хоть, змея Горыныча не видно. Этой встречи я больше всего боялась. Встретится приятель Яги, решит пошалить, как обычно, — и филин-свет против него вряд ли поможет.

Впереди, в светящейся дорожке замелькали небольшие тени — множество крылатых существ тучей взмыло с деревьев нам навстречу. Я машинально направила ступу вниз.

— Наверх! — заорал Мурчик. — Разобьёмся!

Я стиснула зубы и оттолкнулась помелом сверху вниз. Метла задела верхушку ближайшего дерева, ступа снова поднялась высоко над лесом.

— Говорил тебе Доклика: что бы ни случилось, вперёд лети, — возмущённо шипел кот.

Свет, исходящий из глаз филина, стал почти нестерпимо ярким. Я прищурилась. И это мы за спиной птицы летим. Каково же тогда тем, к кому обращён взгляд филин-света? Туча крылатых теней устремились вниз, к деревьям, многие из них переворачивались в воздухе. Птица вертела головой, освещая путь со всех сторон.

— Давай шибче, — приказал кот.

Стоило мне придать ступе ускорение, как филин принялся нарезать вокруг нас широкие круги.

— Что это было? — выдохнула я.

— Мелкая пакость, — ответил Мурчик. — Кто-то из ведьм натравил на тебя летучих мышей. Эх, не на Ягу попали… — с сожалением добавил кот. — Странно, кто бы решился на Олесю их напустить? Такие штучки с неопытными ведьмами могут пройти, но не со старыми.

— Ничего себе — мелкая пакость! — пробормотала я. — Если бы не филин, мы бы точно упали.

Я поежилась, представив, как мне в лицо в полутьме несётся туча мелких крылатых тварей. Я бы вообще про помело забыла!

— Странные дела творятся, — задумчиво сказал кот. — Если бы мыши вот так на Ягу налетели, она бы ими филин-света потом кормила. Зачем было их на нас напускать?

— Могла Олеся кому-нибудь проболтаться, что поменяет нас местами? — спросила я.

— Ни в коем разе. Она, конечно, стервь ещё та, но не сумасшедшая, — категорично заявил Мурчик. — Она и про ваш мир-то только нам с Докликой рассказывала.

Может и так. Но похоже, кто-то подозревает, что я — не ведьма. Напускать мышей на ту Олесю смысла не имело. Остаётся два варианта. Первый — чья-то шутка, неуместная, глупая, но без злого умысла. Второй — именно злой умысел, но тогда человек должен догадываться, что я — не ведьма.

Вариант с шуткой Мурчик отмёл сразу.

— Из шутников в окрестностях только змей живёт, он мышам приказывать не умеет. Да и на шалость это не похоже.

Оставался второй вариант. Непонятно только, зачем выводить меня из игры. Даже если старые ведьмы жаждут выйти замуж за царя, то должны понимать, что я им — не конкурентка, а настоящую Ягу летучими мышами с пути не собьёшь.

Филин-свет вновь летел впереди, освещая дорогу. Я с тревогой всматривалась в светящуюся дорожку и во тьму по разным сторонам от неё. Если кто-то хочет, чтобы я не добралась до стольного града, мог подстроить и несколько ловушек. И действительно, вскоре послышалось хлопанье многочисленных крыльев. Навстречу летела туча гораздо больше предыдущей. В ярком свете я различила чёрные оперенья и острые клювы. На нас неслась стая здоровенным ворон. Вспышка впереди заставила меня сморгнуть. Рука крепко сжимала древко метлы. Как бы страшно ни было, снижаться нельзя. Мурчик прав — разобьемся. Снова вспышка, ещё сильнее предыдущей.

— Что это? — заорала я.

— Филин моргает, — спокойно ответил кот. — А вороны слепнут.

Туча рассеивалась. Часть птиц облетала нас далеко стороной, часть снижалась. филин-свет вновь принялся нарезать круги вокруг ступы.

— Он провожал бы на отбор настоящую Ягу? — спросила я.

— Олеся бы никого из нас с собой не взяла, — сказал Мурчик. — Не нравится мне всё это. — И себе под нос проворчал: — Прав Доклика, нельзя тебя там одну оставлять.

Откуда-то снизу послышался грозный рык — такой мощный, что задрожали верхушки деревьев. Я опустила глаза и чуть не заорала от ужаса. К ступе между деревьями стремительно поднимался змей. Тот самый, зелёный, со струйками дыма из ноздрей. Я с удвоенной силой оттолкнулась от воздуха. Только шаловливого приятеля Яги мне и не хватало.

— Не удирай! — прошипел Мурчик. Я ощутила, как в мою ногу впились острые когти. — Всё равно не сумеешь. Неладное он заметил, скорей всего, проводить тебя решил.

— Не царапайся! — тихо рыкнула я.

Змей приблизился настолько, что я ощутила жар его дыхания.

— Это у нас, у котов, само собой получается, — Мурчик убрал когти. — Как понервничаешь, так коготки и вылезают.

Дракон мирно летел рядом со ступой. Я с опаской ждала от змея какой-нибудь пакости, но похоже кот прав: Горыныч по-приятельски решил проводить старую знакомую. Вот и филин-свет расслабился, отлетел немного дальше от ступы. Кот свернулся клубочком и задремал. Плечо начинало ломить от постоянных упражнений с помелом. Знать бы, скоро ли появится этот их стольный град. Пока внизу мелькали только маленькие деревушки, леса и болота.

— Спускайся, — вдруг вполне по — человечески рыкнул змей.

От неожиданности я послушно направила ступу вниз, забыв все наставления Доклики. Впрочем, филин тоже пошёл на посадку. Сказочный трехголовый Горыныч умел разговаривать, но я совсем не ожидала, что змей из Лукоморья тоже имеет дар речи. Ступа мягко приземлилась на большой поляне вслед за змеем. Филин уселся на ветку одного из деревьев и направил на нас светящиеся глаза. Мурчик молчал. Это и понятно, не будет же он давать мне указания при Горыныче. Кстати, а где Горыныч-то?

На месте, где приземлился змей, стоял высокий мужчина, напомнивший мне лексусовладельца Вовчика. Такой же крепкий, усатый и лысый, только обаяния в нем побольше, и еще того, что называют красивым словом «харизма». Так вот как Горыныч в человеческом облике выглядит! Теперь хоть понятно, почему Всеслав Аленушку к змею приревновал.

— Ну вечер добрый, — процедил мужик. — И что же тут у нас творится?

— Доброй ночи, — я нервно улыбнулась. — На отбор лечу, к царю Данияру.

— Ты — на отбор, это я понял. Сама Яга-то где? — бросил Горыныч.

Притворяться дальше не имело смысла. Та Олеся общалась со змеем часто и близко, запросто могла рассказать любовнику и обо мне. А даже если и не говорила, змей быстро должен был понять, что я — не Яга.

— Насколько заметно, что я — не она? — откровенно спросила я.

— Мне сразу было ясно, а кто из ведьм может и обмануться, они с Олесей-то почти не видались. Давай рассказывай, — приказал змей.

Я и рассказала всё как есть, умолчала только о том, как весело Яга проводит время в нашем мире. Впрочем, зная свою любовницу, Горыныч и так представил себе остальное.

— Хорошо там обустроится, — уверенно заявил змей. — А ты вместо неё на отбор, значит… Колдовать-то умеешь?

Я нехотя качнула головой. Змей скептически усмехнулся.

— Быстро ты понял, что я — не она?

— Сразу. Олеся с собой филина не потянула бы, — фыркнул Горыныч. — Да и говорящий кот ей там тоже без надобности. Потом — летаешь ты хуже. Для двух-трех дней хорошо, конечно, но с Олесей и в сравнение не идёшь. От ворон отбиваться не стала, меня испугалась, когда увидела. Вот что я тебе скажу — то ли разгадал тебя кто-то, то ли проверяет, насколько ты опытная ведьма.

— И что же мне делать?

Я глубоко вздохнула. Назад поворачивать — не вариант, царский указ нарушать нельзя. Вперёд лететь — так неизвестно, какие еще подлянки могли оставить для меня на пути.

— Я до стольного града провожу, — подумав, решил змей. — Ну а дальше уж сама разбирайся. А хочешь — тут отбор пересиди, со мной точно веселее будет. Скажешь потом, что я тебя по пути украл. Я подтвержу, если смельчаки найдутся спрашивать, — он лихо закрутил ус и подмигнул мне. — А то жаль такую красу к Данияру отправлять, самому пригодится.

Вот только этого мне и не хватает для полного счастья — застрять в глухом лесу в качестве любовницы змея Горыныча!

— Звучит заманчиво, — дипломатично ответила я. — Только я уже на отбор настроилась. Когда еще такое увижу — настоящий царь, толпа ведьм, магические испытания… Интересно же!

Прозвучало без особого энтузиазма, но Горыныч вроде поверил.

— Интересно так интересно, — флегматично проронил он. — Тогда полетели, тут уж недалеко осталось. Давай только птичку отпустим, я дорогу знаю.

— Я без филина мало что вижу.

— Зато я увижу всё, что нужно. Эх, идёт же тебе кокошник, — змей с удовольствием крякнул. — Слушай, а Яга-то вообще возвращаться собирается?

У меня мурашки пробежали по коже. До этого вопроса я даже не думала, что та Олеся может навсегда остаться в нашем мире. А я, соответственно, в Лукоморье.

— Надеюсь, что да, — выдохнула я.

— Коли назад не соберётся — женюсь! — заявил змей, оглядываясь меня откровенно мужским заинтересованным взглядом. — Украду и женюсь.

— Окстись, с ума спятил, что ли? — подал голос Мурчик. — Змеи издавна на молодухах женились, чтоб род не прерывался. Девиц невинных выбирали…

— Тебя не спросил, нечисть мелкая, — огрызнулся Горыныч. — Что мне с той невинности-то? Зрелая баба — она как яблочко наливное. Кстати, о яблочках! Нужны будут змееныши — завсегда можно молодильных яблок поесть. Стареть не будешь, а захочешь — так и омолодишься, — он снова подмигнул мне.

— Я подумаю, — промямлила я. — Может, Яга ещё вернётся…

— Так я с ней договорюсь, чтоб назад тебя не отправляла, — оживился змей.

— Ты меня в первый раз видишь, — напомнила я. — Какая женитьба?

— Сдурел, нечисть крупная, летающая, — меланхолично прокомментировал Мурчик. — Горыныч, нам к царю пора, туда опаздывать никак не можно. Как Олесю с отбора-то домой отправят, так и пообщаетесь.

Остаток пути оказался проще всего. Филин-свет повернул назад, а гигантский змей в воздухе просто поднырнул под ступу и пронёс её на спине до самой столицы Лукоморья. По дороге змей строил планы по моему омоложению и охмурению. Кот тихо хмыкал. Я потирала разнывшееся плечо. Не знаю, чем вызван такой активный интерес змея, но сейчас это только к лучшему. Он тащит на себе ступу, я отдыхаю. Да и ловушка для Горыныча по дороге вряд ли предусмотрена. Змей летел в облаках, здесь было сыро, туманно и страшновато. Но вот Горыныч резко начал снижаться, как хищник, завидевший добычу.

В серых предрассветных сумерках я увидела множество домиков, окружённых крепкими заборами. Сверху «стольный град» напоминал большую деревню из нашего мира.

— На площадь — это уж давай сама садись, — пробасил змей. — Отталкивайся от спины.

Я оттолкнулась помелом, высматривая обещанную площадь. Одна из построек сверху была заметно больше остальных и без забора. Я показала на неё пальцем. Змей кивнул здоровенной головой. Я аккуратно направила ступу вниз. Не врезаться бы никуда в полутьме. Вот уже виден большой деревянный терем. Это, что ли, царские палаты?

Ступа плюхнулась на каменную мостовую и слегка подпрыгнула. Горыныч издал приветственный рёв. Я подняла голову. Огромный дракон, распластав крылья, взмыл в облака и туманно, расплывчатой тенью понёсся в сторону леса.

— Говорили же, со змеем нельзя! — заверещала противным голосом какая-то тётка.

Она торопливо спускалась с крыльца терема. Я быстро оглядела женщину. В «чате» ведьм её точно не было, хотя по возрасту подходит — на вид ей около шестидесяти. Одета в блеклый сарафан, на голове тёмный платок, взгляд сердитый, губы поджаты, топает по вымощенной камнем площади, поднимая ноги чуть выше, чем стоило бы. Так ходят дети, когда учатся маршировать.

— Со змеем нельзя! — повторила она.

— А где змей? — я картинно огляделась.

Тётка на несколько секунд притихла, словно только осознала, что Горыныча нет рядом.

— Олеся? — она наградила меня неприязненным взглядом.

— Я самая.

Я широко улыбнулась, стараясь скопировать манеры своей тёзки-ведьмы.

— За мной проходи, всё своё с собой забирай, — проговорила женщина. — Ступу и метлу оставь, уберут.

Я с трудом выбралась из ступы, Мурчик выпрыгнул следом. Тётка покосилась на него с опаской, а затем смачно сплюнула через левое плечо на мостовую. Я поморщилась. Кот презрительно фыркнул. Неприветливая женщина повела нас к крыльцу, на ходу чётко излагая нужную информацию:

— Купава отведёт тебя в горницу и будет прислуживать. Пополудни начнётся отбор невест, — женщина поморщилась, — и царь наш Данияр провозгласит первое испытание. До того никто из ведьм из своей горницы не выходит. Ежели что не так, скажешь Купаве меня кликнуть, Василиса я.

Я еле сдержала улыбку: на Василису Прекрасную тётка никак не тянула. Да и на Премудрую она не слишком похожа.

Тёмный «холл» терема был ненамного больше коридора моей квартиры. Половицы жалобно поскрипывали под нашими шагами. Мурчик с любопытством озирался по сторонам. Больше всего внутри царские палаты напоминали мне студенческое общежитие. Длинный коридор со скрипучими полами и вдоль него — двери. Еду готовят, судя по запахам, где-то здесь же, на этаже. Только тараканов не хватает для полного совпадения.

Из ближайшей комнаты бесшумно, как привидение, выступила бледная девица с зажженной свечой. Странно, что в царских палатах нет филин-светов. Надо будет спросить Мурчика, почему царь не завёл парочку таких птиц.

— Ночка добрая, — слабым голосом произнесла она.

Пламя свечи нервно плясало, рука девушки подрагивала. Боится меня, что ли? Не удивительно: я же для неё — сильная старая ведьма.

— Добрая, — небрежно отозвалась я.

— Ну чего встала? — прикрикнула Василиса. — Проведи невесту в горницу, узел её возьми!

Я собиралась отдать прислужнице вещи, но руку протянуть не успела. Глаза Мурчика полыхнули в полутьме опасной зеленью.

— Вещей своих только ведьма касается, — прошипел он. — Али порядка не знаете?

Василиса и Купава отшатнулись в стороны. Я гордо распрямила плечи.

— До отбора испытывать ведьму вздумали? — грозно продолжал кот.

Его чёрная шерсть встала дыбом, Мурчик подобрался, словно готовился к прыжку.

— Уж не серчай, приказ такой от царя вышел, всех попроверить, — потупилась Василиса. — Слышала я, трёх невест уж по пути отсеяли.

— Это как же? — мой голос прозвучал неожиданно сипло.

— Ты мышей, ворон да сов встречала? Так это первейшее испытание было. Говорят, высшая ваша по указу царя Данияра все пути заколдовала. Уже три ведьмы в лесах упали…

— Так Лукерья здесь? — свысока спросила я.

Сердце сжалось. Значит, я должна была встретить ещё и сов. Не уверена, что филин-свет смог бы провести нас мимо стаи своих обычных сородичей. Слишком уж они большие, могли сослепу и налететь на ступу. И вряд ли летательный аппарат уцелел бы после столкновения с несколькими совами.

— Здесь, недавно прилетела. Купава, чего стоишь? Проводи невесту!

Я поплелась за перепуганной девицей. Мурчик важно вышагивал рядом. Ну и как сбрасывание ведьм со ступами с большой высоты в лес вяжется с клятвой не чинить смертоубийства? Лукерья ведь её первая произносила.

— Так кто там в лесу упал? — не выдержала я.

— Верина, потом рыжая такая, не помню, как звать, и Анисья.

Анисья, значит? Та, что с высшей ведьмой в их «чате» сцепилась и в нечестности обвинила? Совпадение или Лукерья убирает неугодных конкуренток? Рыжую тоже помню, — она в основном молчала, глаза прятала. Кто такая Верина — не знаю, но не удивлюсь, если брюнетка или добродушного вида женщина, которые вместе с Анисьей заколдовали блюдо высшей ведьмы. Но если заколдовали, то откуда тут известно, что в лесах происходит?

Купава с поклоном распахнула одну из крепких дверей ближе к концу коридора. Я еще не успела заглянуть внутрь, как Мурчик одним прыжком влетел в комнату. Послышался писк, визг, яростное мяуканье. Я под перепуганным взглядом Купавы решительно шагнула за порог. Не знаю, что с Мурчиком, но, судя по звукам, коту нужна помощь.

— Что за горницу вы ведьме отвели? — гневно вопросил из темноты Мурчик.

Купава со свечой зашла в комнату. Рука девушки подрагивала, пламя свечи плясало, отбрасывая на стенки диковинные тени. Я быстро оглядела комнатку. Ничего особенного — узкая деревянная кровать, стол и пара стульев, сундук вроде того, что был в избушке Яги. Из-под кровати видна ночная ваза. Я поморщилась. Значит, никакого подобия туалета в царском тереме нет. Или ведьм туда до отбора не выпустят.

Взъерошенный Мурчик злобно шипит у стены под окном. Видно его в полутьме не слишком хорошо, но вроде кот цел и невредим. Он сделал короткое движение головой. Мимо моей ноги что-то пролетело и шлепнулось через порог позади Купавы. Девица тоненько завизжала. Я обернулась. У порога в коридоре валялась здоровенная задушенная крыса ненамного меньше самого Мурчика. Я стиснула зубы, чудом не завизжав вторым голосом с прислужницей.

— Что тут? — за спиной девушки возник силуэт Василисы. — Ах, чтоб тебя! Не знаем, как их и вытравить из палат царских, — запричитала она. — Вот беда так беда, напасть на весь стольный град…

— Кота завести, толкового, — раздражённо буркнул Мурчик. — А лучше двух.

— Дак где ж его поблизости найдёшь-то? Даже бестолковых днём с огнём не сыщешь, — вздохнула Василиса. — Вот разве что твой котик подсобит, — она умильно посмотрела на меня.

— Смотря как нас с хозяйкой кормить будешь, — вкрадчиво ответил Мурчик. — Олеся вот мясо ест, сметанку, ягодки любит, пирожочки… Да и я от мяска и сметаны не откажусь.

— Будет и мяско, и сметанка свеженькая, — расцвела в улыбке Василиса. — Сама вам в горницу принесу. Только ты уж постарайся, крыс да мышей поизлови.

— Это как хозяйка прикажет, — продолжал набивать нам цену кот.

— Посмотрим, — включилась я в игру, еле сдерживая нервный смех. — Как нас тут принимать будут.

Василиса и Купава расстарались вовсю. Через несколько минут в комнате появились тазик и ведро нагретой воды, что бы сполоснуться с дороги, миска свежайшей сметаны для кота, воздушные булочки с вареньем и травяной чай для меня. Мурчик придирчиво понюхал чашку с чаем и одобрительно кивнул.

— Коли что надо будет, в свистульку дунь, и я сразу приду, — Василиса с поклонами положила на стол маленькую дудку.

Кот с удовольствием лакал сметану. Я быстро съела ранний завтрак и принялась за дело. Для начала разгрузила узел с блюдом и яблоком и засунула их в сундук. Пока он казался самым надёжным местом, хотя крысы могут пробраться и туда. Сверху я сложила одежду из узла и пристроила кокошник.

— А волос-то у тебя покороче, чем у ведьм, будет, — пробормотал Мурчик. — Ты смотри, без платка тут никому не показывайся. Бабы-то косы вокруг головы оборачивают, пусть думают, что и ты тоже так ходишь.

— Что бы я без тебя делала, — вздохнула я.

— Без меня тебе тут делать нечего, — строго заявил кот. — Змеиное гнездо это, а не палаты царские. Не зря Олеся на отбор лететь не хотела. Видала, проверяли они тебя? Ну да ничего, Василиса теперь шёлковая будет, женщины крыс куда больше боятся, чем чёрных котов.

— Мурчик, кто такая Верина? — прошептала я.

— Сильная ведьма, — с уважением ответил кот. — Статная такая, румяная. Она с Анисьей блюдо Лукерьино заколдовала, помнишь? Видать, совы её ступу сбросили. Надо ж было удумать — сов наслать, — с неодобрением сказал он. — Нас они тоже ждали, видел я, сидели стаей на деревьях. А ведь совы стаями-то не летают. Был бы филин-свет, попробовали бы его одолеть, а вот змея забоялись — сжёг бы всех вмиг.

— То есть три ведьмы сегодня ночью насмерть разбились? — нахмурилась я.

— Не знаю уж, насмерть или нет, — с сомнением ответил кот. — Ведьмы-то они сильные. Скорей всего, живы-здоровы, а вот ступы да мётлы точно попереломали. Как пить дать Лукерья именно на тех ведьм да на тебя нацеливалась. Против сов какая ж ступа устоит?

Да уж, повезло мне среди ночи встретить скучающего любвеобильного змея! Я улеглась на застеленную кровать, тело погрузилось в перину. Хорошо бы поспать, но вряд ли получится: нервы у меня сейчас на взводе.

— Ещё ведьма была черноволосая, примерно моего возраста, тоже блюдо заговаривала, — вспомнила я.

— Любава, — сообразил Мурчик. — Такой и совы — не помеха. По силе на отборе соперничать должны высшая и Любава. Ну и наша Яга, если б она тут была. Так что не сильно высовывайся, пусть эти две и выясняют, кому корона царицы достанется. Нам чем раньше домой выгонят — тем лучше.

Я кивнула.

— Ни с кем постарайся не разговаривать, — тихо наставлял Мурчик. — Особняком держись, Олеся так бы и делала. Я пройдусь ненадолго по терему, Василисе парочку крыс отнесу, если повезёт.

— Сметанку отрабатывать надо, — улыбнулась я.

— Заодно разузнаю, что тут да как, — еле слышно пообещал Мурчик.

Он без труда проскользнул в большой проем между полом и дверью. Мне сразу стало неуютно одной в «змеином гнезде». Не придумали бы ведьмы или Василиса еще какую-нибудь проверочку. Да и за Мурчика боязно. Вдруг кто-то на моего бесценного помощника нацелится?

Я вслушивалась в тишину царского терема. Шорохи, шаги, где-то далеко что-то ворчит Василиса, хлопает дверь. Вроде мирные звуки, а у меня мороз по коже. Яге хорошо, она сейчас в нашем мире развлекается, как хочет. Правда, Олеся в моем сне говорила, что навела на меня какие-то защитные чары. Но кто его знает, может, это был просто сон? На всякий случай, я несколько раз мысленно повторила: «Что мне делать на отборе? Ты точно наводила чары?»

Усталость понемногу брала своё. Растёртое целебной мазью Доклики плечо перестало ныть. Мурчика слышно не было. Надеюсь, что он просто затаился где-нибудь в ожидании крыс. Я закрыла глаза. «Олеся, что мне делать?..»

В сон я провалилась, не успев в очередной раз полностью повторить вопрос. Перед глазами возникла Яга, она сидела на траве около палатки где-то на природе, закутанная в огромную камуфляжную куртку — только ноги в джинсах выглядывают. Судя по габаритам одежды, курточку она сняла с Вовчика. Из палатки доносился богатырский храп.

— Долетела? Вот и молодец, — улыбнулась ведьма. — Чары я наводила, да ещё какие. Можешь не дёргаться, до конца отбора их точно хватит. Сама колдовать, конечно, не сможешь, но зла тебе не причинят. За кота не переживай, он ушлый, из любой неприятности выберется, да еще и себе на пользу обратит. По отбору ничего пока подсказать не могу. На следующую ночь расскажешь, что там старый пень придумал. Давай успокаивайся, повеселись там на славу, — Яга подмигнула мне. — Как тебе змей? Ты ему очень глянулась.

Во сне я соображала как наяву. Вопрос возник сразу.

— Ты откуда это знаешь? И про змея, и про кота…

— На тебя сейчас смотрю и вижу, — пожала плечами Яга. — К змею присмотрись — с ним как за каменной стеной, да и яблоки молодильные всё время рядом.

— Что ж ты такого жениха упустила? — съязвила я

— Я волю люблю, — ведьма зевнула. — То, что у вас называется «отношения без обязательств». Какого же змея это устроит?

— Ты когда возвращаться собираешься? — суховато спросила я.

— Не знаю. Пока вообще не собираюсь, мне здесь очень нравится, — Яга просияла улыбкой. — Игорь твой на телефон говорящие письма пишет, такие бесстыдные — я даже от змея ничего подобного не слыхивала. Вовчик то в ресторан везёт, то на шашлыки, теперь вот на природу вывез. Люди к тебе на работу ходят забавные…

— Ты с ума сошла?! — не выдержала я. — Мне-то что тут делать?

— Ты же хотела отдохнуть в глуши, в тишине, — примирительно сказала Яга. — Вот и отдыхай, а там разберёмся, что да как. Всё, пока, на связи.

Я открыла глаза как от толчка. В окошко пробивался утренний свет. Мурчик дремал у стола, во сне выпуская когти. Интересно, поймал он хоть одну крысу или нет? Кстати, о крысах. Совсем забыла спросить Ягу, может ли Лукерья увидеть других ведьм без блюда. Блюдо-то её заколдовано, а птицами высшая ведьма каким-то образом управляла. Вдруг она за мной проследит? Хотя, если Лукерья узнает наш с Олесей секрет, может наоборот успокоиться. Я, в отличие от Яги, высшей ведьме не соперница, а так, мелкая сошка.


ГЛАВА ПЯТАЯ. Марьюшка | Ведьма? Психолог! | ГЛАВА СЕДЬМАЯ. Первое задание царя Данияра