home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ПЯТАЯ. Марьюшка

Мурчик всё так же спал на полу, свернувшись уютным чёрным клубочком. Редкая птица филин-свет уже занял своё место на палке у двери и дремал, прикрыв глаза. Трудолюбивый Доклика возился у печки, он что-то тихо напевал скрипучим голосом. В домике было светло, пахло выпечкой и пряными травами. Я осторожно спустилась по приставной лесенке.

— Доброе утречко, — приветствовал Доклика. — Чайку с травами заварить? Ох и полезный чаёк! И душу успокаивает, и тело бодрит.

На столе у чуда-блюда уже стояла расписная глиняная миска с печеными румяными пирожками и самовар. Вдоль каждого пирожка шла красивая сложная косичка теста.

— Можно и чайку, — машинально ответила я.

Доклика резво пошлёпал к столу. Я ринулись к блюду. Толчок — и яблоко с тихим постукиванием покатилось по серебристой поверхности. «Царь Данияр, — мысленно повторяла я. — Хочу увидеть царя Данияра». Яблочко остановилось, начищенном до блеска блюдо отражало моё напряжённое лицо. Ну и что я не так сделала? Я попробовала покатить яблочко в другую сторону. Не описав полный оборот, оно вновь остановилось.

Доклика увлечённо суетился у самовара.

— Тебе каких пирожочков положить — с мяском, с капустой али с ягодками?

А неплохо тут жилось Олесе! Тихо, свежий воздух, лес вокруг. Продукты наивные посетители вроде Алёнушки принесут, поесть домовой приготовит и на стол накроет. Скучно — с кем-нибудь по блюду можно пообщаться, видимость там гораздо лучше, чем в интернете. Или, как говорили Доклика и Мурчик, загулять где-нибудь.

Не помню, когда мне в последний раз кто-то готовил завтрак, да ещё так заботливо и с откровенным удовольствием.

— С мясом и с ягодками, — я улыбнулась домовому. — Слушай, тут с блюдом что-то не так, показывать не хочет.

Доклика вскочил на табурет, с него перепрыгнул на стол и подошёл к блюду. Домовой деловито подтолкнул яблочко. Поверхность блюда помутнела, а затем там отразилась полуголая Олеся. Она возилась на незнакомой мне кухне размером ненамного меньше моей квартиры. Ведьма напевала что-то из современной эстрады, разогревая шашлыки в микроволновке. Понятно, вчера слушала с Вовчиком последние хиты отечественной попсы.

— Всё показывает, — развёл руками Доклика. — Надо же, тверезая, — пробормотал он под нос.

Я хмыкнула. После настойки из мухоморов алкоголь нашего мира вряд ли может свалить непутёвую Ягу. Сейчас она позавтракает с лексусовладельцем и, скорее всего, отправится ко мне на работу. Тут пока более-менее всё ясно и малоинтересно. Я остановила яблочко. Царь Данияр сейчас гораздо важнее, чем похождения в нашем мире весёлой ведьмы.

Однако блюдо упорно оставалось серебряным и тускло отражало моё напряжённое лицо. Яблочко раз за разом останавливалось.

— Ты на кого посмотреть-то хочешь? — поинтересовался Доклика, придвигая ко мне справа тарелку с пирожками.

Я сглотнула слюну: запах от выпечки шёл потрясающий.

— Царя, — я оставила яблочко в покое и повернулась к пирожкам.

— Мрр, — послышалось за спиной. — Может, тебе еще советы его с министрами показать? Или вооружение войска нашего?

Вот оно что! Как же я не сообразила, что у царя Данияра, как у любого правителя, есть служба безопасности? Если каждая ведьма сможет узнать через блюдо все государственные секреты, это будет полное безобразие.

— Совсем без вариантов? — я со вздохом взяла пирожок. — Может, блюдо хоть портрет покажет?

— Высшая ведьма защиту ставила, — кот запрыгнул на стол и уселся напротив меня. — Олеся, правда, обходила как-то её чары, но у тебя точно не получится.

— Защита только на царе или на его окружении тоже? — уточнила я.

— На палатах царских и на всех, кто там живёт, — ответил Мурчик.

Значит, место действия я тоже не увижу. Ладно, квест будет интереснее. Я надкусила воздушный пирожок с мясом. Не всякий шеф-повар у нас так приготовит! Тесто мягкое, хоть губами ешь, мясо сочное.

— А ты что-нибудь знаешь про царя? — с надеждой спросила я.

Пока я уплетала завтрак, запивая пирожки ароматным травяным чаем, Доклика взирал на меня с умиленным видом, а Мурчик деловито выкладывал всё, что знал о царе Данияре. Старый вдовец, вроде как неплохой правитель, но справляться с разгулявшимися своевольными колдунами ему с каждым годом всё труднее. У царя есть три сына. Старший женат на купеческой дочери, средний недавно искал жену по древнему обычаю: пускал стрелу из лука. На чей двор стрела упадёт, на той девушке и женится. Ох и шуму было, когда двор оказался бедняка-голодранца! Однако ничего не поделаешь, женился царский сын на дочери простого мужика-работника. А младший стрелу пускал, да улетела стрела в чисто поле, так он себе невесту и не нашёл. Царь Данияр недоволен, а у младшего сына на всё один ответ: стрелу пускал, невеста не нашлась. Значит, не судьба пока обжениться.

Советники главные у Данияра — воевода да казначей, а ещё, говорят, царь тайком со старой нянькой царевичей много советуется и больше других её слушает. В последнее время Кащей стольному граду сильно докучает, змеи озоруют, ведьмы да колдуны распоясались. Вот и решил царь Данияр их же оружием воевать: взять в жёны ту из ведьм, что всех сильнее.

— А отбор-то ему зачем? — перебила я. — Женился бы сразу на высшей ведьме, она же и так на него работает. Или я что неправильно поняла?

— Всё ты так поняла, — сказал кот. — Да только высшая — это самая старшая, а не самая сильная. И потом, ты Лукерью видела, да и остальных тоже. Данияр, может, надеется на тех, кто помоложе.

— Олеся бы как пить дать его отбор прошла, — заметил Доклика. — Тебе еще чайку подлить?

— Нет, спасибо. Всё было очень вкусно.

Домовой расцвел в улыбке.

— Вот теперь и готовить приятно, когда это ценят, — проскрипел он. — На доброе здоровьичко!

Доклика подхватил тарелку и чашку и резво помчался к уличном умывальнику. Я вспомнила вчерашнее утро. Пустой стол, никакой еды, Доклика за печкой прячется, да ещё и дохлые мыши валяются у блюда, рядом с яблочком. Кажется, они исчезли оттуда, когда в дом вошла Алёна.

— Это Доклика так для тебя расстарался, — подтвердил мою догадку кот. — Яге он пироги не пёк. А вчерась ночью, перед тем как ты появилась, Олеся своей настойки напилась, переругалась с нами, кричала, что всё ей надоело — и мы, и Лукоморье, и просители малахольные. Сказала, что толку от нас никакого нет. Мы с Докликой и решили отдохнуть и бестолковыми побыть. Я, правда, пару мышей для филина поймал, он-то не причём. Прямо на столе их и оставил, а Доклика завтраком да порядком вообще не занимался, пока не понял, что ты — не Яга. Ну что, летать пойдём?

Летать сегодня получалось гораздо лучше, я даже верхом на метле пару кругов напоследок сделала. Тут было проще: грести не требуется, только древко направлять в нужном направлении. Понимаю Ягу, которая «не по возрасту» предпочитала метлу. Я с отвращением посмотрела на ступу. Жаль, Мурчика на метле с собой не повезёшь, кот только на путешествие в ступе согласен. Придётся попросить с собой у Доклики его чудодейственную мазь, что бы плечи не болели.

Половину дня я провела за блюдом, наблюдая разные картины из жизни Лукоморья и периодически переключаясь на своего двойника в обычном мире. Лукоморье удивило. Я ожидала видеть волшебство на каждом шагу, однако блюдо показывало обычные деревушки. Зеленые поля, луг, на котором беззаботно спит пастух и пасутся козы и коровы, овечки на другом лугу — там пастух наигрывал на дудочке что-то унылое… Ярмарка с тканями, готовыми местными одежками и простенькими украшениями, мужики торгуются, женщины переругиваются, молоденькие девчонки в цветастых сарафанах строят парням глазки… В лесу — обычные деревья, травы, заросли кустарника. Заяц проскакал между деревьями, из лесного ручья пьёт красивая птичка, сидя на камне…

— А хищных зверей тут вообще нет, что ли? — я отвлеклась от блюда.

— Змей тут хищный. Сожрал всех волков, какие были, — меланхолично отозвался кот. — Теперь в других лесах охотится. А с селян дань требует — птицу домашнюю, коз да овец. Ну, и от молока и яиц не откажется.

Глянула и на змея. Лучше бы не смотрела: впервые мне в этом мире стало жутковато. Было полное ощущение, что смотрю фэнтезийный фильм. Зелёный дракон с перепончатыми крыльями и мощными лапами парил над лесом. Когти напоминали ножи для чистки овощей, из объёмных ноздрей струйками поднимался прозрачный дымок. Мощный хвост чудовища задел тонкую верхушку какого-то дерева, и она с треском отломилась. Я с мурашками по телу завороженно наблюдала за полётом монстра.

— Почему он не трехголовый? Горыныч же трехголовый должен быть.

Я поёжилась. Вдруг поблизости летает еще и мутант о трёх головах, а мне его пока не показали?

— Чур меня! — буркнул домовой. — Тут одну глотку попробуй прокорми. А уж с тремя он бы половину селения разом заглотил.

Я перевела дух. Надеюсь, ничего страшнее этого змея в окрестностях не водится. Не встретиться бы с этим чудовищем, когда полечу на отбор! С Ягой Горыныч вроде как дружит, но я-то — не ведьма, их весёлых воздушных игр не знаю.

Любопытно, с какими именно врагами не может справиться царь Данияр? Ответить на этот вопрос ни домовой, ни кот не смогли. Вернее, оба назвали Горыныча и Кащея, а кто еще царю досаждает — это только в стольном граде знают.

На Олесю-Ягу я переключалась с опаской. Блюдо показало мой кабинет, где ведьма вполне мирно с умным видом беседовала со школьниками и их родителями. Ввглядело всё безобидно, пока меня не угораздило прислушаться к очередному «совету психолога». Мать «трудной» девочки-подростка в очередной раз жаловалась, что не знает, что делать, как заставить девицу учиться.

— Вы советовали заинтересовать, — взволнованно говорила она, нервно теребя ручку дорогой сумочки. — Я Леночку и на кружки записывала, и репетиторов нанимала, даже деньги за хорошие оценки предлагала платить. А она грубит, делать ничего не хочет, даже тарелку за собой не помоет…

Я поморщилась. Платить за оценки я точно не советовала, я категорически против такого поощрения хорошей учёбы.

— Нет, монеты за пятёрки раздавать — это лишнее, — авторитетно заявила Яга. — Это что ж дальше будет? Дочь и так у вас на шее сидит и слезать не собирается.

Женщина печально закивала. Я напряжённо ожидала, что выдаст ей мой двойник, и Олеся не заставила долго себя ждать.

— В старину такие вещи легко лечились — крапивой по мягком месту, — рассудительно заговорила Яга.

Я вяло удивилась, что она до сих пор не объяснялась с начальством. По идее, школьного психолога Олесю Андреевну должны были ещё вчера к вечеру уведомить об увольнении за употребление пива и курение на рабочем месте, а также совет быстренько женить десятиклассника. Ладно совет — его еще можно принять за неудачную шутку, но как не дознались про посиделки с Надей?

— Но раз крапивы тут днем с огнём не сыщешь, — продолжала ведьма, — то придётся придумать, чем её заменить.

— То есть вы наказывать предлагаете? — недоверчиво спросила посетительница.

— Конечно! — фыркнула Яга. — А то эта поганка мелкая ещё и вами командовать начнёт.

Зазвонил её, а вернее — мой — мобильник. Мелодия была новая — разухабистая народная плясовая песня.

— Да, Вовчик, — прокурлыкала в трубку ведьма, даже не извинившись перед посетительницей. — Конечно, не забыла… Да, с удовольствием… Целую, жду!

Вид у моего двойника был довольный как у Мурчика, когда он говорит о миске домашней сметанки. Я остановила яблочко. Яга в нашем мире не скучает и вряд ли в ближайшем будущем соберётся домой.

Перед сном, лёжа на печи, я мысленно повторяла: «Олеся, как обойти защиту и посмотреть на царя? Когда ты вернёшься?»

Однако этой ночью Яга мне не приснилась. Честно говоря, я бы с удовольствием пожила в её избушке, мне здесь понравилось. Чистый воздух, тишина, никто особо не беспокоит, с Докликой и котом общаюсь прекрасно. Нервировал меня только предстоящий отбор. Представить бы хоть примерно, что там может происходить. Одна надежда на хитроумного Мурчика.

Спала я беспокойно. Снов не помню, но просыпалась несколько раз за ночь и долго не могла унять нервную дрожь. На рассвете меня разбудил тихий стук в дверь. Я мгновенно открыла глаза. Филин-свет, что ли, вернулся? Нет, филин уже дремал на своей жердочке. Я даже не слышала, как домовой его впустил. Мурчик лежал у печи, свернувшись калачиком. Его ухо настороженно шевельнулось. Доклика бесшумно скользнул к двери и тихо проскрипел:

— Кто там?

— Мне бы к бабе Олесе…

Голос молодой, бойкий, незнакомый. Ещё одной девице срочно понадобилась ведьма. И ничего хорошего можно не ждать: явилась тайком, в такой час, когда вряд ли кто ей встретится.

— Позже приходи, спит она, — решительно ответил домовой.

— Ну мне очень надо, — заныла гостья.

Я села на печи. Помотала головой, что бы быстрее проснуться, энергично потёрла руки. Доклика неодобрительно цокнул языком.

— Разбудила всё-таки! — с досадой пробурчал домовой.

— Скажи, пусть подождёт, — я зевнула. — Сейчас оденусь.

Не скажу, что я слишком спешила встретиться с очередной девицей из Лукоморья, но кто знает, до чего может додуматься гостья. Алёна, помнится, грозилась руки на себя наложить прямо на поляне. Как только я слезла с печи по приставной лесенке, филин-свет приоткрыл глаза. Комната осветилась приятным, не слишком ярким светом. Я сменила просторную полотняную ночную рубаху на темно-зелёный сарафан, надела удобные кожаные башмаки Яги. Умыться не смогла — умывальник у Яги на улице… Чего мне пока не хватает — так это зубной пасты. Надо будет подумать, чем её можно заменить. И надо будет рассказать Доклике про канализацию в нашем мире. Может, придумает что-нибудь, что бы устроить тут какой-никакой санузел.

Я расчесала волосы гребнем и заплела в косу.

— Платок надень, — сонным голосом напомнил Мурчик.

Я достала из сундука украшенный блестящими разноцветными камушками кокошник, примерила, смотрясь в начищенный до блеска самовар.

— Не по возрасту, — категорично заявил за спиной Доклика.

Ну и пусть не по возрасту, зато красиво! Я в этом уборе стала похожа на царевну из русских сказок. Или, скорее, царицу.

— Яга ведь носила? — спросила я.

— Что она только не носила, — махнул маленькой ручкой домовой.

— Тебе идёт, — неожиданно поддержал меня Мурчик. — Страх как надоели эти тёмные платки. Как будто не женщины, а вороны ходят.

Снова стук в дверь, на этот раз более настойчивый.

— Баба Олеся, открой. Чем хочешь заплачу, — громко зашептали с улицы.

Вот же настырная девица! Я неохотно двинулась к двери. Интересно, что нужно гостье? Спросонья засов показался тяжёлым, отодвинула я его с усилием.

На пороге стояла девушка лет двадцати. Совершеннолетняя — уже хорошо, я ожидала очередного подростка с разбушевавшимися гормонами или взрослыми проблемами. Стройная, хорошенькая, с ровной спиной, с бойким взглядом тёмных глаз, на депрессивных клиентов девушка не похожа. Платок сбился на сторону, и хорошо видны тяжёлые каштановые косы.

— Баба Олеся, — с порога завела она. — К тебе Алёнка приходила?

— Тебе что за печаль, кто ко мне ходил? — откуда-то в памяти всплыл подходящий по стилю ответ. — Сама-то кто такая?

— Марьюшка я, соседка Алёнкина, — зачастила гостья. — Всеслав-то её два дни уж к Меланье не ходит. Крышу в дому латает, охотится, даже огород полоть Алёнке вечор помогал, я сама видела! Алёнка-то не признаётся, только любому ясно — без колдовства тут не обошлось!

Я с удовлетворением слушала новости о своей «пациентке». Алёнушка просто умница, я не ожидала такого быстрого эффекта. Гостья замолчала и выразительно посмотрела на меня, перевела опасливый взгляд на филин-света, затем на Мурчика. Доклика засел за печкой и девушке не показывался.

— А от меня-то тебе что нужно? — поторопила я Марьюшку.

— Зелье приворотное! — выпалила девица. — Такое, как ты Алёне давала!

— Ну проходи, поговорим. Кого привораживать собралась? — я еле сдержала ироническую улыбку.

Не думала, что современный психолог может зарабатывать в сказочном мире на приворотах. Вот уж и реклама услуг ведьмы-мошенницы пошла!

Девица плюхнулась на табуретку и оперлась локтями о стол.

— Мужа, — выпалила она. — К Меланье ходить повадился, кобелина! Трое детей в доме, а от него помощи никакой. Пришёл за полночь — спать завалился, чуть рассвело — ушёл.

Трое детей в доме — это она каждые год-полтора рожала, что ли? Тут более-менее понятно. Влечение к мужу у занятой детьми Марьюшки должно было сильно ослабеть, а то и исчезнуть. А супруга раздражают бытовые проблемы, детские вопли или плач. Сколько молодых семей разбивается в нашем мире после рождения ребёнка? Не сосчитать! Женщина нуждается в любви и поддержке, мужчина начинает ревновать её к ребёнку, требовать, что бы всё было как раньше. А когда понимает, что «как раньше» уже не будет — начинает убегать из дома. Необязательно к какой-нибудь Меланье, он может упахиваться на работе до одурения, зачастить к друзьям, сбежать к маме — были в моей практике и такие случаи. Причины банальны — рано женился, «недогулял», оказался не готов нести ответственность за семью…

— Что ж твой муж так у Меланьи целыми днями и сидит? — уточнила я.

— Кузнец он, — в голосе Марьюшки прозвучала гордость. — В кузнице у себя пропадает, а после… — она поморщилась. — У нас в селении многие мужики-то с Меланьей блудят. Мой вот через день туда бегает.

Я мысленно удивилась здоровью Меланьи. Получается, каждый день эта дама принимает по нескольку «клиентов».

— Получается, он сейчас дома, а ты сюда пришла? — я нахмурилась. — И что ему скажешь, как вернёшься? Где тебя ночью носило?

— Что ж я, дура последняя? — возмущённо отозвалась Марьюшка. — Ярий мой у Меланьи ночевать остался, вот до чего дошло!

— Давай-ка так сделаем, — сказала я. — Ты с корзиной пришла?

— А как же? Я порядок знаю! Настоечки бутыль, да с огорода кое-что, да яички, да сметанка…

— Вот и хорошо, — перебила я. — Выложи всё это на крыльцо и иди с корзиной по лесу, ягоды пособирай. А думай в это время про своего Ярия, вспоминай, из-за чего ругались, когда ссориться начали, когда он к Меланье стал ходить.

Всё прошло по уже отработанной с Алёной схеме. Вернулась Марьюшка уже после нашего завтрака, с корзиной спелых ягод и полной картиной отношений с Ярием.

— Я ему говорю: что ж ты, подлец, делаешь? Дети ведь у нас! Хоть бы постыдился так, в открытую, к ней ходить! — размашисто жестикулируя, повествовала девушка.

Я сочувственно кивала. Здесь вариант, как у Аленушки, не пройдёт: маленькие дети внимания требуют, и побольше, чем загулявший кузнец.

— Он деньги в дом несёт? — спросила я.

— А как же ж! Трое детей в доме!

Темпераментная Марьюшка начинала меня утомлять.

— Тогда слушай, что делать будешь. Приворот мой нескоро подействует, — начала я. — Ты мужа ягодами-то покорми, но быстрых изменений не жди. А сама представляй, что Ярий тебе вообще не муж, а, к примеру, сосед.

— Это как же ж? — недоуменно сморгнула гостья.

— А так. Ты будешь соседа ругать за то, что к Меланье ходит?

— Нет, конечно. Мне-то что за беда?

— Вот и славно. Вот и представляй, что Ярий тебе — сосед. Он приносит деньги, делает что-то по дому — это хорошо, поблагодари. А что не сделал, или к Меланье пошёл — не ругайся.

— Сосед? — недоуменно повторила Марьюшка.

— Сосед, — подтвердила я.

Не рассказывать же девушке, что такое «психологический развод». Перестанет пилить своего Ярия (пусть даже и по делу), отношения улучшатся. А там, может, кузнец и к Меланье будет пореже заглядывать.

На всякий случай, я повторила и рекомендации, которые давала Аленушке: мужу по возможности не отказывать и соглашаться на безобидные эксперименты.

— Баба Олеся, только у меня ж дети. А если кто из них заговоренную ягодку съест? — с опаской спросила Марьюшка.

— Вреда не будет, — авторитетно заявила я. — Можете хоть всей семьёй есть, главное, что бы Ярию тоже досталось.

Пока с посетительницами Яги всё было достаточно просто. Проблемы в Лукоморье не слишком отличались от тех, с какими ко мне шли женщины в нашем мире. Хуже то, что мой двойник сейчас раздаёт советы, которые вполне пригодны для Лукоморья, но никак не подходят для современных подростков. Надеюсь, у той Олеси хватит ума не предлагать посетителям магические услуги.

Проводив Марьюшку, я устроила ревизию в ведьмином доме. Раз я здесь задержусь, надо хорошо посмотреть, какие вещи Яга оставила в моём распоряжении. Кроме одежды и башмаков нашёлся ларец с украшениями. Я перебирала серьги с самоцветами, длинные яркие бусы, расшитые повязки на голову — понятия не имею, как они называются…

— Не по возрасту, — проскрипел за спиной Доклика.

— Не вредничай, — мурлыкнул кот. — Яга носила, почему бы новой хозяйке не надеть? Тем более, на отбор надо бы принарядиться. Не удивлюсь, если старые карги туда в кокошниках заявятся.


ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. Клятва старых ведьм | Ведьма? Психолог! | ГЛАВА ШЕСТАЯ. Путь к стольному граду