home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. Второе задание царя Данияра

Весь следующий день я читала книги, смотрела фильмы, иногда поглядывала и на Ягу. Она скучала в моём кабинете. Одета ведьма на этот раз была нормально — в новое бежевое платье до колена. Подозреваю, что это подарок Вовчика, у меня в гардеробе такого не было. Накрашена неярко, сидит долистывает букварь. Хорошо хоть посетителей нет: не ляпнет ничего лишнего.

Мурчик вернулся до заката. Купава как раз принесла ужин мне и миску сметаны коту. Он милостиво кивнул, искоса взглянув на миску, но на еду набрасываться не спешил и вообще на голодного похож не был.

— Ф-ф, устал, — выдохнул Мурчик, как только девушка скрылась за дверью. — Привет тебе принёс от Кащея. Коли со змеем чего не так пойдёт, Кащей на твою сторону встанет. Лучше до того не доводить, конечно, это так, на всякий случай, чтобы нам с тобой спокойнее было.

— Ты к Кащею бегал? — недоверчиво спросила я.

— Сваха из тебя получше чем ведьма, — мурлыкнул кот. — Пока и Кащей, и Меланья довольны, а Бессмертный капризный, ему попробуй угоди.

— Зачем ты ходил к Кащею? — я нахмурилась.

— Тебе что за печаль? — неожиданно огрызнулся Мурчик. — Поговорить хотел. Обещал же, что благополучно проведу тебя через все задания отбора, а как — это уж моё дело. Змей на тебя глаз положил. Коли замуж за него не хочешь, надо поддержкой Кащеевой заручиться. А то ведь и впрямь змей украсть тебя может или силой удержать — выручай тебя потом.

— И Кащей так легко согласился помочь в случае чего?

Разговор не нравился мне всё больше и больше. Не похож Кащей на бескорыстного благодетеля. Со мной он вроде как уже расплатился своим омолаживающим вареньем. С какой стати бессмертному злодею, в случае чего, спешить ко мне на помощь? Насколько я поняла, они со змеем — старые приятели, и из-за меня портить отношения им не имеет смысла. Что-то тут не так. Вот и Мурчик темнит, ни с того ни с сего огрызается.

— Согласился, согласился, — ворчливо сказал кот.

— Что ты ему пообещал взамен? — без обиняков спросила я.

— Тебя это не касается, — буркнул он. — Что ж все бабы такие любопытные? Потом как-нибудь расскажу. Кащей сейчас так доволен, что с ним сторговаться нетрудно. Всё, хватит, будешь дальше спрашивать — до ночи уйду, — отрезал Мурчик.

Я машинально ковыряла мелкую кашу и кусочки мяса в миске. Кот действительно может психануть и куда-нибудь уйти, чтобы я не донимала вопросами. Придётся поверить на слово. Пока что Мурчик каждый шаг рассчитывал верно и избавлял меня от проблем. Надеюсь, от таинственного договора учёного кота с Кащеем вреда никому не будет.

Несколько дней до собрания «невест» прошли тихо. Мы с Мурчиком дочитали «Американскую трагедию» и взялись за рассказы, а потом и романы Дафны дю Морье. Иногда заглядывал царевич Елисей. В таких случаях я тут же переключала блюдо на лесную избушку и делала вид, что наблюдаю за Докликой. Царевич при учёном коте вёл себя на удивление прилично. Спрашивал, удобно ли мне здесь и не нужно ли чего, бросал томные взгляды, но дальше этого не шёл.

Накануне отбора Елисей всё же застал меня одну.

— Наконец-то нет этого наглого кота, — с облегчением выпалил царевич. — Зачем он только тебе нужен? Шныряет по терему нечисть такая, глазищами сверкает да ещё и разговаривает, — Елисей поморщился. — Злой дух он, не иначе.

— Угу, — скучным голосом согласилась я. — Кот — злой дух, я — ведьма. Так что он рядом со мной на своём месте.

Царевич поморщился, но тему развивать не стал. Вместо этого принял умильный вид и проникновенным голосом спросил:

— Ты подумала, краса моя? Пойдёшь за меня замуж?

Я еле сдержала нервный смешок. Интересно, есть ли в Лукоморье хоть одна женщина, которая захочет выйти за царевича Елисея? Я живо представила, как он развалился на печи в избушке и требует выставить из дома «нечисть». Если выбирать между ним и котом, то я — однозначно за Мурчика.

— Нет, — решительно сказала я. — Мы слишком разные, счастья у нас не будет, как ведьма тебе говорю. У меня жизнь налажена, я её менять не собираюсь. В избушке со мной живут Мурчик, домовой Доклика и филин-свет. Тебе там вряд ли понравится.

— Да кому ж домовой не понравится, коли он за домом как надо следит? — в глазах Елисея появился маниакальный блеск. — У нас в тереме тоже домовые вроде есть и ничем никому не мешают. Я и не вижу их годами. А филин-свет — это же сокровище! Даже у царя такой птицы нет. Кота только подальше от меня держи — и мы прекрасно уживемся.

— Может, Мурчика вообще на улицу выставить? — прищурилась я.

— Так коту на улице самое место, — радостно согласился «жених».

— Мяу, — предупредительно раздалось из-за двери.

Царевич неприязненно сморщился. Мурчик пролез в щель снизу и, распушив хвост, прошёлся по комнате.

— И кто же нашей Олесе помогать будет? — кот запрыгнул на стол и принялся сверлить взглядом Елисея. — Может, ты, царевич, сам мышей в избе ловить станешь?

На меня Мурчик даже не взглянул.

— Мыши… А что — мыши? — невразумительно забормотал Елисей. — Филин-свет мышей ловит…

— А может ты, царевич, задания царя-батюшки выполнять с Олесей отправишься? — настойчиво добивал его Мурчик. — Грозу заместо меня успокоишь, а? В ступе с Ягой полетаешь? К Кащею, к змею, к кому там еще царь Данияр её отправит?

— Да зачем ей те задания-то? — Елисей встряхнулся и тоже заговорил напористо. — Коли замуж за меня пойти согласишься, — он повернулся ко мне, — так и задания царские исполнять дальше не придётся. Как царь-батюшка невест завтра соберёт, так и зайдём да объявим, что ты теперь — мне невеста. И царь доволен будет, и от отбора сразу избавишься…

— Я же сказала, что не выйду за тебя замуж, — я начинала терять терпение.

— На нет и суда нет, — проурчал Мурчик. — Ну как, царевич, полетишь с Олесей задания выполнять? Вдруг да покоришь её сердце…

— На такие задания разве что безумный полетит, — еле слышно ответил Елисей, глядя на меня. — Ты, краса моя, не знаешь-не ведаешь, что царь-батюшка задумал. Он от змея Горыныча получить что-то хочет, ценное. Что — не говорит, но змей с этой вещью добром не расстанется. А последнее задание… — он покосился на дверь. — Разве что самоубивец его выполнять будет.

Кот нарочито громко вздохнул. Я невольно улыбнулась. Елисей старательно создавал атмосферу таинственных опасностей, а Мурчик разрушил её за пару секунд — одним вздохом.

— Вот зря смеёшься, — Елисей придвинулся поближе и зашептал еще тише: — Богатыря царь расколдовать прикажет.

— Это какого ж богатыря? — без притворства заинтересовался Мурчик. — Я вроде про Лукоморье всё знаю, а о богатыре заколдованном не слыхал.

Я вопросительно взглянула на Елисея. Учёному коту я доверяю больше, чем блудливому и трусливому царевичу. Раз говорит Баюн, что нет такого, значит, и правда нет.

— Не слыхал, потому что сидишь в глуши у Олеси под крылышком и сметанку лопаешь! — раздражённо прошипел Елисей.

Я уже открыла было рот, чтобы дать отпор вконец обнаглевшему «жениху», однако вовремя перехватила предостерегающий взгляд Мурчика.

— Сижу, лопаю, и отрабатываю эту сметанку, между прочим, и в избе, и в царском тереме, — почти мирно отозвался кот. — Так что за богатырь у нас в Лукоморье заколдован? Откель он взялся — иноземный, что ль, какой?

— Никто того не ведает, — таинственным шёпотом принялся просвещать нас с Мурчиком царевич Елисей. — Да только пришёл несколько лет назад какой-то сильный витязь на бой с Кащеем. Бились они три дня и три ночи, и взял Кащей верх. Небо в тот миг надвое по всему Лукоморью молнией раскололо, гром такой был, что лошадей с ног сбивало. И никто с сей поры богатыря того не видал ни живым, ни мёртвым. Слух только прошёл, что заколдовал его Кащей Бессмертный.

Мурчик закатил глаза.

— Не видали, конечно, потому что нет там никакого витязя — ни заколдованного, ни живого, ни мёртвого, — насмешливо сказал он. — И не было никогда. Я у Кащея в услужении был, его дела знаю. Не бился он с богатырями, уж тем более — по три дня и три ночи. Ну был случай, невесту чужую Кащей украл, жених спасать явился. Так они с Бессмертным на словах разобрались, наливочки выпили, и ушла себе пара на все четыре стороны. Кащей-то не знал, что у девицы жених есть. Да и девка попалась с таким характером, что Кащей бы и сам её в тот же день назад отправил. А больше я там не то что отважных витязей, а вообще никаких мужчин не припомню. Ну что, хозяйка, задания царские выполнять будем?

— Будем, — я чуть отступила от Елисея. За время своего рассказа царевич успел прижаться ко мне и уже тянул руку к талии. — И вот ещё что! Нам до полной луны невесту тебе найти надо. Так может тебе самому кто-нибудь глянется? Кроме меня, — поспешно добавила я.

— А я тебя подожду, — усмехнулся Елисей. — Как захочешь назад домой от заданий царских вернуться — только скажи, краса моя, сразу женюсь. Свадьбу на всё Лукоморье сыграем!

У меня в голове вертелся вопрос, за чей счёт царевич собрался устроить банкет для всего Лукоморья. Впрочем, это уже не моя забота. Замуж за Елисея я не собираюсь. Лучше пережить месяц царских заданий, чем получить такого супруга.

— Правда, что ли, богатыря нет? — спросила я Мурчика, когда царевич наконец убрался из комнаты. — Елисей так уверенно рассказывал про расколотое небо…

— И небо молнией раскалывало, и гром был, — меланхолично ответил кот. — А вот богатырь к Кащею не захаживал. Зуб даю.

— Зуб себе оставь, — я хмыкнула. — Пригодится. Это обычная гроза была? Или всё-таки что-то у Кащея странное происходило?

— Происходило кое-что, — нехотя ответил Мурчик. — Но богатыря точно не было. Не знаю уж, кто эту ерунду придумал. Наверное, люди любят красивые сказки.

Больше от кота ничего узнать не удалось. Я по его глазам видела: если начну настойчиво расспрашивать — Мурчик просто удерёт куда-нибудь, и будет ждать, пока я не усну. Хороший у меня волшебный помощник, только информацию выдаёт очень уж дозированно. А ведь он наверняка знает, что за гроза пронеслась над Лукоморьем несколько лет назад. Может быть, Мурчик в то время даже был у Кащея учёным котом. Кстати, загадка так загадка — для чего вообще Кащею понадобился говорящий кот и почему выбор пал именно на независимого Баюна? Наверняка можно было найти кого-то посговорчивее и покладистее.

— Мурчик, а ты вообще как к Кащею попал?

Ответом стало сладкое посапывание. Кот свернулся клубком у кровати, глаза закрыты, дыхание мерное. Только сопит он слишком уж старательно. Ладно, хочет притворяться спящим — его дело. Завтра узнаю задание царя Данияра, и у нас с Мурчиком будет масса времени на разговоры.

Утром Василиса созвала ведьм-невест в уже знакомый тронный зал. Я быстро оглядела соперниц. Ну и кто же остался? Любава есть, и это радует. Если она пройдёт царский кастинг, это будет выглядеть естественно. Главное мне ничем не выделяться на втором и третьем заданиях Данияра. Поглядывает главная соперница на меня неприязненно, но это и хорошо. Значит, Любава всё еще считает меня настоящей Ягой.

У окошка обсуждают какую-то очередную чудо-траву две ведьмы, желающие набрать вес. Русоволосая женщина лет пятидесяти прогуливается по комнате, её лицо выражает чувство глубокого удовлетворения. Я улыбнулась, узнав помолодевшую древнюю старуху, которую Кащей щедро накормил молодильными яблоками.

На этот раз ведьмы оделись поскромнее — хвастаться им вроде нечем, заслуг в первом отборочном туре никаких не получили. Глазу зацепиться особо не за что — блеклые сарафаны, простые рубахи, тёмные платки. Украшения, впрочем, никто надеть не забыл. Я машинально тронула длинные гладкие бусы из самоцветов, найденные в сундуке Яги.

Надеюсь, после второго тура количество претенденток на дряхлую руку Данияра не уменьшится. Не нравится мне общая статистика. Из тринадцати приглашённых на отбор ведьм осталось всего пятеро, а впереди еще два задания.

Из коридора донеслись уже знакомые сигналы дудок. Двери распахнулись, три царевича в простых рубахах и штанах торжественно прошагали в комнату. Елисей встретился со мной взглядом, подкрутил ус и лихо подмигнул. Любава недовольно покосилась на меня. Неужто имеет виды на младшего царевича? Добродел надменно смотрел прямо перед собой. Еремей, как обычно, не слишком интересовался происходящим.

Следом за ними в комнату втиснулась остроносая подвижная нянька и резво потрусила к облюбованному месту за троном. Царь Данияр на сей раз явился в красном, расшитом золотом одеянии, похожем на рясу. Ведьмы застыли, словно играли в детскую игру «Замри!» Данияр, шаркая ногами, проковылял к трону. Царевичи встали по обе стороны от отца — старшие справа, Елисей слева.

— Доброго дня, ведьмы! — провозгласил старик.

— Доброго дня, царь-батюшка!

На этот раз я чувствовала себя увереннее и присоединилась к нестройному хору ведьм. Пока что всё было как в прошлый раз — те же слова, те же персонажи. Только количество царских невест, к сожалению, поубавилось.

— Ну что, не справились-то с заданием, хе-хе? — Данияр улыбнулся, демонстрируя отсутствие большей части зубов. — Хотя нет, справились, наполовину, — он бросил на меня благосклонный взгляд. — Вот вам второе задание, может, там отличитесь.

Ведьмы преданно уставилась на царя, внимая каждому слову.

— Принесёте для меня от змея Горыныча яблочко молодильное, какое он сам ест. Так чтоб мне лет тридцать с плеч долой!

Я заметила, как вытянулось лицо царевича Добродела. Понятное дело, наследник не рассчитывал на омоложение царя-батюшки. Пока ничего особо опасного в этом задании не было. Слетать к змею и в очередной раз попросить яблоко — чего уж проще для старых ведьм? Но видимо я не в курсе какой-то важной детали: все кандидатки в невесты, включая Любаву, выглядят огорошенными.

— А от Кащея нельзя, кормилец? — подала голос омолодившаяся старуха.

— От змея, — с нажимом повторил Данияр.

Я стояла недалеко от царя и отчётливо различала бубнёж из-за спинки деревянного трона. Нянька была чем-то недовольна. Я прислушалась.

— Видано ли дело, царю на ведьме жениться! — бормотали за троном. — Да чтоб они, паскудницы, все на заданиях-то царевых и сгинули! Ишь, царицы выискались!

— Цыть! — прикрикнул Данияр, выворачивая тощую шею за трон. — Не мешать царю речь держать!

— Да кто ж тебе мешает, царь-батюшка? — не высовываясь, пропела нянька. — Ты говори, касатик, говори…

Я прикусила губу, сдерживая неуместную улыбку. Эх, жениться бы царю на этой остроносой старушке, раз уж ему так приспичило вступать в брак! И по возрасту нянька подходит, и знакомы давно, и отношения, похоже, хорошие, и советуется с ней Данияр. Жаль, что он так зациклился на ведьмах.

— Седмица вам на это дело! — Царь потряс длинным крючковатым указательным пальцем. — Завтра с утра можете приступать, ступы да метлы ваши почистят, подготовят. И удачи вам, ведьмы!

Данияр выразительно посмотрел на меня, я скромно опустила глаза. Проблему с Кащеем и девицами решила — и хватит. Омоложением царя-батюшки пусть Любава займётся. Мысль сама по себе неплохая — раз уж жениться собрался, пусть помолодеет.

В голове вертелись известные строчки про омолаживавшегося царя из «Конька-горбунка»:

— Два раза перекрестился,

Бух в котёл — и там сварился.

Насколько помню сказки народов мира, ничего путного из таких затей для правителей обычно не выходило. Впрочем, может, Данияру повезёт больше, он-то знает, кого за молодильными средствами отправить.

Царь поковылял к двери, за ним семенила нянька, продолжая тихо что-то бубнить. Царевич важно вышагивали за ним. Добродел — мрачнее тучи, Еремей с обычным отсутствующим выражением лица. Елисей метнул на меня призывный взгляд. Я снова скромно потупилась. Неужели царевич действительно думает, что я выйду за него замуж, чтобы избавиться от заданий Данияра? Отбор длится всего-то месяц, а замужество — всю жизнь.

— Что делать будем? — решительно спросила помолодевшая ведьма, как только в коридоре под ногами царя и его свиты заскрипели половицы.

— А что тут делать, Веяна? — пожала плечами Любава. — Только к змею лететь.

— А что если каждая по яблоку у Горыныча попросит? — подала голос одна из толстеющих ведьм. — Пять яблочек получится, отдадим их царю-батюшке, двадцать пять годков скинет…

— Ему другое яблоко нужно, — снисходительно бросила Веяна. — Коли подошли бы те, что мы по блюдам катаем, хоть сейчас можно было бы отдать.

— Тут судить да рядить пользы нет, — хмуро сказала Любава. — Со змеем договариваться надо, чтобы с яблони заветной плод получить.

Расходились ведьмы хмурые, в молчании. Не думала, что после первого задания их можно чем-то огорошить.

В комнате Мурчик катал яблочко по блюду, внимательно разглядывая какой-то лес. Мой рассказ кот выслушал, не отвлекаясь от блюда. Деревья виделись то с высоты птичьего полёта, совсем близко, то сверху, то снизу, словно их снимали на камеру, прогуливаясь по лесу.

— Как я и думал, — Мурчик оставил в покое блюдо и повернулся ко мне. — Тебе даже пытаться не стоит. Да и было бы для кого! Ишь чего захотел, старый хрыч, — неприязненно буркнул кот. — Яблочко ему с заветной яблоньки принеси!

— Что там хоть за яблоня такая? — поинтересовалась я.

— Есть у Горыныча яблоня, плоды даёт, пока тепло, да только по одному яблоку за раз рождает. Одно сорвали — на его месте другое созревает. Змей эту яблоньку держит для себя да родни своей. Одна она на всё Лукоморье. Кто с той яблони плод съест — помолодеет, на сколько годов захочет. Только у ней не это главное. Молодильные яблоки и у Кащея растут, и у Горыныча ещё несколько яблонь есть. А главное то, что заветное яблочко неуязвимость даёт. Вот царь Данияр лет на тридцать помолодеть хочет. Коли съест он этот плод — тридцать лет никто его ни ранить, ни убить не сможет, ни толкнуть даже. Только вряд ли съест. Змей очень уж следит, чтобы никто до его яблони заветной не добрался. Скорее даст плоду пропасть, чем кому-то угоститься.

— И что делать? В лесу где-нибудь пересидеть?

— Почему — в лесу? Зря я, что ли, с Кащеем договаривался? К змею слетаем, — невозмутимо ответил кот. — Расскажем, до чего царь Данияр додумался, получим отказ — и спокойно вернёмся. А остальные уж пусть с Горынычем торгуются или яблоко украсть пытаются. Ты-то, надеюсь, не хочешь из этого старого пня молодой дубок сделать?

— Рисковать ради того, чтобы Данияр омолодился и женился на мне? — я возмущённо фыркнула. — Да я сплю и вижу, как мы после отбора назад полетим!

— Тише, — шикнул Мурчик. — Тут и из стен уши растут. Ты лучше пока о невесте для Елисея подумай. Своя земля в Лукоморье — тут стоит постараться.

Легко сказать! Я пока даже не представляю, какая невеста нужна царевичу, да и не знаю тут толком никого. Блюдо Елисея не показывает, я понятия не имею, с кем он развлекается. С Кащеем просто повезло, я как раз перед этим наслушалась от обиженных девиц о Меланье. А с царевичем как быть?

Мурчик равнодушно выслушал мои сомнения.

— Ладно, не тревожься, — он зевнул. — Придумаем что-нибудь.

Я мысленно перебирала разные варианты. Юные наивные создания отпадают сразу. Женщина должна понимать, что из себя представляет царевич Елисей, иначе ничего хорошего из брака не выйдет. Вдовы? Может быть, только зачем вдове блудливый и фактически нищий второй муж? Подозреваю, что по хозяйству Елисей ничем помочь не в состоянии, так что селянкам он без надобности. Горожанкам тоже вроде не нужен — наверняка хотят выйти за того, кто побогаче. Кто же может захотеть замуж за царевича?

Я припомнила вопросы Василисы. «Есть ли невеста на примете?» А ведь эта женщина наверняка знает обо всем, что происходит в царском тереме, а может — и во всем стольном граде. Даже о тайном приказе царя найти Елисею невесту Василиса знала уже через полчаса. Расспросить её осторожно, что ли?

В тот вечер я Василису не видела, а специально вызывать оставленной мне дудочкой не стала. По терему точно пошли бы слухи, что я интересуюсь личной жизнью царевича Елисея. Мурчик в ответ на мою идею скептически фыркнул и проворчал под нос что-то вроде: «Ну потешься, коли заняться больше нечем».

Хотя заняться мне в царском тереме действительно нечем. Сижу в комнате как в тюрьме, даже по коридору ходить запретили. Хорошо хоть, блюдо не отобрали. Мой двойник проводит время в нашем мире гораздо веселее.

Похоже, Яга окончательно переселилась к Вовчику: мои вещи уже висят в его шкафу. Когда я заглянула в блюдо, парочка ждала гостей на субботние шашлыки. Ведьма в коротких джинсовых шортиках и открытой майке резала овощной салатик, Вовчик увлечённо нанизывал куски мяса и крупные шампиньоны на длинные шампуры. Почти семейная идиллия!

Вечер прошёл спокойно. Мы с Мурчиком смотрели с блюда «Властелина Колец».

— Занятные у вас там сказки, — одобрил он. — А еще что-то такое вот есть?

— Найдётся, — пообещала я. — Только сегодня уже спать пора. Завтра нам к Горынычу лететь.

Ночью я несколько раз просыпалась от кошмарного сна: я летела в ступе высоко над верхушками деревьев, а за мной гнался змей, выдыхая огненные облачка. Они становились всё больше и больше, чудовище выпускало их изо рта всё чаще.

Каждый раз, проснувшись, я видела, как светятся в темноте зелёные кошачьи глаза.

— Чего тебе не спится? — пробормотала я.

Небо серело, ночь постепенно уступала место сумеркам — предвестникам рассвета.

— Не бери в голову, — буркнул кот. — Спи, ещё есть время.

Остатки сна слетели с меня моментально. Темнит Мурчик, нервничает, а почему — непонятно. Что же кот от меня скрывает? Спрашивать бесполезно — не ответит, да еще и спрячется где-нибудь, чтоб не донимала.

Я отвернулась от Мурчика. Есть время подумать и попытаться понять, что происходит. Всё вроде было в порядке, пока кот не сбегал к Кащею. Зачем? Непонятно. Какой смысл Мурчику вообще мне помогать? Доклика — домовой, привязан к избе, ему хозяйка нужна. Филин-свет тоже на воле пропадёт. А вот зачем я коту — большой вопрос. Бессмертный Баюн нигде не пропадёт, в любом селении заработает себе миску сметаны, может даже в царском тереме без меня неплохо устроиться. Ладно, допустим, помогает по доброте душевной, да и к избушке привык, подружился со всеми.

Мурчик сбегал к Кащею и с тех пор замкнулся. То есть он сообщил, что Кащей меня поддержит, если будет нужно, но сказал далеко не всё. Наверняка Кащей Бессмертный потребовал чего-то взамен, и коту это условие не слишком нравится. А ещё Мурчик не хочет рассказывать, почему сказочный злодей выбрал в говорящие коты именно его. Чем он так приглянулся Кащею? Наверняка Мурчик — не единственный чёрный кот в Лукоморье. Кстати, если бы Кащей заколдовал по своему капризу первое попавшееся животное, Мурчик вряд ли стал бы это скрывать. В чём он ещё темнит? В истории с грозой над Лукоморьем, когда гром валил с ног лошадей. Какой смысл Мурчику скрывать, что происходило в тот день у Кащея? Может, кот давал какую-нибудь клятву? С другой стороны, какой смысл Кащею давать дар речи животному, которое потом может много чего разболтать? Сомневаюсь, что Бессмертному так уж нужны были сказки и песни Мурчика. Непонятно — Кащей сделал из Мурчика кота-Баюна с волшебным способностями, или только наделил способностью говорить?

Попробовать, что ли, расспросить самого Кащея? Всё равно скоро встретимся. Если Елисей не соврал, мне еще лететь к Кашею о богатыре разговаривать. Был вообще этот сказочный витязь или нет?

— Вставать пора! Наступает время задание царя исполнять! — донёсся из коридора бодрый голос Василисы.

Аккомпанементом к её голосу тоскливо скрипели половицы. Женщина, как заведённая, повторяла одно и то же.

— И зачем она всех будит? — пробормотала я. — Можно подумать, ведьмы одновременно вскочат в ступы и толпой вылетят к Горынычу.

— Скажи спасибо, что царь-батюшка не расписал весь отбор в каждой мелочи, — отозвался Мурчик. — А то мог бы и толпой вылететь заставить.

— И что, Любаве хочется жить по его расписанию?

Я нахмурилась. Ведьмы казались мне вольнолюбивыми. Не могу представить черноволосую женщину с рентгеновским взглядом марширующей по скрипучим полам царского терема. А ведь царице придётся приспособиться к местным порядкам.

— Тебе кто сказал, что она в царицы хочет? — фыркнул Мурчик. — У вас сейчас другое соревнование пойдёт: кто из отбора благополучнее вывернется.

— Что?! — я резко села на кровати. — Ты почему мне этого сразу не сказал?

— А ты думала, хоть одна ведьма в царицы хочет? — удивлённо спросил Мурчик. — Не верь тому, что от них слышишь, я же тебе говорил. Я тут по коридорам пошастал, много чего разнюхал. Стаю летучих мышей Анисья держит, стаю воронов — Верина, а филины — Любавины. Так что сговорились ведьмы между собой, а на Лукерью тень кинули, будто высшая ведьма от врагинь избавляется. Рыжая Каяна, которая тоже вроде как со ступой свалилась, — Любавы приятельница. Вроде как Любава ей что-то задолжала, вот и был случай расплатиться. Стаи-то должны были их четверых встретить, но вместо Любавы с тобой столкнулись. Так что придётся теперь ей выкручиваться. Она на твою победу рассчитывает, больше соревноваться ей тут не с кем.

Я помолчала, осмысливая услышанное. картина вырисовывалась совершенно иная, чем я себе представляла. Лукерью классически подставили, а три ведьмы умудрились под самым благовидным предлогом не долететь до отбора и показать себя жертвами вражеских козней. С Кащеем превращенные в жаб и змей царские невесты наверняка договорились по-хорошему. Злить Бессмертного опасно, можно и не рассчитать, перестараться. Прыгай потом жабой, пока какой-нибудь царевич Елисей не поцелует. А так посидят на болоте в тишине и покое, подышат воздухом, а потом вернутся отдохнувшие и посвежевшие. Если повезёт, еще и по пятьдесят монет от Данияра получат.

— Получается, главное — куда-то деться до конца отбора? — медленно проговорила я.

— Угу, причём деться так, чтобы вреда тебе не было, — еле слышно проговорил кот. — Ведьмы по пути ступы разбили немного — и живы-здоровы. Даже я сначала на эту уловку купился, на Лукерью подумал.

— А когда понял, что к чему?

— После того как от Кащея вернулись. Нет настолько дурной ведьмы, чтобы пошла Кащееву смерть искать. Даже среди молодых такую не найдёшь, а уж среди старых и подавно.

— Почему? — заинтересовалась я.

— Так нет её, Кащеевой смерти, — хмуро ответил кот. — Сказка это для детишек.

Больше узнать ничего не удалось: примчалась Купава с обильным завтраком. Я жевала какое-то мясо и мучительно соображала. Куда я могу деться? Свалиться со ступы не вариант — все кости переломаю. Напроситься к Горынычу в гости? Так он откровенно положил на меня глаз, а я не хочу ни выходить за него замуж, ни становиться любовницей змея-оборотня. Не думала, что в сказочном мире могу пользоваться такой безумной популярностью. Три жениха сразу — любящий порядок старик Данияр, бестолковый бабник Елисей… Правда, третий — змей — на фоне правящей семейки — просто находка, он хоть помочь может в случае чего. Знать бы еще, что со всем этим делать и как тихо-мирно избавиться от сказочных женихов


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. Брачное предложение царевича | Ведьма? Психолог! | ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. Сговор