home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Прекрасная новость номер раз: Верети отлеживался в лазарете, под присмотром специально отобранных Ганэшем врачей.

Прекрасная новость номер два: газ оказался всего лишь легким снотворным.

Прекрасная новость номер три: у жриц, а тем более у мудрых, в два раза больше преимуществ перед носителями искры и тем более перед простыми светлыми. И снотворное на нас не действует… к сожалению, так же, как и на адептов Рассах, одаренных ее силой.

Собственно, на этом хорошие новости закончились. Дальше пошли плохие.

Потому что схватить адептов так и не удалось. Вернее, карету-то догнать у стражи получилось, но к тому моменту мои похитители были уже мертвы. Сумасшедшие фанатики просто самоубились, когда поняли, что сбежать не выйдет. Это было совсем неправильно и очень жутко, но будто бы в порядке вещей для этого мира. И никого, кроме меня, эта новость не поразила. Вэйд был зол, Гарс раздражен, остальные слегка раздосадованы, офигевала от происходящего только я.

Даже Джаю не удивили последние новости. Ну убились лысые психи, и убились, с адептами и не такое бывает. Как выяснилось, все в этом их культе зависело от уровня фанатичности. Чем яростнее вера в Рассах, тем меньше ценность жизни. Включая их собственную.

Об этом я именно от Джаи и узнала, когда меня вернули-таки домой после неудачного похищения… три дня назад.

Собственно, с тех пор я проводила большую часть времени наверху, незаметно таская книги из библиотеки и пытаясь хоть что-нибудь понять. И единственным, кто изредка осмеливался меня отвлекать, была племяшка.

Даже ледей, при одной мысли о которых меня теперь невольно передергивало, надежно отвернули от этого дома скорбным заявлением: «Селине не до вас».

Не знаю, помогло бы это в других обстоятельствах, но когда девам дверь открыл сам хозяин дома и своим жутким, нервотрепательным голосом заявил о моей исключительной занятости… Шел уже четвертый день с их последнего появления на ступенях этого дома, а ледей все еще не было видно.

Вэйд их впечатлил.

— А что ты делаешь? — не найдя для себя развлечения интереснее, Джая решила уделить время мне.

Заглянула она ко мне перед самым обедом, как раз в то время, когда я, обложившись книгами, медитировала над разворотом с картой Излома.

— Пытаюсь понять, если во времена Пограничной войны Темные земли были Темной империей, то почему сейчас нет? — признаться, я думала, что Джаю не заинтересует мой вопрос, но ошибалась.

— Да тут же все понятно. Тогда Темной империей правила Рассах, и все темные земли были подвластны ей. Огромные территории, на которых Темнейшая властвовала единолично, но потом хейзары усыпили ее, поделили земли между собой и… собственно, развалили империю. Централизованной власти нет, каждый правит на своих землях так, как ему нравится, — на мгновение задумавшись, она честно призналась, подвинув несколько книг, освобождая себе место, чтобы сесть рядом, — я даже не уверена в том, что ты это забыла, не исключено, что просто никогда раньше и не интересовалась. Список уроков у девушек серьезно отличается от того, чему обучаются мужчины.

— Но ты же знаешь…

— Мне нравится история, — смущенно улыбнулась племяшка, склонив голову к правому плечу, — это очень увлекательно.

— Может, тогда расскажешь поподробнее? — предложила я, откладывая книгу. Мне всегда легче удавалось запоминать информацию на слух. Именно поэтому мне так трудно давались занятия, на которых преподаватели делали упор на письменную составляющую. Такая очень неудачная особенность беззаботной Снежаны…

Джаю мой энтузиазм несколько озадачил:

— Давай, — неуверенно согласилась она, — а о чем ты хочешь узнать? О хейзарах? Признаться, я сама мало что о них знаю. Дети Рассах никогда меня особо не интересовали…

— Нет, с ними я разобралась. Эксперименты на вэлари, что-то там с вливанием силы и десять выживших после опытов мутантов, названых детьми Изначальной Тьмы. Мрачная, печальная и безнадежная история. Ты мне лучше про кейсар расскажи. Единственное, что я смогла понять из книг, что они — это что-то наподобие детей Рассах, только кейсар вроде как из света вышли.

Джая нахмурилась, несколько томительных секунд рассматривая носочки темных домашних туфелек, хорошо видных из-за задравшегося до середины голени темно-синего простого платья.

— Официальную версию ты уже знаешь, хочешь услышать правдоподобную?

— Спрашиваешь!

— Только ты имей в виду, это не те знания, которыми можно блеснуть в приличном обществе.

— Джая, — с нажимом протянула я.

— Ладно-ладно, — подняв глаза к потолку, она грустно вздохнула, — ты уже должна была читать о том, что Рассах взялась за создание хейзаров только после того, как в Светлой империи появились кейсар. В какой-то мере это даже правда, что дети Мирай вышли из света. Просто… на самом деле все было намного грязнее. По всей империи отобрали тридцать сильнейших Мудрых, которых свезли в Главный храм.

Больше книг на сайте — Knigoed.net

— Тот…

— Тот, который вы с дядей посещали в начале месяца, — кивнула Джая, не дав мне договорить, — также в храм привезли двенадцать храмовников, отмеченных Мирай. Они… кхм… оплодотворили Мудрых. Что происходило за закрытыми дверями храма восемь месяцев неизвестно, но на исходе девятого Мудрые были выжжены изнутри и полностью заполнены светом. Собственно, после того случая научились делать благословения из жриц. Выжечь суть и заполнить пустоту светом. Одна такая анэм-са, то есть носитель света, могла уничтожить до сотни вражеских воинов. Вэлари беззащитны перед благословением.

— Их хотя бы спрашивали, хотят они этого или нет?

— Жрицы еще во время инициации теряют свою волю, — Джая кусала губы и косилась в сторону, стараясь не смотреть на меня. Знала племяшка, кем суждено было стать Селине, да и как бы ей не знать? Племянница Вэйда знала больше и видела глубже любого горожанина, — с Мудрыми все обстоит несколько иначе, хотя у них тоже нет своих желаний. Но мы отвлеклись…

— Да уж, — проворчала я, нахохлившись.

— Во время родов всем пришлось покинуть храм, стены едва устояли от натиска света. Благословения мощнее еще не знали эти земли. По неподтвержденным сведениям, на следующий день по всему городу было найдено около четырехсот погибших. Шпионы Рассах просто умерли в своих постелях.

— Благословились?

— Да. — коротко подтвердила Джай. — Из тридцати Мудрых не выжила ни одна. Из двадцати трех сумевших показаться на свет новорожденных спасти удалось четырнадцать.

— И лишь одиннадцать из них пережили первые три недели, — раздалось от открытой настежь двери.

— Ой…

На пороге стоял Вэйд и со снисходительной улыбкой рассматривал наши посиделки:

— Вижу, я вовремя, вы не успели еще дойти до жертвоприношения невинных дев.

— Девушек приносят в жертву Мирай? — ужаснулась я.

— Рассах, — пробормотала Джая, разглядывая туфли своего дяди, — приносили.

— Ааа, нет, Темные земли меня пока не очень интересуют, вам не о чем волноваться, — беспечно отмахнулась я, — до жертвоприношений мы еще не скоро дойдем.

Вэйд хмыкнул. Доброжелательность его казалась странной, а уж миролюбивый ответ на подозрительное «чего приперся так рано?» и вовсе поверг в шок.

Нет, преувеличиваю, конечно, вопрос, был задан куда как вежливее, а ответ просто слегка смутил и очень обрадовал.

— Что-то случилось? — обеспокоенно поинтересовалась Джая. — Ты рано.

— Малис закончила работу, — вынимая из кармана два тонких браслета, Вэйд с легкой улыбкой смотрел на нас, — сегодня я бы хотел пригласить прекрасных леди на обед.

Джая недоверчиво посмотрела на меня, я отвечала ей ошалевшим взглядом.

— Прямо где-то за пределами дома? — на всякий случай уточнила у Вэйда. Потому что, вдруг рано радоваться? Вдруг он нам с этой вот ненадежной на вид защитой разрешит только на первый этаж спуститься?

— В Лакс, — все с той же едва уловимой улыбкой ответил он, будто бы, это должно было мне что-то сказать. Впрочем, судя по всему, и правда должно было, потому что Джая, услышав это название, взвизгнула, подпрыгнув на месте и прижимая пальчики к губам.

На мой же вопросительный взгляд она ответила дрожащим от радости голосом:

— Не делай такое лицо, Сэл, это чудесное место. А какие там блюда, просто произведения искусства! — задохнувшись от восторга. Не в силах справиться с эмоциями, она качнулась ко мне, крепко обнимая за плечи, — я со своего дня рождения мечтала об их пирожных. Какой там крем…

— А в честь чего такой праздник? — подозрительность моя была вполне оправданной. Если Джая там в последний раз на свой день рождения была, то место, судя по всему, и правда особенное, и посещают его, как правило, по каким-то значимым событиям. — Неужели у кого-то сегодня день рождения?

— Решил сделать вам приятное, — пожал плечами Вэйд, — последние несколько дней выдались непростыми.

— Унылую безучастность Селины и правда было непросто пережить, — охотно покивала Джая, отшатнувшись от меня, чтобы тут же пружинисто подняться, — нам нужен час, чтобы привести себя в порядок и…

— Тридцать минут, — перебил ее Вэйд, — иначе я отправлюсь один.

Джая, не ожидавшая такой подставы, охнула, но мужественно взяла себя в руки, горячо заверив, что через полчаса мы будем готовы.

Я-то была уверена, что успею собраться и за пятнадцать минут, но племяшка… для нее же сегодняшний обед — праздник, она же наряжаться начнет.

На деле же все оказалось значительно хуже: спешно собираясь, Джая успевала еще давать указания мне, отчего, в итоге, на первый этаж я спускалась в том самом злосчастном синем платье, туго затянутом корсете и на каблучках. Это было чистой воды издевательство, так ярко и в красках описывать мне воздушность крема пирожных, что подают в Лакс, и пушистую нежность мусса, и тающий во рту бисквит… и обрядить меня вот в это, чтобы я не смогла ничего из перечисленного попробовать. Ну не умела я носить корсеты. Даже если раньше это умела Селина, то я нет. И дело было даже не в физическом дискомфорте, хотя он присутствовал, мне было морально тяжело от своего скованного положения. Ни наклониться толком, ни удобно сесть или нормально вздохнуть. Я чувствовала себя куклой на шарнирах — ручки, ножки двигаются, голова крутится, но все деревянное и будто бы чужое.

Наверное, только поэтому, первой спустившись в гостиную, где нас ждал Вэйд — Джая докручивала себе прическу, ругаясь на мою криворукость, из-за которой ей пришлось тратить драгоценные минуты на мои волосы — я несмело подошла к поднявшемуся при моем приближении жениху и неуверенно пробормотала:

— Неее сочтите за наглость, но можно вас попросить… — дыхание кончилось, пришлось прерваться на минуточку, чтобы отдышаться. Спуск по лестнице дался мне с трудом, и теперь этот героический подвиг требовал постоять, прислонившись к стеночке, и немного отдышаться, а не бросаться на Вэйда с мольбами. Плюнув на попытку быть вежливой, я сипло попросила, — корсет ослабьте, будьте человеком, а?

— Селина, думаю, стоит тебе напомнить, что я не человек…

— Ну оставайтесь нечеловеком, только помогите.

Он стоял всего в трех шагах от меня и продолжал преступно бездействовать, а ведь Джая должна была уже совсем скоро спуститься, и тогда меня уже никто не сможет спасти.

— Пожалуйста, — взмолилась, качнувшись к нему. Я слишком хорошо кушала для этого корсета. И теперь, глядя на свое новое тело, я больше не приходила в ужас от вида выпирающих ребер или тазовых косточек, не пугалась при виде вен, отлично различимых сквозь тонкую кожу, обзавелась плавными изгибами и даже грудью. Довести изможденное вечными диетами тело до здорового веса оказалось не так уж и сложно, куда как сложнее было втиснуть свою здоровую радость в наряды тощего подростка. И если платье еще как-то можно было носить, то все эти утягивающие приспособления для пыток… брюки и рубашки лучше во всем.

— Повернись, — велел Вэйд. Кажется, и его впечатлил мой бледный вид. Недодушенная невеста ему вроде как была не нужна, а может просто пожалел… С этими темными личностями ничего точно сказать нельзя.

Зато когда он быстро, я бы сказала — профессионально, распустил шнуровку корсета, которую Джая завязала так, чтобы я точно не смогла ее развязать самостоятельно, и мне удалось вздохнуть полной грудью, все мысли о непонятности этой полутемной личности были тут же забыты. Голова закружилась от резкого притока кислорода, и лежать бы мне на ковре у ног Вэйд, жадно вдыхая такой сладкий, такой прекрасный и замечательный, и очень-очень нужный воздух, если бы меня не поддержали.

— Осторожнее.

— Слишком много, — прошепталась я, вцепившись подрагивающими пальцами в руку, придерживающую меня за талию, — вот это вштырило, так вштырило.

— Что? — переспросил Вэйд. Вместо того чтобы дотащить меня до дивана и сгрузить на него, он продолжал прижимать мое обмякшее тело к себе.

— Вы уж простите, но если ваша племянница еще раз попытается меня придушить, я ей голову откушу.

За спиной пораженно молчали, пытаясь осмыслить мои слова, пока я стояла, прижатая к его груди, с терпеливым любопытством ожидая, когда он меня отпустит. Особого дискомфорта эта близость не доставляла, особенно после того, как Вэйд вернул мне радость жизни, расшнуровав корсет, просто было интересно, сколько мы еще так стоять будем…

Недолго, решила Джая, чьи каблучки спешно застучали по ступеням, заставив меня вздрогнуть. Племяшка уже спускалась к нам, а я продолжала стоять тут в распущенном корсете, неприлично счастливая и все еще прижатая к Вэйду.

— Завязывайте, — прошептала я, вырываясь из его рук, — завязывайте быстрее!

— Селина…

— Она же спускается! Если вы мне сейчас корсет не зашнуруете, это сделает Джая.

— Понял-понял, — Вэйд сокрушенно вздохнул, — не шевелись.

Я послушно застыла, лишь изредка нервно притопывая на месте и сминая в пальцах ткань юбок, чувствуя, как он несильно затягивает ленты, как завязывает их, и почему-то только после этого застегивает крючки.

Разобравшись с корсетом, Вэйд зачем-то разгладил ткань платья на моих боках и притянул ближе, чтобы быстро коснуться сухими губами шеи.

— Полагаю, тебе нужен новый гардероб, из этого ты несколько выросла.

Я не успела даже возмутиться, только и смогла, что повернуться к нему, одарив недобрым взглядом, когда Джая ворвалась в гостиную:

— Я готова!

— Опоздала на три минуты, — сурово заметил Вэйд, стараясь не улыбаться.

— Сделай скидку на то, что я девушка, дядя, — беспечно отмахнулась она, — и просто радуйся, что только на три минуты.

Будто бы не она совсем недавно паниковала, боясь не успеть, и подгоняла меня. Как утверждала Джая, дольше пяти минут сверх назначенного срока Вэйд бы ждать не стал. И либо просто ушел бы, как и грозился, либо велел накрывать в столовой. Суровый мне достался жених. Но Джая успела до окончания добавочного времени и теперь чувствовала себя победительницей.

— Узнаю дурное влияние Мэй, — сокрушенно покачал головой Вэйд.

— Мама хорошо меня воспитала, — с широкой улыбкой парировала Джая, поведя плечами, отчего по ее темному платью побежали легкие серебристые искры. Восхитительная ткань, гладкая, атласная, прошитая тонкой серебряной нитью.

Такое бы платье больше подошло какой-нибудь принцессе, но никак не Джае. Не тянула она как-то на это звание.

Внешне, конечно, племяшка являлась просто образцовой принцессой: стройная, красивая, утонченная… но вот характер оставлял желать лучшего.

***

Тридцать минут в карете, подозрительные взгляды Джаи, которая заметила, как мне легко дышится, и как заметно я раздалась в боках, хотя после ее крепких ручек была тонка, стройна и едва жива, странные улыбки Вэйда, которые он, конечно, пытался скрыть, когда на меня косился, но которые я все равно заметила… И все это ради того, чтобы, поднявшись по невысокой лестнице, ступить на мраморные плиты пола, пройти в высокие, двустворчатые двери и ослепнуть от сияния.

Белый мрамор с легкими сероватыми прожилками, резные колонны, зеркала, большие двухъярусные хрустальные люстры, сияющая белизна скатертей на столах, полупустой зал, в котором из тридцати столиков было занято всего четыре…

Джая в нетерпении топталась рядом со мной, в то время как я цеплялась за руку Вэйда, прижимаясь к его боку и боясь отойти. Даже в храме, пустом, просторном и гулком, мне не было так неуютно. Возможно, потому что там не было зеркал, в которых я краем глаза ловила свое отражение, не было люстр, не было таких больших окон, не было столько света… Подумать только, в храме Извечного Светоча было меньше света, чем в дорогом, но совершенно обычном ресторане.

— На второй этаж? — с надеждой спросила Джая, складывая ладошки перед собой.

— Разумеется.

По широкой мраморной лестнице мы поднялись на второй этаж, который из-за высоких потолков больше напоминал третий. Там нас перехватил официант в белом форменном костюме, чтобы отвести к большому стеклянному балкону, на котором мы и разместились.

Под нами располагался только сад, тихий, очень красивый, с небольшим фонтанчиком и парой скамеек. Судя по высокой изгороди и печальной безлюдности, сад этот принадлежал ресторану, и кого попало туда не пускали.

— Ну как тебе? — глаза у Джаи горели. Племяшка была счастлива и сейчас, всматриваясь в мое лицо, пыталась найти в нем отражение своего восторга.

— Здесь красиво, — призналась я потерянно. По сравнению со вторым этажом, где, кроме нашего стола, был занят еще только один, на первом, можно сказать, было еще многолюдно.

— Тебе не нравится, — правильно поняла мое смущение Джая.

— Не то, чтобы не нравится, но я не представляю, как тут можно есть.

— Сейчас узнаешь, — пообещал Вэйд, со странной улыбкой рассматривая меня.

Дожидаясь, пока принесут меню, я не без интереса взглянула в окно… и забыла, как дышать. Пожалуй, только сейчас я осознала, что ресторан находится на возвышении, что мы

сидим на втором этаже, и что перед нами расстилается вся восточная часть города. Дома, магазины, деловой квартал, часть ярмарочной площади, кусок центрального парка. И храм. Главный храм Мирай. Большой, величественный, сияюще-белый.

Я просто не могла отвести от него взгляд, не заметила даже, когда принесли меню. И вздрогнула, почувствовав, как мою руку, сжавшуюся в кулак и мелко подрагивающую, накрыла теплая ладонь:

— Ты боишься высоты? Мы можем спуститься на первый этаж, — обеспокоенно предложил Вэйд. И даже Джая сидела тихо, с тревогой глядя на меня.

— Нет, все нормально. Я просто… это с непривычки.

Взять себя в руки удалось попытки с третьей. Я даже смогла вполне спокойно и обдуманно просмотреть меню и со спокойной совестью переложить необходимость выбора на Джаю.

— Я полностью доверяю твоему вкусу, — с улыбкой заверила ее я, игнорируя скептический взгляд Вэйда.

У меня не было сил выбирать самой, читать названия, впечатляться ценами и гадать, что за зверь такой талью, которого подают под сливочным соусом, или как есть парфе, в названии которого больше букв, чем в моем имени.

Сейчас меня это не волновало, все, о чем я могла думать — храм, сияющий в солнечном свете.

После нашего похода на песнопение мне начали сниться необычные сны. Это всегда было что-то теплое, светлое, зовущее и нуждающееся во мне. Что-то важное, остающееся поутру, после пробуждения теплой грустью. Словно в дар я получила нечто важное, но оказалась не в состоянии это осознать и оценить, тем самым будто бы обворовывая саму себя. Я не обращала на сны особого внимания, не видя в этом ничего странного.

В конце концов, разве сны могут быть опасными?

Но сейчас, глядя на храм, никак не могла отделаться от мысли, что счастье, приходящее ко мне во снах, наяву я смогу найти лишь там. За этими мощными сияющими стенами.

— Селина, — позвал Вэйд, — ты уверена, что хорошо себя чувствуешь?

В груди поселился легкий холодок, сжимая сердце предчувствием совершенно непоправимой ошибки — зря я пришла сюда, зря так долго смотрела на храм — но я смогла слабо улыбнуться и кивнуть.

Незачем ему знать о моей разыгравшейся паранойе, которая мне и самой казалась совершенно ненормальной.

Больше на храм я старалась не смотреть, в конце концов, у меня были занятия поважнее. Например, любоваться произведениями искусств, поданными на белых квадратных тарелках с чуть поднятыми углами.

Конечно, знай я, чем закончится эта моя мимолетная встреча с храмом, непременно рассказала бы все Вэйду, попросила бы вызвать Гарса и настояла на том, чтобы меня связывали по ночам. Но я не знала, и даже не могла предположить, какие проблемы ждут меня впереди.

***

Самым странным в моем пробуждении были, пожалуй, не замерзшие до полной потери чувствительности ноги и не холодные мурашки по всему телу, а место, в котором я проснулась: под открытым небом, на пересечении двух улиц, невдалеке от парка. Босая, в одной сорочке, замерзшая и напуганная. От дома Вэйда до конкретно этого перекрестка было всего три минуты в карете или двадцать минут пешком.

Всего каких-то двадцать минут, и вот она я, обмирая от страха, стою и не знаю, что мне делать. Ночи здесь были слишком холодными, чтобы разгуливать по улице в тонкой батистовой сорочке, и слишком темными, чтобы не бояться шорохов в густых тенях зданий.

Потоптавшись на месте еще несколько секунд, затравленно озираясь и напоминая самой себе загнанную жертву, я медленно отвернулась от парка, желая вернуться обратно в дом Вэйда, найти своего женишка и долго, вдумчиво, со вкусом порыдать. Потому что то, что сейчас происходило, было совершенно ненормальным. Я не могла оказаться в двух километрах от дома посреди ночи, даже не помня, как сюда дошла… или могла?

Здравый смысл утверждал, что это невозможно, но какая-то маленькая, гадкая часть моего сознания мерзко нашептывала, что для человека, оказавшегося в теле какой-то непонятной жрицы на огрызке планеты, теперь возможно все.

Первые минут пять я шла, вжимая голову в плечи, затравлено озираясь, постоянно ожидая нападения. Потом побежала.

Нервы просто сдали, не было во мне столько смелости, чтобы полуголой среди ночи по улицам прогуливаться. Хватит, нагулялась уже.

Входная дверь оказалась полуоткрыта. Как оказалось, уходя из дома, я даже не потрудилась закрыть за собой дверь, что, в общем-то, было, наверное, не страшно — мало кто рискнул бы залезть в жилище дознавателя, даже будь дверь распахнута настежь, а не слегка приоткрыта — но я все равно чувствовала себя странно, медленно входя в дом. Будто бы там, в этой, на первый взгляд безопасной темноте уже притаилось что-то страшное, успев просочиться в дом, пока я бродила по городу. Но стоило только двери закрыться за моей спиной, как наваждение спало. На меня никто не бросился, в холле я стояла совершенно одна. Все было в порядке.

После холодного камня деревянный пол под ногами казался очень теплым. На секунду я просто замерла, прикрыв глаза и наслаждаясь теплом, но пальцы, сжимавшие дверную ручку, дрожали, губы тоже дрожали, как и подбородок, и мне просто поскорее нужно было с кем-нибудь поговорить.

С кем-то взрослым и сильным, кто сможет если не объяснить, что происходит, то хотя бы достаточно убедительно пообещать, что все будет хорошо.

У Вэйда просто не было никакого шанса нормально выспаться этой ночью, ему предстояло утешать свою лунатичную невесту, а это работа не из легких.

Когда открывала дверь в его спальню, ждала противного, зловещего скрипа, как в фильмах ужасов, который был бы как нельзя кстати в этой ситуации, но нет, дверь открылась тихо, а в спальне царила та же беспросветная темнота, что и в коридоре. Шторы были задернуты, лунный свет не проникал в комнату, а я как бы в темноте не видела, и если по коридору на ощупь и по памяти еще смогла пройтись, отчего-то боясь включать свет, то тут просто потянулась к вделанному в стену выключателю. Руки дрожали, и пальцы скользнули по гладкому камню резче, чем следовало, свет вспыхнул ярко, неожиданно, просто ослепляюще.

Я сумела только охнуть и закрыть глаза руками, врезавшись спиной в дверь. Кто ж знал, что эти их дебильные кристаллы, заменяющие нормальные человеческие лампочки, могут так люто светиться.

Вэйд налетел на меня неожиданно, навис сверху, закрывая от света, и яростно ударил по выключателю. Тот обиженно хрустнул и затушил светильники.

— Ты что… здесь делаешь?

Я чувствовала, как горячее дыхание касается моих волос, откуда-то знала, что одна его рука упирается в дверь всего в каких-то десяти сантиметрах от моего виска, и что по камню, который здесь свет включал, скорее всего прошла трещина.

— Свет можно, пожалуйста, вернуть? — сдавленно прошептала я, боясь отнять руки от лица и продолжая вжимать голову в плечи. Нервные клетки истерично паковали чемоданы, собираясь валить на все четыре стороны, лишь бы от меня подальше. Прогулка по ночному городу их не доконала, зато женишок мой психованный, кажется, смог.

Кристаллы тускло засветились, но мне все еще было очень неуютно.

Стоять в тени этой дышащей громадины, почти утыкаясь носом в его рубаху, вообще оказалось малоприятным занятием. Слишком уж близко стоял этот страх и ужас, слишком неспокойно от этого делалось.

— И отойдите, пожалуйста.

— Селина…

— Лучше делайте, что я говорю, — я не хотела, чтобы мои слова прозвучали как угроза, но именно как угроза они и прозвучали, — у меня нервы вообще на пределе, будете упрямиться — огребете море слез и бурную истерику, а оно вам надо?

Отстранился медленно, забирая вместе с собой и этот давящий напор, и свое тепло. Меня больше не прижимали к двери, но и полной свободы не дали, Вэйд все еще был слишком близко, чтобы я могла перевести дыхание, но уже достаточно далеко, чтобы прекратить вжиматься в теплое дерево и, наконец-то, открыть глаза.

— Ясной ночи, — и ведь голос у меня почти не дрожал, когда я заговорила, — а я вот, представляете, с прогулки.

— Что?

— Гуляла я. Ночью. По городу. Во… во сне, — не успела я договорить, как руки мои схватили, ощупали, а потом еще и на меня с осуждением посмотрели, — чего не так?

— Руки холодные.

Нервный смешок вырвался помимо моей воли, как и едкое:

— Это вы еще ноги не трогали.

Признаю, сама дура, сама ему эту мысль в голову вложила, но это же не повод честных невест хватать и на кровать бросать! Я даже пискнуть не успела, как уткнулась носом в смятое одеяло, а мои ноги от колен и ниже уже основательно ощупывали.

А дальше случилось то, чего я могла ожидать только от мамы, всегда считавшей меня крайне болезным ребенком.

В одеяло свое Вэйд закутывал меня с совершенно непроницаемой рожей, а я покорно заматывалась, потому что уже совсем ничего не понимала и решила просто смириться с происходящим. Моих сил хватило только на хриплое:

— Ссспасибо… — когда меня полностью замотали и усадили на кровать.

— Рассказывай, — велел он, полностью проигнорировав мою благодарность, зато продолжая шокировать странными действиями. Потому что это совсем ненормально, когда страшный, хмурый дядька садится на меховую шкуру, заменяющую тут ковер у кровати, и щупает твои ноги.

Не сразу до меня дошло, что мне их растирают, пытаясь согреть. Повезло ему, что весь песок я еще внизу, на первом этаже оставила, иначе испортила бы шкуру ведь. А она красивая, черная, с густым, длинным мехом…

— Селина, — позвали меня, вытягивая из заторможено-созерцательного состояния.

— Ммм?

— Рассказывай.

— А что рассказывать? В себя пришла около парка, как до него добралась не помнила, почему не оделась и гулять пошла в том же, в чем и спала — не знаю. Что происходит… тоже не знаю, — призналась и затихла ненадолго, всматриваясь в сосредоточенное, хмурое лицо продолжавшего греть мои ноги ужаса. Я чувствовала, как горячая ладонь растирает ступню, спускается к поджатым пальчикам и осторожно растирает их, потом к пяточке и вверх по ноге до середины икры. Это было настолько невероятно и удивительно, что на несколько секунд я даже забыла о том, что этот мой жених — совсем незнакомый мне человек, что я почти ничего о нем не знаю и, в общем-то, не пыталась даже узнать.

Мне просто сказали, что этот вот хмурый тип — будущий муж Селины… мой будущий муж, и я это приняла. До странного легко, не до конца даже осознавая, что это все на самом деле, что от Селины мне досталось не только тело и проблемы с храмом, но также семья, которая ее любила, и жених… который ее не любил, но собирался взять в жены. А сейчас он сидел передо мной на коленях и растирал мои ноги. И казался каким-то совершенно родным. Именно эти странные размышления толкнули меня то что, чтобы выпутав из одеяла руку, склониться к нему, легко коснувшись плеча, и сдавленно шепнуть, стоило только нашим глазам встретиться:

— Вэйд, мне страшно.

Он смотрел на меня устало, я бы даже сказала — с сочувствием, и ладонь, которой Вэйд накрыл мою руку, продолжающую цепляться за рубаху на его плече, была крепкой, очень надежной, успокаивающей:

— Я во всем разберусь, — пообещал он, осторожно отцепив от себя мои пальчики.

Легкое прикосновение губ к ладони было настолько быстрым, что уже через минуту я была уверена, что мне просто показалось.

— Ложись, — велел Вэйд, отходя к стене. Свет потух неожиданно, и свой растерянный вопрос я задала уже в темноте:

— Что, здесь?

— Да.

— Ну, вообще-то, я не уверена, что смогу уже уснуть…

— Селина, сейчас два часа ночи, тебе нужно отдохнуть, — терпеливо заметил Вэйд, открывая дверь, — будет лучше, если ты останешься здесь, под присмотром.

И вот он мне тут про присмотр вещает, а сам слинять пытается, а у меня очень важный вопрос же есть:

— И кто за мной присматривать будет?

— Я.

Жених мне достался не просто странный, а на всю голову пришибленный, потому что я-то точно знала, что присматривать за кем-то через дверь очень сложно, а он, кажется, был не в курсе.

— Уверены? — я ничего не видела, но точно знала, что он сейчас на пороге застыл и на меня смотрит. Почудилось или нет, но там, в темноте, сверкнули красным его глаза. Будто два уголька вспыхнули и тут же потухли, оставляя в моем сердце тревожный след.

— Я спущусь на несколько минут и сразу же вернусь, — пообещал Вэйд, шагнув в коридор спиной вперед.

Дверь закрылась, и меня тут же со всех сторон обступила темнота. Я вязла в ней, боясь пошевелиться или вздохнуть.

— Нервы и так ни к черту, а он меня тут одну оставляет, — пробормотала обиженно, стараясь разогнать забившую уши тишину. Дальше оставаться тут было просто невыносимо. Мне нужен был кто-то живой рядом, пусть даже этот кто-то — Вэйд.

О Джае, спавшей в соседней комнате, я и не вспомнила, когда, сбросив одеяло, решительно потопала к двери… ну, как решительно? Опасливо шаря руками в темноте и осторожно прощупывая пол ногой.

К тому времени, как я добралась до своей комнаты, чтобы обуться и накинуть на плечи платок, и спустилась на первый этаж, Вэйд уже покинул дом, оставив входную дверь чуть приоткрытой. Будто бы вышел на одну секунду и вот-вот вернется.

Помнится, я тоже дверь не закрыла, когда лунатила, но вышла я тогда совсем не на секундочку, и очень сомневалась, что Вэйд тоже скоро вернется.

И оказалась права. Он сидел на корточках у противоположной стены светлого дома, который с одной стороны подпирали высокие кусты белых роз. Почти полностью скрывшись в тени, Вэйд что-то внимательно разглядывал, но отвлекся, услышав мои шаги.

— Селина, я что велел тебе делать?

— А еще вы обещали за мной приглядывать, — бесстрашно напомнила я, — вот и приглядывай…те.

Только подойдя достаточно близко, я смогла разглядеть то, что скрывала темнота.

Два тела у стены. Темные плащи и капюшоны, накинутые на головы, делали их больше похожими на небрежно сваленные мешки с тряпьем, чем на людей.

— Что с ними? — прошептала я, поражаясь тому, как сухо вдруг стало во рту. — Это же не адепты?

— Не адепты, — подтвердил Вэйд, — мои люди, приставленные следить за домом, которых ты… обезвредила.

Странная, совершенно ненормальная веселость, совсем не соответствующая моменту, проскользнула в его голосе, и меня заклинило:

— Это точно сделала не я. Точно не я. Разве ж я смогла бы вырубить двух мужиков? Чем? Как? Не моих это рук дело. Точно нет, — заткнувшись только на мгновение, я еще раз посмотрела на два тела и на всякий случай уточнила, — они ведь живы?

— Живы, но в себя придут не скоро, — совершенно спокойно подтвердил Вэйд.

— Но… почему?

— Видишь ли в чем дело, Селина, — на то, как он подходит ко мне, я смотрела с покорным смирением, — в отделение дознания отбираются служащие с искрой.

— Это не объясняет, почему вы считаете, что их вырубила я.

— Сейчас их искры нестабильны, — на плечи легли теплые руки, и меня озадачили недовольным, — ты дрожишь.

— Вы не отвлекайтесь, пожалуйста, что не так с их искрами? — отвести взгляд от стены не удавалось, как и поверить в то, что я могла вырубить двух мужиков… во сне, голыми руками.

— Ты их благословила, — просто ответил Вэйд.

— Но они же светлые, им не могло навредить благословение.

— Обычное — нет, но ты необученная Мудрая с яркой искрой, они просто не сумели принять твое благословение, их резерв переполнен, искры не справляются с теми объемами силы, что вобрали в себя.

— Это очень плохо?

— Это неожиданно, — хмыкнул Вэйд, — но не опасно для жизни.

— И что теперь?

— Ты вернешься в дом, а я вызову дежурных из отделения, чтобы они забрали тела.

Спорить я не стала и сопротивляться — тоже. Позволила повернуть себя к дому и не возмутилась даже, когда меня легонько подтолкнули вперед, задавая направление.

Я умела быть очень послушной… особенно, когда не было сил спорить.

Вернулась в дом, поднялась на второй этаж, прошла мимо своей комнаты и совершенно спокойно, полностью уверенная в правильности своих действий, снова закуталась в одеяло Вэйда, подтянула к себе одну из его подушек и послушно легла спать.

Хотел он, чтобы я легла в его комнате — я легла. И ведь уснуть умудрилась. Быстро и без сновидений. И, кажется, даже без всяких приключений проспала до самого утра.


Глава 6 | Обрученная | Глава 8