home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Эпилог

— Снееежа, Снеееж, — мой сон был глубок и крепок, но против упрямства Яны выстоять просто не смог, — Снежана, подъем!

Подскочив на постели, я опасливо обернулась, проверяя насколько озверел от такой побудки Вэйд — вариант, что он не проснулся даже не рассматривала… А вот возможность того, что мой трудоголичный до неперевоспитуемого состояния супруг опять в кабинет сбежит среди ночи, почему-то в расчет не взяла. И очень зря.

Соседняя подушка была пуста, а я оказалась наедине с пылающей нездоровым энтузиазмом девицей.

— Ты что здесь делаешь?

— Я такое место нашла, просто сказочное, — в лунном свете мне хорошо было видно ее лицо, восхищенная улыбка, горящий взгляд… жутко она выглядела, если честно, как безумный маньяк на грани эпохального открытия, которое изменит весь мир… Потому что ядерный взрыв просто не может оставить мир прежним, — и мне очень надо его кому-нибудь показать.

— То есть, мы не виделись больше полугода, ты неизвестно где пропадала и непонятно что делала, а теперь являешься посреди ночи и говоришь, что хочешь мне что-то показать?

— Ну, — она смущенно улыбнулась, почесав щеку черными ногтями, — я все время занималась. К тому же, на свадьбе твоей присутствовала, а это…это было всего каких-то четыре месяца назад. И, если честно, я все еще не привыкла ко всем этим часовым поясам. Сложно это.

— Ворваться в самый разгар торжества, напугать гостей и довести до истерики уважаемого члена магистрата — это ты называешь «присутствовала на свадьбе»?

— Раяр не хотел так сильно пугать того мужика, ему просто не понравилось, что меня пытаются незаметно освятить, о чем он и сообщил. Кто ж знал, что шишки в вашем этом магистрате такие впечатлительные? — возмутилась Яна, забираясь ко мне на кровать. — Ну давай, поднимайся, тебе понравится.

— Ян, помнишь, что было в последний раз, когда мы с тобой из этого дома сбежали, ничего Вэйду не рассказав?

— Я стала стремным мутантом, а ты познакомилась с местными русалками, — беззаботно улыбаясь, она склонила голову к правому плечу, — но на этот раз все будет по-другому.

— Это почему же?

О том, что Яна все же приняла участие в обряде и лишь чудом не рассталась с жизнью, зато приобрела новые умения, я только на свадьбе и узнала, когда она вышла из облака тьмы посреди зала. Пожалуй, это был самый запоминающийся момент всего торжества. Из унылой и утомительной свадьба сразу стала веселой и задорной. Особенно, когда весьма солидный дядька преклонных лет при виде появившегося вслед за Яной хейзара свалился в обморок на руки своей помощнице. Худосочная блондинка оказалась куда как крепче, причем не только физически, но и морально. Выдержав явление Раяра, она так же стоически выдержала и немалый вес своего начальства.

Дааа, благодаря этой парочке пафосная свадьба с налетом аристократической тухлости превратилась в бодрое празднество. Крики, звон разбитого стекла, спешное бегство гостей… и моя воспитанная до кончиков волос бабуля, ругающаяся как портовый грузчик. Собственно, на этом официальная часть и закончилась, а мы в узком, можно сказать семейном, кругу досидели остаток вечера, подъедая уцелевшие блюда.

— Потому что меня больше не преследуют сектанты, а ты стала совершенно неинтересна храму.

— Это не значит, что я позволю ей отправиться куда-то среди ночи в такой ненадежной компании, — раздалось недружелюбное от дверей, заставив меня вжать голову в плечи, а Яну скривиться. Когда хотел, Вэйд бывал возмутительно бесшумен.

— Да надежнее меня ты не найдешь человека во всей своей Светлой империи, — пафосно заявила она, обернувшись к застывшей в дверях фигуре.

Вэйд был скрыт темнотой, но Яна его все же видела… хотя, точнее было бы сказать — чувствовала, видеть в темноте она не научилась даже после всех своих изменений, которые пафосно звала мутациями и которыми даже гордилась.

— Ты — не человек, — напомнил он.

— Не придирайся к словам, ты понял, что я имела в виду.

— Я советовал Раяру оградить тебя от тлетворного влияния Делмара, но, видимо, дядя не посчитал нужным менять твою няньку…

— Вообще-то это я перевоспитываю Делмара!

— Или все же он перевоспитывает тебя? — не согласился Вэйд.

— Или я сейчас перевоспитаю вас всех, — пригрозила незаслуженно забытая я. Эти двое просто не умели мирно общаться. Вэйда бесило то, что Яна зовет меня Снежей и не признает его на меня прав, а Яна просто не могла его не раздражать… сказывалось печальное влияние Делмара, которое она тоже упрямо не признавала.

— Я одолжу ее всего на часик, — Яна просительно сложили руки перед собой, — Снеже сейчас очень нужны положительные эмоции, и я ей их обеспечу.

Вэйд молчал.

— Ну же, разрешай давай. Закат не будет длиться вечно, вот ты когда-нибудь видел закат над морем? — поерзав на кровати, она нагло поинтересовалась, — или хотя бы планировал вывести жену на отдых? Ливелли находится не так уж далеко от столицы. Прекрасное море, куча миленьких приморских городков, дружелюбное население… хоть и светлые все поголовно.

— Я не отпущу ее с тобой, — прервал рекламно-завлекательный монолог Вэйд.

Яна насупилась, скрестила руки на груди и обиженно заметила:

— Это у вас семейное, да? Бесячий темномагический ген упрямства, граничащий с дебилизмом? Велиар Прию никуда не пускает, а ты вот Снежу взаперти держишь. Мне ее безопасность не доверяешь, так хоть ребенку своему доверь, он уже в том возрасте, когда может за мамку постоять.

В звенящей тишине, наступившей после этого шокирующего заявления, неожиданно громко прозвучало мое сдавленное:

— Чего?!

— Ну… уже второй месяц пошел. Пацан растет, сильный, — нервно перекинув за спину растрепанный хвост, она смущенно потерла ухо, — я его чувствую. А ты не знала, да?

— Темный? — это единственное, что смог выдавить из себя Вэйд, пока я осмысливала услышанное. Я беременна. Уже два месяца, как беременна и не подозревала даже об этом. Никаких недомоганий, никаких болей, ничего настораживающего… А задержку я банально проморгала.

Да и как бы я могла обратить внимание на что-то столько незначительное, когда Гарс внезапно решил, что ему нравится Джая? Тут же нужно было о спасении племяшки думать, а не о себе.

Вот и додумалась: Джая завтра идет с отравителем в театр, а я беременная.

— Ну да, темный, — растерянно подтвердила Яна, — поздравляю, папочка, сильного наследника ты себе заделал.

Рядом с постелью Вэйд оказался как-то вдруг. Не подошел, не подбежал, а просто вырос у кровати, нависая над нами, смятенный и удивленный тем, что услышал. Яна уже готовилась сказать что-нибудь ехидное, но, встретившись с ним взглядом, благоразумно промолчала.

— Если Ганэш вздумает ставить опыты на нашем ребенке, я ему руки поотрываю, — предупредила я тихо. Не знаю почему, но это первое, что пришло в голову. После того, как искра погасла, Гарс не утратил интереса к моей персоне и все продолжал попытки немного поизучать. Ему никто не разрешал, так как надобности в этом больше не было, но профессиональный интерес отравителя охладить это не могло.

— Сам оторву, — хрипло пообещал Вэйд, осторожно присев на кровать рядом со мной, — если он об этом хотя бы подумает.

— Ну ладно, новость такая… я понимаю все, — пробормотала Яна, осторожно сползая на пол, стараясь не задеть сидящего на ее пути Вэйда, — вам нужно побыть наедине. А я пойду. Вы это… я завтра загляну.

Она растворилась в темноте, оставив меня тут с ошалевшим мужем в беспомощной тишине.

— А ведь Мудрая оказалась права, — пробормотала я, не сразу даже почувствовав, как он сжал мои пальцы, — не смогла я твой дар подавить. Облом.

— Не говори глупостей, — одернули меня. Пока я с ужасом пыталась понять, во что же теперь превратится наша жизнь, Вэйд лег рядом, устроившись поверх смятого одеяла, правой рукой притянул к себе, левую осторожно положив на мой живот, — у нас будет сын.

— С даром, от которого ты хотел избавиться, — я не ощущала радости, не представляла себя матерью… я была в ужасе и не могла понять, почему он так рассеянно и чуточку глупо улыбается. Это же катастрофа.

— Сэл, я говорил, что люблю тебя?

— Ну.

Признание и правда имело место быть. Вот только первый раз он об этом сообщил перед приездом его родственников, о котором меня в известность поставили буквально за несколько часов до их появления, но очень так хитро все провернув. Сначала Вэйд признался в любви, выбив меня из колеи, а потом про приезд родителей сказал, что должны были вот-вот прибыть.

Второй раз был после первой и самой эпической ссоры. Кажется, тогда неправа была я, и извиняться тоже предстояло мне, но не понадобилось. Вэйд пришел сам, предложил обо всем забыть, напомнил, что он меня, оказывается, любит и пообещал впредь быть ко мне внимательнее. Выходило это у него, конечно, плохо, но он старался.

А в третий… в третий раз мне в любви признались просто так, что было совершенно неожиданно и даже несколько подозрительно. И, пожалуй, именно это признание я запомнила лучше всего. Это случилось ранним утром, в один из тех отвратительных дней, когда он поднимался совсем рано и пропадал до вечера. В тот раз я проснулась вместе с ним и честно старалась не уснуть за завтраком, чтобы проводить Вэйда на работу… Нашло на меня что-то, уже и не вспомнить что. Зато легкий поцелуй на пороге дома и теплый шепот в макушку я уже точно никогда не забуду.

Подсчет прежних признаний был прерван уверенным:

— Я тебя люблю, и буду любить нашего сына. Несмотря ни на что.

— Даже если он сожрет половину города, включая императорский дворец, магистрат и твой департамент?

— Не сожрет, — посмеиваясь, пообещал Вэйд, рассеянно поглаживая мой живот, но паранойю мою успокоить этим он был не в силах:

— Откуда ты знаешь? Я видела, как Раяр сожрал тарелку, которую в него какой-то впечатлительный лорд на свадьбе кинул. Всего-то какое-то облачко дыма, а от тарелки ничего не осталось. И от стейка, что на ней лежал, к слову, тоже.

— Как только дар начнет проявляться, мы переедем за город. На пару лет, думаю, этого будет достаточно.

— А твоя работа как же? Ты сможешь вот так вот взять и уехать? Бросив все?

— Сэл, ну это же не завтра случится. У нас есть около тринадцати лет, к тому времени я буду в состоянии покинуть департамент на некоторое время.

— Угу, чтобы его не сожрал твой сын.

Несмотря на всю ужасающую неожиданность обрушившихся на меня знаний, на всю мою неготовность к этому и… вообще кошмарность сложившейся ситуации, я рассмеялась. И смех мой не был истеричным или наигранным. Я смеялась, потому что мне хотелось смеяться, потому что после слов Вэйда стало легко, потому что, черт возьми, я ждала ребенка.

И этому ребенку суждено было стать особенным.


КОНЕЦ


Глава 15 | Обрученная |