home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



10

Мерси направлялась к судмедэксперту, радуясь, что Морриган в надежных руках.

Едва она отъехала от дома Ханны, как получила сообщение от Эдди с просьбой встретиться с ним и с Авой у судмедэксперта, которая хотела обсудить с ними свое заключение. И попросила присутствовать Мерси: ведь Оливия умерла у нее на глазах.

И тут в динамиках «Тахо» раздался звонок сотового.

Мерси взглянула на экран. Трумэн.

В животе запорхали радостные бабочки.

Интересно, на какой стадии отношений это чувство пропадает?

Трумэн заполнил пустоту в ее одиноком уязвимом сердце. Тонкий аромат его лосьона после бритья, щетина на его подбородке каждый вечер, тяжесть его руки на ее талии… И дело не только в физических ощущениях. Он понимал ее. Видел ее самые глубинные страхи и принял такой, какая она есть, не испугавшись.

Она ответила на звонок:

— Привет. Как прошло утро?

— Насыщенно. А у тебя?

Мерси сообщила хорошие новости про Морриган.

— Ты встречалась вчера с журналистом «Орегонца»? — сдержанно поинтересовался Дейли.

Мерси посмотрела на экран, словно надеялась увидеть выражение лица Трумэна.

— Да. Ава потом заступилась за него. А что?

— Он заявился ко мне и предложил присмотреться к загадочному визитеру судьи Лейка. Утверждал, что за несколько дней до гибели судьи к нему приходил кто-то, не занесенный в журнал посетителей. И якобы помощница судьи не все рассказала следователям.

— Зачем он рассказал это тебе? Не понимаю. И откуда узнал?

— Поверь, я задал ему те же самые вопросы — и получил крайне туманные ответы. Скажем так: сам Броуди считает, что действует логично. Передашь эту информацию Эдди?

— Как раз еду на встречу с ним и с Авой.

— Хорошо. Мне пора. Я тебя люблю, — добавил Дейли низким теплым голосом.

Она покраснела, улыбка ее стала шире.

— Я тоже тебя люблю.

Теперь сказать Трумэну эти три коротких слова ей было проще, чем пару месяцев назад. Тогда Мерси приходилось бороться с собой, чтобы произнести их и тем самым признать их отношения. Ей казалось, это означает, что ей придется рассчитывать на него. А она пообещала себе никогда не полагаться на других. Независимость лежала в основе мировоззрения дочери выживальщиков. Но Мерси с удивлением обнаружила, что любовь к Трумэну сделала ее увереннее, бесстрашнее. После их телефонного разговора какая-то ее частичка настойчиво стремилась сохранить контакт с ним. Хотя такая привязанность к другому человеку все еще нервировала Килпатрик.

Она сразу полюбила Кейли, и это придало ей смелости решиться сделать шаг навстречу Трумэну. В сердце Мерси нашлось место и для племянницы, и — со временем — для других родных, от которых она прежде была отлучена, а потом навела к ним мосты. После того как ее изгнали из семьи, долгие годы в сердце Мерси зияла пустота. Но по возвращении в Иглс-Нест ее вдруг окружило множество близких людей.

Все это не ослабило ее. Мерси оставалась сильной личностью.

Старший брат Оуэн наконец-то перестал воспринимать ее возвращение враждебно. Мерси добавила в список «мои родные» и его жену с детьми. Единственным оплотом упрямства оставался отец. Мерси подозревала, что он отказывался общаться с ней из гордости.

Однажды он передумает.

Она припарковалась и зашагала к зданию медэкспертизы, где застала в приемной Эдди и Аву. Поздоровалась с ними и рассказала о визите к Морриган.

— Есть что-нибудь новое по Саломее?

Ава с мрачным видом покачала головой:

— Она не пользовалась мобильником уже три дня. А единственной кредиткой — несколько месяцев.

У Мерси появилось нехорошее предчувствие.

— Думаете, с ней что-то случилось?

— Просто обсуждали такой вариант, — ответил Эдди. — Нельзя его исключать.

— Не хотелось бы найти и ее труп, — вздохнула Ава.

— Черт побери… ситуация не очень. Люди не исчезают просто так.

— Вообще-то регулярно исчезают, — возразил Эдди. — Особенно в этих краях. Если кто-то не хочет быть найденным, найти его не получится.

— Не могу поверить, что она бросила дочь, — заметила Ава.

— Может, она считает, что ее исчезновение защитит девочку — отвлечет убийцу, — предположил Эдди.

В голове Мерси роилось множество версий, но важным для нее сейчас было только одно:

— Бедный ребенок. Ей нужна мать.

Что станет с Морриган, если Саломея не вернется?

— Давайте надеяться, что мы ошибаемся. Если что, будем действовать по обстоятельствам, — быстро сказала Маклейн, тем самым закрыв тему.

Эдди откашлялся:

— Пока ни на одном ноже не обнаружили следов яда или крови. Лабораторные эксперты удивились их чистоте. Обычно даже на чистых ножах что-нибудь остается.

— Может, их никогда не использовали, — предположила Мерси, вспомнив длинные ножевые ряды. — Они просто для коллекции.

— Я видела фото, — сказала Ава. — Никогда не встречала ничего подобного. Выглядит жутковато.

Килпатрик молча согласилась.

— Послушай, Трумэн позвонил мне и сказал, что, по словам твоего друга-журналиста, незадолго до смерти у судьи Лейка был таинственный посетитель, которого специально не занесли в журнал посещений. И которого, вероятно, покрывает помощница судьи.

— И почему же Майкл просто не сказал мне?.. — Ава вздохнула. — Ну ладно. Он предпочитает делать все по-своему. Я уже привыкла к его методам.

Она потерла шею и задумалась над словами Мерси.

— Помощница судьи, значит?.. Да, Марсия Мэллори. Я говорила с ней. Она казалась вполне откровенной. Видимо, придется навестить ее еще раз.

— В кабинете судьи есть камеры?

— Нет, только в приемной. Мы затребовали записи, но еще не отсмотрели их. Сначала проверили журнал посещений. Собирались обратиться к видеозаписям, если обнаружим в журнале что-то странное… — Маклейн вздохнула: — Наверное, лучше попросить кого-нибудь сравнить видео с журналом. Хотя не понимаю, почему Марсия скрывает информацию, которая может вывести на убийцу судьи. У меня сложилось впечатление, что она очень предана своей работе.

— Возможно, боится, что этот посетитель запятнает репутацию Лейка, — предположила Килпатрик.

— Он же мертв, — заметил Эдди.

— Для некоторых репутация важна и после смерти.

Появилась доктор Наташа Локхарт. Она больше походила на студентку колледжа в медицинской форме, чем на судмедэксперта. Аккуратно собранный, но все равно задорно торчащий конский хвостик только усиливал это впечатление.

— Проходите, — пригласила она всех троих, направляясь по коридору в свой просторный кабинет.

Мерси ожидала, что там будет идеальный порядок, но все оказалось не так. Повсюду громоздились стопки папок и журналов. В углу стоял настоящий скелет, у которого отсутствовала кисть. Мерси заметила ее на ближайшей стопке папок; бесхозная кисть казалась одинокой и заблудившейся. Толстенные учебники и какие-то коробки теснились на трех книжных полках до самого потолка. На стенах разместились многочисленные грамоты и дипломы в рамках. Мерси едва подавила желание поправить самый нижний из них, висевший криво.

Она переглянулась с Петерсоном. Тот тоже выглядел удивленным. Они не ожидали увидеть у судмедэксперта такой хаос.

На рабочем столе Наташи осталось немного места для бумаг, поскольку его заполонили мелкие безделушки. Приблизившись, Мерси увидела, что это фигурки кошек. Стеклянные, пластиковые, керамические.

— Вы кошатница? — усмехнулся Эдди.

— Я люблю кошек, — ответила Наташа. — Но живых у меня только две.

Она расположилась за столом и жестом пригласила гостей сесть. Мерси сняла стопку папок со складного стула, а Эдди взял открытую коробку с другого стула, озираясь, куда бы пристроить.

— Просто положите на пол, — велела Наташа. Агенты так и сделали.

— Все прочли предварительный отчет, который я вчера прислала, так? — спросила доктор.

— Я — нет, — сказала Мерси. — Но кое-что уже знаю. Когда мы были на месте преступления, ты предположила, что Оливию сначала пытались задушить. Это подтвердилось?

— Да. Вероятно, на несколько секунд она потеряла сознание, и убийца решил, что она мертва.

— И еще изрезал ее ножом? — уточнил Эдди.

— Думаю, да, — подтвердила Наташа. — На подушке обнаружены следы слюны, как я и ожидала. — Она сделала паузу. — Во время нападения Оливия была в сознании. На руках порезы — видимо, защищалась.

В памяти Мерси сразу возникли окровавленные руки Оливии. Килпатрик вспомнила, как ее ладони касалось что-то теплое и мокрое, когда старушка испускала дух.

— И я оказалась права: она медленно истекла кровью от незначительных повреждений нескольких артерий. Хотя некоторые раны оказались длинными, артерии пострадали лишь слегка, что отсрочило ее смерть, — продолжала Локхарт.

— Ужас, — пробормотала Ава. — Судье Лейку тоже перерезали артерии. Эксперты сказали, его смерть была быстрой.

Доктор Локхарт выразительно кивнула:

— Очень схожий рисунок ранений.

— Не видела никакого рисунка на Оливии, — заметила Мерси. — Только кровь. И израненное тело.

Она поспешно выбросила из головы воспоминание о страданиях умирающей.

— Как только я услышала о нанесенных судье Лейку ранах, то сразу занялась телом Оливии. — Выражение лица Локхарт смягчилось. — Знаю, это не имеет значения, но она прожила бы еще максимум несколько месяцев. Запущенный рак поджелудочной железы. Он прогрессирует очень быстро.

— Морриган сказала, что ее бабушка страдала, — добавила Килпатрик.

Оливия знала, чем больна? Бедняжка…

— Определенно, — согласилась Наташа. — И, как ни странно, лабораторные анализы не выявили в крови следов обезболивающих. Я направила образцы на более подробное исследование, но, чувствую, и там ничего не найдут.

— Какие лекарства нашли в доме? — обратилась к Эдди Мерси.

— Никаких. Даже обычных адвила[5] или тайленола[6].

— С ума сойти, — сказала Ава. — Я здорова, но кое-что из лекарств у меня всегда при себе. А если б у Морриган начался жар? Ей тоже терпеть?

Мерси вспомнила стеклянные банки с порошками и травами.

— Думаю, для лечения они использовали народные средства.

Маклейн фыркнула:

— А еще заклинания?.. Чушь какая. Господь не просто так придумал наркотики, это лучшее обезболивающее.

— Оливия не могла сама себя поранить? — спросил Эдди. — Зная, что безнадежно больна…

— Нет, — хором ответили Наташа и Мерси.

— Один полицейский уже спрашивал об этом, — продолжала Килпатрик. — В доме не было оружия. И она не пыталась бы задушить себя подушкой.

— Это неэффективно, — сухо подтвердила Локхарт.

— Если б Оливия хотела покончить с собой, — медленно произнесла Мерси, — подозреваю, она взяла бы что-нибудь из тех банок, и яд спокойно сделал бы свое дело. Но едва ли она решилась бы на такое, зная, что тело найдет внучка.

— Согласна, — Ава кивнула. — В случае с судьей версию самоубийства тоже сразу отбросили по ряду причин. В том числе из-за отсутствия рядом оружия.

Наташа повернулась к клавиатуре, и Мерси с удивлением отметила, что судмедэксперт печатает только указательными пальцами, хотя и делает это быстро и уверенно.

— Взгляните-ка сюда, — доктор Локхарт повернула к ним большой монитор. — Справа — Оливия Сабин, слева — судья Лейк.

Мерси судорожно глотнула воздух. Это были снимки со вскрытия. Нержавеющая поверхность столов казалась стерильной по контрасту с изуродованными трупами. Тела сфотографированы от шеи до паха. Обе жертвы далеко не молоды, морщины и складки свидетельствовали о долгой прожитой жизни. В воспоминаниях Килпатрик Оливия осталась совсем не такой. Здесь, на снимке, она была безликим телом, почти безымянным манекеном. Однако там, где убийца оставил отметины, в плоти зияли разрезы.

Или правильнее сказать — «оставил отметины»?

Взгляд Мерси перебегал с одной фотографии на другую: убитые были очень разными. Судья — с загорелой кожей: явно недавно отдыхал на курорте. Оливия — очень худая, с почти плоской в силу почтенного возраста грудью. Мерси подумала, что столь малый вес у нее из-за рака.

Однако рисунок нанесенных им ран был похожим. Слишком похожим. Практически одинаковым.

— Вот же му… чудак, — пробормотал Эдди под нос.

Локхарт повернулась к нему, приподняв бровь.

— Это я стараюсь не выругаться, — пояснил Петерсон.

Мерси сразу поняла, что он имел в виду.

— Не лучший вариант.

— Так или иначе, Эдди прав, — заметила Маклейн. — Никогда не встречала подобного, хотя навидалась всяких ужасов.

— Что это за рисунок? — спросила Мерси, пытаясь понять, какой узор образуют порезы. — Он явно что-то означает.

— Я послала фото в портлендский отдел по борьбе с организованной преступностью, а также татуировщикам, — сказала Наташа. — Наверное, я хватаюсь за соломинку, но есть надежда, что кто-нибудь видел нечто подобное.

— В ФБР должны быть такие специалисты, — ответила Ава. — Пришлите мне снимки, и я передам их кому следует. Да, мы уже пробили похожие убийства по базам данных, но ничего не нашли. Пока не нашли.

Мерси достала из сумки ручку и блокнот и попыталась зарисовать узор ран. Глядя на то, что получилось, покачала головой:

— Не понимаю, что это. Но определенно что-то означает.

— Хочу снова задать очевидный вопрос, — вмешался Эдди. — Почему одинаково убили двух людей, с виду не имеющих между собой ничего общего?

— Ключевое слово — с виду, — отозвалась Мерси. — Наша… твоя задача — найти это общее.


* * * | Третья тайна | * * *