home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13. У леди есть идеи

Я — зевала.

Хотелось в купальни и переодеться с прогулки — чтобы успеть до завтрака, но Леди Тир выстроила нас в одну линию, как легионеров, прямо в большой гостиной первого яруса, и прохаживалась вдоль ряда туда-сюда.

– Вы — истинные леди, сиры, должны быть достойны той чести, которую возложили на вас...

Монотонный голос леди Тир убаюкивал, и спать хотелось ещё сильнее. Утренняя прогулка не помогла — мы сделали два круга, но голова была тяжелой – придется выпить «бодрящего». Нужно сказать Иссихару, чтобы ночные свидания были короче, иначе за декаду я превращусь в умертвие.

Аллари не радовали — в ответ на мою просьбу о встрече пришел «отказ», и как я не пыталась добиться причин – аларийцы молчали. Перетягивать одеяло на себя их любимая стратегия, так же, как утаивать информацию.

Что они хотят показать этим? Что аллари юной сире нужны гораздо больше, чем она им?

Леди Тир продолжала ходить из угла в угол.

— ... поведение безупречно... все взгляды обращены на вас, как на представительниц северного предела...

Феникс подошел к решению задачи на юге серьезно. Наместник или нет, должность без власти или нет, но поставить себя он сумел. Утром, несколько раз по дороге к вратам, нам встречались подводы и каменщики, которые уже работали в полную силу под руководством нескольких магов.

По распоряжению местной Ратуши архитекторы облагораживали город – точно по пути следования Второго Наследника, на основных маршрутах – высаживали плющ, застраивали белым, только из каменоломен, камнем — проходы на боковые, совсем узкие и потрепанные улочки. Закладывали выше моего роста, видимо, чтобы южная грязь не оскорбляла взор Сиятельного.

«Дорога к Храму» — пояснил мне Кантор. Возложение даров Маре — часть обязательной программы для всей южной делегации. Храм Немеса сын Феникса посетит позже — и это сообщение недвусмысленно. Именно Пресветлая хранит Империю, именно Мару почитает императорская семья, а вместе с ней и вся столица.

Указать южанам их место, и после последних событий я так и не разобралась, каким местом и как глубоко чешуйчатый хвост бога Удачи увяз во всех имперских интригах, к чему ещё жрецы змеиного бога приложили свои татуированные руки.

Слишком мало информации и слишком сложно. Но одно я знала точно — чувствовала – от Немеса мне следует держаться подальше, как можно дальше.

– ...каждое мгновение вы должны помнить, о том, кто вы...

-- Она ходит туда-сюда, как метроном, – прошептала рядом Марша, а Фей цыкнула на нее в ответ.

– Леди Фейу! Выпрямить спину! Сиры не горбятся! Сиры несут себя с достоинством! Осанка – признак воспитанного человека.

– ... тренированного, признак тренированного человека, – пробурчала Марша и послушно выпрямилась.

– Леди Блау! Сиры не зевают. Не открывают рот так... широко

– ...и не улыбаются, и не дышат, и даже едят с закрытым ртом...

– И с почтением выслушивают наставления Старших, – ввернула леди Тир язвительно, – глядя прямо на Фейу. – Молча.

Если бы я не знала, я бы подумала, что мама Цыпленка – нервничает, как любая нормальная мать. Когда ее чадо будет выступать перед почтенной публикой. Но только... если эта мать не леди Тир.

Фей шла третьей. С этого дня вводились обязательные ежеутренние проверки всех леди, вверенных под опеку дуэньям, они включали в себя и проверку целителем – стандартные диаграммы вспыхивали и гасли в воздухе, проверку состояния внутреннего источника – молодые организмы растут, нужно контролировать круги, и ...проверку на привороты.

Комплект артефактов я видела в первый раз, но личную печать Блау с дядиным гильдейским вензелем узнала без труда.

– Я не против, чтобы меня приворожили, – томно прошептала Марша, когда камень на кольце вспыхнул белым – чисто, и камни в браслете подтвердили вердикт.

– Ду-у-у-ра, – очень ласково и совсем тихо протянула Фей-Фей.

– Что? – вскинулась Фейу.

– Я сказала – ду-у-умай, что говоришь. Хочешь в гарем? За решетку? Носить кади? Есть, дышать, и даже думать по распоряжению господина?

Фей говорила с таким пылом, что обернулась даже я.

– И учиться. Все знают, что южане запрещают своим сирам посещать учебные заведения. Твое образование закончиться здесь и сейчас.

– Леди Ву, – тон мамы Костаса был сухим и строгим. – Мы не обсуждаем порядки чужого предела... вслух... особенно, когда находимся в этом пределе в гостях.

– ...или обсуждаем под куполом и запертыми дверями, – ввернула Марша и заткнулась, поймав ледяной взгляд сиры Тир.

– Но это – правда, – громко возразила Фей-Фей. – Жены – сидят дома, в гаремах на женской половине. Даже помолвка, – она обернулась ко мне, – это гарантия того, что...

– Леди Ву! Переписать свиток с правилами этикета «Для юных сир». Трижды. С вашими замечаниями в виде эссе в свободной форме, касательно пунктов шесть и тринадцать. Ваше эссе должно быть на моем столе сегодня вечером.

Марша со свистом выдохнула, захлопнула рот, выпрямилась, расправила плечи, втянула живот, и замерла.

– Слушаюсь, – Фей присела в идеально исполненном поклоне.

– Продолжаем проверку. Следующий. Леди Блау, прошу вас.

По комнатам нас отпустили сразу после того, как проверили всех юных сир и дуэний. Девчонок из Хаджа не было – как язвительно выразилась леди Тир – «не все тратят бесценное время на такое бесполезное времяпрепровождение, как сон». Хаджевцы тренировались, как одержимые гранью – утром и вечером. Когда мы вернулась с прогулки, они уже закончили тренировку, переоделись и позавтракали, покинув поместье – до начала Турнира у них плановая экскурсия, знакомство с архитектурой города, и историческими местами.

Хаджевцы начинали раздражать своей идеальностью. Или следует признать, что старая поговорка права: «Чем севернее, тем... беспечнее». Хотя в оригинале последнее слово – другое, из тех, что не принято произносить в приличном обществе.

Марша начала зевать сразу, как мы поднялись на второй ярус и дуэньи скрылись из виду.

– Блау, я больше не могу вставать так рано, чтобы выгулять твою... демонову лошадь! Я хочу спать по утрам. Это плохо влияет на мою кожу, – она похлопала себя по щекам.

– Уговори Тира отставить слежку, и будете спать вместе. Сладко, – я заразительно зевнула в ответ.

– Теперь это так называется? Я думала – сопровождение – это обязанность принимающей стороны и любезность со стороны сира Кантора, – мелодично произнесла Фей-Фей.

– Предпочла бы, чтобы эту любезность сир оставил при себе, – пробормотала я в ответ. – Зачем ты спорила с Тир? Сяо не южане, и тебе не светит быть запертой в гареме.

– Мне нет, а кто-то, – она выразительно посмотрела на меня и Фейу, – может принять горячность южных мужчин за любовь, и...

– ... и только полная дура может подумать так, – Марша выразительно постучала пальцем по виску. – Увлекаться можно только равными, а южане не считают леди за людей. Или это должен быть южанин, который придерживается прогрессивных взглядов.

– Ты хочешь как в романах мадам Ру? – голос Фей звенел насмешкой.

– Я хочу по любви, – рубанула Марша категорично, скосив глаза на помолвочное кольцо Сяо, которое красовалось на руке сестры.

– Любви нет. Брак – это сделка, – горько парировала Фей, так горько, что я почти почувствовала вкус полыни на языке.

– Значит, я хочу сделку по любви.

– Или иллюзию...Тиры не женятся по любви, – язвительно ввернула Фей-фей.

– Или иллюзию, – охотно согласилась Марша, и щелкнула кольцами, набрасывая на нас купол тишины. – Я не хочу за Тира, он – сноб. Поэтому у меня есть ровно декада, чтобы найти жениха и представить его семье...

Фей поперхнулась воздухом.

– ... и вы, – палец, со вспыхнувшими на кончике языками пламени указал прямо на нас, – не будете мешать мне. Ву уже помолвлена, у Блау вопросы решаются не так, поэтому, если увидите подходящего сира – просто закройте глаза и отойдите в сторону!

– Но...

– В сторону! – на этот раз полыхнули даже глаза. Марша отпихнула Фей плечом и схлопнула купол тишины. – Я – предупредила!

Когда дверь комнаты Фейу с треском захлопнулась за ее спиной, Фей-Фей отмерла.

– Что это было? Что это было, Великий? А как же Квинт, – она округлила глаза. – Любовь живет декаду?

Я до боли прикусила язык, чтобы не сказать: «А как же Поллукс Хейли?» и просто пожала плечами.

– Время ограничено, кандидатов немного. – Фей-Фей тихо деликатно хихикнула. – Как же сильно не повезет кому-то из Хаджа, если леди остановит на нем свой выбор.

– И дорогу этой сумасшедшей Фейу лучше не переходить...

Смех ещё долго звенел в пустом коридоре, пока мы дошли до комнат.




предыдущая глава | Белое солнце дознавателей | cледующая глава