home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Эксперименты. Часть 2

Со стола я слетела кубарем, упала на пол, и, вытянув вперед правую руку, активировала «Шторм», камень в кольце полыхнул силой, и воздушная волна впечаталась снизу.

Стол взлетел по касательной, припечатав Иссихара так, что тот отлетел, перекувыркнулся в воздухе, и мягко приземлился у дальней стены.

Облизал кровь в уголке губ и… прыгнул снова. И я снова активировала кольцо — воздушная волна столкнулась с его защитным куполом, вспыхнувшим серебристым заревом, от резонанса сил задребезжали фиалы и начали подниматься в воздух тарелки и приборы.

Хоп!

Чары схлопнулись одновременно, с щелчком, так, что заложило уши, как только я убрала силу с кольца. Бесполезно — стол слишком далеко, но…

– Леди!

Голова работа быстро, просчитывая варианты.

Отвлечь. Обезвредить. Быстро. Пока не начал плести. Максимум три заряда на этом атакующем, и второй артефакт слабее. Печь. Кристаллы. Два несущих столба поддерживающие балки потолка. Стол. Коробки. Стекло. Ножи.

Исси поднял вверх руки и замер, но я уже выбрала цель.

Удар!

И коробки в дальней части лаборатории взмывают вверх — усилить — и падают с оглушительным грохотом прямо на голову псакова Дана. Волну можно использовать по-разному.

– Леди Блау! — он кружился волчком, отбивая плетениями предметы – короба и фиалы разлетались в стороны, и ударялись о стены с глухим звуком. — Я солгал!

Ещё волна – и стол прямо за спиной Исси разворачивается и падает на него столешницей сверху, зацепив пару светляков под потолком – свет моргнул!

Отбил!

— ЛЕДИ! — плетения вспыхнули ядовитой зеленью — Дан развел руки, формируя чары…

Я перебросила флейту в другую руку, и вытянула вперед левую, задержав дыхание на доли мгновения — есть только одна попытка, только одна… Печь или стойки?

Против Дана мне не выстоять, молния сорвалась с ладони змеящейся дугой, и попала точно в цель — предохранитель одного из кристаллов печи…

Взрывной волной меня отбросило за пределы круга и протащило по полу, закружив, и… все стихло.

Хвала Великому, сработал только один кристалл из четырех – в этой модификации печей их должно быть ровно четыре.

Пошевелилась я только после того, как выставила «щит». Усиленный вариант – дядя других не держит. Попыталась подняться -- осколки стекла противно хрустели снизу, подняла голову и… встретилась глазами с двумя золотыми империалами, которые сияли так ярко, почти как светляки.

Сир Дан молчал. Я тоже. Короткая царапина пересекала лицо Иссихара наискось, рубашка сбилась, и порвалась на плече, несколько верхних застежек он потерял.

– Вы взорвали мою печь, – выдал он спокойно и глаза полыхнули ещё раз. – Мою. Новую. Алхимическую печь.

Дан не шевелился и не предпринимал никаких попыток двинуться в мою сторону.

– Вы на меня прыгнули, – выдала я сипло. – И напугали.

– Вы всегда стараетесь уничтожить то, что вас пугает? Посмотрите на свои ладони…

Взгляд я не опустила, чувствуя и так, как горит и дергает разрезанная осколками ладошка.

– … если бы я жаждал крови – я бы уже сорвался, – пояснил он менторским тоном.

– То есть… вы солгали о том, что вы солгали? – я кряхтя поднялась с колен. – Кто даст слово, что не лжете сейчас? – и плавно отступила назад на пару шагов, держа впереди руку, на которой остался заряд на последнем атакующем артефакте. – И хотела бы убить – взрывов было бы четыре…

– Их и так будет четыре, – голос Исси звучал почти ласково. – Потому что кристаллы собраны в последовательную управляющую схему.

Можно подумать этого кто-то не знает.

– Оу, – я плавно отступила ещё на шаг к двери – медленно, чтобы сохранить равновесие – нужно покинуть лабораторию, пока не сработал следующий, покосилась на печь – на Исси, на печь – на Исси. – И сколько времени у нас есть?

– Нисколько. Это усовершенствованная модель.

Дальше запахло горелым, печь пыхнула, из жерла вылетело пару тонких струек дыма и… рвануло.

Раз!

Как мы оказались рядом – я не поняла, кроме того, что летели кубарем, сложив щиты, и Иссихар умудрился притянуть стол сверху.

Два!

– Поднять все щиты! – скомандовал он мне прямо в ухо, и несколько серебристых пленок защиты расцвели над нами почти непрозрачным куполом, перекрывая друг друга.

Три!

Хотелось чихать – в носу свербило. Когда пыль немного осела, и Дан убрал свой щит, я увидела что потолок над нами весь в змеистых трещинах. Опоры держались, балки перекрытий выдержали, но строить южане не умеют.

Решетка защиты так и светилась голубовато-белым, мигая – то тухла совсем, то вспыхивала по новой, создавая пляску теней вокруг. Но – устояла.

– Хорошая защита, – похвалила я искренне.

Дан не ответил – он широкими шагами – осколки хрустели под сапогами, двигался к …тому, что осталось от алхимической печи. К эпицентру взрыва.

Лабораторный стол накренился, и одна ножка немного погнулась, изменив форму, но – выдержал. – Качество, достойное алхимической гильдии, – пробормотала я тихо. – Хороший стол! – проговорила громко, специально для Иссихара, и даже похлопала одобрительно сверху по ножке.

Ножка надломилась и… осталась у меня в руке.

– Оу…

Глаза Дана опять полыхнули золотом, но уже не пугали – тесный контакт способствует увеличению уровня доверия и понимания.

– Это же не основная ваша лаборатория, – проговорила я весело. Никакой нормальный алхимик не стал бы работать в таких условиях, а Исси – нормальный алхимик. Мастер. У таких все на своих местах и печи без предохранителей, и полки ломятся от ингредиентов. – Перевалочный пункт?

Я отряхнула юбку от мусора – ханьфу можно выкидывать, не отчистят, и подошла ближе – полюбоваться. Печь восстановлению не подлежала.

– Ну кто же ставит защиту по периметру… , – протянула я сочувственно. – Я бы исключила печь из контура. Печь надо беречь – дядя не купит другую, если сломаю.

Иссихар молча сверлил меня золотыми глазами.

Я легонько тронула пальцем изящный металлический наличник с резной отделкой, который висел на последнем плетении, и… тот отвалился и рухнул вниз с жалобным звуком. Дзынь!

– Оу…

– Не трогайте ничего. Здесь.

Я сделала шаг в сторону.

– Ничего. Вообще ничего, стойте на месте.

Голубые линии защитной решетки на стенах мигнули в последний раз и сложились – из правого угла лаборатории раздался «чух» – и легкий, приятный слуху, треск – так трескаются хорошие фокусные камни. Некачественные трещат громче.

– Хорошие фокусные.

Исси медленно выдохнул. И ещё раз. Так же медленно.

– Мне показалось, или вы скрипнули зубами? И я бы рекомендовала ритм дыхания два-четыре-два. Эффективнее и сила стабилизируется быстрее. Приходится использовать часто, учитывая мою «схему эмоционального реагирования».

Исси молчал, деловито выбирая из груды мусора свитки по одному ему понятному признаку – одни отбрасывал, другие отряхивал и прижимал к себе.

Дверь скрипнула и на пороге, аккуратно, заходя бочком, показался толстяк Яванти.

– О, Немес ашес! – он даже замер на миг. – О, Немес ашес, храни нас, господин… господин? – господин даже не обернулся, методично выискивая что-то свое. – О, Немес! Немес! Немес! Печь!!!

Толстяк подпрыгнул, и почти вприпрыжку побежал вперед.

– Печь! – он развел руки, при виде того, что осталось от алхимического преобразователя. – О, Немес…, – Яванти почти плакал, – вторая печь за декаду, вторая и совершенно новая…как же так, господин?

– Дорого обошлась? – спросила я с искренним интересом.

– Дорого? Дорого! Очень дорого, госпожа!

– Это – цена доверия! – воскликнула я пафосно и взмахнула отломанной ножкой от стола. Исси перестал рыться в мусоре и замер. – Если бы кто-то не устраивал проверок, а просто – спросил. Просто, – я наступила на остатки одного из фиалов и стекло хрустнуло под сапогом – спросил. Я бы ответила. Предоставила записи, чтобы можно было увидеть мою «схему реагирования» и… последствия. Но, – я тоскливо улыбнулась Яванти, – доверие в парах приобретается много зим… и мы сделаем всё, чтобы научить твоего господина доверять.

Яванти поперхнулся воздухом и настороженно посмотрел в спину Иссихара.

– Будем учиться доверять друг другу, как и положено тем, кого связали узы Мары, – закончила я очень холодно. – И за ценой не постоим.

– Вы участвовали в экспериментах полного круга? – Иссихар наконец-то подал голос и развернулся ко мне.

Солгать? Или сказать правду?

– Я действовал по стандартной схеме. Вы – ученица Мастера, и не могли узнать ее, только если…

– … не участвовала. Ни единого раза. Ни в одном алхимическом эксперименте полного цикла, – выдала я спокойно. То, что было в Академии – не считается, там мы работали всей аудиторией.

– У вас ученическое кольцо, – произнес Иссихар очень спокойно. – Ученическое. От мастера Варго. Личный контракт.

– И? – я пожала плечами. – Все не такое, каким кажется.

Я прошагала вперед и вручила Исси ножку от стола, пристроив сверху стопки собранных им свитков. И похлопала по плечу.

– Мы – будем терять время. Постоянно. Если вы будете проверять, а не спрашивать. Я уверена, что эта проверка – не последняя. Будут ещё. Но на сегодня – достаточно. Мы тратим время на ерунду…

– … ерунду?! – Яванти взвился рядом.

– … скоро середина ночи. Либо, – я щелкнула ногтем по флейте, засунутой за пояс, – вы решаете, что доверяете, и я играю, либо я еду спать.

В лаборатории повисло молчание, только шумное дыхание толстяка и легкое потрескивание где-то в глубине печи, разбавляли тишину. Иссихар молчал, прикрыв глаза. И я почти чувствовала, как песчинки падают вниз, отсчитывая время.

Чего он боится – это понятно. У Данов нет заклинателей – ни одного, а Кораи никогда не стали бы сотрудничать. Как точно учили сопротивляться Исси, я не знала, но самый простой способ – дозировать воздействие. Что они делали? Возили его в пустыню, чтобы отголоски Зова докатывались до него? Или что?

И теперь – это возможность. Живой заклинатель, который готов сотрудничать. Не самый сильный – а я слаба, но живой – и воздействие будет прямым и направленным.

Я бы тоже боялась. Что меня подчинят. Что я не смогу сопротивляться. Что я буду выполнять все, что скажут звуки из нефритовой трубки.

– Я не собираюсь причинять вам вреда, – выдохнула я наконец. – Возможно, вы поймете позже. Вам придется принять решение – прямо сейчас. Доверяете, – я погладила флейту, – или нет.

Яванти шумно выдохнул ещё раз.

– Вы ведь держитесь подальше от Кораев? От всех Кораев? Готова поставить, что когда объявляют Пустынную охоту, у вас каждый раз находится уважительный повод для отсутствия. Поэтому – Корпус? Там нет заклинателей? А Акселю запрещено использовать Глас на чужой территории без разрешения… и наверняка с братом вы тоже стараетесь не пересекаться. Я – восхищена, – закончила я без тени сарказма.

Яванти едва слышно щелкнул кольцами – я уловила легкое движение пальцев боковым зрением, но Иссихар взмахнул ресницами и слуга замер.

– Мне не нужен жених, который как пустынный шекк пойдет на Зов любого заклинателя. Такой жених – бесполезен. Сейчас – вы бесполезны, – закончила я жестко. – Я предлагаю – возможность доработать состав и проводить полевые испытания до тех пор, пока вы не сможете противостоять любому воздействию. Я предлагаю вам – свободу, Иссихар.

– Господин не подчиняется Зову! – выдал толстяк уверенно.

– Правда? – я лениво приподняла бровь. – Тогда давайте проверим это. Прямо здесь и прямо сейчас, – вытащив флейту из-за пояса, я крутнула её между пальцами.

– Готовь лошадей. Едем в пустыню, – приказал Исси.

Толстяк посопел и замолчал на доли мгновения, но потом кивнул и попятился на выход.



предыдущая глава | Белое солнце дознавателей | cледующая глава