home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11. Любимец Немеса. Ч2

Каро считал волосинки. Одна, две, три... семь. Семь! Почти на две больше, чем в начале зимы.

Седая прядь была тонкой и так и норовила спрятаться под густыми черными волосами, но Каро не сдавался — пыхтел, поворачиваясь к зеркалам то одним боком, то другим — семь! Теперь никто не скажет, что он не настоящий менталист.

Каро ни с кем не делился – да и подняли бы на смех, тот же Райдо, но он — завидовал. Завидовал совершенно белым, словно припорошенным инеем, вискам Ашту, снежно-широкой, как будто нарисованной лучшей краской, полосе в чернильных волосах Таджо. Вот у кого сразу виден опыт!

Даже Лидо Тиль, и тот, щеголевато скручивал свои белые пряди отдельно в тонкую витую косу, вплетая в прическу.

Каро воровато огляделся вокруг и достал из внутреннего кармана баночку с плотной крышкой — «Помазка для волос женская, одна штука», с убедительными надписями по боку – «проверено столичной гильдией алхимиков, наивысшее качество, натуральный состав».

Листовка в парфюмерной лавке гласила: «Помазка» сделает ваши волосы гладкими и шелковистыми, а также обеспечит фиксацию прически до вечера — и без всяких плетений. Баночка была нежно-зеленой, цвета молодой листвы, с пудровыми розовыми вкраплениями – девчачий цвет. Каро пришлось соврать, немного краснея, что покупает по просьбе сестры. Неужели нельзя было сделать это средство менее заметным? Или все считают, что мужчинам не нужно ухаживать за своими волосами?

Семь! У него ровно семь седых волосинок — самое время начать заботиться о собственной внешности.

Каро приосанился, расправил плечи – отражение в зеркале стало выглядеть солиднее. За врученную «звезду» ему обещали выходные – почти пол декады, как только закончится операция на Юге, и он уже предвкушал, как придет домой — непременно пешком, оставив карету за квартал, будет идти неторопливо, здороваясь со всеми соседями, которые сейчас задирают нос перед ними — подумаешь род выше и вереница предков длиннее!

Будет вежлив и предупредителен, и непременно нагладит форму артефактами, и начистит значок — чтобы белое солнце сияло и было видно всем и каждому издалека... И вот, когда он придет, мать выйдет в холл, всплеснет руками — и будет гордиться им. И кудахтать — как он похудел, как он вытянулся, как он вырос, неужели совсем не кормят? И наверняка сама пойдет на кухню, готовить его любимые рисовые клейкие пирожные.

Каро причмокнул губами, и прикрыл глаза от удовольствия, вспоминая вкус домашней выпечки, приготовленной заботливыми материнскими руками.

Дверь за спиной хлопнула оглушительно – и в комнату ворвался взъерошенный Сяо, помахивая свитком.

– Э-гей! Брат приедет!

От неожиданности баночка выскользнула из рук Каро и покатилась по ковру, прямо к ногам Малыша.

-- «Помазка...для волос...»? – Сяо подбросил ее вверх, и Каро перехватив в воздухе, поймал, спрятав глубоко в карман. – Помазка? – Малыш заржал, похлопывая свитком по ладони. – Наш Каро решил начать ухаживать за волосами или... влюбился? Это подарок сире Блау?

Каро поджал губы и демонстративно отвернулся – делить комнату с шумным Сяо было сущим наказанием.

– Она таким не пользуется, – его снисходительно похлопали по плечу. – Лучший подарок – это все, что можно съесть!

Каро проследил в зеркале, как Сяо разбежался и плюхнулся на тахту так, что взметнулись шторы на окнах, плюхнулся прямо в сапогах! Никакого воспитания!

С того момента, как он начал обмениваться Вестниками с сирой Блау – а ведь они решали, кто это будет – Малыш начал вести себя так, как будто знает про леди все и лучше всех. Как будто это Сяо был с ней в Храме, а не Каро, как будто это Сяо удирал в горах от тварей, трясясь в санях на этом забытом Марой Севере. Нет, это был он – Каро! Ка-ро! А слать Вестники разрешили Сяо, только потому что возможный родич?

На месте сиры Блау он бы держался от таких родичей подальше.

Малыш подгреб под себя подушки, и пристроил на них темноволосую голову, выдохнув с облегчением – артефакты тепла в комнате сразу установили на максимум – и в спальне было прохладно, это единственный вопрос, по которому они сразу сошлись во мнениях.

Каро изучил в зеркале отражение – и вздохнул.

Малыш единственный из пятерки – красил волосы. Косметические плетения с седины слетали, но травяные смеси, усиленные эликсирами, давали долгосрочный эффект. Красил фанатично – чтобы ни единой белой пряди не было волосах.

«В качестве протеста», – говорил Таджо. «Пройдет», – говорил Бутч. Они никогда это не обсуждали – не принято – какие причины на самом деле привели каждого из них, заблудших, на факультет менталистики, и от чего каждому из них пришлось отказаться, но... то, что Сяо дознавателем быть не хотел – догадывались все из звезды.

Тиль выбрал факультативом Целительство, у Ашту боевка была поставлена лучше, чем у выпускников основного факультета, Таджо разбирался в рунах, и писал исследования по иллюзиям, и только он, Каро, не разбирался больше ни в чем, кроме менталистики, и никогда не мечтал ни о чем другом.

Каждый из них легко мог стать кем-то другим, если бы не был дознавателем, кроме него, Каро. И кроме малыша Сяо, которого вообще интересовало всё, за исключением основных дисциплин, и при этом он умудрялся учиться лучше. Когда Каро просиживал в библиотеке за свитками декады – Сяо развлекался в городе, но потом получал высший балл, а ему, Каро, приходилось натягивать на удовлетворительную оценку.

И этот Сяо – красит волосы. Некоторые идиоты совершенно не ценят того, что имеют. Того, что дается им легко.

Каро погладил баночку в кармане пальцами.

Совсем скоро.

Он вернется, и тогда мать сможет ходить на рынок с высоко поднятой головой. Мало просто иметь сына-дознавателя – но сыном, награжденным «звездой», можно гордиться.

Каро знал, что в спальне, в шкатулке, что запиралась на ключ, который всегда носила на шее, мать хранит карточки. Все, с самого начала его карьеры, любовно вырезанные из Имперского Вестника. Незаслуженные награды развращают – Каро было стыдно, но он признавался в этом себе честно – получив одну «звезду» он начал хотеть ещё, и, возможно, через десяток зим... у него будет своя пятерка и он займет место «Ведущего». Мечты были такими смелыми, что даже мечтал Каро тихо – чтобы эти мысли не услышал никто, выставив несколько щитов сразу, и потом прятал в самый дальний угол сознания.

Малыш всхрапнул, откинувшись на подушках и засопел – Шахрейн сказал им выспаться к вечеру.

Он не сказал им ни да, ни нет, когда к нему пришли из Управления. У отдела ревизий появилась масса вопросов к Таджо Шахрейну, после событий на Севере. Что ждет его здесь? Ничего. Таджо останется Ведущим – это понимали все. Райдо – предан Шаху, как собака, Лидо – тому бы только давали сбегать в госпитали на практику, и больше ничего не нужно. Сяо – вообще не интересует карьера. А он – Каро? Что делать ему? Десять-двадцать зим служить под началом Шахрейна? Он – человек простой, и хочет простых вещей – должность, деньги, и потом заслуженная отставка, чтобы было на что содержать семью. Ему обещали всё – полную амнистию, если всплывут нелицеприятные факты, защиту, компенсировать откат от клятвы, и даже... пятерку. Свою пятерку, в которой он будет Ведущим, потому что никто не захочет брать к себе «крысу».

Единственное, что нужно – это добровольно свидетельствовать. Точнее подтвердить то, что скажут. Проблема была только в одном – ему по-настоящему нравилась сира Блау, а то, что копают не только под Таджо, это понимал даже он. Единственная сира, которая не считала его никчемным.

Да или нет? Он так и не решил, что ответить менталистам из центрального Управления.

Каро с недовольством покосился в зеркало на храпящего Малыша – если бы не Сяо, это он сейчас ежедневно обменивался бы Вестниками с леди, это он собирал бы смешные случаи за день, коллекционировал сплетни и выдумывал, что такого остроумного написать сегодня.

И леди читала бы и смеялась. Так, как не должна смеяться ни одна леди – слишком свободный смех. Каро нравилось, как леди Вайю смеется.

«Да или нет, Каро? Да или нет». Ему нравилась леди Блау, но ещё больше нравилось ощущение власти – он сжал и разжал кулак несколько раз – кольца негромко щелкнули. Мысль о том, что будущее Таджо – их блистательного и великолепного Ведущего, которого выпестовал сам Ашту; будущее всей пятерки, которая относится к нему так высокомерно, и... будущее леди Блау... будущее второй Наследницы ... у него прямо вот здесь! Пальцы сжались в кулак – кольца щелкнули ещё раз.

Если он скажет «да», если выберет то, что выбрал бы любой здравомыслящий Высший на его месте... интересно, как скоро леди Вайю перестанет смеяться.


***

К приему гостей мы опоздали, задержавшись в Храме. В холле мы разминулись с несколькими хаджевцами, которые одарили меня сухими кивками. Меня, но не Геба. Слуги забрали свертки с покупками и уведомили, что нас ожидают в большой гостиной.

Купол тишины не ставил никто – веселое щебетание и смех дам было слышно ещё в коридоре. В комнате было тесно – в глазах зарябило от количества драгоценностей и разноцветных нарядов леди, как будто это не камерное послеобеденное чаепитие, а малый прием.

Все кресла и две тахты были уже заняты – дамы окружили двоих кавалеров в форме курсантов Корпуса таким вниманием, как будто зиму не видели мужчин. Аксель улыбнулся широко, вальяжно поприветствовав меня домашним жестом. Справа от него сидела смеющаяся Марша, слева – Фей-Фей и одна из дуэний. Леди Тир занимала одно из центральных кресел, бдительно контролируя ситуацию.

На второй тахте, в окружении сразу пяти дам, сидел мой драгоценный жених, с которым мы только сегодня ночью обменялись клятвами в храме Мары. Сир Иссихар Дан собственной персоной.

– Леди Блау, я полагаю, – Дан в отличие от брата дословно следовал правилам этикета – встал и поприветствовал по всем правилам, поцеловав воздух над моей рукой, – вы очень похожи на брата. Разрешите представиться – сир Дан.

– Польщена, – я выполнила традиционный поклон, пытаясь незаметно выдернуть руку – Иссихар предупреждающе сжал кисть напоследок и отступил обратно – к своей боевой «звезде» дуэний, которая грела ему место на тахте.

– Чаю?

Пока мы рассаживались – Фей освободила мне место рядом с братом, – официально представлялся Гебион, как личный ученик и вассал, я успела осушить пиалу залпом и поперхнулась.

– Вайю, – укоризненным шепотом протянула Фей-Фей, аккуратно похлопала по спине и потянулась за чайничком, а леди Тир вопросительно приподняла бровь.

Накладывать купол тишины, находясь среди гостей – вопиющий моветон, поэтому я придвинулась к Аксу поближе, но не успела произнести ни слова – дверь открылась, и слуга с поклоном проводил нового гостя. Невысокий – всего на голову выше меня, стройный, одетый в тщательно выглаженную и вычищенную артефактами форму Корпуса, подслеповато щурясь на свету, в гостиную вошел... будущий претор Фейу.

– Фейу! – гаркнул Аксель почти мне в ухо и радушно махнул в нашу сторону рукой. – Тебя только за грань посылать! – И я только сейчас разглядела, что в руках сира Фейу коробки с пирожными, судя по вензелю – одной из местных кондитерских.

– Кузен, – Марша поднялась с тахты медленно, демонстрируя все изгибы фигуры, а голос стал таким непривычно низким и томным, что я обескуражено обернулась на Фей-Фей. Та покрутила пальцем у виска, делая вид, что поправляет прядь, закатила глаза и указала на соседнюю тахту... на сира Иссихара Дана.

Я поперхнулась чаем повторно. Пока меня хлопали по спине, на этот раз уже вдвоем – Фей аккуратно и Аксель со всей силы, сиру Фейу освободили ближайшее к нам кресло, и он успел достать и натянуть на нос очки в тонкой золотой оправе.

– Позвольте представиться, – проговорил он бодро, – леди... , – запнулся и начал неудержимо краснеть, глядя прямо на меня. – Леди...

– Блау, – выдал Акс басом, снова хлопнув меня по спине так, что я качнулась вперед. – Моя сестра. Нам, северянам, нужно держаться вместе в этом жарком месте, – хохотнул он весело.

Претор Фейу – я просто не могла называть его по другому – смотрел на меня прямо и укоризненно, и я помнила этот недоуменный взгляд отчетливо: «Неужели опять вы, леди Блау? На вас опять жаловался центурий».

И... начала краснеть в ответ.

Тишину, повисшую в гостиной, разбил резкий звук прикосновения донышка пиалы о блюдце – Иссихар поставил чашку на стол и с холодным интересом смотрел в нашу сторону.

– Можно мне ещё чаю, леди. Купаж прекрасен, – выдал он, лениво улыбнувшись одной из дам.

– Вы знакомы? – Марша наклонилась вперед с жадным интересом, почти упав на колени Акса.

– Нет...

– Да...

– Да, – исправился сир Фейу, неловко потрогав дужки очков.

– Мы не были представлены, – пояснила я громко, – поэтому это нельзя считать официальным знакомством. Естественное желание, увидев кого-то из дома, в чужом пределе – поприветствовать...

– А где вы встретились? Это так романтично! – перебила меня Марша. Фейу хотелось заткнуть – улыбалась я уже с большим трудом.

– Действительно, – прохладный голос Иссихара звучал ровно. – Романтично.

– Случайная встреча на улице, – выдала я, и сир Фейу горячо и торопливо закивал в ответ. Исси лениво поднял бровь и переключился на окружающих дам.

Конец допросу положил Аксель, предложив попробовать пирожные. Мы обсудили погоду, Турнир, расписание, работу артефактов тепла на Арене, Ярмарку, предстоящую Гранолу, отличие Севера и Юга, отличие радушия Севера и Юга, отличие еды Севера и Юга... пока, наконец, гости не разбились на несколько небольших групп по интересам и я смогла поговорить с Аксом.

– Ты никогда не говорил о своем друге, – я показала взглядом на Иссихара, который поощрительно улыбался, наслаждаясь вниманием дам, и не обращал на нас совершенно никакого внимания.

– Друг? – Акс фыркнул мне в ухо. – Твари подземные ему друзья, и шекки пустынные...

Как оказалось, охрану и соблюдения порядка на Турнире, в Корпусе решили совместить с занятиями в тройках. Команды формировали с разных курсов.

– С целью обучения взаимодействию, – скривил губы брат. – И... я проиграл этому змею место в тройке. Теперь до конца Турнира мы связаны в одно целое, куда один, туда и двое.

Тройка – Аксель, Дан, Фейу? О, Великий!

– Оу... когда успел проиграть? – выдала я быстрее, чем успела подумать, но Акс пропустил это мимо ушей, слишком сосредоточенный на том, как много внимания леди оказывают его сокурснику. Дан просто купался в женском внимании.

– Утром, после построения.Теперь он будет таскаться следом, если желает, – высказался Акс сквозь зубы, – как будто этому змею действительно хочется быть представленным нашим дамам, как будто он сам не справился бы...

Мы дружно посмотрели на Дана, который развалился на диване, окруженный дуэньями.

– Ровно пять, – пробормотала я тихо, – настоящая «боевая звезда» и «ведущий».

Одна предлагала чай, другая сласти, третья обмахивалась веером, четвертая рассказывала что-то очень увлекательно, пятая...

– ... это они ещё не знают, что им ничего не светит, – высказался Акс мстительно. Разочарованный – на него не обращали внимания.

– Почему? – я отпила глоток чая.

– Он из этих, – Аксель заржал так, что на нас обернулись – леди Тир с укоризной качнула головой – серёжки сверкнули на свету – как же все-таки хороша мать цыпленка.

– Из этих?

Акс оборвал себя на полуслове.

– Тебе не надо знать, – выдал он наконец. – Есть те, у кого гаремы из девочек, а есть те, у кого из мальчиков...

– М-м-м... раз вы учитесь вместе... ведь вместе же? – Акс рассеянно кивнул, увлеченный наблюдением за соперником, которому доставалась большая часть женского внимания, – значит ты бы мог ему понравиться?

Аксель поперхнулся чаем, задел блюдце – пахлава высыпалась на скатерть.

– Я – мужик! – прошипел он надменно. – Вот где я их всех!

– Значит, мог бы, – я оценила его взглядом. – Ты у меня очень красивый мальчик.

– Мелочь! – прошипел Акс в ухо и так приобнял за шею, что почти придушил. – Запомни, это оскорбление для мужчины! Если бы этот змей не обыграл меня утром, получив Слово, ноги бы его не было в нашей гостиной!

– Рука, пусти! – вывернулась я и треснула его плечу. – И это гостиная Тира, – добавила язвительно. – Ковер, тахта на которой ты сидишь, пиалы и даже чай!

– Чай мы принесли с собой, – рассеяно добавил Аксель, снова отвлекшись – к сиру Иссихару подсели сразу ещё две дамы, когда освободились ближайшие кресла. Марша следила за соседями с таким же пристальным бдительным вниманием и не выдержала первая – подобрала юбки, сделала знак слуге переставить кресло и... томной походкой пошла на штурм крепости.

– О, Великий, – я простонала это тихо, но вслух, и сбоку согласно хихикнула Фей, прикрывшись веером – глаза её лучились смехом. – Как же Квинт? Любовь до грани?

Фей неопределенно пожала плечами.

– Где Тир?

– У распорядителей, – тихо шепнула Фей. – Вызывали ведущих. Мистер Сяо на днях обещает быть в Хали-баде, – она коснулась помолвочного кольца на пальце. – Просит о визите.

– Соглашайся. Вам нужно налаживать отношения. Малыш Сяо предложил встретиться – можем составить компанию.

Фей благодарно посмотрела в ответ, но не успела ничего ответить – Аксель не выдержал следующим, сорвался с места, буркнув мне – «займи Фейу», отправился отвоевывать территории у неприятеля. И мы остались втроем в этой части гостиной.

Разговор не складывался – все общие темы уже обсудили, сир Фейу на аккуратные вопросы Фей отвечал односложно, а потом вообще уткнулся носом в чашку. Когда леди Тир подозвала Фей-Фей, мы вздохнули с облегчением.

– Леди...

– Сир...

– Вы первая.

– Я бы хотела попросить вас молчать об обстоятельствах нашей первой встречи, – выдала я прямо.

Он закивал торопливо.

– Ваш... брат... сир Аксель... тоже, – Фейу снова начал краснеть, – тоже...

– Тоже бывает в борделях, – закончила я спокойно. – Как и вы.

– Великий, это не те темы, о которых стоит знать юным леди...

– Знать или обсуждать?

– И то и другое, – ответил сир Фейу решительно нахохлившись. – Вы... Ваш... Вы нашли вчера... кого искали?

– Несомненно, – пробормотала я, наблюдая, как Марша, практически прямым тараном, теснит дам, чтобы добраться ближе до Иссихара. – Это может быть проблемой... – последние слова я произнесла вслух.

– Не переживайте, – успокоительно пояснил мне Фейу. – Вы переживаете? Я знаю, что вы дружите с кузиной. Сир Дан... совершенно... безопасен.

– Правда? – На самом деле переживать следовало за Иссихара. Когда у Марши такое выражение лица – это не кончается ничем хорошим. Она решила доказать что-то Квинту? Или себе?

– Правда... он... он..., – сир Фейу опять запнулся, замялся подбирая слова – глаза за стеклами очков стали совершенно беспомощными.

– Это не те темы, о которых стоит знать юным леди, – помогла я ему. – Знать и обсуждать.

– Вам лучше объяснит брат, – выдохнул он с облегчением.

– Уже объяснил, – я улыбнулась мягко и нежно. Претор Фейу хорошо потрепал мне нервы в свое время. – Есть гаремы из девочек, а есть из мальчиков. Сиру Дану нравятся мальчики, красивые мальчики, – подчеркнула я.

Сир Фейу открыл рот, но я закончила быстрее.

– Вы – красивый. Брат объяснил мне, что из всех дам в этой комнате, сир Дан определенно выбрал бы именно... вас.

На этот раз на нас обернулись все. Вообще. Включая слуг. Я – сияла невинной улыбкой, совершенно красный сир Фейу сверлил гневным взглядом Акселя, прикрывая предательское пятно на штанах – он перевернул пиалу с чаем.

Леди Тир только слегка повела бровью и хлопнула в ладоши – и слуги засуетились.

– Прошу вас, сир, следуйте за нами...

– Леди, – Фейу отдал мне по-военному короткий салют, – вынужден откланяться, но я вернусь...и ваш брат пояснит вам в чем именно он был не прав.

Я благосклонно кивнула.

– Блау, на два слова, – бросил он Аксу, выходя из гостиной.

Нацедив себе ещё пиалу, я прикрыла глаза, вдыхая глубокий и насыщенный аромат – купаж прекрасен, нужно будет узнать у брата, где его заказывать.

Исси наблюдал за мной с прищуренными глазами – я отсалютовала ему пиалой, и начала подекадно вспоминать первые две зимы в Легионе. Каждый момент, когда мне хотелось всё бросить к псакам или прибить претора Фейу. У меня впереди целая турнирная декада, чтобы освежить это в памяти.

Сделала небольшой глоток – с наслаждением, и ещё один – определенно, вкус последней чашки отличается от предыдущих. Чай на вкус стал, внезапно, изумительно прекрасен.



предыдущая глава | Белое солнце дознавателей | cледующая глава