home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8. Шеккова Блау

Голова чесалась.

Хотелось содрать тюрбан с головы, размотать эту демонову тряпку и выкинуть. Залезть в купальни — и артефакт на минимум, чтобы вода непременно попрохладнее, и немного лавандового масла, чтобы кожа на открытых частях тела, которая покраснела от солнца, перестала зудеть.

Райдо пошевелил руками — изящные пальцы были похожи на розовые колбаски, вспухли, и ободки колец врезались в мясо.

Демонов Юг. Шекков демонов Юг. Это место должно быть проклято Гранью, потому что ни один нормальный имперец просто не сможет выжить в таких условиях.

Глаза чесались и слезились – от белого — камня, песка, мощеных дорог, тюрбанов и длинных кафтанов рябило в глазах. Все южане сливались в одну огромную белую массу, которая заполняла улицы — хлынув волной прибоя, когда солнце катилось к закату.

Прибой Райдо теперь не любил тоже. Потому что у него белая пена.

В обеденные часы в городе будет тихо до самого вечера, пока прохладный ветер из пустыни не придет и не покроет улицы, высасывая крохи жара из нагретого за день белоснежного камня.

Хали-бад – город ночной жизни, город Солнца, потому что все подчиняется движению светила на голубом небосклоне. Белоснежный город, в котором правит ночь, потому что тьма дарует жизнь, а свет безжалостно отбирает. Только на Юге не тратились на казнь преступников — мелочь просто выпускали в пустыню, увозили далеко – за последнее защитное кольцо вышек, которые опоясывали близлежащие оазисы и всю городскую инфраструктуру с пригородными районами. Выпускали, вверяя их жизни богу удачи Немесу, который, если будет милостив — оборвет нити быстро, в пустыне полно ядовитых мелких ящериц и змей, если возмездие будет неотвратимым – тогда несколько дней, погибая от жары и жажды, днем сгорая от лучей светила, ночью от нестерпимого холода. Если Немес отвернулся от чада своего, то дело закончат шекки – пустынные твари, которые хранят пески от начала Исхода и до сего дня.

Райдо тоскливо вздохнул — толстые пальцы-сосиски нещадно чесались.

Целители сказали, что ему противопоказан Юг — так бывает. Точнее противопоказано солнце — у него, Райдо, какая-то особенная несовместимость с этими коварными лучами. Эликсиры и мази помогали, но ненадолго.

Сейчас ему казалось, что чешется даже задница — хотя каким образом она обгорела бы?

Он поерзал в кресле.

— Твой купол точно исправен? – Тиль остановился рядом и заглядывал через плечо – сочувствовал, но губы менталиста подрагивали в улыбке. Райдо знал, что выглядит смешно с красным, как будто обветренным лицом, как самая распоследняя чернь в притонах Столицы.

-- Исправен, – процедил он сквозь зубы. Этот вопрос ему задавали каждый вечер, чередуясь, кто из звезды будет спрашивать – вчера была очередь Малыша Сяо, позавчера Бутча. И то, что купол регулирует температуру, а не защищает от вредного света, тоже знали все.

Но продолжали спрашивать.

Эта зима выдалась для него на редкость паршивой – сначала проблемы в клане, потом в Управлении, потом псаков Север, где он мерз несколько декад и мечтал согреться. Потом дисциплинарная комиссия, целители душ – он поморщился, этих не любил никто из менталистов – теперь вот это. Толстые розовые пальцы-сосиски чесались – он пошевелил ими в воздухе.

За что Мара так не любит его?

– Райдо? – голос Таджо звучал ровно, но звал он явно не в первый раз.

– Проверил всё, – отчитался он сквозь зубы, с завистью покосившись на черную дознавательскую форму, застегнутый под горло кафтан Шахрейна, идеально отглаженные артефактами манжеты, значок маленького белого солнца на лацкане.

Шекки!

Пришлось прищуриться – даже на знак Управления он теперь не мог смотреть без отвращения – потому что белый. Может они правы – и ему действительно нужно лечиться? Взять отпуск на несколько декад без содержания, уехать в родовое поместье на побережье, валяться на веранде, пить вино, и чтобы наложницы ублажали его по очереди. Чем не жизнь? Гораздо лучше, чем Целители душ.

– Арена к турниру готова. За безопасность отвечает вторая звезда, – озвучил он то, что и так знали все, – но я проверил ключевые точки. Когда можно будет снять это? – он с раздражением дернул тюрбан за белый кончик.

Каро проглотил смешок. Не засмеялся – нет, переглянулся с Сяо и они дружно отвели глаза. Шахрейн знает своих лучше всех – наказание для него выбрано прекрасно. За его, Райдо, ошибки и поведение, не соответствующее статусу дознавателя – на эту декаду он обязан носить местную одежду.

«Чтобы не выделяться в толпе в угольно-черном» – без всякой насмешки обосновал свое идиотское решение Шахрейн.

Хотя как он должен слиться с местными – если они все смуглые, а он – красный? Таджо знал как, не пошевелив и пальцем, указать на свое место – и знал, куда ударить, чтобы наверняка.

Форма – это почти всё, что у него было, его гордость и честь, его, а не клана – личные достижения, его война и его победа. Снять форму – это самое худшее, что мог придумать Шахрейн для него.

– Декада.

– Я сойду с ума в этом! – Райдо дернул ещё раз и шекков тюрбан рассыпался и сполз на нос.

– Всего декада, – выступил миротворцем Сяо и откашлялся. – Я тоже готовил на всю звезду целую декаду в начале зимы, когда был наказан должностью штатного повара.

Каро простонал, а Райдо замутило ещё сильнее – от жрачки Малыша, они пили столько желудочных эликсиров, сколько не употребляли никогда в жизни – готовил Сяо отвратительно, настолько, что в роду наверняка были алхимики-ядоделы.

– Намажь, – Тиль перебросил ему небольшую, плотно закупоренную баночку темного стекла. – Мы советовались с коллегой, и немного изменили состав, тебе должно помочь.

– Меня достал этот Юг!

– Слишком жарко? – язвительно отозвался Бутч из-за стола. – На севере – слишком холодно, на востоке – слишком влажно, и от топей поднимаются ядовитые испарения, на западе…

– У меня просто слишком чувствительная кожа! – рявкнул окончательно выведенный из себя Райдо, вырвав баночку из рук Тиля – пальцы-сосиски снова зачесались.

– Сотни зим близкородственных скрещиваний не проходят даром, – тихим басом парировал Ашту.

– Мы сохранили чистоту крови, сохранили род и клан, – отозвался он высокомерно. – В отличие от некоторых, которые потеряли всё.

Дверь в библиотеку, которую использовали, как кабинет, за спиной Бутча закрылась с оглушительным грохотом.

Тиль укоризненно поджал губы.

– Комиссия, – Таджо вздернул бровь – и ему пришлось опустить глаза – признавая, что виноват. Ещё раз, ещё только один раз он «поставит под угрозу взаимодействие» и тогда никто не спасет его от Целителей душ. Тема Ашту негласно была запретной, и все понимали, как тяжело ему приходиться сейчас – когда пришлось вернуться сюда, но Райдо ничего не мог поделать – его бесило всё.

Все южане. А Бутч – был южанином.

После неудачи на Севере – и это понимали все, несмотря на награды от Управления – они сдали Север, не справились, и им дали ещё один шанс распутать нити, которые вели на Юг.

Все началось здесь – в этом шекковом месте, где повелевает солнце, и закончится здесь – круг замкнулся, и Райдо очень надеялся, что после этого они обретут покой.

Он пошевелил пальцами в кармане, отыскивая на ощупь припасенный пакетик со смолкой, вытащил одну, закинул в рот и зачавкал, нарочито громко. Потому что это раздражало Шахрейна и всех присутствующих.

– Северяне прибыли?

– И основной и запасной составы, дуэньи, Учителя и сопровождение. Размещены в городском доме рода Тиров. Территория охраняется, график посещений будет у меня к вечеру, как только согласуют, – отрапортовал Каро, а Малыш согласно качнул головой – Вестники от девицы Блау приходили исправно.

– О чем сегодня пишет “наше наказание”? – Райдо с чавканьем обернулся к Сяо.

– Об орешках, – Малыш моргнул в ответ. – О том, что жарко, и о том, что кади придумали демоны Грани, чтобы издеваться над сирами.

И всё?

Райдо незаметно почесал одну ладонь о другую – род девчонки был древним, «породнившиеся» блюли чистоту крови и он очень, очень наделся, вознося молитвы Маре, что у этого недоразумения, по какой-то шутке судьбы именуемой «сирой» – тоже будет непереносимость южного солнца. Это немного примирило бы его с суровой действительностью. Необходимость следить и оберегать – а именно такие условия выставил им Глава Блау за молчание – раздражала ещё сильнее, чем все прочее.

До зубовного скрежета. Эти Блау никогда не упустят своего, недаром сира-Главу-Кастуса в Столице за спиной называют тварью. Даже так: «конченной северной Тварью», которая продаст всех и вся, если это будет выгодно для Рода. Иначе как объяснить, что осколок – а родом это назвать язык не повернулся бы ни у кого – из трех Высших, больше десяти зим удерживает и земли и статус.

Каким богам молится Кастус Блау, и какие жертвы приносит?

Райдо чавкнул смолкой и почесал ладонь ещё раз, расцарапав ногтями почти до крови.

Надеюсь, у этой Блау такая же нежная кожа!

Девчонку нужно наказывать, пока не поздно – отправлять возносить молитвы предкам в алтарный зал на несколько суток, на одной воде, заставлять переписывать писания – чтобы голова была занята правильными вещами, приковать плетениями к столбику кровати, чтобы сидела в спальне и не доставляла им проблем, а то, что проблемы будут, он чуял задницей.

– Наследник Тиров обозначил свое покровительство, – Тиль зашуршал газетой на столе – утренний Вестник видели уже все.

– Неофициально, – прохладно поправил Таджо, оторвавшись от свитков. – Вероятность помолвки между родами Фейу и Тир по возвращении на Север – девять из десяти… это…, – он пошевелил пальцами, – просто детская глупость и подростковый бунт…

– Бунт? У Наследника? – Малыш Сяо недоверчиво покачал головой.

– Девчонку могут вызвать на поединок, – ворчливо дополнил Райдо. – Неофициально. Наследник лакомый кусок, после столичного скандала с родом Квинт, только ленивый не захочет использовать такие методы, а здесь – про-вин-ция.

– Провинциалы не отличаются умом и сообразительностью? – язвительно отозвался Тиль, который родился почти на самой окраине Восточного предела.

– Провинциалы отличаются жаждой власти, – спокойно ответил за него Таджо. – Сяо, я хочу, чтобы мы знали о каждом шаге. Завтра устрой встречу…

– О, Мара! Неужели вместо того, чтобы заниматься делами мы действительно тратим время на обсуждение этого недоразумения? Лучше бы мы подрядились охранять пустынных шекков, чем это безумие!

– Райдо – Арена, Каро – на тебе архив, Сяо – Ратуша, – озвучил план на завтра Таджо.– Когда стемнеет – рейд по городу.

– Шахрейн, – простонал Райдо. – В архиве нет солнца! Почему Каро?

– Арена.

– Мы можем немного расслабиться! Здесь три пятерки, не считая тех, кого притащил с собой Второй Феникс…

– … именно потому что притащил Второй Феникс… – пробурчал Тиль.

– … или теперь, после Севера, мы стали правильными – и каждый шаг будем делать по протоколу? Наша основная задача – искать, искать, и ещё раз искать, куда приведут нити, а не заниматься вытиранием соплей у юных сиров…

– Арена. И полигон.

– Шахрейн, шекки тебя побери, ты знаешь, что я прав! За Турнир отвечаем не мы!

– Идиот, – Бутч хлопнул на стол пачку свитков и они разлетелись вокруг. – Скажи, чем я думал, когда брал тебя в пятерку, Райдо? Ты ходишь по Грани, раз за разом ставя всю операцию под угрозу, раз за разом мы все – четверо, вынуждены прикрывать твою бестолковую задницу, почему? Потому что ты – свой! Но всему есть предел.

– Бутч, – совершенно безэмоционально прошелестел Таджо.

– Если ты не видишь этого сам – кто-то должен сказать тебе, Шах. Ты – не прав, – продолжил Бутч. Райдо проследил как массивная ладонь Ашту прихлопнула свитки сверху, смяв их. – Он, – палец ткнул почти ему в лоб, – нарушает приказы Ведущего раз за разом. Что делаешь ты? Прикрываешь его задницу – ах, наш мальчик не хочет к Целителям душ, ах, наш мальчик боится! А когда он слетит с плетений, ты уверен, что мы будем рядом?

Таджо поморщился, но промолчал. Каро и Сяо отвернулись, сделав вид, что их заинтересовало что-то за окном, и только Тиль, согласный с Ашту полностью, сверлил его взглядом, скрестив руки на груди.

Как же они его достали! Моралисты хреновы!

– Если он сорвется, на дисциплинарную отправят всю пятерку, – продолжил Бутч устало. – В лучшем случае. Мне – уже все равно. Объясни им, – Бутч махнул в сторону Младших, – почему ты подставляешь всех ради одного? Потому что вы учились вместе?

– Райдо дал слово.

– Райдо дал, Райдо взял!

– Арена и полигон, – повторил Таджо, глядя прямо на него взглядом «только открой свой рот ещё раз», и он торопливо закивал.

Все понимали, что Бутч гораздо лучше справился бы с этой задачей, как южанин – но Шахрейн просто указал ему место.

Для испытаний Укрепителя выбрали южный полигон – за укрепитель им готовы простить и скостить многое – Управление высоко оценило куш, который они получили через Блау. Таджо предполагал, что Второго Феникса отправили наблюдать за испытаниями в условиях, приближенным к боевым – одно дело лаборатории и тренировочный залы, и совсем другое – марш-бросок по пустыне. Больше всего всех интересовала эффективность против пустынных шекков.

И Управление. И имперскую канцелярию. И Военных. И… Кораев. И все южные кланы, чьи земли напрямую граничили с пустыней.

– Аш-ш-ш…, – Каро поморщился, когда хлопнула дверь – оглушительно, как и прошлый раз, Бутч вообще разучился выходить тихо.

Райдо обиженно засопел – кожа шелушилась, пальцы чесались, он настрадался за целый день, в этом демоновом городе, а Ашту хлопает дверями, и выходит из себя ничуть не реже, чем он, Райдо, но ему никто не говорит – «срочно к Целителям душ».

– Ему недолго осталось, – Тиль пересел на место Бутча и кивнул ему напротив. – Ты произнес последние слова вслух.

Райдо стало стыдно. На доли мгновения. То, что Ашту осталось немного – знали все. Райдо предполагал что это одна из последних операций, и он видел – Шахрейну уже прислали новый список кандидатур из Управления на его место. А новый человек в пятерке – это всегда новые проблемы.

Ашту и Таджо что-то плели с Блау – он пару раз заставал обрывки разговоров, когда они не ставили купол…но… плетения не складывались, или складывались не так, как хотелось Ашту.

Райдо вздохнул, спрятал толстые покрасневшие пальцы-сосиски под стол, и послушно наклонился над свитками – каждому выдали отдельную часть для работы.



предыдущая глава | Белое солнце дознавателей | cледующая глава