home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7. Мишени

Яркие солнечные блики проникали сквозь арочные витражные окна, составленные из кусочков цветного стекла, как это принято на юге. Пылинки кружились на свету, артефакты тепла негромко жужжали по углам кабинета, охлаждая влажный горячий воздух.

Я расстегнула несколько застежек — школьная форма была плотной, а мне не хватало свободы. К вечеру можно будет закончить с официальной частью и, наконец, переодеться.

Мы заперлись в кабинете практически сразу по приезду в поместье — отец Тира оставил дом в полном нашем распоряжении. Отдельный этаж был выделен для участников, ещё один ярус для сопровождения, но дуэньи сразу начали делить места, чтобы подчеркнуть собственный статус, требуя других условий, слуги торопливо таскали вещи, ругались Управляющие, путалась под ногами охрана.

От нас участников было четверо – Тир, я, Фей-Фей и Костас в качестве запасных. Ещё двое запасных были из маленькой школы недалеко от предгорий, где общее число учеников равнялось числу учеников в одном нашем классе — их включили в состав просто, чтобы оказать уважение, и ровно десять учеников — из Хаджа.

И это было плохо.

Проблемы с участниками команды из Хаджа начались ещё у портальной арки на нашей стороне – нет, нас поприветствовали, согласно протоколу, но… на этом — всё. Причину проблемы не пришлось искать долго – сиры родов Тир и Блау больше не желанные гости в этом городе.

Хотелось бы знать, что именно натворили Главы в Хадже на самом деле?

Если бы не предстоящий Турнир — это было бы фактическим объявлением бойкота – нам, и тем, кто имеет глупость общаться с Тирами и Блау. Возможно поэтому, сразу по прибытии на Юг, Кантор изменил решение, принятое раньше – Марша Фейу, Фей-Фей, Гебион, и ещё две дурочки из Маршиного окружения, которые сопровождали её — будут жить с нами. Тогда девять Кернских — против десятка из Хаджа. Баланс так себе, но иллюзию равновесия создать должен.

— Что будем делать с командой?

— Свет в мешке не удержать, — Тир расслабленно пожал плечами. – Мы должны присутствовать на Турнире на одной трибуне – будем, но никто не говорил, что мы должны жить вместе. Если захотят переехать -- кто будет их удерживать? Главное – держать лицо, – он сдул косую челку со лба и прищелкнул пальцами, – и …

– … и да не обрати плетения на брата своего…

– Родича, – поправил Тир въедливо. – Не обрати плетения на родича своего. В оригинале именно так, а вольная трактовка…

В дверь резко постучали, и один из Управляющих – судя по покрасневшему лицу – со второго яруса, практически вломился в кабинет, нарушая все приличия, и с силой захлопнул дверь, почти прищемив подол зеленеватого ханьфу одной из леди, что галдели за дверью.

– С-сир, – он вытянул шею вверх, пытаясь ослабить давление плотной стойки ворота – кадык двинулся вверх-вниз, – сир, леди-дуэньи снова протестуют…

За дверью раздался шум, и Тир щелкнул пальцами по статуэтке Нимы на столе – сила полыхнула на крыльях, и стационарный купол тишины накрыл комнату.

– А ведь это даже не все прибыли, – я крепко сжала губы, чтобы не рассмеяться, и отвернулась к стеллажам – Тир предоставил карты Хали-бада в мое полное распоряжение. Нужно сравнить старую, ту, что взяла из дома, и последние – город отстраивают, могли внести изменения.

– Доложить коротко, – голос Кантора звучал устало – это был третий раз, когда нас прерывали. Не хватало комнат, не устраивало оформление, не устраивало расположение, несоответствие статусу, кухня отказывалась выполнять распоряжения отдельно взятых сир – общее меню было согласовано заранее, охране не хватало места, некоторые зачем–то прислали слуг – хотя обсуждалось заранее – слуги будут Тиров.

Дуэньи хотели отдельный ярус для дам, отдельный для кавалеров, как это принято на юге. Хаджевцы хотели жить отдельно от всех, и иметь собственный вход. Марша хотела жить в комнате одна, а не по двое. Геб хотел жить у родичей в пригороде. Аксель хотел, чтобы я жила у Кораев – тогда в его присмотре никто не нуждался бы. Фей хотела, чтобы в комнате был превосходный свет, Кантор – чтобы все наши, Кернские – и участники и сопровождение – занимали одно крыло на отдельном ярусе, леди Тир хотела комнату с большой гостиной, чтобы принимать гостей.

А я хотела жить на первом ярусе, и чтобы на окне в комнате не было решеток, отдельный вход в другом крыле так и быть, оставим участникам из Хаджа.

– …слушаюсь, – Управляющий удалился с почтительным поклоном.

– Клянусь Всеблагой Марой, отец сделал это специально, – пробормотал Тир.

Я шуршала картами на столе, прижимая края всем, что нашлось под рукой – пресс-папье, книги, чайничек…

– Тир!

Он быстро вернул чайничек обратно, и выпил пиалу залпом.

– А что ты хотел? Когда-нибудь тебе придется управлять Кланом… тренируйся!

Кантор ослабил ворот нижней рубашки, расстегнул камзол и небрежно кинул его на кресло рядом.

– Я знаю, но это не делает проблему менее… сложной.

Глава Тиров устранился. Полностью. Разрешив Наследнику принимать любые решения в поместье под свою ответственность. Помимо размещения и устройства команды, решения вопросов с дуэньями, на его голову падало и обеспечение безопасности – Тиры отвечают за тех, кого так любезно приютили.

Из окна было хорошо видно, как на фоне начинающего полыхать оранжевым неба, вышагивают по стене сразу три тройки. Три на этой стороне и три на другой – они увеличили число охраны в два раза.

Перестраховываются? Или есть чего опасаться? Уйти из поместье вечером незаметно станет сложнее.

– Комната недостаточно большая, недостаточно светлая, не соответствует статусу, – Тир загибал палец за пальцем. – Нужно согласовать график посещения Арены, график посещения города…

– … график посещения лавок, ярмарки, Гранолы и аукциона, – подсказала я тихо. В том, что леди прибыли в Хали-бад совершенно не для того, чтобы сидеть в четырех стенах было очевидно всем.

– Блау… – простонал он тихо, но помогать ему я не собиралась. Чем больше будет занят Тир, тем меньше времени у него останется, чтобы интересоваться моими делами.

В дверь снова постучали – точнее контур беззвучно вспыхнул по периметру силовыми линиями, сигнализируя – стучат, как в кабинет стремительно ворвалась Марша, и следом за ней Фей-Фей.

– Тир! – Фейу была кратка и конкретна – на кончиках пальцев подрагивали язычки яростного рыжего пламени. – Мне сказали, что отдельной комнаты для меня нет, – прошипела она.

Кантор молча налил себе ещё одну пиалу чая – угол моей карты опять съехал и свернулся в трубочку…

– …Тир!

…чайничек глухо ударился о столешницу. Он выпил чаю и только после этого сожалеюще развел руками – «что я могу поделать – комнат нет».

– Мы могли бы жить у нас! Целый дом в нашем распоряжении, и найти отдельную комнату проблемы не составило бы…

– Дверь там, – тировское золото вспыхнуло сначала на родовом кольце, потом полыхнула Малая печать на груди, зажглась цепочка вокруг шеи, и сверкнули глаза – наконец-то он вышел из себя. – Сира Фейу может покинуть гостеприимный дом Тиров, если считает условия не соответствующими статусу. Немедленно.

– Ом-г-г, – Марша в прямом смысле сдала назад, попятившись. – Я не имела ввиду…

– Мы. Имели. Ввиду. Дверь – там. Прошу вас, леди.

– Тир? – в голосе Марши звучало недоуменное удивление – Тир крайне редко выходил из себя. Вспыхивают – Фейу, эмоциональные – Фейу, несдержанные – Фейу, а все остальные оплоты спокойствия и выдержки.

– Нашего золотого Наследника довели, – хихикнув, перевела я для нее. – Леди согласна проживать в комнате по двое, согласно правилам, – перевела я для Тира. – Не так ли, Фейу?

– Ом-г-г… да, – Марша быстро взяла в себя в руки. – Тогда я буду жить с тобой, Блау!

– Мы живем вместе, – кротко вмешалась Фей в первый раз с начала разговора.

– Я выше по статусу, – язвительно протянула Марша. – Если я должна жить с кем-то, это будет Блау!

– Мы живем вместе, – так же кротко надавила Фей-Фей. – Скажи ей, Вайю.

– Я – леди Фейу!

– Я – леди Ву!

– Вы – вассалы!

– Я – сестра, – Фей-Фей оскорбилась всерьез – на щеках полыхнул гневный румянец. – А сестры должны жить вместе! С Вайю буду жить я!

– Нет я!

– Я!

– Вон!!!

– Вы будете жить вместе, – выпалили мы с Тиром одновременно. – Или вы живете вместе, – я по очереди ткнула в них пальцем, – или не будет жить вообще. А одна буду жить я.

– Отдельных комнат для сир нет, – протянула Фейу язвительно.

– Для второй Наследницы найдется, – парировала я, бросив предупредительный взгляд на Тира. Для него лучше найти для меня комнату.

– Вайю!

– Фей, располагайся. Если леди Фейу покинет нас – я присоединюсь к тебе. Пока есть время – можешь выбрать лучшую тахту и занять место в гардеробной…

– Леди Фейу остается, – возмутилась Марша.

– Фей, поспеши…

Прежде, чем розовое ханьфу Фей-Фей исчезло за дверью, Марша крутанулась и рванула следом.

– О, Мара Всеблагая…

– Закрой дверь!

Плетения вспыхнули, запечатывая кабинет, и мы синхронно выдохнули – теперь наконец можно вернуться к картам.

– Ву справится?

Я неопределенно пожала плечами – меня больше занимал вопрос отсутствия на новой карте окружной дороги, вокруг города, которая вела от Западных ворот к пустыне…неужели ещё не начали строить?

– Мы сделали всё, что могли.

Мы спрятали Фей в запасных – выполнив распоряжение о том, что «должны прибыть все ученики, получившие белые мантии». Но никто не говорил, что они должны быть в основном составе. Мы заменили Фей-Фей на девочку из Школы Хаджа. Менее талантливую – это признавали все сопровождавшие нас Учителя, но и менее привлекающую внимание.

Внучка Мастера-алхимика, казненного за измену – никто не откажется от таких роскошных новостей. Гильдия писарей готова ухватиться за любые горячие заголовки. А если учесть, что одна из основных дисциплин Турнира – Алхимия, и мастеров на трибунах будет много… Фей превращалась в отличную мишень.

– Потребовать перевести её в основной состав они не могут – этого нет в правилах, – повторила уже известное – и Тир кивнул в подтверждение моих слов – эти пункты мы изучали вместе. – Лучше разберись заранее со своими столичными проблемами.

– Я не могу сейчас вызвать на поединок – на время Турнира они запрещены, – Кантор взлохматил волосы.

– Значит у нас две мишени – ты и Фей.

– Три, – Кантор показал пальцем на потолок и чуть на угол – в том крыле разместили хаджевцев.

– Тогда четыре, – я хлопнула на стол свежий номер Имперского Вестника, открытого на странице «Последних новостей», где я стояла открыв рот, а Тир улыбался с высокомерным видом, накинув мне белую мантию на плечи. Любой, у кого есть глаза увидит и на этой карточке – что мы вдвоем стоим отдельно, а остальные шесть участников Севера – отдельно. Эти гильдейцы умеют схватить момент так, чтобы это вызывало вопросы. – Это не остановит помолвку.

– Знаю, – Тир был немногословен.

Один тот факт, что Фейу поселили у Тиров, хотя она не участвовала, говорил о многом. Для северян. Но не для южных провинциальных дур, которые увидят свободного Наследника одного из самых богатых родов Севера.

– Глупость, – я постучала пальцем по газете. –Ты сделал меня мишенью.

Тир лукаво улыбнулся в ответ той самой улыбкой, которую он прибегал для глупых сир, взял один абрикос из чаши, небрежно вытер о рукав, и вгрызся в сочный бок.

– Лучше бы сплел очищающее, – пробормотала я ворчливо. Кто знает, как слуги здесь моют фрукты? – Для всех… на Турнире… в Хали-Баде… ты обозначил свое отношение, – процедила я сквозь зубы. Тир – козел. – Если ты полагаешь, что я буду отбивать тебя у юных сир, защищая твое драгоценное тело от поползновений, ты сильно заблуждаешься…

– А может быть это я обозначил свое отношение, чтобы не отбивать тебя у сиров?

Я смяла газету в комок и бросила в этого скорпикса.

– Ты подставил меня. Снова!

Представляю, какие толпы восторженных провинциальных дур будут таскаться следом за Тиром. О, Великий!

– Помолвки ещё не было, и помолвки длятся долго, – Кантор тщательно расправил смятую газету, откровенно любуясь изображением, – зимами… и потом, помолвка, не обряд в храме – можно расторгнуть….

– И платить виру, – а в том, что Фейу сдерут три шкуры с неубитого – это очевидно.

– Если расторжение будет по желанию невесты, – Тир подмигнул мне, – девушки часто влюбляются… такие непостоянные…, – в меня полетел румяный розовый фрукт.

– Скорпикс, – пробурчала я, куснув персик – сок брызнул в разные стороны, такие сочные растут только на юге.

– Ну скажи, разве плохо получились? – Кантор тщательно разглаживал страничку имперского вестника с карточкой нашей группы.

– Отвратительно. Мне интересно, если это будет сулить прибыль Тирам, меня ты используешь так же расчетливо и хладнокровно, как Маршу?

– Нет, – улыбка Тира была мягкой, линия челки частично скрыла выражение глаз. – Тебя я использую расчетливо…, – захохотал он, прикрывшись руками – косточка от персика полетела прямо в него и он отбил снаряд в сторону, – … но… совершенно не хладнокровно.

– Скорпикс!

– Ты мне должна! – он развел руками. – Здесь лучше, чем у Кораев?

– Должна частично, – поправила я его. – Одна просьба, если ты справишься, но три дня на декаде мне все равно придется провести у них…

– Тем не менее твой дядя согласился.

– Пошел на уступки, чтобы не видеть леди Тир.

– Пусть частично, но ты мне должна,– надавил он. – До отбытия домой, я хочу чтобы весь юг думал, что я занят, – улыбка Кантора была нахальной.

– Ты пожалеешь об этом.

– Должна.

– Очень пожалеешь, – я подняла вверх правую руку – родовое кольцо вспыхнуло тьмой – принимаю игру.

Мгновений десять мы не разговаривали – Кантор, насвистывая, копался в свитках, я – сверяла карты, перейдя на пригороды Хали-бада.

– Найди способ заменить меня на Костаса…, – я поискала нужное слово, – … деликатно.

– Или? – Тир перестал свистеть и поднял голову от свитков.

– Или я сделаю это сама. И вы будете вынуждены сменить основной состав. Найду способ, – слова «и тебе это не понравится» повисли в воздухе.

– Мы проиграем Турнир. Ты сильнее в стихосложении.

– Я – сильнее Костаса. Фей – сильнее той, кто в основном составе. И даже Фейу, – которая проиграла дурацкую дуэль на Арене, и теперь тоже не могла продемонстрировать всё, на что способна. – Мы проиграем в любом случае, участвую я или нет, мы уже проиграли, – и это знали все присутствующие. Северяне выигрывали только один раз, и ещё два раза были близки к победе – лавры безусловных чемпионов всегда доставались ученикам столичных школ. Это была нормальная имперская практика, это то, чего все ждали от Турнира, и мы не та команда, чтобы нарушать такие славные традиции.

– Зачем ты поехала на юг?

– Разве я могла отказаться? – спросила я рассеянно переворачивая карту – здесь не хватало одного из кусков, я помнила – с восточной стороны должна быть узкая объездная дорога через пустыню.

– Блау! Не держи меня за идиота, – прошипел Тир тихо.

Я свернула карту в тугую трубочку – Кантор проследил, как перамент исчезает во внутреннем кармане.

– Я могу помочь.

– Уже помог, – я постучала кончиком пальца по карточке в Имперском Вестнике. – Твоя помощь всегда очень… очень дорого обходится.

– Клан Тиров несет за тебя ответственность, – он обвел кабинет руками. – Отец, как Глава, и я лично, раз ты остановилась у нас.

– Честь Тиров в безопасности, – я похлопала его по плечу. – Просто замени меня на Костаса.

– Блау! Скажи мне правду.

– И? Предположим – сказала, – я забрала у него газету и развернула так, чтобы было хорошо видно. – Что ты будешь делать с этой правдой? Враги, – я ткнула пальцем в лица хаджевцев, – враги, – за окошко, где уже разворачивали купол над Ареной на завтра, – враги, – палец припечатал Тира в грудь.

Он поймал меня за руку и погладил запястье.

– Тиры и Блау коалиция.

– Временная, – я фыркнула, – пока это выгодно обеим сторонам. Я знаю, ты знаешь, Главы знают. Если спрошу тебя, зачем ты поехал на юг, ты ответишь? Какие нерешенные дела у клана на юге, что здесь нужно присутствие Наследника? Я видела записи с Турнира – ты мог проиграть. В самом последнем бою – ты мог проиграть, и ты колебался, и тогда нет мантии – нет основного состава. Но ты выиграл.

– Блау, я не мог проиграть.

– Мог, – припечатала я устало. – Ты младше на зиму. Держался достойно, урона чести не было бы. Но вам нужен был повод, чтобы прибыть на юг.

– Ты не понимаешь.

Я выбрала в чаше пару абрикосов, вытерла о рукав, и укусила. Тир – не скажет. Участие Наследника в Турнире – это официальный повод Главе присутствовать тут, они могут протащить порталом треть клана и никто не скажет и слова.

Хотела бы я знать, связано ли дела Тиров с тем, что сюда сослали Второго Феникса?

Ещё один абрикос полетел точно в тировскую голову, но он перехватил снаряд на подлете и протерев о рукав, смачно укусил.

– М-м-м…

– Сир, – короткий двойной стук в дверь – линии полыхнули дважды, и на пороге, низко склонившись появился один из слуг – нашивки тиров сверкнули на рукаве старым золотом, когда он приложил кулак к груди. – Вассалы рода Корай, от лица сира Джихангира Корая просят аудиенции.

Мы переглянулись – Кантор вздернул бровь – я отрицательно качнула головой. Встречу сама – помощь не нужна.

– Проводи в официальный кабинет около библиотеки.

– Встреча по стандартному протоколу или по особому…

– Стандартный, – перебила я слугу, застегивая форму под горло на все пуговицы и поправляя манжеты. Малую печать – поверх, поправить кольца. – Мы должны управиться быстро.

– Блау, – бросил Тир в спину. – Поместье – территория Севера. Официально, отец оформил прошение на декаде.

– Думаешь, меня прямо отсюда умыкнут в гарем? – я фыркнула насмешливо. Кораи никогда – ни до, ни после не действовали так прямо.



предыдущая глава | Белое солнце дознавателей | cледующая глава