home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Победа или поражение?

Аль-Максум жил сейчас в одном из крупных селений, недалеко от озера Чад. Риббах постоянно расширял свою территорию, за счёт одряхлевших рабовладельческих султанатов Северной Африки, в результате чего его интересы пересеклись с интересами Франции, захватившей весь северо-запад Африки.

Но всё это не имело значения в свете данного повествования. Отдыхая в своём, заново построенном здании, в мавританско-негритянском стиле, в обществе многочисленных рабынь-наложниц, Аль-Максум вяло обдумывал полученные новости от своего повелителя.

Раббих требовал собрать войско, и идти к нему в столицу. Аль-Максум мог сейчас собрать в течение недели тысячу стрелков, и восемь тысяч копейщиков, а также до пятисот человек всадников.

Жизнь наладилась. Его любимая наложница Азель отличалась просто бешеным темпераментом, даря ему не минуты, а часы наслаждений своим роскошным телом. Только сожаление о возможностях стареющего мужского организма заставляли его морщиться.

Был, конечно, способ поддержать мужскую силу. Слухи об этом докатились и до Чада. Великий унган, и уже король, Мамба создал такой эликсир, о чудодейственной силе которого ходили легенды.

Но, при воспоминании о Мамбе, начинала чесаться левая лопатка, со шрамом от выпущенной его ружьём пули, и накрывала волна бешенства и дикой злобы. В таком состоянии он убивал первого попавшегося на глаза раба, а своих наложниц брал с особой жестокостью и садизмом. Но это не помогало.

В его усадьбе несла службу охранная сотня, остальные воины войска располагались в разных селениях, готовые прийти на зов в любое время дня и ночи.

Неизвестный мститель исчез с месяц назад, переместившись западнее, и время от времени нападая на местные гарнизоны солдат Раббиха, по всей видимости, пытаясь подобраться вплотную. Уже не оставалось никаких сомнений, что его целью был именно Раббих. Но Раббих и сам это понимал, и поэтому безвылазно сидел в своей столице бывшего султаната Борно, в окружении тысяч воинов.

Так что, Аль-Максум был совершенно спокоен, оглаживая шелковистую нежную кожу любимой наложницы. Пребывая в состоянии неземного блаженства, он не обратил никакого внимания на подозрительные звуки, раздавшиеся с внутреннего двора усадьбы, огороженного высоким дувалом. Раз за разом, он входил сзади в свою временную подругу, заставляя её кричать от наслаждения. И не успел отреагировать на внезапно упавшую, закрывающую вход в комнату, циновку.

Он успел только обернуться, встретив свою смерть лицом. Удар острой сабли отхватил его голову. Глаза в глазных орбитах успели только вытаращиться от испуга и удивления. Струя артериальной крови ударила вверх, заливая потолок, а с него уже и ложе любви, опустившись кровавым дождём на лицо Азель.

– Аааааа, – дикий пронзительный женский крик разорвал тишину томного жаркого вечера, а дробный перестук головы, покатившейся по глиняному полу, устланному жёсткими циновками, дополнил картину внезапной смерти старого кровника Мамбы.

Со всех сторон защёлкали выстрелы, послышались звонкие удары сталкивающихся между собой сабель, мечей и ножей. Охрана, потеряв всю дежурную стражу, отчаянно сопротивлялась, пытаясь спасти своего военачальника, не зная, что возмездие уже свершилось, и он мёртв.

Застигнутые врасплох, они гибли один за другим, уничтожаемые людьми Палача. Никаких шансов спастись не было, и участь их была решена за десяток минут. Развесив по всему дувалу обезглавленные и порубленные тела, отряд Палача, разграбив усадьбу, но, не тронув никого из женщин, покинул её.

Никто им в этом не препятствовал. Вся деревня испуганно застыла в тревожном ожидании. Люди попрятались, где смогли. Бежать было поздно, да и некуда. Все пути были надёжно перекрыты, и парочка добровольных гонцов ползала сейчас по караванным тропам, собирая свои сизые кишки, которые, подобно ядовитым змеям, расползлись по пыли караванных троп.

Подхватив за длинную чёрную бороду голову Аль-Максума, Палач сверился с полученным от Мамбы описанием, и, убедившись в правильности своих действий, сунул её в кожаный мешок.

Азель, прекратив орать от испуга, ногой столкнула с себя обезглавленное тело Аль-Максума. Тело свалилось на пол, а Азель, вытерев биологическую жидкость со своих чресл, отползла в угол, подхватив по пути кривой кинжал, валявшийся недалеко от неё.

Палач поднял на неё глаза. Девушка, выставив перед собой кинжал, дрожала не от ярости, а от страха, готовясь биться за свою жизнь.

– Я не любила его, он мразь, но мне некуда было бежать. Я не дамся, можешь убить меня, всё равно мне не простят его смерть!

Её нежный голос внезапно напомнил Кату переливчатый голосок его убитой сестры.

«Какая бы она была, если осталась бы жива?» – внезапно подумал он. Трагедия его семьи, а потом, фактически, собственная смерть, ожесточили его, превратив в бездушного робота, хоть он и не знал такого слова. Он стал равнодушным убийцей, но это состояние не нравилось и ему самому.

Он не хотел жить, но жить было надо, и его сознание мучительно искало выход из этой ситуации, цепляясь за малейшую возможность, мотивируя его на помощь Мамбе, в котором он почувствовал родственную душу, и которому верил. Пожалуй, Мамба был единственный человек во всём мире, которому он верил больше, чем себе, и благодаря этому жил.

– Ты идёшь со мной, – нехотя разлепились его тонкие губы, выпустив из горла эти слова.

– Я не пойду с тобой!

– Тогда ты умрёшь от рук его воинов, – пожал плечами Кат, и, повернувшись, стал выходить из комнаты.

– Постой! – Азель приняла решение, и стала быстро собирать вещи, наскоро обтерев своё тело и лицо от крови Аль-Максума.

Сборы были недолгими… одежда, пара любимых безделушек. Немного золота и драгоценностей, забранных из укромного места, о котором она знала, и где хранил награбленные и собранные сокровища Аль-Максум. Всё, она была готова следовать за своим новым господином.

Всё это время Палач равнодушно смотрел на неё, не соблазняясь прекрасно вылепленным самой природой телом, и уже жалел о своём сиюминутном поступке. Но он давно уже взял себе за правило никогда не жалеть о принятом решении.

Ночь ещё не успела отступить, когда отряд покинул селение, держа путь на юг, к Банги, надеясь застать там чёрного короля.


Глава 18 Подготовка к войне (продолжение) | Демократия по чёрному | * * *