home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Бой при озере Альберта

Жало вёл своих бойцов, ловко преодолевая густые заросли, обходя болота, и преодолевая ручейки. Высматривая, идущий встречным курсом, отряд наёмников, немало походивших по Африке.

Наёмники, ни о чём не подозревая, двигались вперёд, думая застать врасплох беспечных и ленивых негров. Но, ленивые негры, под руководством Жало, смогли их обнаружить раньше, ничем не выдав себя. Это произошло через неделю взаимного поиска, и случилось возле безвестного ручейка, берега которого густо заросли высокими деревьями и колючим кустарником. В этом кустарнике, Жало и устроил засаду, взяв группу наёмников в клещи.

Наёмники вышли к ручью, и принялись переходить через него, по два-три человека. Преодолевшие ручей, не торопились идти дальше, поджидая остальных, и представляли из себя прекрасную мишень. Тихо свистнули стрелы, пронзив тела неосторожных наёмников, пять человек упали замертво сразу.

Возникшая паника, была жёстко остановлена шведом, открывшим огонь по зарослям, откуда летели ядовитые стрелы. Но, грянувший оттуда залп короткоствольных дробовиков, смёл его картечью, как и многих солдат.

Как по сигналу, выстрелы стали слышаться со всех сторон. Не выдержав огня, наёмники кинулись, сначала, назад, но и оттуда тоже послышались дубли картечи, и револьверные выстрелы. Тогда, оставшиеся в живых, кинулись врассыпную. И ещё долго по лесу, и окрестным кустам, слышались дикие звуки погони, крики убиваемых наёмников, и кровожадное гоготание жестоких преследователей.

Ещё через неделю, я имел неудовольствие лицезреть очередную голову, очередного врага, насаженную на пику. Вздохнув, я установил её позади своего штандарта. Жало допросил раненых, кое-как их поняв. Они подтвердили, что направлялись за моей головой, но, оставили свои. Ну что ж, так бывает…, не повезло!

Сейчас же, я ожидал неизвестного врага, заняв удобную позицию на холмистом участке местности, раскинув широко в стороны крылья отрядов с воинами, вооружёнными копьями и мечами, и игравшими у меня второстепенную роль, так как, они были набраны из местных племён. Мой отряд насчитывал уже три тысячи человек, и я подготовился ко всем неожиданностям.

Вражеское войско остановилось передо мной, рассматривая меня в подзорные трубы, ну и просто рассматривая, своими бесстыжими глазами, тысячи солдат, отчего я почувствовал себя, как на ринге. Пришлось приосаниться, вскинув гордо голову, и картинно отставив правую ногу, обутую в замызганный кожаный сандалий.

Полковник Ричард Вествуд, приставил к глазам морскую подзорную трубу, помнившую, наверное, ещё Трафальгар, и направил её на небольшой холм, на котором была ставка вождя, так нагло зашедшего на английскую территорию.

зображено страшным шрамом, уродуя, и так не слишком блиставшую красотой, чёрную рожу.

Находившиеся рядом с ним воины, а также, стоявшие у подножия холма, шеренги негритянских солдат, ощетинились копьями и щитами. Враг был слабым, огнестрельного оружия Вествуд насчитал, от силы, штук сто. К тому же, не отличался дисциплиной, что видно было по нетерпеливо бродящим туда-сюда группам воинов.

Неожиданно, его взгляд зацепился за предмет, находившийся за спиной Мамбы.

Покрутив окуляры подзорной трубы, и сильнее настроив резкость, он снова взглянул туда. Так и есть, на пике торчала голова шведа – наёмника, который вел отряд убийц. Значит, его отряд был уничтожен Мамбой. Это изрядно огорчило Вествуда, запасной вариант, к сожалению, не сработал. Придётся переходить к первому. Оставшийся, третий вариант, на примирение, Вествуд решил не задействовать, будучи уверенным в победе.

Перестроив свои колонны, он отдал приказ наступать густыми цепями. Первыми в бой пошли сипаи. Громко крича, они ринулись в атаку, открыв беспорядочный огонь, вслед за ними, кинулись и египтяне, подбадриваемые офицерами англичанами.

Негритянские шеренги, внезапно, залегли, прячась от пуль, чем изрядно озадачили наступающих. Но в бою некогда думать о необъяснимом поведении противника.

Через пару минут, мамбовцы, снова поднялись из травы, только сейчас в их руках были уже не копья, а винтовки. Быстро перестроившись, в шахматный порядок двухшереножного строя, они дали слитный залп, выкосив ряды наступающих сипаев, как серпом. Те бросились бежать.

Египтяне не дрогнули, не понеся серьёзных потерь, они продолжали идти в атаку позади сипаев. Перезарядившись, мамбовцы, дали второй залп, а следом, и третий. Начали стрелять и с флангов. До рукопашной было ещё далеко, а потери уже были ужасными. Солдаты стреляли в ответ, но в горячке боя, тем более, стреляя патронами с дымным порохом, они не видели, какой эффект приносит их ответный огонь. И какие потери несёт противник. Зато, прекрасно видели, как идущие рядом товарищи, один за другим, падали в жёсткую траву ранеными, или убитыми, и поливали землю своей кровью.

И они дрогнули, не успев добежать до вражеских шеренг. Уличив момент, с обоих флангов выскочили, дико размалёванные, отряды воинов, не имевших винтовок, и бросились в рукопашную, вступив с оставшимися египтянами в рукопашный бой.

Мамбовцы, отстрелявшись, стали присоединять к винтовкам, различного рода, штыки, отличавшиеся великим разнообразием, как и сами модели применяемых винтовок.

Присоединив штыки, они, дико надрываясь, крича «Мамба», бросились в штыковую атаку.

Полковник Вествуд, с бессилием наблюдал за разгромом своих войск, уничтожаемых в штыковой атаке. Почти полторы тысячи воинов, прямо перед ним, перемалывались в рукопашной схватке, не оставляя ему никаких шансов на победу. Да, какая тут уж победа, пора было уносить ноги, пока его самого не убили, или не взяли в позорный плен.

Приняв решение, Вествуд, с немногими воинами, покинул поле боя, стремительно уходя прочь, по уже проторенному пути, и, не дожидаясь окончательного разгрома, а только, надеясь на сгущающиеся, предвечерние сумерки, которые должны были укрыть его бегство.

Его расчёт оправдался, главным образом из-за того, что мамбовцы увлеклись сбором трофеев, радуясь одержанной победе, вместе с местными воинами, убедившимися в непобедимости их нового короля.

Мне досталась тысяча винтовок, с большим запасом боеприпасов к ним, и семь человек пленных белых офицеров и капралов. Было ещё тридцать пленных сипаев, да триста египтян. Десяток из которых я отпустил, с предложением к полковнику об их выкупе, и признанием за мной новой территории.

Иначе, я собирался идти к Момбасе, разоряя по пути все английские станции и фактории.

Как не хотелось Вествуду обращаться к третьему варианту, а договариваться с чернокожим вождём всё же пришлось. Соотечественников надо было выкупать, а Мамба держал своё слово, двигаясь с войском к Момбасе, и уничтожая и грабя фактории, как и обещал. Попутно обрастая трофеями, вовсе ему не предназначенными.

Пришлось отправлять одного из египтян, освобождённых ранее, к нему навстречу, с устной просьбой о переговорах, которые и состоялись на полпути к Момбасе. Для начала, Вествуд выкупил у него всех пленных, встав с новым, и уже гораздо меньшим, отрядом в неделе пути от Момбасы, ожидая прибытия подкрепления, вызванного из Каира, в целесообразности которого он уже сомневался. Торговался с Мамбой не он, а специально подосланный арабский купец.

Переговоры шли трудно, Мамба не уступал, и требовал, сначала, за каждого офицера килограмм золота, потом полкило, потом двести грамм, а потом, неожиданно, согласился на оружие. Выкуп пленных обошёлся казне в тысячу винтовок ремингтон, и тысячу патронов боезапаса на каждую. И ещё, встала необходимость личной встречи полковника с вождём.

Попытка убийства Мамбы провалилась. Сражение было проиграно. Арабы отказывались брать деньги за голову Мамбы, отговариваясь всякими пророчествами, и суевериями на его счёт, что не помешало им уничтожить Эмин-пашу, когда он странствовал возле реки Конго. А вот с Мамбой связываться они не хотели.

Встреча произошла в походном шатре, установленном в лагере Мамбы. Вождь давал гарантии его неприкосновенности, прислав две сотни своих безоружных воинов. Вествуд не доверял этому широкому жесту. Что такое для чернокожего вождя две сотни воинов… И был неправ.

Но, полковник не был трусом, да и обстоятельства не подразумевали обман, не выгодный никому. К тому же, ему было очень любопытно, пообщаться с этим, Мамбой.

Войдя в палатку, он сразу обратил внимание на худого европейца, оказавшегося русским подданным, и ведущего все дела Мамбы, а потом уже уткнулся взглядом в глаза вождя, и самоназванного короля Уганды, поразившись уму, который сквозил в них, а также, откровенной насмешке, никак не предполагаемой у дикаря.

– Гуд монинг, кёнэл, – обратился к нему Мамба.

– Гуд дэй, – среагировал он в ответ.

– Плиз, документс!

Гамма самых разнообразных чувств отразилась на лице полковника, но он сдержал себя.

Дальше, беседу с ним вёл Емельян Муравьёв, как представился помощник чернокожего вождя. Коверкая язык, он доводил до полковника требования Мамбы, которые тот озвучивал на чистейшем русском языке.

Вествуду были предъявлены документы, удостоверяющие факт, что земли королевств теперь переходят во владение короля Уганды, Иоанна Тёмного, по прозвищу Мамба. А также, была предоставлена примитивная карта местности, с расчерченной, примерной же, границей королевства, с пояснительными записями на русском, сделанными каллиграфическим почерком.

К такому Вествуд был не готов, как и к тому, чтобы заключать союз, и предлагать помощь. Ему нужны были инструкции от его начальства. Следовало натравить этого вождя на французов, которые, и так уже получили по голове, а теперь Мамба пришёл и к ним. Так что, его следовало, опять, развернуть в другую сторону. Пусть он с ними воюет, пока Великая Британия не может отвлечься на всяких мелких и чёрных поганцев.

Наобещав кучу всего, и одарив вождя, в качестве подарка, тысячью фунтов, в золотых гинеях и соверенах, Вествуд убыл, заключив с Мамбой предварительное соглашение, и договорившись встретиться через полтора месяца, здесь же. На том они и расстались, уйдя, каждый, в свою сторону.

Вествуд умчался в Момбасу, отправлять срочные депеши, а Мамба, дальше закреплять свою власть в королевствах, попутно закрепляясь на Уэлле, и Убанге, и постепенно подбираясь к Бельгийскому Конго. Вот чувствовало его сердце, есть там алмазы, и недалеко, и много. Насчёт кимберлитовых трубок, как в ЮАР, он ничего не слышал, а вот россыпи, в вековых галечных отложениях, наверняка, должны были быть. Об этом рассказывали и по телевизору, в разных передачах, и в новостях мелькала информация об очередном найденном алмазе, то в Конго, то в Сьерра-Леоне, то ещё, прости господи, в каком-нибудь Габоне.

Время у него было, как раз месяц, на то, на сё, а дальше, либо временный союз, либо война, и стратегическое отступление на прежние позиции, севернее озера Альберта. Всё выяснится через два месяца.


Интерлюдия

Маркиз Солсбери, Артур Гаскойн-Сесил, глава Министерства иностранных дел Великобритании, сидел в одном из кабинетов Форин-офиса, и внимательно слушал своего чиновника, а заодно, и офицера Египетской армии, стоявшего у огромной карты мира, закреплённой на одну из стен.

По этой карте, легко было понять все устремления Британского кабинета министров, а также, были ясно обозначены, не только нынешние колонии Англии, но и колонии других европейских стран. Отдельным, чёрным пятном, выделялась территория Либерии, прихваченная САСШ, которые сами, совсем недавно, были колонией Англии.

Чёрное пятно лезло на, обозначенную синим цветом, британскую Сьерра-Леоне, и жёлтым, на французский Слоновый берег. На карте много было ещё мест, закрашенных разными цветами, обозначая колониальные устремления Португалии, Германии, и даже Испании, по всему миру. Их актуальность варьировалась, время от времени, штриховыми линиями. Но сейчас, за все события, происходящие непосредственно в Африке, отвечал МИД Великобритании.

Министерство по делам колоний было реформировано, и теперь целиком и полностью курировало Индию, оставив большой кусок ответственности по Африке, и другим Британским протекторатам, министерству иностранных дел.

Таким образом, маркиз Солсбери, непосредственно, отвечал за всё, что происходило на чёрном континенте, а то, что там происходило, ему категорически не нравилось. Всё началось ещё в прошлом году, с внезапной атаки французов каким-то чёрным царьком, со змеиным прозвищем.

Только после того, как их обвинили в организации нападения, были подняты все бумаги, и найдены донесения, сообщавшие о появившемся, буквально из ниоткуда, чернокожем вожде, начавшим собирать племена в кулак, и захватившим власть, над одним племенем, причём не из самых крупных, с идиотским, как и у всех туземных племён названием, «банда».

Никакой пользы от данного вождя не было, и не предусматривалось. Обычный мелкий вождь, чуть поумнее остальных, с беспринципной наглостью атакующий соседей.

Впоследствии, этот вождь выжил, и даже, значительно усилился, и снова объявился на горизонте британской политики, предложив себя в качестве союзника против дервишей. На тот момент ценность его была весьма сомнительна.

Но и отталкивать чёрную лошадку не стоило. Соответствующие службы, прочитав список имущества, затребованного чернокожим дикарём, через Эмин-пашу, усомнились в его адекватности, и поразились вопиющей наглости, науськанного неизвестно кем из европейцев, дикаря.

Ну и, соответствующе прореагировали, выслав дикарю всё старьё, найденное, где угодно, только не в арсеналах. Да ещё и посмеялись, дав волю своему цинизму, и тяге к пресловутому английскому юмору, выслав дикарям кепки, вместо запрашиваемых ими шлемов и касок.

Впрочем, судя по тому, как он хорошо говорил по-русски, сомнений не было, кто им решил подгадить, пусть и неосознанно. Северные варвары сочувствуют народам, недалеко от них ушедшим, и активно помогают им, причем, зачастую бескорыстно, ну и получают в ответ, естественно, плевки.

Этого маркиз Солсбери, никогда не понимал! Хотя, довольно часто общался с представителями этой нации, и знал, что у них есть пословица – «Не делай людям добра, не получишь в ответ зла!»

Так, какого же овоща, они постоянно наступают на одни и те же грабли, и ещё искренне удивляются, за что! А ведь, во всём мире давно известно… и азиаты и арабы, это очень хорошо чувствуют, что доброта во всём мире воспринимается, как слабость, а не как сила, вот и результат.

Политика же Великой Британии, была подчинена одному только одному правилу. Это правило – выгода! Недаром, девиз Англии всегда был «У Англии нет постоянных союзников, у неё есть постоянные интересы».

И сейчас, маркиз Солсбери напряжённо обдумывал, какой интерес Англии ему предстоит реализовать, разглядывая карту Африки, всю испещрённую цветовыми пятнами.

Ситуация складывалась парадоксальная, и это, не считая махдистов, полностью захвативших Судан, и отбивших нападение англо-египетских войск. С ними Англия ещё разберётся, но чуть позже, и после хорошей подготовки. Гибель генерала Гордона никто не простил, и не забыл, и это было второе правило англичан, всегда, и при любой возможности, мстить.

Британская Восточная Африка, после обмена территориями с Германией, существенно расширилась, поглотив мелкие султанаты, и подчинив себе остров Занзибар. И буквально, два месяца назад, пришло сообщение о захвате мелких королевств Уганды Фредериком Лугардом, этим истинным сыном старой доброй Англии.

Эта территория была помечена пунктиром на карте, и собиралась уже быть окрашенной в синий цвет британских колоний, когда пять дней назад прибыло курьерское судно, со срочной депешей, содержание которой весьма расстроило маркиза.

Ничего шокового там не было, просто территория, захваченная Лугардом, перешла в другие руки, точнее сказать, в чёрные загребущие лапы, чернокожего вождя. Стоило только подивиться прозорливости чернокожего самородка, и его белым советникам, в роли которых оказались русские. Это, с одной стороны, объясняло его действия, с другой стороны, запутывало ситуацию ещё больше.

При чём здесь русские, и чернокожий вождь. Что им надо? Зачем лезть в самый центр Африки? Ведь у них нет ничего, ни у русских, ни у негров. Ещё одна неразгаданная загадка, загадочной русской души, или, как говорит Отто фон Бисмарк, «Не воюйте с русскими, на всякую вашу военную хитрость, они ответят беспросветной глупостью».

Но, что же мы тогда имеем? Ни в коем случае, нельзя давать сближаться России и Франции, но ими уже закреплён союз, и Франция уже лезет везде, вплотную подходя к колониям Англии, окружая их со всех сторон, пользуясь поддержкой России в Европе.

В то же время, с Германией нет сейчас никаких трений, и все вопросы решаются по взаимной выгоде, и без радикальных разногласий. А Германия признала этого чернокожего князька, что косвенно подтверждает его использование в своих интересах.

Он снова попросил проговорить своего чиновника текущее положение дел, и показать уточнённые границы, государственных и полугосударственных образований, на карте Африки.

Картина вырисовывалась следующая. Мамба вторгся в Уганду, став соседом немецкой Танганьики и Британской Восточной Африки. На севере его территория граничила с территорией дервишей, а также территорией, объявившего себя королём королевства Крайх, Раббиха, выходца из Дарфура, к которому уже подбирались французы.

На западе он вплотную подошёл к Германскому Камеруну, с юга же, и юго-запада, с ним граничили Бельгийское и Французское Конго. Оставалось договориться с Германией, о разделе территорий, захваченных дикарём.

Они снабжают дикаря оружием и имуществом с двух сторон, и подзуживают племена, находящиеся на территории колоний Франции, провоцируя восстания.

Потом, приходит освободитель Мамба, выдавливает французов к побережью Атлантического океана. Захватывает Габон и Конго. Ну, а дальше… дальше по обстоятельствам. Если дикарь окажется сговорчивым, то забирает себе территорию, вплоть до Браззавиля, стремительно отступая под натиском немецких колониальных войск, и экспедиционных сил англичан, пришедших на помощь временным союзникам, чтобы покарать зарвавшихся аборигенов. Либо, продаёт им эти земли, о чём подписываются соответствующие бумаги.

Габон достаётся немцам, а англичанам достаётся Того, присоединяясь к Золотому Берегу. Дальше будет ясно. Остаётся ещё лакомым куском Бельгийское Конго, точнее, его юго-восточная часть, примыкающая к Северной Родезии. Ну, и кусочек французской Западной Африки, между Того и Нигерией.

Вот тут, наш чернокожий исполнитель вновь появляется на арене, и берёт бинго. И на этом, скорее всего, его миссия будет закончена, если чья-либо пуля не прервёт её раньше. Если, он уже на первом этапе взбрыкнёт, из-за своей русской непредсказуемости, напополам с негритянской тупостью, то его дни будут сочтены, и его уничтожат.

Если же, его вклад в колонизацию Африки и передел её территорий, будет достойным награды, то дни свои он окончит где-нибудь в Уганде, местным царьком, всеми уважаемым, и защищаемый британским протекторатом. Все стало ясно и понятно, и принесло облегчение в душу министра.

Пазл, в голове маркиза Солсбери, полностью сложился. Решение им было принято, оставались лишь детали, да организация тайной встречи, с его германским коллегой.

– Всё-таки, этот чернокожий выродок, повелитель всяких питонов, напополам с удавами, вовремя подвернулся, – с удовлетворением подумал министр.

Всё ж, не всякая потеря грозит неприятностями, некоторые потери территорий ведут к гораздо большим приобретениям, в будущем. Да и жизнь становится не скучной, есть над чем пораскинуть мозгами. И его лицо перекосила ехидная улыбка. Ну, держитесь, любители лягушачьих ляжек. Держитесь!


Глава 7 Уганда | Демократия по чёрному | Глава 9 Интриги