home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

В Ростас-холл я вернулась следующим утром. В сопровождении Алистера. Я бы, конечно, предпочла ехать одна, но моего мнения на этот счет никто не спрашивал. Все вообще получилось как бы само собой.

Поиски конверта с письмами, попытка выбраться из запертой комнаты, встреча с Алистером, а потом и с библиотекарем... В общем, я отсутствовала гораздо дольше, чем рассчитывала. И когда, забрав нагулявшуюся, очень довольную Флору и вручив помощнику садовника еще пару серебряных, вернулась в выделенные леди Калас покои, застала там негодующую баронессу. Как она только весь дом по тревоге не подняла, разыскивая меня. Вернее, Флоресканцию. Аделла, почему-то решила, что я, пользуясь случаем, коварно похитила ее бесценную собачонку и сбежала.

Мгновенно погрустневшую Флору тут же изъяли, прижали к могучей груди, обцеловали и затискали. А затем разразились длинной, прочувственной речью, обозвав подлую компаньонку нерадивой, ленивой, безответственной и почему-то вертихвосткой. Последнее очень удивило, но переспрашивать я не стала. Тем более, мне к тому времени уже благополучно отказали от места и вполне ожидаемо оставили без рекомендаций. Хорошо хоть до утра позволили задержаться.

— Добираться, милочка, будете сами, — мстительно припечатала напоследок баронесса.

Она явно уже представляла, как я пешком поплетусь, если не в столицу, то, по крайней мере, до ближайшей деревни. В поисках какой-нибудь попутной крестьянской телеги.

Я бы, между прочим, с удовольствием пошла. Не в деревню, разумеется — к человеку Лоттера, он бы обязательно нашел экипаж. Но Алистер оказался категоричен и сразу, еще вечером, предупредил, что сам отвезет меня в Ростас-холл. Заодно и с Гербертом побеседует.

— А как же Зикорк? Вы собирались утром с ним встречаться. Даже вызвали его пораньше в департамент.

Я не сомневалась, что Вэйден не забыл о своем распоряжении, но напомнить все-таки стоило. Чем Солнцеликий не шутит, вдруг удастся переключить его с меня на библиотекаря?

— Вызвал, — невозмутимо подтвердил Алистер. — Пусть сидит и ждет. Потом сговорчивей будет.

У меня оставалась слабая надежда, что за ночь герцог передумает или займется другими, более важными делами. Даже специально встала пораньше, но Вэйден, судя по всему, поднялся вообще на рассвете. По крайней мере, в мою спальню он постучался еще до завтрака.

— Готовы? — осведомился кратко. — Замечательно. Идемте.

Подхватил мой саквояж и первым направился к выходу.

Не успели мы оказаться в коридоре, как дверь комнаты напротив отворилась, и оттуда торжественно выплыла баронесса с Флоресканцией на руках. Почтенная дама явно караулила меня, чтобы напутствовать напоследок парой прощальных гадостей. Она даже воздух уже набрала, но при виде Вэйдена настолько растерялась, что так и застыла с раскрытым ртом.

— Доброе утро, леди Калас, — склонил голову Алистер.

Уж в чем в чем, а в вежливости ему трудно было отказать.

— А-а-а… — пробормотала явно ошарашенная женщина. Взглянула на меня... на Алистера... на мой саквояж в его руке. Выражение ее лица при этом было таким недоверчиво-озабоченным, что я с трудом сдержала улыбку. — О-о-о.... да… Доброе, разумеется, доброе, ваша светлость. А вы...

— Простите, баронесса, мы спешим, — Алистер безжалостно пресек попытку завязать беседу, и подхватил меня под руку. — Дела, знаете ли...

— Дела... — почти с ужасом повторила баронесса и запнулась.

— До свидания, леди Калас, — попрощалась я. — Пока, Фло.

Собаченция горестно взвыла, заставив меня тихонько вздохнуть. Кажется, я тоже успела к ней привыкнуть.

А вот Аделла продолжала хранить скорбное молчание. Лишь когда мы с герцогом дошли почти до угла коридора, она вдруг опомнилась и как-то нервно закричала мне вслед:

— Я обязательно пришлю вам рекомендации, милоч... Раянна. Непременно пришлю. Сегодня же... Самые лучшие. Слышите?

Рекомендации мне и даром не сдались, тем более, от баронессы. Но я вдруг поймала себя на том, что иду и улыбаюсь. И что самое удивительное, тень такой же лукавой улыбки я видела сейчас и на лице Алистера.

Правда, в экипаже все веселье как рукой сняло.

Вэйден опустился на сиденье рядом, карета тронулась, я покачнулась… Мужчина тут же отреагировал: придвинулся, мягко придержал меня за локоть, и его бедро — конечно же, совершенно случайно — на мгновение прижалось к моему, даже сквозь ткань опаляя жаром.

В просторной повозке сразу вдруг стало как-то душно и неуютно. Внезапно вспомнилось, что рядом не кто-нибудь, а глава тайной королевской канцелярии, что мы с ним связаны непонятным обрядом, о котором мне так и не удалось пока толком узнать, и что нужно держаться от него как можно дальше. А в карете это, между прочим, сделать довольно проблематично.

Я даже поймала себя на том, что аккуратно сползаю по сидению в противоположную сторону, стараясь увеличить между нами расстояние.

Алистер тоже это заметил.

На его губах мелькнула тень снисходительной, понимающей улыбки, и я поспешила отвернуться, с преувеличенным вниманием вглядываясь в окно. Делая вид, что меня в данный момент больше всего на свете занимает то, что там, снаружи, происходит. А мужчина, расположившийся неподалеку и с ироничным любопытством изучающий меня, ни капельки не интересует. От слова «совсем».

Некоторое время мы ехали в тишине. Тягостной такой, как мне казалось. Недоброй. Потом завязалась беседа, но лучше бы мы продолжали молчать, честное слово.

Нет, с виду все выглядело вполне невинно. Неторопливый разговор двух попутчиков — исключительно для того, чтобы скрасить долгую дорогу. Меня спрашивали о том, что больше всего понравилось в столице, чем я любила заниматься дома, когда еще жила вместе с дедом, была ли уже в центральном храме Солнцеликого…

И, кстати, а когда случилась та самая гроза, после которой пробудился мой дар? Как он вообще впервые проявился?

Легкие, небрежные вопросы, как бы между прочим, невзначай. Простое любопытство. И я даже поверила бы... возможно… если бы не взгляд Алистера — цепкий, внимательный. Слишком заинтересованный, с моей точки зрения.

Поэтому я продолжала держаться настороженно, отвечала кратко, иногда просто отшучивалась или переводила разговор на другую, более безопасную тему. Но герцог не сдавался, вновь и вновь заставляя меня напрягаться.

Когда экипаж въехал, наконец, в ворота Ростас-холла и остановился на подъездной аллее перед центральным входом, я испытала невероятное облегчение. С трудом сдержалась, чтобы не нарушить все правила приличия и не выскочить из кареты первой. К Лоттеру, уже ожидавшему нас у лестницы.

Прекрасно. Значит, его человек, с которым я успела переговорить вчера вечером, успел предупредить Герберта и о том, что случилось, и о предполагаемом визите Вэйдена. Как я и надеялась.

— Алистер… — Лоттер перевел взгляд с меня на герцога и коротко кивнул. Он даже особо не скрывал, что не очень рад видеть гостя. — Чему обязан?

— Да вот, проезжал мимо, вспомнил, что мы давно не виделись, и подумал, а не навестить ли мне старого друга? — насмешливо сверкнул глазами Алистер, словно не замечая сухого тона хозяина особняка. И многозначительно добавил: — Посидим... Побеседуем.

— В моем доме всегда рады... друзьям, — мгновенно откликнулся Герберт, делая ударение на последнем слове. И тоже вкладывая в свою фразу особый, только этим двоим понятный смысл. Интересно, что все-таки между ними произошло? — И посидим, и побеседуем, но сначала я поговорю с Раянной.. Дела прежде всего, сам понимаешь.

— Разумеется. Я подожду. Ваш уже-не-новый сотрудник полностью в твоем распоряжении. Не буду мешать.

Алистер выразительно подмигнул, и мне мгновенно захотелось кинуть в него чем-нибудь. Желательно тяжелым.

Мы с Гербертом отошли чуть в сторону, я в нескольких словах сообщила, что произошло, и передала, наконец, злосчастный конверт.

— Хорошо, Раянна, — подвел итог Лоттер. — Я все понял. Отдыхай. Когда я освобожусь...

Закончить он не успел.

— Янна, — зазвенел над парком высокий детский голос, — Янна-а-а.

Я развернулась и, на секунду забыв обо всем, протянула руки навстречу бегущей по аллее Мисти.

В последнее время мы стали чаще видеться с девочкой. Поначалу она дичилась и была не очень разговорчивой, но потом заметно переменилась и теперь встречала меня с радостью.

— Ты вернулась, — выпалила она, влетая в мои объятия. — Я ждала.

— Вернулась, — подтвердила я. — И привезла тебе новую сказку.

— Правда?

— Честно-честно.

Мисти сжала мои ладони, тряхнула головой, собираясь что-то сказать отцу, и… наконец, заметила Вэйдена.

Оживление на ее лице мгновенно сменилось настороженностью.

— Здравствуйте, — опасливо прошептала она.

— Добрый день, юная леди.

Алистер склонился, изображая светский поклон, шагнул к нам, коснулся пальчиков девочки, и теплая улыбка на его губах мгновенно увяла.

Он выпрямился, развернулся и уставился на Лоттера.

Повисло напряженное молчание.

— Госпожа Илам, — произнес Герберт, обращаясь к подошедшей няне, но при этом по-прежнему не сводя глаз с Алистера. — Кажется, Мисти пора обедать… Не так ли?

— Но папочка...

— Иди, дорогая. У меня дела. Я загляну к тебе, как только освобожусь.

— А Раянна?

— И она тоже.

Девочку увели, а Герберт с Алистером все стояли и смотрели друг на друга. И лишь когда Мисти с няней скрылись за поворотом аллеи, герцог выдохнул и резко вскинул голову:

— Берти, что случилось? Что, Гхирх побери, произошло с твоей дочерью? И почему я ничего об этом не знаю?

Пауза.

Лоттер молчал, впившись в Алистера тяжелым взглядом.

— Я не чувствую ее магию. Совсем, — Вэйден не собирался сдаваться. — Девочка пуста. Ни единой искры силы, даже самой слабой, ни малейшего намека на дар. Как такое может быть? Она больна, или тут что-то другое? Ну? Отвечай же! Какого гхирха у вас творится?

И снова тишина в ответ. Пронзительная. Гнетущая.

И Алистер взорвался. Лицо его потемнело, он подался вперед, произнес напористо, яростно:

— Что бы ты ни думал, Берт, как бы ко мне ни относился, ты для меня — не посторонний человек. Судьба твоей дочери мне не безразлична. Я хочу помочь. Просто помочь.

— Спасибо, — скривился его собеседник. — Однажды уже помог. Больше, пожалуй, не стоит.

— Герберт! — сжал кулаки Вэйден, почти зеркально повторив жест Лоттера.

Эти двое сейчас были удивительно похожи. Не внешне, нет — внутренне. Одинаково упрямые, напряженные, непримиримые. Объединенные общими обидами, разногласиями, злостью и... болью, которая почти физически ощущалась в каждом из них.

— Я не уйду, даже не надейся, —Брови Алистера сдвинулись, на скулах проступили желваки. — Если для тебя это важно, можешь связать меня клятвой. Но я не уйду.

В голосе его на миг скользнули странные нотки. Если бы я раньше не общалась с этим человеком, подумала бы, что он испытывает отчаяние и вину.

Хотя...

За время нашего короткого знакомства я видела его разным — надменным, властным, сосредоточенно-деловым, язвительным, отстраненно-безразличным, — но таким, пожалуй, наблюдала впервые. С него словно слетела привычная маска, открывая иного Алистера. И его, этого нового для меня герцога, я совсем не знала.

Секунда...

Другая…

— Хорошо, — коротко бросил Лоттер, приняв какое-то решение. — Идем.

Развернулся и направился к флигелю, где находился его кабинет. Не дожидаясь ответа, не оглядываясь. Как будто был совершенно уверен, что Вэйден немедленно подчинится. Впрочем, так и случилось, герцог без возражений и лишних вопросов последовал за хозяином дома.

Ну а я осталась на месте. В том, что разговор получится, мягко говоря, не очень простым и приятным, я даже не сомневалась. И мешать не собиралась.

Как только мужчины скрылись из виду, сзади раздались легкие шаги.

— Давно пора, — произнесла Нила, останавливаясь за моей спиной.

Экономка Герберта обладала уникальной способностью появляться в нужный момент, материализуясь буквально из ниоткуда. Я даже некоторое время полагала, что это у нее дар такой, но нет — ничем кроме бытовой магии, причем на самом скромном уровне, эта женщина не владела.

— Я с самого начала твердила: надо все рассказать Вэйдену. Да разве меня кто послушает?

А вот сейчас она точно лукавила. Я давно имела возможность убедиться: уж если Лоттер к кому и прислушивался, то именно к своей экономке, которая служила в доме ни один десяток лет, кажется, с рождения самого Герберта.

— Ничего не надо говорить... этому, — дерево справа от меня раскололось узкой вертикальной трещиной, выпуская насупленного Брыга, и тут же снова приняло прежний вид.

В отличие от Гхареша, обычно появлявшегося из-под земли или из пола, помощник Лоттера предпочитал передвигаться минипорталами и использовать предметы мебели — чаще всего шкафы, а если их не было, то те же деревья.

— Он чужой, не друг, — закончил дух, присоединяясь к нам.

— Это Гхареш тебе не друг, — пожала плечами Нила. — Вот ты и злишься. Опять, небось, носился вокруг дома, периметр опечатывал? Все силы потратил, но не пустил своего недруга в Ростас-холл, да?

— Никогда его лапа не коснется моей территории, — Брыг покосился в сторону ворот и торжествующе оскалился. — Пусть там ждет, а сюда даже не пытается пролезть.

— Ну вот, что я говорила, — хмыкнула экономка.

Некоторое время мы молча смотрели на флигель, где скрылись Герберт с Алистером. А потом я задала вопрос, который, в принципе, давно меня интересовал:

— А почему герцогу не рассказали, что Мисти похитили, и она потеряла магию? Что бы их ни разделяло в прошлом, Вэйден все же глава тайной канцелярии. Его помощь точно пригодилась бы.

— Герберт ему не доверяет. Он вообще мало кому доверяет в этом мире, и Вэйден не входит в избранный круг, — помрачнела Нила.

Это мне было известно, но...

— Но ведь даже я...

— Ты своя, хоть и видящая, — пояснил Брыг. Задумался на мгновение и закончил: — А с другой стороны, хоть ты и своя, но все же видящая. Я бы на месте хозяина тебе тоже не доверял.

Наши отношения немного потеплели с первой встречи, но дух Изнанки так до сих пор и не определился, как же ко мне относиться: принять или продолжать подозревать в гнусном коварстве, кознях и обмане.

— Ты с самого начала оказалась замешана в эту историю. С тебя сразу взяли клятву, — объяснение Нилы звучало более логично и убедительно. — А еще Герберт надеется с твоей помощью найти мерзавца, который сотворил все это с нашей девочкой. Посторонних он впутывать не желает. А Вэйден для него посторонний... с некоторых пор.

— И правильно, — сердито засопел Брыг.

— Нет, неправильно. Алистер всегда был его другом, и остается им. Жаль, хозяин этого не видит.

— Что между ними все-таки произошло? — остановила я начинающуюся перепалку. Да и выяснить причину ссоры старых друзей, что уж скрывать, хотелось.

Брыг с Нилой с сомнением уставились на меня.

— Особой тайны в этом нет, — протянула экономка.

— Она своя… хоть и порченная, — добавил дух.

— А еще я клятву давала, — напомнила собственно я.

— Ладно, — махнула рукой Нила. — Особых откровений не жди. Но в самых общих чертах расскажу — то, что в принципе и так несложно выяснить. При желании. Ты же еще не обедала? Тогда идем, накормлю.


Глава 7 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 9