home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Шесть месяцев спустя

— Ах, сейчас так трудно найти хорошую прислугу. Наняла недавно горничную. И вроде бы смирная девица, с хорошими рекомендациями, а в первый же день умудрилась разбить мою любимую вазу каценского фарфора и отдавить лапку бедняжке Флоресканции. Представляете?

Баронесса Аделла Калас, крупная дебелая женщина с почти квадратным лицом, возмущенно тряхнула всеми своими тремя подбородками. Даже жемчуга на ее шее негодующе засияли, выражая свое неодобрение. Но леди этого показалась мало, и она, подхватив лежавшую у нее на коленях крохотную собачонку с громоздким именем, прижала ее к мощной груди — так сильно, что у той чуть глаза из орбит не вылезли.

Мда... Вот уж поистине «бедняжка Флоресканция».

Пока сидевшие рядом дамы ахали, охали и всячески выражали свою поддержку и праведное возмущение, баронесса, приосанилась, остановила взгляд на мне и хищно прищурилась.

— Что-то здесь холодно, — капризно пропела она. — Милочка, принесите мой палантин. Кажется, я его на террасе оставила... Да поторопитесь, что вы как неживая, право.

Я стиснула зубы. Так и подмывало высказать этой «очаровательной» леди все, что я о ней думаю, а потом добавить несколько теплых, а самое главное, искренних пожеланий. Но вместо этого я тихо пробормотала:

— Да, ваша милость.

Развернулась и, ловко обходя плотную толпу гостей, направилась к выходу.

Плечи чуть ссутулены, глаза кротко потуплены, ладони прижаты к груди, на лице — гримаса вежливой покорности.

Я словно смотрела на себя со стороны, оценивая качество игры. Так... Подбородок ниже, еще немного. Теперь нервно поправить прядь волос, выбившуюся из строгой прически, и ироничную улыбку с губ убрать — это обязательно.

Вот, то что нужно. Идеальная незаметная компаньонка взбалмошной барыни.

Мне нравилась моя новая роль, не смотря ни на что. А может, я просто соскучилась по сцене. Так или иначе, играла я со вкусом, даже с удовольствием, не забывая, впрочем, что скоро все это закончится, и мы расстанемся с баронессой. Ко взаимной, надеюсь, радости. Аделле придется подыскать себе другую жертву и уже на ней срывать плохое настроение, выдумывая очередные нелепые поручения.

Палантин, действительно, нашелся на террасе... в углу, за диванными подушками. Уверена, сама баронесса его туда и затолкала, исключительно для того, чтобы труднее было обнаружить. Настоящая компаньонка на моем месте наверняка бы расстроилась. А я просто хмыкнула, чувствуя себя героиней старой пьесы из жизни бедной бесприданницы-приживалки, мысленно пожала плечами, вытащила спрятанную вещицу и вернулась к леди Калас.

— Палантин, ваша милость.

Меня прожгли недовольным взглядом — Аделлу явно расстроил мой успех, но я сделала вид, что ничего не замечаю. Скользнула ей за спину и замерла там безгласной тенью, не забыв бросить беглый взгляд на стоявшие в простенке напольные часы.

Осталось совсем немного. Через сорок минут гости сядут играть в « Небесных странников». Баронесса непременно присоединиться к участникам — это ее любимое развлечение, она не пропускает ни одной игры, только ради этого и ездит в гости. А я займусь тем, ради чего, собственно, и превратилась две недели назад из Раянны Сеигир в компаньонку вздорной леди Калас.

Это было мое первое самостоятельное задание после возвращения из лагеря «серых», прежде я всегда работала с Гербертом или с кем-то из его команды. Нет, меня и сейчас не оставили совсем уж без поддержки. Один из гостей — человек Лоттера и должен подстраховать и помочь, если уж совсем станет плохо. Но я надеялась, что до этого не дойдет. Сама справлюсь.

— Жарко... Умереть от духоты можно, — донеслось до меня раздраженное.

Аделла скинула с плеч палантин, демонстративно несколько раз обмахнулась веером и небрежным жестом поманила меня к себе.

— Милочка, принесите накидку из моей комнаты. Голубую, из амурийского шелка. Да не перепутайте, как в прошлый раз. И боа заберите.

О каком прошлом разе шла речь, я не имела ни малейшего представления, но спорить не стала.

Сорок минут. Осталось всего сорок минут...

— Хорошо, ваша милость.

Я быстро пересекла гостиную, прошла пустым коридором, свернула в галерею, которая вела в жилую часть дома, и… замерла, как вкопанная, услышав мужской голос со знакомыми бархатистыми, тягуче-насмешливыми интонациями.

Алистер...

Удивительно, столько времени прошло, а я узнала его голос почти сразу же и отреагировала мгновенно — отшатнулась за угол, отступила в одну из боковых ниш и привалилась спиной к стене, переводя дыхание.

Кажется, не заметил.

Но герцог… Вот уж кого я, действительно, не ожидала тут увидеть.

Граф Беин, у которого гостила сейчас Аделла — ну, и я вместе с ней, — был, конечно, довольно известным в придворных кругах человеком, да и имение его находилось совсем недалеко от столицы. Но, насколько мне известно из собранного гильдией досье, глава тайной канцелярии терпеть не мог все эти светские сборища и практически никогда на них не появлялся. Разве что вместе с королем, если тот нуждался в подобном сопровождении.

Как некстати, однако, Вэйден изменил своим привычкам — причем, именно сегодня. Или он здесь по долгу службы? А может, получил информацию обо мне и о том, что я здесь делаю?

Самым правильным было бы вернуться назад, найти среди гостей человека Лоттера и вместе с ним уехать из имения, прервав операцию. Баронессе я бы оставила какую-нибудь истерически-восторженную записку: мол, бросаю все, уношусь в закат с возлюбленным и срочно выхожу замуж. Леди Калас, разумеется, стала бы возмущаться, взывать к Солнцеликому, рассказывать всем подряд о том, какие испорченные пошли нынче компаньонки и категорически отказала бы в рекомендации. Но эта самая рекомендация мне даром не нужна.

Да и задание у меня не сказать, чтобы совсем незаконное, однако и полностью легальным его не назовешь. Как раз тот самый случай «на грани», о котором когда-то предупреждал Герберт.

Так что разумнее всего сейчас просто уйти, но мне отчаянно не хотелось отступать. Во-первых, это было мое первое дело, и я планировала довести его до конца. А во-вторых, награда, обещанная лично мне заказчиком, оказалась слишком ценной, чтобы позволить себе ее упустить. Нет, не деньги, слава и прочие блага — информация. Очень важная информация.

Поэтому я, пожалуй, рискну.

О задании известно лишь двоим, не считая меня, Герберта и заказчика, и все они из команды Лоттера — проверенные, полностью преданные ему люди. От них герцог точно ничего бы не узнал. Скорее всего, он здесь по какой-то своей, не имеющей ко мне отношения причине. Из этого и будем исходить.

Мне нужно всего несколько часов, а потом, если совсем уж опасно станет, можно не возвращаться к Аделле. Оставить ей послание и... сбежать-таки с «возлюбленным».

Я осторожно выглянула из-за угла. Алистер стоял посреди галереи, перегораживая дорогу к покоям баронессы, беседовал с секретарем Беина и каким-то хмурым мужчиной, которого я до этого мельком видела среди гостей, и, судя по всему, не собирался уходить. А вот это уже проблема.

Снова вернулась в нишу. Задумалась. Проскользнуть мимо этой троицы незамеченной не получится, а если в ближайшие пятнадцать минут я не принесу баронессе ее чертовы шелка, мадам обязательно пошлет за мной кого-нибудь. Да с нее станется лично пойти, чтобы уличить в лени и призвать к ответу нерадивую компаньонку.

Что делать?

В противоположной стороне коридора послышались шаги, и я, высунувшись из своего укрытия, увидела служанку. Симпатичную и очень молоденькую, лет шестнадцати на вид, не больше. План родился почти мгновенно, и, когда девушка поравнялась с нишей, я торопливо шагнула ей наперерез.

— Леди... — служанка попятилась, потом окинула меня оценивающим взглядом и тут же исправилась: — Госпожа, что вы здесь делаете?

Хм... Сообразительная. То, что нужно.

— Прячусь, — понизив голос, доверительно прошептала я.

— От кого? — так же шепотом поинтересовалась собеседница. Глаза ее мгновенно разгорелись, даже рот приоткрылся от любопытства.

Я ж говорю, юная еще совсем.

— Смотри, только осторожно, — я поманила девушку рукой. — Видишь мужчину, что стоит слева от секретаря? Высокого такого, в темно-коричневом сюртуке. Вот от него и прячусь.

— Красивый, — протянула служанка, со вздохом возвращаясь ко мне.

Значит, она его не знает.

— Угу, а еще очень-очень опасный. И… он преследует меня.

Я, старательно таращась, сделала большие глаза, дождалась боязливо-жадного:

— Почему?

И поведала «печальную» историю, сочиненную пару минут назад.

В ней присутствовало все, что полагается в романтическом повествовании: бедная, но гордая гувернантка, то есть я, юный герцогский сын, влюбившийся в меня с первого взгляда и решивший жениться, несмотря ни на что, и коварный старший брат, бабник и негодяй, который разлучил меня с любимым и выгнал ночью из дому. На роль мерзавца-брата я, естественно, назначила Алистера.

История, конечно, была шита белыми нитками, но на юную служанку она произвела впечатление. Осталось немного дожать.

— Ему мало моих страданий. Он поклялся опозорить и уничтожить меня, если найдет. — Я полностью вошла в амплуа трагической актрисы. Голос дрожал, на глазах появились слезы. — Помоги, прошу!

— Но... как? — захлопала ресницами девушка.

— Мне нужно пройти в комнаты, а я боюсь показываться ему на глаза. После всего, что случилось… и его угроз. Но, если я срочно не принесу госпоже накидку, меня уволят. Понимаешь?

Девушка закивала, потом произнесла с сомнением:

— Покои гостей для меня закрыты.

Да, я это знала. Доступа она не имела, и охранная магия ее бы не пропустила, но у меня была идея получше.

— А отвлечь его можешь? Сделать так, чтобы он ушел?

Спросила и затаила дыхание. Только бы получилось.

Девушка, действительно, оказалась сообразительной. Думала она недолго, а потом отрывисто бросила:

— Подожди. Я сейчас.

И убежала.

Вернулась она минут через пять с подносом, на котором стояло несколько полных бокалов. Подмигнула мне и, не останавливаясь, направилась в галерею. Прямиком к беседующим мужчинам.

Я примерно уже представляла, что она затеяла. Очень хотелось увидеть все своими глазами, но решила не рисковать — отступила подальше в нишу и стала ждать.

Через минуту послышался испуганный девичий вскрик, затем служанка тоненько зачастила, забормотала что-то жалобно-виноватое. Ей вторили громкие раздраженные голоса. Потом все стихло, раздались шаги, звучавшие все тише и тише — мужчины явно удалялись, и вскоре передо мной предстала довольная сообщница.

— Все, никого нет, — возбужденно сверкая глазами, отчиталась она. — Беги скорее.

— Ты что, опрокинула на него бокал? — не удержалась я от вопроса. Интересно же.

— Нет, что ты, как можно: на лорда — и бокал. Это совершенно недопустимо, — хитро улыбнулась девушка. — Я поскользнулась рядом с ним. Случайно... Поднос удержала, но пара капель попала лорду на сапог. Немного, почти незаметно, но этого хватило, чтобы он отправился приводить себя в порядок.

— Спасибо тебе... Спасибо огромное.

— Не за что. Удачи. И не влюбляйся больше в лордов, толку от этого никакого, одни беды, — напутствовала меня служанка.

А ведь, и правда, очень умненькая, особенно для своих лет.

Накидку я баронессе все же принесла, а потом снова встала у нее за спиной, стараясь, по возможности, слиться со стенкой. Считала минуты и внимательно поглядывала по сторонам, высматривая в толпе знакомую широкоплечую фигуру. Аделла еще несколько раз гоняла меня по каким-то мелким поручениям, но с герцогом я, слава богу, больше не сталкивалась. Среди гостей он так и не появился.

Наконец двери в примыкающую к гостиной комнату распахнулись, и всех желающих пригласили за игровые столы. Баронесса, сунула мне в руки несчастную Флоресканцию и с удивительной для ее комплекции прытью, ринулась внутрь, не забыв прокричать напоследок, чтобы я получше заботилась о малышке.

По замыслу почтенной леди, компаньонка, пока сама мадам играет, должна была выгуливать собаку, но у меня на этот счет имелись собственные планы.

Я дождалась, пока все уйдут, и через террасу прошла в сад, где уже ждал помощник садовника. За пару серебряных монет, обещанных накануне, он охотно согласился присмотреть за питомцем Анеллы.

— Буть умницей, Фло. И не скучай. Я скоро.

Потрепала собачонку по голове, передала ее нетерпеливо переминающемуся с ноги на ногу парнишке и отправилась в дом.

Искать то, зачем пришла.

***

Некоторое время назад к Герберту обратился лорд Фаист, главный хранитель королевской библиотеки. Лоттер был его давним знакомым, можно сказать, приятелем, и лорд надеялся, что тот не только поможет, но и сохранит все в тайне. Впрочем, Фаисту и некуда было больше идти — уж очень щекотливой оказалась проблема.

Дело в том, что его дочь, Элна, собралась замуж. За молодого, красивого, равного ей по статусу и положению мужчину, который, к тому же очень нравился девушке. В общем, во всех отношениях, удачная партия. И лорду-хранителю бы радоваться, если бы не одно «но».

Три года назад, будучи еще совсем юной, пылкой и романтичной, Элна увлеклась одним из подчиненных отца. Ничего серьезного между ними не случилось — не уверена, что они успели хоть раз поцеловаться. Земные школьники и то ведут себя намного раскованнее. Но девушка умудрилась написать несколько откровенных писем с клятвами, страстными признаниями, согласием на побег и тайное венчание, а также мечтами о долгой совместной жизни. Пока смерть не разлучит их.

Разлучила пару, разумеется, вовсе не смерть, а разъяренный отец, который проведал о планируемом бегстве и поспешил прогнать незадачливого поклонника. Как выяснилось, правильно. Парень оказался тем еще подлецом, затаил обиду и, услышав о предстоящем замужестве Элны, начал шантажировать Фаиста. Требовать денег за молчание, обещая в случае отказа обнародовать письма.

— Понимаете… — лорд тяжело откинулся на спинку кресла и обвел на с Лоттером мрачным взглядом. — Семья жениха очень дорожит своей репутацией и не потерпит скандала. Если об этих гхирховых бумагах узнают, помолвку расторгнут, и Элна будет опозорена. Не в деньгах проблема — я бы отдал их, не задумываясь, но шантажист на этом не остановится.

Фаист резко выдохнул, крылья его носа побелели от едва сдерживаемого гнева.

— Прибил бы гаденыша. Но это все равно не поможет мне добраться до писем.

— А ты знаешь, где он их хранит? — подался вперед Герберт.

— Знаю, эти сведения мне как раз удалось раздобыть, — дернул уголком губ Фаист — Мерзавец служит сейчас у графа Беина. Вот там, в библиотеке, на своем рабочем месте, он и устроил тайник. Точное место указать не могу, увы. С Беином у меня отношения не очень, так что к нему бесполезно обращаться. Он только порадуется свалившимся на меня неприятностям.

Лорд с силой грохнул кулаком по подлокотнику.

— Достаньте мне эти письма, прошу, и я ничего для вас не пожалею.

— Раянна, — повернулся ко мне Герберт.

Он недаром пригласил меня на эту встречу — последнее слово оставалось за мной. А я… Внутренне давно уже согласилась, но молчала, ожидая окончания беседы.

Да, я понимала, что дело рискованное и не совсем законное. Но, во-первых, всегда ненавидела шантажистов и искренне хотела помочь девушке. А во-вторых, уже решила, что попрошу у Фаиста лично для себя — допуск в королевскую библиотеку, куда мне без помощи лорда-хранителя уж точно никогда не попасть. Не у его величества же разрешение просить.

Через три дня в доме баронессы Аделлы Калас, менявшей помощниц, как перчатки, появилась новая компаньонка с идеальными, между прочим, рекомендациями. Я терпеливо сносила все капризы мадам, выполняла самые невероятные ее поручения, даже подружилась с замученной хозяйской любовью Флоресканцией. И ждала.

Раз в месяц граф Беин, страстный поклонник «Небесных странников», собирал в своем имении любителей этой местной карточной игры и устраивал своеобразные турниры. Аделла была активным участником и завсегдатаем подобных сборищ. Вместе с ней я и попала в дом графа, а теперь вот собиралась заглянуть в библиотеку.

Жаль, что человек Герберта не может проводить меня и подстраховать, с ним, в любом случае, спокойнее, но там, куда я иду, ему просто негде спрятаться. Не торчать же в коридоре, на глазах у всех — и сам подставится, и меня выдаст…

Все. Пора.

Степенно, не торопясь, дойти до покоев баронессы, потом направо — до конца коридора. Подняться по служебной лестнице, которой пользуются слуги, пробежать по широкому балкону, опоясывающему почти все здание, и скользнуть в узкую, неприметную дверцу.

Готово. Я на хозяйской половине.

Теперь надо действовать вдвое осторожнее, нельзя чтобы меня заметили. Гости имеют право здесь появляться только по приглашению или личному разрешению графа и его домочадцев. А у меня, понятно дело, нет ни того, ни другого. Хотя легенда на случай столкновения со слугами все-таки имеется: шла-шла, любовалась роскошными интерьерами и... заблудилась. Как? А вот так. Сама не понимаю...

Не очень убедительно, конечно, зато опровергнуть трудно. И вообще, что взять с бедной провинциальной девицы, для которой жизнь аристократов в диковинку?

В этой части дома царили тишина и покой. Любой, даже самый невнятный звук громким эхом отдавался от высоких лепных потолков и стен, обильно украшенных позолотой. Приходилось красться буквально на цыпочках, настороженно замирая и прислушиваясь к каждому шороху.

По сведениям, полученным нами от одного из информаторов, во время приемов в этой части дома обычно никого не было. Хозяева общались с друзьями, слуги, соответственно, их обслуживали. Даже библиотекарь, и тот крутился в игровой комнате — развлекал высокопоставленных гостей. Но всякое может случиться.

А еще мне не давало покоя неожиданное появление в имении Алистера. Что, если он сейчас не внизу, а где-то здесь… бродит?

Б-р-р… Эта мысль заставила поежиться — словно холодом внезапно потянуло, злым таким, жгучим, — и я невольно покосилась на одну из дверей, мимо которой в этот момент пробиралась. Судя по схеме, переданной информатором, именно тут находился кабинет графа Беина.

Мне даже почудилось на миг, что я слышу голоса. Вернее один, уверенно-властный и очень знакомый. С трудом преодолела внезапно возникшее желание подойти поближе, подслуш… гм… узнать, что там происходит, и быстро прошмыгнула мимо.

Направо...

Еще направо...

Теперь пробежать несколько метров, и вот она — библиотека.

Позади, за углом, вдруг раздался легкий шорох открываемой двери и четкие, стремительные шаги.

Ждать, пока меня нагонят, я не стала. Рывком преодолела оставшееся расстояние, потянула на себя тяжелую резную створку, скользнула внутрь, аккуратно прикрыла дверь. И затаилась, ловя чужие шаги.

Пройдут мимо? Или...

Внимательно оглядела помещение. Как назло, и спрятаться-то негде — весь огромный прямоугольный зал со стеллажами вдоль стен как на ладони. До кресел, журнальных столиков и рабочей конторки библиотекаря далеко. Портьера, за которой так удобной было бы укрыться, и вовсе на противоположной от входа стороне. Лестница на балкон тоже. Начну двигаться и могу себя выдать, магически усиленный слух в этом мире не проблема. Единственный плюс — снаружи уже сумерки, солнце зашло, огромное панорамное окно плотно занавешено, так что в зале довольно темно.

И я осталась на месте. Вжалась в стенку сразу за дверью: когда ее распахнут, есть шанс остаться незамеченной. А если меня все-таки обнаружат, «включу» наивную провинциалку, как и планировала. Мол, пришла в такой восторг от увиденного, что потеряла всякую ориентацию в пространстве и забрела сама не помню куда…

Незнакомец подошел совсем близко и вдруг… остановился. Замер, словно вслушивался в то, что происходит в библиотеке. Так мы и стояли некоторое время, разделенные непрочной преградой. Он — там, я — тут. Мне даже казалось, я ощущала его дыхание, размеренное, глубокое, хотя и понимала, что такого не может быть. Просто воображение разыгралось.

Секунда…

Другая…

И напряженная, звенящая тишина сменилась звуком затихающих в глубине коридора шагов — мужчина ушел. А я… У меня даже пошевелиться не сразу получилось. Пальцы и колени дрожали, горло перехватило спазмом, и я вдруг с удивлением поняла, что все это время и вовсе не дышала.

От двери отходить не спешила, решив немного выждать на всякий случай. Глаза уже привыкли к зыбкому полумраку, окутывавшему библиотеку, так что опасность на что-нибудь наткнуться была минимальна. А большего мне пока и не требовалось.

Интуиту не нужно видеть, ему надо чувствовать. И слышать себя. Теперь я знала это, и понимала, чем отличаюсь от большинства одаренных.

Маги Сеота, мира, в который меня так неожиданно закинуло, черпали энергию из окружающего пространства, усиливая себя всевозможными помощниками: теневыми духами Изнанки, как это сделали Алистер и Герберт, фамильярами, тотемными животными. Магические способности обычно передавались по наследству, проявлялись в раннем детстве, тщательно развивались и оттачивались сначала домашними наставниками, а затем в школах и академиях.

Интуиты же опирались на собственное чутье, внутреннюю силу, которая их вела и направляла. Они не нуждались в дополнительных ресурсах, заклинаниях, ритуалах и накопителях — просто ощущали.

Интуиты появлялись крайне редко, очень ценились, и стать таким уникумом мог любой. Теоретически, конечно. Обычно этот дар открывался совершенно неожиданно — после сильного потрясения, стресса, несчастного случая, смертельной болезни или в результате божественного вмешательства, как в моем случае.

Герберт сразу предупредил, что про голос, настоятельно рекомендовавший мне принять подарок, лучше никому не рассказывать, а придумать какую-нибудь другую, менее опасную версию. Без упоминания высших сил.

— Понимаешь, Яна, — пояснил он практически в первый же вечер моего обучения. — Считается, что отмеченные богами, должны принадлежать храмам. Поэтому все интуиты рано или поздно оказываются у жрецов Солнцеликого. В крайнем случае, у служителей Гинны. Не думаю, что тебе это понравится.

Мне это уже не нравилось. И я, вспомнив наших земных ясновидящих, быстренько сочинила душераздирающую историю под названием «О том, как в меня однажды ударила молния, и что из всего этого вышло».

Лоттер только головой качал, внимая моему вдохновенному рассказу, но пообещал, что деду-отшельнику все передаст слово в слово. На случай проверки…

Прошло минут пять, но незнакомец — даже не хочу гадать, кто он — не вернулся, и я приступила к делу.

Вышла на середину зала, достала из потайного кармана кулон Элны, переданный ее отцом, сжала в ладони и потянулась к маленькому горячему солнцу, которое теперь всегда ощущала у себя в груди. Мир вокруг привычно посерел, и я принялась неторопливо обходить помещение.

Здесь ничего…

И здесь…

В этом шкафу тоже…

За стойкой библиотекаря чисто…

Все. На первом этаже никаких следов.

Осторожно, стараясь ступать так, чтобы не скрипнула случайно половица, поднялась на балкон. На одно краткое, оглушительное мгновение вдруг показалось, что внизу мелькнула какая-то тень, но сколько я ни вглядывалась — ничего больше не заметила, а потом уже стало не до этого. В шкафу справа запульсировало слабое фиолетовое свечение.

Есть!

Теперь самое противное — зелье ночного видения. Вылила в рот содержимое маленького пузырька и скривилась от отвращения. Какая же это все-таки гадость и работает совсем недолго, но без нее сейчас никак не обойтись, необходимо все четко видеть.

Так… Третья полка снизу… Часть книг убрать… Я прислушалась к себе и уверенно сдвинула в сторону заднюю панель, открывая неглубокую нишу. А вот и шкатулка.

Дальше все было делом техники. Выданный Гербертом артефакт снял с тайника магическую защиту, помог открыть замок, и вскоре я уже держала в руках большой пухлый конверт.

Тонкие белые листочки, от которых еле заметно пахло жасмином, пылью и разбитыми надеждами.

Взгляд торопливо пробежал по строчкам, выхватывая отдельные слова: «безумно скучаю… в моем сердце только ты… навеки… жду и тоскую… любимый…». Перед глазами снова потемнело — зелье ночного видения перестало действовать, но все и так уже ясно: это именно то, что нужно.

Осталось поставить книги обратно, закрыть шкаф, спуститься вниз и, прислушавшись пару секунд к тишине в коридоре, выйти из библиотеки.

И вот тут меня ждало неприятное открытие. Да что там неприятное — катастрофическое.

Дверь оказалась закрытой.


Глава 5 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 7