home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

К концу пребывания на складе меня уже ощутимо потряхивало. Эйфория от победы прошла, ноги снова не держали, к лицу прилила кровь, и дыхание срывалось, словно мне не хватало воздуха. В общем, откат как он есть, во всей своей красе.

В придачу ко всему напрягал нескрываемый интерес Алистера, стоявшего как раз напротив нас с Лоттером. И ведь не хотела я поворачиваться к Вэйдену, совершенно не хотела, но когда тебя так настойчиво прожигают взглядом, волей-неволей обратишь внимание и вскинешь голову.

Несколько секунд мы, неотрывно, в упор смотрели друг на друга. А потом…

— Берт, я бы посоветовал тебе отойди чуть дальше. Не стоит так нависать. Разве не видишь, ты смущаешь своего «нового сотрудника». Хоть румянец, безусловно, ей к лицу, — негромкий, чуть насмешливый голос заставил меня вздрогнуть и мысленно выругаться.

Кто о чем — а лысый все о расческе. Подумать, что мне просто душно, не судьба?

Спорить не хотелось. Вообще ничего не хотелось, разве что спать, а еще прибить зеленоглазого герцога прямо тут, на месте. А что, заманчивая идея, разом решу все свои проблемы. Угу… и получу кучу новых. Выяснять отношения сейчас не стоит — не самое лучшее время и обстановка. Я это прекрасно понимала, поэтому выпрямилась, до боли сжала кулаки, и произнесла, игнорируя его светлость и обращаясь исключительно к Герберту:

— Если мы закончили, я предпочла бы вернуться в карету и подождать там.

Лоттер вгляделся в мое лицо, нахмурился, подхватил под руку, поддерживая.

— Идемте, я провожу.

Не успели мы сделать и нескольких шагов, как в спину снова прилетело:

— Берт, мне нужна твоя помощь, буду признателен, если поскорее вернешься, а лучше — останешься. Твою спутницу может проводить один из моих людей. Надеюсь, вы не против, госпожа Раянна?.. Или мне стоит называть вас леди?

Тон герцога стал доверительным, любезно-вкрадчивым, и я закусила губу. Да хоть горшком обзови, только отстань.

Но Вэйден моему внутреннему «посылу» не внял.

— Кстати, Герберт, — не унимался он. — А из какого города родом твой сотрудник? Где ты присмотрел такое сокровище? Вдруг там еще есть? Мое ведомство тоже не отказалось бы от подобного приобретения.

И вот вроде прозвучало все весело, даже беззаботно, но было в словах Алистера что-то такое, от чего мне мгновенно стало неуютно и холодно, даже поежиться захотелось. Сразу вспомнилось, что герцог — розыскник и, судя по всему, далеко не из последних.

— Где присмотрел, там уже все закончились, — нарочито небрежно отмахнулся Лоттер и перевел взгляд на меня. — Раянна?

— Не нужно провожать, не тратьте зря время, — качнула головой, отвечая на невысказанный вопрос. — Я сама дойду и подожду вас в карете… Прощайте, ваша светлость.

Кивнула Алистеру и, стараясь держаться уверенно и прямо, пошла к выходу.

— До свидания, Раянна. До свидания… — прозвучало вслед мне задумчивое.

И, пока я не скрылась за поворотом одной из складских «улиц», все время ощущала между лопаток пристальный, острый взгляд герцога.

В Ростас-холл мы вернулись уже под вечер, уставшие, голодные и морально измотанные. По крайней мере, я — точно.

Слишком много всего случилось в один день. Осознание, что я в другом мире, нелегкий разговор с Лоттером, поездка на склад, неожиданная встреча с Алистером Вэйденом и полученное почти сказочное задание, от которого, фактически зависела моя судьба: «пойди туда-неизвестно-куда, найди то-неизвестно-что». А вот как ты это сделаешь, деточка, — твои проблемы.

Даже с учетом чудодейственного успокаивающего снадобья, организм, похоже, уже не справлялся со всем, что на него навалилось.

В дверях нас встретила Нила. Странно, но до сих пор я так и не видела других слуг в доме, кроме кучера — как будто их и не было, и эта женщина сама, в одиночку со всем справлялась.

— Мисти ждет, — доложила она хозяину, принимая у него плащ. — Не можем уговорить, никак без вас засыпать не хочет.

— Сейчас поднимусь.

Лицо мужчины просветлело и на мгновение смягчилось, утрачивая присущую ему жесткость.

— Яна, — повернулся он ко мне, — знаю, нам нужно закончить разговор, но давайте отложим его на завтра. Вам пора отдыхать, вы на ногах едва стоите. А у меня еще есть дела на сегодня. Согласны?

— Хорошо.

Как бы я ни стремилась поскорее выяснить, что хочет предложить Лоттер, но обсуждать важные вопросы в таком состоянии, и правда, не стоит — легко упустить что-то важное.

Нила проводила меня наверх, принесла ужин, а потом, когда я поела, подала кружку с каким-то горячим напитком. От него тонкой струйкой шел пар, и пахло довольно приятно.

— Успокоительный отвар, — пояснила женщина. — Мэтр Тидрю велел сегодня на ночь обязательно выпить. Строго-настрого приказал, — и, видя мои колебания, добавила: — Мэтр знает, что говорит, он один из лучших наших магов-целителей.

Отвар горчил, но я выпила все до дна — самой не хотелось неожиданно очнуться в истерике и слезах от навалившегося осознания, того, что со мной произошло. Сначала нужно все обсудить с Гербертом, а потом уже паниковать. В свободное от дел и неотложных забот время.

Быстро привела себя в порядок, добралась до кровати и тут же уснула… чтобы внезапно проснуться посреди ночи от острого ощущения — я не одна. В комнате кто-то есть.

Приподнялась, настороженно огляделась — пусто.

Но я же чувствую…. Чувствую!

Опустилась на подушку и замерла, даже дышать перестала, прислушиваясь к царящей в спальне тишине и лихорадочно соображая, как поступить дальше. Вскочить? Закричать? Или сделать вид, что сплю и проследить, что будет? Если что — первый рывок к столику справа, там с вечера кувшин с водой стоит. Какое ни есть, а все-таки оружие.

Сердце стучало как бешенное, казалось, этот стук разносится по всему дому. Страх рвался наружу криком, и мне с большим трудом удавалось удерживать его в себе.

Спокойно, Яна, спокойно… Зря ты, что ли, отвар местного светила от медицины пила.

Некоторое время ничего не происходило, словно тот, кто вот так, без приглашения, надумал прийти в гости, тоже выжидал, проверяя, не проснулась ли я. Потом что-то тихонько скрипнуло, и в почти осязаемом ночном безмолвии раздались осторожные, крадущиеся шаги.

Ближе…

Еще ближе…

Когда шаги смолкли, я открыла глаза и в полосе лунного света, проникающего через неплотно задернутые на окне шторы, увидела перед собой странное создание.

Чем-то оно неуловимо напоминало уже знакомого мне Гхареша. Тот же безликий неясный силуэт, такие же горящие глаза — правда, не красные, а пронзительно-желтые.

На этом, собственно, сходство и заканчивалось. Если темный Алистера внешне походил на человека, то стоящее рядом существо ничего общего с людьми не имело. Невысокое, с большими ушами-лопухами и длинными лапами — знакомыми такими лапами. Одну из них я точно вчера видела, когда она высовывалась из шкафа в кабинете Герберта.

Если бы еще месяц назад я обнаружила нечто подобное ночью в своей спальне, истерическим визгом подняла бы на ноги всю родную многоэтажку. А сейчас... Наверное, лимит «пугалок» и «удивлялок» закончился, и нервы ушли на заслуженный отдых. А, может, снадобье мэтра так благотворно подействовало, несуразный внешний вид явившегося мне чуда или мысль о том, что раз оно связано с Лоттером, то ничего плохого не сделает.

Так или иначе, вопить я не стала, вскакивать и носиться по комнате тоже. Просто подтянула одеяло повыше, прижала его к груди — для надежности, и выдохнула сдавленно:

— Ты кто?

Существо вздрогнуло, прошипело что-то непонятное, но явно ругательное, шарахнулось в сторону, в спасительную темноту, но потом вдруг остановилось и медленно обернулось.

— Не спишь, — констатировало оно.

Голос у незваного гостя оказался хриплым и немного скрипучим.

— Не сплю, — согласилась я.

— И видишь меня?

— Вижу.

— Видящая, — прошипел лопоухий. С явным таким осуждением.

Мда... В логике ему не откажешь. Если вижу, значит, точно видящая. Хотя он явно еще какой-то смысл вкладывает в это слово.

Пауза.

— Яна, — решила я представиться и хоть немного наладить отношения. Удивительно, но страха перед этим созданием я по-прежнему не испытывала.

— Брыг, — нехотя буркнул гость. Помолчал, разглядывая меня своими огромными желтыми глазищами, и добавил: — Спасибо за девочку. Я не нашел, подвел хозяина. Ты увидела... Благодарен.

— А...

Продолжить я не успела. Ночной визитер вдруг вскинул голову, будто услышал что-то, замерцал, размытой тенью метнулся к шкафу — моему, между прочим — и юркнул туда, не забыв аккуратно прикрыть за собой дверь. Последней скрылась лапа.

Дальнейшая осторожная проверка показала, что внутри гардероба кроме немногочисленной одежды никого и ничего нет. Я даже стенки простукала — безрезультатно. Гость благополучно испарился, точнее, скрылся в неизвестном направлении.

Спать больше не хотелось. Какой уж тут сон? Я завернулась в одеяло и села на подоконник, наблюдая, как густые предрассветные сумерки постепенно окутывают мир.

Чужой мир...

Странно все, и жутко, если вдуматься. Поэтому лучше пока об этом вовсе не размышлять, а сосредоточиться на предстоящей беседе с Гербертом. На вопросах, которых у меня после сегодняшней ночной встречи стало еще больше, и на том, что делать дальше. Хотя это-то как раз ясно. Более-менее.

Выжить, договориться с Лоттером, получить работу — причем, на максимально выгодных условиях, узнать об интуитах и о даре. Разыскать подробности о ритуале, понять, чем мне все это грозит, и можно ли вернуться назад, на Землю. Ну, и самое главное — сохранить свою тайну и держаться подальше от Алистера Вэйдэна. Почему-то не покидало смутное чувство, что последнее как раз окажется самым сложным.

Я поправила сползающее с плеч одеяло. Вздохнула.

Как же мне не хватает сестры. Ее советов, поддержки, просто теплой улыбки. Она бы сейчас обняла меня, прижала к себе, сказала что-то вроде: «Ничего, Янка, прорвемся». И сразу бы стало легче.

Я последний раз взглянула на быстро сереющий в рассветных лучах горизонт и решительно встала.

Прорвемся, сестренка. Даже не сомневайся.

Ты учила меня бороться до конца, верить в себя и не сдаваться — никогда не сдаваться, что бы ни случилось. И я не подведу. Обещаю.

***

Похоже, Лоттеру сегодня тоже не спалось, а может, он и вовсе не ложился. Недаром меня пригласили к нему в кабинет сразу же после раннего завтрака.

Впрочем, о том, что у хозяина Ростас-холла выдалась бессонная или, как минимум, беспокойная ночь, свидетельствовали разве что усталость во взгляде и слегка осунувшееся лицо, на котором еще резче обозначились скулы. В остальном мужчина выглядел безукоризненно — подтянутый, тщательно одетый, похожий на истинного аристократа никак не меньше того же Алистера. Он стремительно поднялся из-за стола мне навстречу, дождался, пока я сяду — на этот раз в кресло у маленького столика — и сразу же заговорил о деле.

— Я готов предложить вам работу, Яна. Но прежде, чем вы примете решение, внимательно меня выслушайте и подумайте, нужно ли вам это.

Ну, думать в любом случае придется, без этого никак нельзя, а вот такое начало разговора сразу заставило насторожиться.

— Вы занимаетесь чем-то незаконным?

— Нет, — рассмеялся Лоттер. — Скорее наоборот. Я глава «серых» — независимой гильдии розыскников.

— Независимой... То есть работаете не на государство, а на себя?

— Верно. Мы, в некотором роде, наемники. Берем заказы, расследуем дела по поручению частных лиц. Не скрою, иногда приходится пройти и по краю закона, — Герберт бросил на меня внимательный взгляд. — Но грани мы не переступаем, преступников никогда не покрываем и с королевскими службами стараемся сотрудничать. Если это не противоречит интересам заказчиков, разумеется.

Надо же, частный сыск... Любопытно.

— Вы интуит, у вас достаточно редкий и ценный для этого мира и моей профессии дар. Не скрою, я заинтересован в том, чтобы вы стали одной из нас. Но вот нужно ли это вам?

Мужчина замолчал, прошелся из угла в угол. Я не торопила, ожидая продолжения — пусть сначала скажет, что хотел, для вопросов еще настанет время.

— Иномирянам наша профессия недоступна. Если примите мое предложение, вам придется сменить имя и скрыть свое происхождение. Новую «историю жизни», которая выдержит любую, даже самую тщательную проверку, мы вам придумаем, не беспокойтесь. Моих возможностей и связей для этого хватит. Расскажем все о даре, обучим в одном из лагерей гильдии. Поможем получить особый статус, дающий право самостоятельно распоряжаться своей судьбой и нести ответственность за поступки — иначе женщину просто не примут в гильдию без разрешения родственников. Но риск, что вас разоблачат, останется всегда. Готовы ли вы к этому?

— В вашем мире я и так рискую каждую минуту, — пожала я плечами.

— Если признаетесь, что иномирянка и уйдете под опеку государства, риска будет намного меньше. — Герберт остановился передо мной, заложил руки за спину. — Да-да, не смотрите так удивленно. Иномирян, хвала Солнцеликому, давно не уничтожают. А с вашим даром и в прислуги идти не придется, вас, наверняка, определят в какое-нибудь вспомогательное розыскное подразделение. У вас всегда будет кров, пища, работа. И безопасность. Многие женщины нашего мира выбрали бы именно этот вариант. Так что подумайте. Хорошо подумайте, прежде, чем дать ответ.

Свобода, самостоятельность, риск — с одной стороны. А с другой… Тихая, спокойная жизнь под постоянным надзором и по чужой указке, где шаг в сторону считается побегом, а прыжок на месте — попыткой улететь. Может, для женщин этого мира тут есть, над чем думать, а вот для моих соотечественниц вряд ли.

Кстати, надо же еще и про дар сведения собрать, про Алистера, нашу с ним связь и возвращение домой. Вряд ли безопасники позволят мне все это делать.

Так что выбор очевиден. Хотя… Оставался важный вопрос.

— А Алист... герцог Вэйден чем занимается? Мне вчера показалось, что вы коллеги.

— В каком-то смысле так и есть, — усмехнулся Лоттер. — Алистер Вэйден возглавляет тайную королевскую канцелярию. Контроль за иномирянами входит в обязанности его ведомства.

Вот это я попала, так попала.

Похоже, мне не удалось полностью справиться со своими эмоциями, и Герберт, опустившись в кресло напротив, успокаивающе коснулся моей руки.

— Мы редко пересекаемся. Проблемы частных лиц мало волнуют ведомство Вэйдена. А гильдия, в свою очередь, не занимается делами, которые касаются государственной безопасности. Герцог заинтересовался вами, но узнать, кто вы не сможет, это я вам обещаю.

Я прикусила губу, размышляя над тем, что услышала. Теперь-то уж точно нельзя признаваться, что я иномирянка, иначе от Алистера не отделаться.

— Есть еще вариант, — продолжил Лоттер, неправильно расценив мое молчание. — Я предлагал вам деньги, и от своего предложения не отказываюсь. Выделенных средств хватит для скромного, безбедного существования. Поселитесь где-нибудь в провинции и...

— Нет, — вырвалось у меня прежде, чем Герберт закончил.

Жить за его счет я не хочу. И не буду. Та же содержанка — вид сбоку.

Нет уж, я привыкла сама зарабатывать себе на жизнь. В этом мире у меня появились новые способности, редкие, интересные. Вот и буду пользоваться. А к самостоятельности мне не привыкать.

Подняла взгляд на Лоттера и произнесла тихо, но твердо:

— Я выбираю гильдию...

Лоттер взялся за меня сразу и довольно решительно. Следующая неделя превратилась в один бесконечно длинный день, с перерывами на еду, сон и краткое знакомство с обитателями особняка. К счастью, их, этих самых обитателей, оказалось не так уж много. Сам Герберт, Мисти, Нила — экономка Лоттера, и Брыг.

Кстати, слуги в Ростас-холле все-таки были, но все они работали в основной части дома. Во флигель, где меня поселили, и где находился кабинет, тренировочные залы, хранилище артефактов и личный архив хозяина, доступ имела только Нила — ей Герберт всецело доверял. Насколько я поняла, этих двоих связывала какая-то клятва, но о подробностях они не распространялись.

О жене Лоттер не упомянул, пришлось спрашивать самой. Не то, чтобы я любила лезть в чужие дела, но он — мой работодатель, так что информация лишней точно не будет. Да и вообще… любопытно же.

— А ваша супруга не возражает против присутствия посторонней девушки в доме? — поинтересовалась я в первый же вечер. Как бы между прочим так… невзначай.

И получила короткий, сухой, совершенно исчерпывающий ответ:

— Я вдовец.

Больше разговоров на эту тему я не затевала.

С Мисти после знакомства мы виделись лишь раз — мельком в парке, куда я вышла, подышать воздухом и хоть немного проветрить голову, изрядно потяжелевшую от складируемой в нее информации.

Девочка, вокруг которой хлопотала дородная розовощекая няня, безучастно сидела на скамейке в тени дерева. Маленькая, хорошенькая, похожая на хрупкую фарфоровую куколку, она показалась мне болезненной и очень печальной. Я уже знала, что малышка не помнит своего похищения, эти дни выветрились у нее из памяти, словно их и не было. Она вообще забыла о том, что провела какое-то время вне дома.

Некоторое время я смотрела на нее издали, потом меня окликнула Нила, и я ушла в дом.

А вот с Брыгом мы встречались довольно часто, хоть отношений так и не наладили. В спальню он больше не приходил, но стоило зайти в библиотеку и расположиться там с книгой, как он тут же появлялся, как черт из табакерки, вернее, как монстр из шкафа — только на этот раз книжного. Нырял в самый темный угол, сверлил меня оттуда внимательным взглядом, словно подозревал в чем-то, и время от времени бормотал:

— Видит она… Тьфу … Видящая…

И все мои попытки завязать разговор упрямо игнорировал.

Брыг был теневым духом-помощником Лоттера, таким же, как Гхареш у Алистера.

Сильный маг-поисковик с помощью специального ритуала мог призвать такого духа с изнанки миров, договориться с ним, предложив достойную плату, и привязать к себе клятвой служения. Почему на зов Лоттера когда-то, еще на старшем курсе академии, откликнулся именно Брыг, а не какой-нибудь впечатляюще-устрашаюший Гхареш, и почему Герберт его взял, мне не сказали. А вот причину неприязненного отношения «теневика» раскрыли.

— Связанные, умеют уходить в невидимость, если им это нужно, и легко отводят взгляд любому. Кроме своего хозяина и так называемых видящих, — пояснил Лоттер. — Много столетий назад, в эпоху Великого противостояния именно видящие охотились на духов изнанки и безжалостно их истребляли. Те времена давно прошли, но у теней хорошая память. Пока Брыг не узнает вас ближе, недоверие останется. Да и характер у него, признаюсь честно, не самый покладистый. Не смотрите, что он такой мелкий и с виду безобидный.

— Угу, на самом деле, он большой и страшный… просто болеет, — пробормотала я, но настаивать на общении с Брыгом не стала.

Хочется теневику сидеть в углу букой? Пусть сидит. Ему же хуже — лишается такого прекрасного, во всех отношениях благодарного слушателя и собеседника, как я. А у меня есть занятие поважнее, чем его уговаривать.

От того, как быстро я усвою новые знания, зависела моя жизнь. В буквальном смысле. Я это понимала и занималась с утра до поздней ночи — жадно, с полной самоотдачей, а вечером едва доползала до кровати и сразу засыпала. Ни на что другое, включая переживания по поводу своего попадания, слезы, истерику и жалость к себе, не оставалось ни сил, ни времени. Потом... все потом... Сейчас главное — собрать как можно больше сведений о мире, в котором я оказалась, его законах и своем даре. Остальное подождет.

Через неделю новые документы на мое имя были готовы, и я окончательно превратилась в Раянну Сеигир — внучку старого мага-природника, проживавшего в какой-то там священной роще.

Не знаю, где в данный момент находилась та, кого я заменила, но Герберт уверил, маг готов подтвердить, что у внучки неожиданно открылись способности поисковика, и он направил ее ученицей к Лоттеру, оформив перед этим для нее особый статус. То есть официально подтвердив право младшей родственницы жить самостоятельно. За девушек, не имевших подобного статуса, ответственность несли старшие мужчины семьи. Они же принимали решение, где им учиться, работать, за кого выходить замуж.

Жили эти двое уединенно, старик сам воспитывал и учил девочку — этим, кстати, всегда можно объяснить пробелы в моем образовании, а также незнание самых элементарных вещей и правил. Да и близкой родни у них не было. В общем, во всех отношениях удачный для меня вариант.

Вечером того же дня Лоттер объявил, что отправляет меня в лагерь гильдии.

— Я собирался сделать это позже, но… — он поморщился. — Герцог Вэйден уже несколько раз спрашивал о тебе… очень настойчиво спрашивал, и мне не нравится его интерес. Лагерь закрыт для посторонних, без моего ведома туда нет доступа никому, даже главе тайной канцелярии. Там тебя никто не потревожит. Пусть Алистер немного остынет, отвлечется на другие дела, а у тебя появится несколько месяцев на то, чтобы освоиться, привыкнуть к новой жизни, к дару и многому научиться. Наставники у нас в лагере не просто хорошие — лучшие. Поверь на слово.

Я кивнула, соглашаясь, и Герберт продолжил:

— Даю день на то, чтобы выучить все о семействе Сеигир, в мельчайших подробностях. Бумаги — у тебя в комнате. Брать с собой их нельзя, так что вечером вернешь. Все. Иди.

Спать я легла перед рассветом — слишком многое хотелось дочитать, досмотреть, а рано утром экипаж уже увозил меня от Ростас-холла. И я опять не знала, что ждет меня впереди.


Глава 4 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 6