home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 36

Гулкие шаги в тишине коридоров. Многочисленные переходы, повороты, лестницы, галереи. С этажа на этаж — все ниже и ниже. Со сложенными у груди ладонями, с потупленным взглядом.

Из этого положения мне были видны только выщербленные каменные плиты, изредка —мозаика, когда мы пересекали какой-нибудь зал, и… ноги. Вернее, сапоги или кончики туфель, выглядывавшие из-под подолов длинных платьев все того же блекло-серого цвета. «Туфли», как правило, торопились быстрее пройти мимо, даже ускоряли шаг. Видимо, Кармелу здесь побаивались. «Сапоги» останавливались, задавали вопросы, но только моей спутнице, меня они упорно игнорировали.

Лишь однажды визгливый женский голос прикрикнул гневно и нетерпеливо:

— Исси, что ты здесь делаешь? Ты должна сейчас работать на складе.

— Исси будет работать там, где я прикажу, — ледяным голосом отчеканила Кармела. — Или вы желаете ее заменить? Что ж, могу это устроить.

— Я?.. Нет-нет, госпожа, что вы. У меня дела. Поручение… важное, — бессвязно залепетала дамочка, разом растеряв всю свою уверенность. — Я всего лишь хотела…

— А раз нет, то не задерживайте нас больше. Мешаете.

— Извините, — пискнула излишне бдительная особа, и устремилась прочь с такой скоростью, что запуталась в собственной юбке и чуть не упала.

Больше меня никто не окликал.

Последний спуск по узкой крутой лестнице, полутемный коридор, к счастью, совершенно безлюдный, — и мы остановились перед дверью, покрытой странным голубоватым налетом. Она изгибалась, подрагивала, зыбким маревом растворялась в воздухе, чтобы через мгновение появиться вновь, и вообще казалась какой-то нереальной. Словно вела не в другую комнату, а в иной мир.

Кармела первой шагнула вперед, пробормотала какую-то малопонятную фразу и приложила к двери руку.

Радужная вспышка, негромкий хлопок и… ничего.

Вторая попытка…

Третья…

Десятая…

Безрезультатно. Лишь разноцветные сполохи и череда сухих, отрывистых щелчков, похожих на выстрелы.

— Они поменяли заклинание. Не знаю, почему, но поменяли, Гхирх их побери. Я не могу открыть…

В тоне Кармелы слышалось неподдельное отчаяние, глаза наполнились слезами, но лишь на миг — всего на одно краткое мгновение. Потом она резко выдохнула, вскинула подбородок и произнесла:

— Здесь нельзя долго оставаться, нас обнаружат. Ничего… Спрячу тебя где-нибудь. Здесь много тайных мест — не найдут. Посидишь тихонько, а я постараюсь узнать новое, действующее заклинание. Или… еще что-то придумаю.

Голос ее дрогнул, похоже она сама не очень верила в то, что говорит, но сдаваться не собиралась, продолжала бороться, и я почувствовала, что, пусть невольно, испытываю к ней неподдельное уважение. Силой духа этой женщины нельзя было не восхищаться.

— Идем же, — Мелла нетерпеливо потянула меня за рукав.

— Нет.

А вот уходить я не планировала. Только не теперь, когда я стояла перед призрачной дверью, и отчетливо понимала, что сюда… именно сюда мне и надо. В это место вела меня интуиция, подстегивала, гнала из дома Вэйдена вслед за Мисти — настоящей или поддельной, не имеет значения. Торопила, нашептывала, что промедление смерти подобно и на счету каждая минута. А если так, то мне нельзя сейчас прятаться и ждать, пока Кармела решит, что делать.

Я подошла к двери, приложила раскрытые ладони, вдохнула всей грудью и мысленно потянулась к тому, кто находился там, за всеми этими замками, щитами и преградами. К тому, кто ждал меня.

Ответная волна пришла почти сразу же. Омыла меня теплой энергией, рассыпалась по коже сотней мелких колких иголочек, и я, улыбнувшись, несмотря на весь ужас ситуации, уверенно произнесла:

— Брыг.

— Что? — недоуменно переспросила Кармела и, сердито нахмурившись, снова попыталась схватить меня за локоть.

Она явно спешила поскорее убраться из опасного места, пристроить меня в какой-нибудь укромный уголок, а затем отправиться за новым, правильным ключом, то есть заклинанием. Любая непредвиденная задержка откровенно ее раздражала.

— Дух-помощник Лоттера, — пояснила я и отступила в сторону, уворачиваясь от рук Меллы.

— Я знаю, кто такой Брыг.

Женщина скривилась — видимо, антипатия у этих двоих была взаимной, — собралась еще что-то добавить и… ошеломленно замерла. — Подожди, ты хочешь сказать, что там, в зале, сидит ушастое чудовище Берта? Это его притащил сюда Хасгаш?

— Да, они встретились в Стакке, я видела их бой… начало боя, а потом оба исчезли. Все это время мы искали, и Герберт, и я, и Алистер… герцог Вэйден, что только не испробовали, — я запнулась, еще раз коснулась двери, прислушиваясь, и уверенно закончила: — Уходить отсюда нельзя, ни в коем случае. Брыг истощен, у него почти не осталось сил, я это чувствую. Еще немного, и магия, которой он себя окружил, развеется. Тогда Хас… Он ведь поймет, что щита больше нет?

— Моментально. Зал напичкан сигналками. — севшим голосом подтвердила Мелла.

А я вдруг подумала: если отмахнулась бы от своей интуиции, послушалась «голоса разума», осталась в доме Вэйдена, вместо того, чтобы бежать за подставной Мисти, сумели бы мы спасти Брыга? Или сами оказались бы в западне? Ведь туда, как известно, вход всегда открыт, даже гостеприимно распахнут, а вот с выходом — намного сложнее.

И я сказала, не могла не сказать:

— Мы собирались проводить ритуал и с его помощью вытащить Брыга…

— Не получилось бы, — мотнула головой Кармела, подтверждая мои подозрения.

— Почему? Я видящая. Герберт — маг, связанный с духом договором.

— Знаю. Дело не в этом. Ловушка схлопнулась, как только дух в нее попал, и отсекла не только теневые тропы — любые способы пространственного перемещения. Вы не пробились бы сюда. А для Брыга остался лишь один выход, — женщина указала на призрачную дверь. — И ключа у нас, как выясняется, нет.

— Есть, — улыбнулась я, мысленно благодаря Ирату. За дар интуита, который не позволил мне отсиживаться в особняке, выгнал за ворота и, в итоге, привел в этот коридор. За нидэари, открывающий все двери. Иначе у нас не было бы ни единого шанса освободить Брыга.

Быстро расстегнула воротник и под хмуро-подозрительным, недоверчивым взглядом Кармелы сняла с шеи оба амулета.

«Иллюзорный» тут же вернула хозяйке. Сейчас я должна снова стать собой — не младшей послушницей неведомого храма, а Яной, — чтобы Брыг сразу узнал меня.

А медальон Тамсин положила на раскрытую ладонь.

— Светоч Ираты, — завороженно прошептала Кармела. Неожиданно робко коснулась диска дрожащими пальцами и тут же отдернула руку, как будто обожглась. — А ведь я его даже не почувствовала. И Хасгаш тоже, иначе сразу забрал бы. Значит, это правда…

— Что правда?

Вопрос прозвучал немного резче, чем мне хотелось бы, но Кармела, похоже, даже не заметила — она не отрывала восхищенного взгляда от божественного артефакта.

— Нидэари полностью сливается с аурой владельца. Его невозможно обнаружить — увидеть, ощутить, снять, пока тот, кто его носит, сам не пожелает. Так, по крайней мере, говорят… Я думала, преувеличивают, оказалось — нет… Невероятно.

Женщина покачала головой, прерывисто вдохнула, и произнесла уже другим, деловым, оценивающим тоном:

— Он заряжен?

— Почти пустой, — призналась я. — Но на замок должно хватить… Надеюсь.

Сжала светоч в кулаке — на мгновение, не больше. Произнесла:

— Яна. Меня зовут Яна. На всякий случай, вдруг понадобится. И, знаешь, давай на «ты»…

И приложила артефакт к призрачной двери.

Некоторое время ничего не происходило. У меня даже в висках закололо от напряжения, а Кармела вообще превратилась в статую — кажется даже не моргала и не дышала.

А потом, когда в душе снежным комом стало нарастать отчаяние, послышался отрывистый, рваный звук, словно лопнула до предела натянутая струна. Дверь изгнулась, взвизгнула, как живая, и начала блекнуть, растворяться в воздухе, открывая проход.

В зал мы с Кармелой шагнули вместе — плечом к плечу. Настороженно огляделись.

Узкое, прямоугольное, плохо освещенное помещение без окон, похожее на склеп или на глубокий колодец. Пол, выложенный плитами, голые каменные стены, скрывающийся в темноте высокий потолок. Мрачно, холодно, пусто — лишь в глубине комнаты клубится какой-то сизый туман, пряча от взгляда противоположную стену.

Брыг…

Я бросилась вперед, моментально угадав, кто находится там, за густой вязкой пеленой. Тяжелое облако заворочалось, увеличиваясь в размерах, брызнуло во все стороны грозовыми искрами и потянулось ко мне хищными лентами-змеями. Смять, уничтожить, сокрушить.

— Брыг, миленький, это я. Яна

Голос провалился в клубы дыма, как в вату, затерялся там, беспомощно стих. А туман продолжал надвигаться. Угрожающе навис сверху, коснулся шеи мертвящим холодом и внезапно замер. Будто прислушивался.

— Брыг!

И туман дрогнул. Нехотя отступил к стене, сжался, очерчивая контуры знакомой лопоухой фигуры.

Брыг лежал в углу бесформенной серой тряпочкой — такой маленький, беспомощный, жалкий, что у меня сердце зашлось от жалости. Не двигался, не подавал признаков жизни, но, когда я подбежала, чуть заметно шевельнулся, медленно открыл глаза и даже усмехнулся.

— Видящая… Нашла… Я звал. Верил. Хозяин закрыт. Гхар тоже. Даже ба... А тебя я чувствовал… Далеко, но чувствовал.

— Я тоже тебя чувствовала, — заверила торопливо и подхватила его под спину, помогая приподняться, опереться на стену.

— Вот. Я и говорю: страшные вы существа — видящие. Везде нас отыщете.

Дух попытался засмеяться, но лишь судорожно закашлялся.

— А где хозяин? — просипел он, отдышавшись. — И кто это с тобой?

Я отодвинулась в сторону, позволяя рассмотреть свою спутницу, и желтые глаза тут же яростно сверкнули, а туман вновь начал сгущаться, уплотняясь, собираясь в тугой комок.

— Жива значит? — процедил Брыг. — Так я и знал, помет срорка не тонет. Зачем ты ее привела, Янка? Она же темная!

— Сам ты темный, — высокомерно фыркнула Кармела.

— Я не темный, я черный, — с достоинством парировал дух. — А вот ты насквозь этой гадостью пропиталась. Доверять тебе нельзя.

— Прибереги свое доверие для других. Я в нем не нуждаюсь.

И эти двое с нескрываемой неприязнью уставились друг на друга.

Бедный Лоттер, если ему удастся вернуть Меллу, Ростас-холл очень скоро превратиться в новое поле боя.

— Давайте, потом решим, кто какого цвета, ладно? Когда станет немного поспокойнее. Сейчас не время выяснять отношения, — я снова склонилась над Брыгом. — Герберта здесь нет, а Кармела мне очень помогла и продолжает помогать, что бы ты о ней ни думал. Я тоже угодила в ловушку и, если бы не она, ни за что бы не освободилась и тебя не нашла.

Дух хмыкнул, покосился на женщину — все еще недоверчиво, но уже не так злобно, и я поспешила продолжить:

— Ты ведь вытащишь нас отсюда? Я поделюсь силой. Отдам столько, сколько нужно.

— Не знаю. — Брыг с сожалением качнул головой. — Я пустой… почти. Может не хватить, даже с твоей энергией… Надо выйти. Попробовать. Тут все равно пути перекрыты.

Он взглянул на дверь, вернее, на полупрозрачную арку, которая от нее осталась, начал подниматься, но тут же снова осел на пол. Я подхватила его, не давая упасть, и через мгновение ко мне присоединилась Кармела. Так мы и вывели, нет, практически вынесли, ушастого в коридор — подпирая с двух сторон. Осторожно опустили на пол и я, присев рядом, положила ладони ему на грудь.

Погрузить руки. Открыться. Отдать…

Пальцы уже привычно обожгло холодом, словно я дотронулась до огромной глыбы льда. Живой, дышащей. Холод этот растекся по венам, вымораживая кровь, острой болью скрутил внутренности, так что из глаз сами собой хлынули слезы. Но я держала... Держала, несмотря ни на что. Держала до тех пор, пока весь мир вокруг не заволокло багровым маревом.

— Кровь. У нее кровь идет, — выкрикнул где-то на краю сознания голос Меллы. — Яна, достаточно. Слышишь? Иначе умрешь.

— Хватит, — тревожной сиреной вторил ей Брыг.

Две пары рук, вернее, руки и лапы, почти отбросили меня в сторону, и только тогда я позволила себе выдохнуть, бессильно уронив ладони. Проморгалась и, преодолевая слабость, с надеждой уставилась на духа:

— Получилось?

— Нет, — Брыг отвел взгляд. — Я не удержу тропу, даже если выпью тебя до дна. Но теперь я могу послать зов. Если Гхареш услышит, он нам поможет. Ему останется только подхватить нить и закрепить со своей стороны, тогда путь откроется.

— Услышит, обязательно услышит. И он, и Герберт, и Алистер… Даже Айван с Тамсин. Они все сейчас там, вместе.

Я облегченно улыбнулась, а вот дух не спешил радоваться.

— Для зова мне понадобятся все силы, — пояснил он чуть виновато. — Придется убрать защиту, а это значит…

— Сработают сигналки, — упавшим голосом продолжила я. — И сюда сбежится охрана. Во главе с Хасгашем.

Наступила тишина, тяжелая такая, почти безысходная. А потом Кармела развернулась и, ни слова не говоря, направилась к лестнице. Достала из кармана какие-то камешки, взвесила на ладони, усмехнулась и подбросила их в воздух.

— Ллах-ат!

Камни вспыхнули, плавясь на лету, растекаясь от пола до потолка плотной энергетической сетью.

— Это их задержит. Ненадолго, — Мелла уже снова стояла рядом с нами. — Но меня они не должны видеть. Яна, снимай платье.

Без возражений скинула ненужную теперь одежду, Кармела так же быстро набросила ее на себя, прибавила амулет с личиной — и через несколько секунд передо мной стояла, уже знакомая по зеркалу младшая послушница храма.

— Вот так, — удовлетворенно произнесла она голосом жены Лоттера. Поправила покров, отряхнула платье. — Это должно сработать. Но если меня все-таки узнают…

Пауза, а затем хриплое:

— На мне заклятие подчинения. Один приказ — и я стану вашим врагом. Помни об этом, Яна.

Я кивнула, сглатывая тугой, липкий комок, внезапно образовавшийся в горле.

— Запомню.

— Тогда не будем терять времени. Брыг, готов? Зови своего Гхареша.

Туманное облако дрогнуло, перекатываясь волнами, закрутилось вокруг духа тугой спиралью и исчезло, осев капельками влаги на косматой шерсти.

Все, защита снята, теперь счет пошел на минуты. Да что там на минуты — на секунды.

Некоторое время ничего не происходило.

Брыг торопливо что-то бормотал — звал, вкладывая в это все силы, всю энергию. Я видела, как он стремительно слабеет, как тускнеют всегда такие яркие желтые глаза, зябко съеживается мохнатое тело. А где-то вдалеке уже громыхали сапоги, и у самого основания лестницы распахивался темный, алчный зев перехода.

Кармела решительно шагнула вперед, закрыла нас с Брыгом собою, и с ее пальцев сорвались тонкие световые нити, вплетаясь в защитную сеть, укрепляя ее, подпитывая. Вовремя. По лестнице как раз сбегали первые стражи, а перед щитом бесновался Хасгаш, злой, как сто демонов.

Нападавшие ударили одновременно.

Вспышка…

Вторая…

Третья…

Кармела пошатнулась, едва устояв на ногах. Щит прогнулся, покрылся мелкой паутиной трещин, но выдержал. Только вот надолго ли? А ответа на отчаянный призыв Брыга все не было. Тогда я, подчиняясь внезапному порыву, придвинулась ближе, зарылась в жесткую шерсть руками и начала щедро делиться тем, что у меня еще оставалось.

Давай же…

Ну, давай!

Я долго не смогу.

Дух дернулся, как от удара, желтые глаза жарко вспыхнули, и пространство перед нами раскололось, открывая размытые, неясные пока очертания теневой тропы.

Получилось…

У нас получилось!

Мне бы радоваться, но эмоций почти не осталось — они ушли, испарились вместе с энергией.

«Надо подняться, — настойчиво стучало в висках. — Схватить в охапку Брыга и… Нет, Кармелу тоже бросать нельзя. Не простят… Значит, взять Меллу, потом духа и идти к порталу, а лучше ползти — так легче. Пока щит еще держится. Но сначала встать… Просто встать… Проклятие, как же это сложно. Почти нереально».

Но вставать не пришлось. Теневая тропа внезапно резко изогнулась, хлестнула по полу, как плетью, увеличилась в размерах, и оттуда начали выходить люди

Дальнейшее запомнилось смутно — рваными, выхваченными из темноты картинками, которые сознание подбрасывало сквозь пелену усталости и подступающего забытья…


Алистер и Герберт. Я вдруг вижу их перед собой и отчаянно пытаюсь сообразить: это мираж или они действительно пришли?..

Лоттер кричит: «Кармела» и кидается вперед. А я вяло удивляюсь, как он умудрился под личиной толстушки-послушницы безошибочно узнать свою жену? Да еще после стольких лет разлуки.

Вэйден склоняется надо мной, спрашивает о чем-то, тревожно хмурится, вливает в меня какие-то снадобья. Я поспешно глотаю всю ту гадость, что впихивают в рот, а потом машу рукой и каркаю преувеличенно бодро:

— Иди. Там щит сейчас лопнет. Жива я. Дождусь.

— Дождемся, — тихонько басит рядом Брыг.

Гхареш…

— А где Гхареш? — вспоминаю я.

Почему нет Ивана, понятно. С его ногой участвовать в схватке глупо. Наверное, остался в особняке. Держит нить, он же видящий. А вот где красноглазый помощник Алистера?

С трудом поворачиваюсь к Брыгу. Вернее, пытаюсь повернуться, но сил не хватает, и я лишь вопросительно цепляюсь за его шкуру.

— Сейчас появится, — успокаивает меня лопоух. — Только захватит кое-кого. Ты знала, что здесь держали моих соплеменников? Эта тварь темная питалась ими?

Еле заметно киваю.

— Вот и Гхареш теперь знает. А через него и все наши. По закону, мы не имеем права вмешиваться в дела этого мира, если нет личного договора с магом. Но сейчас речь идет о поимке особо опасного преступника и о попустительстве местных властей, а тут уж действуют совсем другие правила. Так что раэххи… теневые стражи скоро придут. За Хасгашем. Заодно и помогут.

— Помогут, это хорошо…

Пытаюсь улыбнуться непослушными губами.

Меня трясет от холода, внутри вымерзло все, до последней жилки. Удивляюсь, как я до сих не превратилась в одну большую сосульку, и еще в состоянии шевелиться и говорить. Но хоть немного согреться хочется… Очень хочется. И я прислоняюсь к теплому боку Брыга.

Ушастый, видимо, тоже вконец обессилел, поэтому, в свою очередь, прислоняется ко мне. В таком положении, с пола, мы и наблюдаем за разгорающейся битвой, больше все равно ничего сделать не можем.

Воздух дрожит от заклинаний. Искрятся молнии, взлетают и резко падают острые, как кинжалы, вихревые потоки, вспыхивают и взрываются, сталкиваясь, шипящие огненные сгустки. Но до нас ничего не долетает — щит давно уничтожен, однако Вэйден успел отгородить эту часть коридора защитным пологом…

Как-то незаметно рядом с нами оказывается Кармела. Стоит, внимательно смотрит на сражение, не делая никаких попыток вмешаться. Я, успокоившись, уже собираюсь закрыть глаза, потому что веки совсем отяжелели и падают вниз, как вдруг глаза женщины стекленеют, а лицо резко меняется, превращаясь в безжизненную маску.

— Убить, — выдает она голосом сошедшего с ума робота. — Убить всех.

Рывком сдергивает с запястья какой-то браслет, сжимает его в кулаке, кроша в пыль, и бормочет какую-то тарабарщину, подозрительно напоминающую заклинания. Песчинки сыпятся из ее ладони вниз, начинают светиться, собираются в какие-то странные, омерзительные фигуры.

Время словно замедляется. Я барахтаюсь, силясь встать, добраться до Кармелы, а когда не получается, отчаянно кричу:

— Брыг!..

И тот в каком-то немыслимом прыжке бросается вперед, сбивает Меллу с ног, спеленывая по рукам и ногам серыми туманными путами, даже, кажется, затыкает этой массой ей рот.

Так и не сформировавшиеся до конца песчаные фигуры бессильно опадают на пол, а ушастый приволакивает обезвреженную Кармелу в наш угол. Опускает ее на пол, произносит, довольно ухмыляясь:

— Не представляешь, Янка, как долго я мечтал об этом…

А потом с размаху садится на мычащую, отчаянно брыкающуюся Меллу, придавливая ее к полу и пресекая на корню всякое сопротивление.

Я не успеваю ничего сказать, потому что в этот момент из все еще открытого теневого портала начинают, в прямом смысле этого слова, сыпаться духи во главе с оскалившимся Гхарешем. Их много, очень много — я даже вижу среди них почтенную даму, одетую во все черное. Она кивает Брыгу, обнажая в кошмарной улыбке темные, остро заточенные зубы.

И на этой оптимистичной ноте я наконец-то отключаюсь, теряя сознание.


Глава 35 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 37