home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 34

Я как раз допивала черничный взвар с медовой булочкой, еще теплой и необыкновенно вкусной. Вернее, пыталась допить, потому что под пристальным, многозначительным взглядом Вэйдена это было не легко делать. Он ловил каждое движение и так жадно смотрел на мои губы, что меня кидало попеременно жар, то… снова в жар. И очень хотелось незамедлительно вернуться в кровать, а потом повторить все, что случилось ночью. Желательно не один раз. Тем более, мне и снимать-то в этот раз ничего не надо — только скинуть банную простыню, в которую я предусмотрительно завернулась.

Похоже, герцог думал о том же.

— Яна, — выдохнул он хрипло. — Давай, отправим всех к Гхирху и...

Заинтересованно опустила чашку, ожидая продолжения, и в этот самый момент в комнату постучали. Прервали, можно сказать, на самом любопытном месте.

— Ваша светлость, — раздалось из-за двери. — Прибыл господин Лоттер. Его проводили в кабинет, как вы и приказывали.

— Проклятье!

Алистер окинул меня долгим, каким-то голодно-тоскливым взглядом, резко поднялся, произнес чуть виновато:

— Надо идти. Я прикажу доставить сюда твой багаж. Переодевайся и спускайся к нам.

И вышел.

А я осталась — допивать взвар и ждать одежду.

Минуты бежали одна за другой, прошло четверть часа, а платье мне так и не принесли. Может, Герберт его не привез? Или Алистер забыл распорядиться? Нет, он никогда ничего не забывает. Скорее всего, специально тянет, чтобы я не явилась и не вмешалась ненароком в серьезный мужской разговор.

Прошлась из угла в угол. Выглянула в коридор — пусто, даже слуг поблизости не наблюдалось, что только усилило мои подозрения. И как-то сразу захотелось нагрянуть в кабинет нежданно-негаданно и посмотреть, чем Герберт с Алистером все-таки занимаются.

Так... Идти в простыне нельзя. Платье порвано и безнадежно испорчено...

Что же делать?

Взгляд остановился на длинном декоративном покрывале из темно-красного шелка, которым зачем-то был задрапирован край стоявшего у окна дивана. Красиво. Непрактично. И именно то, что мне сейчас нужно.

Через десять минут я с удовлетворением изучала в зеркале результат своей работы. Необычно, конечно, зато эффектно и прилично — все закрыто, ничего не просвечивает. И лиф платья с уцелевшей нижней юбкой очень кстати пришлись. Не зря я в прошлом году приставала к нашей костюмерше, чтобы научила меня завязывать сари. Вот и пригодились умения.

Еще раз придирчиво себя осмотрела, заколола волосы в некое подобие прически, обулась и потянулась к украшениям, лежавшим на прикроватном столике. Надевать не буду, просто отнесу вниз и отдам Лоттеру, пусть отвезет фамильные драгоценности назад, в имение.

Пальцы коснулись камней, показавшихся невероятно холодными, почти ледяными. Перед глазами вдруг резко потемнело, в висках запульсировало, и меня, как гигантской приливной волной, захлестнуло чужими эмоциями. Я кружилась в них, захлебывалась и тонула... тонула.

Тоска, острая, безнадежная. Отчаяние, надежда, снова отчаяние и лишь в самой глубине — упрямое желание выжить, вырваться, найти выход.

Потом перед глазами мелькнуло женское лицо... знакомое... слишком знакомое — я не раз видела его на портрете в гостиной Ростас-холла, — и все исчезло.

По лестнице, ведущей со второго этажа на первый, я слетела, почти не касаясь ступеней. Поймала какого-то слугу, потребовала указать, где находится кабинет его светлости, распахнула дверь и застыла на пороге, переводя дыхание.

Алистер с Гербертом стояли у окна и мирно разговаривали — по крайней мере, до моего появления, — хотя ссадина на скуле у одного и порванная рубашка другого свидетельствовали о том, что беседа не всегда была дружеской. Все ясно: приятели поругалась, подрались, выпустили пар, высказали все, что накопилось за эти годы, и наконец-то услышали друг друга.

Мужчины резко вскинули головы, и на лицах у обоих появилось одинаковое, недоуменно-растерянное выражение.

— Это сари, — произнесла торопливо, пока они не начали задавать вопросы о моем экзотическом наряде. — Я так и не дождалась платья, пришлось… импровизировать.

Лоттер отмер первым.

— Иномирянка, — хохотнул он и хлопнул Вэйдена по плечу. – Ничего не поделаешь, привыкай, дружище. Тебя ждет много любопытного и неожиданного. Но могу гарантировать одно: с такой женой ты точно никогда не соскучишься. — И уже мне: — Здравствуй, Яна. Рад тебя видеть здоровой и полной... гм... творческого энтузиазма. Кстати, а что такое сари?

Шеф явно пребывал в отличном расположении духа, и мне отчаянно не хотелось портить его настроение, но...

— Национальная одежда, — пояснила, не сводя глаз с его лица. — Есть на Земле один народ... Но это сейчас неважно...

Запнулась, откашлялась, сглатывая образовавшийся в горле вязкий комок, и севшим голосом закончила:

— Герберт, твоя жена, Кармела... Кажется, она жива.

Да… Нынешнее утро полно неожиданных сюрпризов не только для нас с Алистером.

Несколько мгновений пронзительной, звенящей тишины, а потом меня буквально смел с места ураган по имени Лоттер. Подхватил, затормошил, стиснул плечи дрожащими пальцами — судорожно и крепко, до боли.

Шеф ни секунды не сомневался в том, что услышал. Он слишком хорошо знал, на что способен мой дар, пожалуй, лучше всех на Сеоте. Лично обучал, тренировал и проверял в деле магию, доставшуюся «новому сотруднику». Так что в правдивость моих слов он поверил сразу, безоговорочно, и теперь жаждал подробностей.

Что я ощущала? Что заметила? Звуки? Запахи? Мельчайшие детали? Герберта интересовало даже, во что была одета Кармела, как причесана.

А еще, он отчаянно хотел поверить в чудо. В то, что жена не умерла.

И, глядя в глаза, пылающие сумасшедшей надеждой, я лишний раз убедилась в том, что поступила правильно, когда не стала тянуть, скрывать правду, что-то обещать, а сразу отказалась выходить за Герберта замуж и все ему рассказала. Лоттеру не нужна другая, он по-прежнему любит свою друарку. И ждет... ждет вопреки всему. И чувство это не наведенное — настоящее, я почему-то была в этом твердо убеждена.

Через минуту к разговору присоединился Вэйден. Осторожно высвободил меня из рук друга, усадил в кресло, набросил на плечи какую-то накидку. Похоже, мой эксперимент с одеждой ему не очень понравился, или, наоборот, слишком уж впечатлил — это как посмотреть.

Вопросы… Вопросы… Вопросы…

Я старательно отвечала, стараясь припомнить все подробности, хоть их и было мало — видение оказалось удручающе коротким.

— Не понимаю, почему мне удалось «прочитать» украшения только сейчас, — пробормотала наконец, недоуменно пожимая плечами. — Я много раз касалась их. Надевала. Носила вчера весь вечер.

— И что, никаких предположений? — многозначительно прищурился Вэйден.

Предположения имелись, и, судя по всему, те же, что у Алистера.

Мы консуммировали брак, тем самым укрепив связь между нами, и магия интуита — мой свадебный подарок — тоже стала сильнее.

Сейчас бы с Иратой побеседовать или, на худой конец, с Тамсин, жрице наверняка известно, как это должно работать.

— Яна! — вернул меня к реальности нетерпеливый оклик Герберта. И я снова сосредоточилась на разговоре, отложив все мысли на потом.

— Не могу сказать, где сейчас Кармела. Просто не знаю. Но мне кажется… — осеклась, сомневаясь, стоит ли продолжать.

— Говори! — коротко потребовал шеф.

— Это только ощущения… Ни на чем не основанные предположения. Фактов у меня нет.

— Ты интуит, Яна. Пусть не до конца раскрывший свои способности, но уже сейчас очень сильный… удивительно сильный, — Алистер, в отличие от взволнованного, огорошенного Герберта, выглядел собранным и серьезным. — А интуиты, особенно такие, как ты, получившие дар свыше, в первую очередь доверяют своему чутью. Считается, что истину им нашептывают их небесные покровители. Так это или нет, трудно сказать, но к предчувствиям интуитов прислушивались всегда, во все времена.

Ну, если нашептывают...

Надеюсь, это, действительно, Ирата постаралась и подкинула мне нужную информацию.

— Мне показалось, — произнесла уже более уверенно, — что место, которое я видела, как-то связано с Дувитаном и с духом, что служил ему. Если мы отыщем Брыга, найдем и Кармелу.

— Дувитан... Опять этот Гхирхов Дувитан, — сжал кулаки Герберт. — Ал, он все еще молчит?

— Молчит, — хмуро подтвердил Алистер. — Целители делают все возможное, но пока безрезультатно. От человека там практически ничего не осталось, одна оболочка, а она целиком и полностью зависит от Тени.

— Что ж, — Лоттер выпрямился, повел плечами, стряхивая напряжение. Первые, самые бурные эмоции схлынули, и к шефу снова вернулось его привычное самообладание. — Значит, будем искать Брыга, как и планировали. Ал, что там с рукописями из королевской библиотеки? Ты с Ишихом разговаривал? А в хранилище канцелярии удалось что-то найти?.. Яну ты в Ростас-холл, как я понимаю, возвращать не собираешься?

— Яна моя жена, — последовал твердый ответ. — Ее дом здесь. И она все еще находится под наблюдением целителя и жрицы.

— Тогда и я, пожалуй, к тебе перееду, — хмыкнул Лоттер. — На время операции. Так будет удобнее. И своего нового видящего возьму... Вы с ним, кстати, уже знакомы.

— Тамсин тоже стоит позвать, раз уж она здесь, — быстро добавила я. — Их род веками служил Ирате, хранил древние знания, рукописи. Кстати, по поводу рукописей... Герберт, мне нужен мой саквояж, с которым я ездила в Стакку. Да, тот самый, гильдейский, с личным тайником. Хочу показать вам одну любопытную книгу.

— Привезу, — шеф коротко кивнул.

— Договорились, — Алистер резко поднялся, ставя точку в разговоре. — Жду тебя через час, Берт. Я пока распоряжусь, чтобы приготовили все необходимое, и поговорю со жрицей.

Он перевел взгляд на меня, улыбнулся и исправился:

— Мы с Яной с ней поговорим.

***

На следующие несколько дней столичная резиденция его светлости герцога Алистера Вэйдена, ближайшего друга короля и главы его тайной канцелярии, превратилась в штаб-квартиру «команды по спасению Брыга». С раннего утра до поздней ночи в особняке кипела жизнь, с короткими перерывами на отдых и сон. На обстоятельные «трапезы» времени уже не хватало, поэтому перекусывали мы на бегу или на рабочем месте.

Всем из нашей великолепной шестерки нашлось дело. Нет, даже из семерки, если считать Ишиха. Библиотечный дух не имел возможности подкинуть дворец и присоединиться к поискам, но он активно помогал, подбирая нужные книги.

Вэйден вместе с Лоттером панировал и согласовывал предстоящую операцию. И было невероятно интересно наблюдать, как эти двое, отбросив старые обиды и недопонимания, действуют слаженно и четко, как единый механизм, во всем дополняя друг друга.

Алистер при этом успевал заниматься еще и текущими делами своего департамента, а главное — поисками Хэйна. Люди герцога методично проверяли весь путь маркиза, но тот как в воду канул, вернее, затерялся в лесах по дороге из столицы в свое родовое поместье.

Зато место пребывания Гилгика было хорошо известно, но это мало, что давало. Жрец удалился в центральный храм Солнцеликого, практически заперся там — по словам храмовых служек, для личного общения с богом — и «сеанс связи» прерывать отказался. Правда, на письмо герцога с предложением о встрече он все же ответил и даже пообещал приехать. Потом... Как только, так сразу... Обязательно...

Вэйден в ярости сжимал кулаки, но не штурмовать же божью обитель, в самом деле? Да и на каком основании? Против святейшего не имелось никаких улик, ни прямых, ни косвенных, в этом случае даже Тимир бессилен. И Алистер вынужден был ждать… и продолжал готовиться к ритуалу.

Я большую часть времени проводила с Иваном. Мы изучали информацию о видящих, учились действовать в связке и отрабатывали с новые навыки на Гхареше, когда тот появлялся в особняке, вернувшись после очередного задания.

Дух эти дни тоже был очень занят. Проносился мимо деловитой кометой с длинным пыльным шлейфом, возникал то тут, то там и почти сразу же исчезал, получив еще одно распоряжение от хозяина. Чаще всего приказы касались добычи редких ингредиентов и артефактов для будущего ритуала. Гхар даже с Изнанки умудрился что-то приволочь, от бабушки Брыга. У нее, оказывается, завалялся отнятый давным-давно у какого-то бедняги видящего ценный и крайне необходимый нам амулет.

Кстати, я пыталась узнать у Гхареша, как получилось, что почтенная темная леди считается бабушкой только Брыга? Но дух буркнул, что это сложная, очень запутанная семейная история, и пояснять отказался, отговорившись, что его ждет Тамсин.

Да, госпожа Гьин тоже к нам присоединилась — охотно и совершенно добровольно, ее даже уговаривать не понадобилось.

— Я помогу, так угодно Ирате, — проронила она коротко, услышав о том, что произошло. — Сделаю все, что в моих силах. И книги у меня есть, я привезла их с собой, из Друара. Ваш дух сможет отнести меня в Стакку? Прекрасно. В Друар тоже стоит наведаться. В наш родовой схрон…

Книги... Книги... Книги... Присланные Ишихом, добытые Алистером и Гербертом, принесенные Гхарешем, отданные Тамсин. Даже скопированная мною рукопись пригодилась — там отыскалось несколько важных подробностей.

Мы пролистали десятки фолиантов и прочитали, хотя бы бегло, самые интересные из них. Выписывали все, что так или иначе относилось к нужному ритуалу, обсуждали, сопоставляли факты, спорили, ругались. И постепенно — из сотни разрозненных деталей и упоминаний —воссоздали старинный, давно забытый обряд. Даже собрали почти все необходимые для его проведения артефакты. Осталось несколько самых важных.

За одним из них Алистер собирался послать Гхареша — в Друар, в схрон семьи Тамсин. А за другим должен был отправиться сам. Древняя сфера сопряжения хранилась в королевской сокровищнице, но Тимир согласился передать ее Вэйдену. На несколько часов, для обряда.

Утром, в день проведения ритуала все собрались в столовой — впервые за несколько суток позавтракали вместе, еще раз обсудили план действий, договорились о времени начала операции и разошлись по делам. Вернее, разъехались и разлетелись.

Вэйден отбыл к его величеству, за сферой, Гхареш Изнанкой ушел в Друар, а Лоттер и Айван укатили в гильдию — наши мастера как раз закончили новый, более удобный протез для Ивана. В доме остались только мы с Тамсин, не считая охраны, разумеется. Жрица сразу после завтрака спустилась в лабораторию, а я ушла в свою комнату — собираться.

Брюки, мягкая, не стесняющая движений куртка — традиционная гильдейская одежда для операций в полевых условиях…

Волосы, собранные в простую, гладкую прическу, чтобы не мешали…

Удобная обувь...

Так, теперь, кажется, все.

Коснулась рукой груди, проверяя, на месте ли нидэари. Госпожа Гьин еще в первый день проверила медальон Ираты, убедилась, что в нем еще осталась энергия, и велела носить постоянно, не снимая.

— Никогда с ним не расставайтесь. Он еще понадобится.

Понадобится...

Я тоже это чувствовала, поэтому светоч теперь постоянно был со мной. А вот ожерелье Кармелы можно взять у Лоттера перед самым ритуалом, защитные артефакты и накопители — тоже.

Еще раз осмотрела комнату, опустилась на диван, но тут же вскочила, не в силах усидеть на месте.

Все вроде бы шло по плану, и жизни Брыга пока ничего не угрожало — об этом в один голос твердили Берт и Гхареш, но в душе, вопреки всему, нарастала тревога, ощущение, что мы опаздываем... Катастрофически опаздываем. Еще немного — и случится что-то страшное. А я с недавних пор научилась доверять своей интуиции.

Поскорее бы Алистер с Лоттером вернулись, что ли.

В нетерпении прошлась из угла в угол, остановилась у окна, обвела рассеянным взглядом ухоженные клумбы, дерево у высокой ограды, улицу по ту сторону забора и буквально остолбенела.

По пустынной в этот час мостовой к дому Вэйдена, спотыкаясь на каждом шагу, брела Мисти. Зареванная, растрепанная, в грязной, порванной одежде.

Время растянулось, как резина, превратив каждое мгновение в бесконечность. Мысли скакали безумными зайцами, пока я, вцепившись в подоконник похолодевшими пальцами, лихорадочно соображала, что происходит.

Что дочь Герберта здесь делает?

Как она вообще сюда попала?

Ребенок должен сейчас находиться дома, вместе с Нилой. На них напали? Но Ростас-холл прекрасно охраняется — там целый отряд гильдийцев, усиленный опытными бойцами из лиги наемников. Маги среди них тоже есть. Само имение накрыто охранным пологом, прорваться на его территорию сложно. Но если даже что-то случилось, в первую очередь сообщили бы Лоттеру или тому же Вэйдену. Послали бы вестника. Да и как малышка вообще оказалась в центре столицы, одна, далеко от дома? Сама она никак добраться не могла.

Выходит, это не дочь Герберта? Тогда кто?

Оборотней и перевертышей на Сеоте нет, насколько мне известно.

Иллюзия? Но на детей ее набросить практически невозможно — по крайней мере, именно так говорили наставники. Не верить им у меня повода нет...

Идущая по улице девочка, пошатнулась, ее повело в сторону, ударило об угол дома, и она горько расплакалась, растирая по лицу слезы вперемешку с кровью, что, кажется, сочилась из разбитой губы.

У меня сердце зашлось от боли и жалости.

А вдруг это Мисти, и Ростас-холл все-таки подвергся атаке?

Имение находится за городом, если вокруг него создать иллюзию, никто из случайных свидетелей даже не заподозрит неладное. И лучшего времени для нападения не придумаешь. Брыга нет. Алистер во дворце, там уйма экранирующих артефактов, поэтому с герцогом не так просто связаться. Да и в гильдии, куда уехали Лоттер с Иваном существуют места — полигоны, лаборатории, куда вестник не сразу попадет.

Подчиненные Лоттера спасли Мисти, вывезли ее, но их догнали почти у самого особняка, и тогда телохранители велели ребенку бежать к дому, пока они отвлекают нападавших. Почему не обратились к караульным у городских ворот? Если преследователи — люди Хэйна или Гилгика, то искать защиты у простых стражников бесполезно.

А может, малышку все-таки поймали и сделали приманкой? Тогда ей тем более угрожает опасность.

Словно в ответ на мои мысли из-за поворота улицы вывернул высокий, мощный мужчина и двинулся в сторону Мисти. Пока он был еще далеко, но стремительно нагонял девочку. Она оглянулась, испуганно вскрикнула, тяжело побежала, сильно припадая на одну ногу… И я, не выдержав, тоже рванулась с места.

Да, вполне вероятно, это ловушка, но пока есть хоть малейшие сомнения, я не могу... Просто не могу остаться в стороне. Мисти стала мне почти родной, никогда себе не прощу, если из-за моего бездействия, трусости она пострадает. Тем более, я не одна — в доме полно охраны.

Коридор, который я преодолела в несколько ударов сердца...

Лестница, по которой буквально скатилась, перепрыгивая через ступени...

Еще один коридор...

Поворот...

Холл. Не замечала раньше, что он такой огромный...

Быстрее...

Еще быстрее…

— Раянна, куда ты?

Мне навстречу шагнула Тамсин, но я только рукой махнула — некогда объяснять. Выскочила во двор и бросилась к воротам, на ходу подзывая охрану.

— Леди? Что случилось? — ко мне со всех сторон сбегались люди.

— Девочка на улице... Видите? Вон там... — остановилась, пытаясь отдышаться. — Ее преследует какой-то тип.

— Преследует? Но кроме ребенка на улице никого нет, — удивленно отозвался один из охранников.

— Как нет?

Я вцепилась в железные прутья, пытаясь рассмотреть, что происходит по ту сторону ограды. Действительно, никого, кроме Мисти. Мужчина бесследно исчез. Ушел, испугавшись людей Вэйдена? Спрятался?

— Это дочь господина Лоттера, — пояснила, досадливо тряхнув головой. — По крайней мере, очень похожа на нее. Малышку нужно забрать, расспросить. Только будьте осторожны. Не исключено, что все не так, как кажется, и она просто приманка.

— Дочь, говорите? — помрачнел отвечавший мне мужчина, видимо старший отряда, и, резко шагнув вперед, начал отдавать команды. — Джос, приведешь ребенка. Туак, на тебе сопровождение. Возьмешь свою пятерку, магов тоже. Заклинания заранее активировать. Остальным — максимальная боевая готовность. Леди, — острый взгляд в мою сторону. — Вы остаетесь здесь.

Кивнула. Спорить я не собиралась, бегать по улице — тоже. Охрана справится быстрее и лучше меня. Главное, чтобы Мисти забрали, а там разберемся, она это или нет. У Алистера прекрасные специалисты, да и сам он с Гербертом скоро вернется.

Ворота приоткрылись, выпуская отряд. На пальцах магов заплясали, зашипели разноцветные искры —боевые заклинания активировались практически одновременно.

Мисти остановилась, лицо ее исказилось от ужаса, а потом она развернулась и побежала в обратную сторону, а я с опоздание вспомнила, что после похищения дочь Лоттера с большим недоверием относится к посторонним. Особенно к магам.

И все бы ничего: мужчины быстро догнали бы уставшего ребенка. Но тут в тени одного из домов шевельнулась рослая фигура. Преследователь не ушел, затаился в почти незаметной боковой нише, и сейчас малышка бежала прямо к нему.

— Мисти, стой! — крикнула я. — Мисти!

Она на мгновение обернулась, а потом снова побежала вперед.

Не заметила меня? Не поняла, кто ее зовет? Что же делать? А главное, это дочь Лоттера или все-таки нет?

Выдохнула, пытаясь сосредоточиться, и на меня накатили самые противоречивые эмоции. Их оказалось так много, что я еле устояла на ногах.

Отчаянье… Страх… Боль… Тревога…

Мои? Ее? Не разобрать.

Но постепенно все остальные чувства перекрыло одно, очень сильное.

Надо спешить, иначе будет поздно… Поздно...

И я — в который раз — решила довериться своей интуиции, тем более, времени на раздумья практически не оставалось. Каждая секунда приближала девочку к тому, кто находился там, впереди, и люди Алистера никак не успевали ее перехватить.

— Мне нужно выйти, — взглянула я на старшего.

— Леди?.. — нахмурился тот.

— Я не буду далеко отходить, — заверила торопливо. — Только за ограду. Нужно, чтобы девочка меня увидела. Вы ведь можете подстраховать?

Несколько отрывистых команд — и меня окружила охрана, взяв в плотное кольцо. Теперь можно идти.

— Мис…

Мы успели сделать всего шаг, когда сбоку коротко громыхнуло. Находившихся рядом бойцов разметало в разные стороны, а меня с нечеловеческой силой рвануло прочь, увлекая в раскрывшийся посреди мостовой бездонный провал.


Глава 33 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 35