home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 33

Первое, что я увидела в утреннем полумраке, когда открыла глаза, было плечо. Обнаженное, рельефное, красивое и просто-таки варварски расцарапанное. Растерянно проморгалась, отгоняя сонный туман перед глазами и… Мне понадобилось всего несколько неровных, лихорадочных ударов сердца, чтобы вспомнить прошедшую ночь и сообразить, что это я, именно я, собственными руками, вернее ногтями, так разукрасила Вэйдена.

На гладкой, чуть смуглой коже неровные, красные росчерки выделялись особенно отчетливо и, затрагивая шею, уходили куда-то за спину. Неужели и там примерно так же? Не ожидала от себя подобной прыти, вернее, смелости… Да и прыти, в принципе, тоже не ожидала.

Может, это из-за отравления любовным зельем во мне такой азарт пробудился?

Мужчина рядом пошевелился, и я поспешно закрыла глаза, даже дыхание затаила, притворяясь спящей. Не потому, что испугалась или ощущала какую-то неловкость. Как ни странно, никакого смущения я не испытывала. Просто собиралась выиграть хоть немного времени и подумать.

Голова была ясной, чистой, не следа вчерашней вязкой мути. Я вновь ощущала себя свободной от навязанных эмоций, тело переполняла энергия, только низ живота побаливал, да и то немного. А главное, совершенно не тянуло немедленно сорваться с места и бежать к Хэйну. От слова совсем. Похоже, я, действительно, исцелилась.

Вызвала в памяти образ маркиза — лицо, голос, улыбку, запах, ощущение от прикосновения его губ, когда он целовал мне руку, и еле сдержалась, чтобы не скривиться. Он же насквозь фальшивый. И вот о нем я мечтала? Ужас какой…

Да, влечение к Ингеру полностью исчезло, испарилось вместе с ночным сумраком, бесследно и, надеюсь, навсегда, а вот Алистера я по-прежнему желала. Нет, теперь, когда представляла, как восхитительно это бывает — еще больше. Во много раз больше.

Хотелось дотронуться, провести ладонью, ощущая под пальцами трепет мощного мужского тела. Поймать хриплый, судорожный вдох, обнять, прижаться крепко-крепко, снова впиться ногтями в кожу, оставляя следы, и целовать… целовать. До одури, до умопомрачения. А потом повторить все, что произошло между нами.

Как ни абсурдно это звучит, но приворот, похоже, помог окончательно понять, что же мне нужно на самом деле. Отбросить лишнее, делать, что хочется. Не сомневаться, не скрывать желаний и чувств, смотреть прямо, а не украдкой. Наконец-то стать собой! Впору спасибо говорить тому, кто меня околдовал.

Решено. Найду и обязательно поблагодарю… перед тем, как прибить. От всей души поблагодарю: за эту ночь, что случилась так внезапно, за страсть, что бросила нас с Алистером навстречу друг другу, и за еле различимый, неясный шепот:

Яна… Любимая…

Особенно за него.

Ведь он же не почудился мне? Правда же, не почудился?

— Яна… — опалил висок уже не призрачный, а вполне реальный шепот — вкрадчивый, горячий, в котором улавливались отголоски еле сдержаваемого смеха.

Сильные пальцы скользнули по шее, плечу, груди… затем их сменили умелые, жадные губы, и я сдалась. Застонала чуть слышно, подалась навстречу мужчине, не в силах больше притворяться бесчувственной и неподвижной.

— Не спишь, — констатировал Алистер, касаясь моих губ щемяще нежным поцелуем. — Но и смотреть на меня не хочешь. Жалеешь, о том, что случилось? Если так…

Нет, я не жалела, ни секунды не жалела, но желание узнать, как он поступил бы в этом случае, пересилило. Распахнула ресницы и, глядя на нависшего надо мной мужчину, спросила, тоже почему-то шепотом:

— И что ты тогда сделаешь?

— Зацелую, — пообещали мне решительно. — Буду целовать и убеждать всеми доступными способами, что жалеть не о чем. До тех пор, пока ты не поверишь. Пока не поймешь, что нужна мне. Нужна остро, отчаянно, бесконечно — на всю жизнь. Только ты одна, и никто больше… Если бы я мог, немедленно сделал бы тебе предложение. Добился бы согласия, огласил нашу помолвку и надел тебе на палец родовое кольцо Вэйденов. Чтобы все вокруг видели, знали, что ты — моя. И так будет. Обязательно будет, Яна, клянусь!.. Жаль, что сейчас это невозможно.

Герцог помрачнел, напрягся. Его глаза уже не улыбались, в них мелькнула такая боль, что мне на мгновение стало страшно. А еще пришло четкое понимание: хватит мучить и его, и себя. Пора все выяснить. Здесь и сейчас.

Он, конечно, тоже пока ни слова не сказал о своем «божественном браке», но сколько можно тянуть? Кто-то должен начать первым.

— Я женат…

— Мы женаты…

Прозвучало одновременно в тишине комнаты.

Алистер недоуменно нахмурился.

Наверняка думает, что ослышался. Что ж, придется уточнить.

— Я твоя жена. Не совсем, правда, так как сразу от тебя отказалась. Но ты — точно мой муж. Или наоборот… Ты не вполне мой муж, зато я, по всем правилам, твоя жена… Хм… Вот тут не совсем ясно. Если честно, я до сих пор толком не разобралась, что там Ирата намудрила, когда нас венчала. Потому что благословить-то она меня все-таки благословила, даже свадебный дар преподнесла, но разрешила самой выбрать… решить…

Тут я поняла, что окончательно запуталась, и замолчала, а Вэйден...

Похоже, моя сбивчивая речь произвела на него просто-таки сокрушительное действие. Таким шокированным я герцога никогда раньше не видела. Даже не представляла, что его вообще можно настолько поразить.

Да… Признание мне удалось. В полной, так сказать, мере.

Надо отдать Алистеру должное — в ступоре он пребывал не очень долго. Глава тайной канцелярии, как-никак, профессия обязывает быстро реагировать на самые неожиданные ситуации. С силой втянул воздух, словно выныривая из глубокого омута, откашлялся и произнес, правда предательской хрипотцы в голосе сдержать все-таки не смог:

— Значит, это ты была там, в разрушенном храме?

— Да. Только не думай, пожалуйста, что я к этому стремилась или заранее планировала. Сама не ожидала подобного… «подарка судьбы». Жила себе спокойно, а Ирата взяла и перенесла меня к тебе… Даже не предупредила. Не поинтересовалась, хочу ли я. Совершенно простуженную, между прочим, перенесла, ничего толком не соображающую. И так же неожиданно выкинула потом прочь — в холодный сырой подвал, где я умерла бы, наверное, если бы Лоттер меня не спас, — пожаловалась я на происки коварной богини любви.

Пока говорила, эмоции на лице Вэйдена, стремительно сменяли друг друга — такие разные, бесконечно противоречивые. Потрясение, досада, раздражение, еле сдерживаемый гнев. Горечь… И облегчение, почти радость.

А когда я остановилась, чтобы перевести дух, сдавил мои плечи и повторил:

— Совершенно простуженную, значит? А Лоттер спас? Убью…

Яростно так повторил, угрожающе. Но я чувствовала, эта угроза и ярость ко мне не относятся. К кому угодно, только не ко мне. Меня убивать не собираются. Разве только так, придушат немного, в порыве эмоций, а потом обязательно откачают и… зацелуют. Даже сейчас, в этой непростой ситуации, я была твердо уверена — меня Алистер не обидит, никогда и ни за что. А вот других…

И испугавшись за этих других, за шефа, даже за тихушницу Ирату, зачастила:

— Что-то мне пить хочется. Очень-очень. И есть. И в ванную. А еще я Лоттера не предупредила, что не вернусь домой, он будет волноваться. И Брыг… Брыга же надо искать. Срочно! И вообще, не нужно никого убивать…Они все нам еще пригодятся. Герберт мне, кстати, очень помог, не представляю, что бы я без него делала. Поддерживал во всем, даже, когда узнал, что я твоя жена… Не сверкай глазами, пожалуйста. Он мне предложение сделал, пришлось признаваться, что мы с тобой обвенчаны.

— И что он? — вскинул брови мужчина.

— Очень тебе сочувствовал.

Черт побери, что я несу?

Удивительно, но мои последние слова, вернее, тот факт, что я чуть было не выскочила за Лоттера замуж, странным образом успокоили Алистера. Вернее, помогли ему собраться, снова стать самим собой — внимательным, уверенным, сосредоточенным герцогом Вэйденом.

Он перевернулся на бок, но меня не отпустил — наоборот, еще и рукой сверху прижал. Видимо, для надежности, чтобы не сбежала, пока он станет докапываться до истины. А затем то ли приказал, то ли попросил:

— Рассказывай.

Ну, я и рассказала.

Как нежданно-негаданно оказалась в храме и, огорошенная, ничего не понимающая, наткнулась на пьяную королевскую компанию. Как Алистер меня испугал своей злобной гримасой и вопросами. Как выкрикнула: «Нет» и улетела в подвал, получив на прощание дар интуита. Как металась в болезненном бреду в этом самом подвале, пока на меня не наткнулся Лоттер. Я помогла ему найти дочь, а он спас меня, вылечил и взял в гильдию.

Только вот о том, откуда перенеслась в храм, говорить пока не стала. Хватит с Вэйдена информации. На ближайшие пять минут. Вместо этого просто продолжила, глядя в настороженные зеленые глаза:

— Если честно, я не собиралась признаваться. Опасалась тебя, не доверяла. Не знала, как ты поступишь и чего ожидать...

Ох… Надеюсь, он поймет меня, без этого ничего у нас дальше не получится.

— Ты ведь тоже не торопился откровенничать, объявлять, что женат. Хранил это в тайне. Наверняка, планировал со мной развестись… или что похуже, и обвенчаться с этой своей Олланой. Невестой.

— Ревнуешь? — Алистер сверкнул улыбкой, но тут же снова посерьенел. — Она мне не невеста, никогда ею не была и уже не будет. И если я еще раз услышу от тебя про баронессу Гефрой…

— То что?

— Зацелую, — опять пообещали мне, вызвав в памяти смутные, но очень жаркие образы прошедшей ночи.

К щекам тут же прилила кровь, и я, скрывая смущение, брякнула первое, что пришло в голову:

— А развод?

Эффект оказался потрясающим. Алистер молниеносно перекатился ко мне и навис сверху, вжимая в кровать телом:

— Никакого развода. Забудь. Выкинь из головы даже мысли об этом. Да, не стану скрывать, я был в бешенстве… Первое время. Меня использовали, подставили, всучили какую-то непонятную, ненужную девицу. Гхирх ведает, что я тогда мог натворить со злости. Подумывал даже воспользоваться помощью Гилгика и определить навязанную мне жену в монастырь. Целый час подумывал. Или два. Хорошо, что ты тогда ничего мне не сказала и так вовремя исчезла.

— А теперь?

— Теперь ты — моя жена. Перед богами и перед людьми. Другой мне не надо. Если пока считаешь иначе, что ж… Я приложу все силы, чтобы убедить, что лучшего мужа тебе не найти. Что тебе будет хорошо со мной… очень хорошо, Яна. Всю оставшуюся жизнь. Я никогда не откажусь от тебя. Не предам. Веришь?

Зеленые глаза смотрели внимательно, настороженно, в них вспыхивали, рассыпались искрами тревожные огоньки, а руки, сжимавшие мои плечи, чуть подрагивали. Алистер ждал ответа, и я, потянувшись к нему, уверенно произнесла:

— Верю.

Мужчина поймал мой выдох губами, целуя горячо, самозабвенно, страстно. Еще раз… И еще… Как будто стремился уничтожить все, что пока стояло между нами. Потом нехотя отстранился.

— Что за платье было на тебе в храме? Белое, с вуалью. Странное такое. Неужели, ты его носила у себя в лесу?

Хороший вопрос. Прямо в точку. Все-таки Тимир не зря назначил Вэйдена главой тайной канцелярии — ни одна деталь от него не скроется.

— Свадебное платье, — произнесла я, смирившись с неизбежным, то есть с тем, что разговор продолжается и поцелуев в ближайшее время больше не предвидится. — Когда Ирата меня забрала, я как раз замуж выходила. Вернее, изображала невесту. На сцене. Я актриса… Была ею в прежней жизни. Дело в том, что… Я из другого мира, Алистер.

Ну, что сказать? Шок — это по-нашему.

Дважды за короткий срок ошеломить такого человека… Тут особый талант требуется. Пора начинать собой гордиться.

— Меня, действительно, зовут Яна. Яна Ветрова. Только родилась я не на Сеоте, а на Земле...

Мою историю Алистер воспринял на удивление стойко. Видимо, смирился с тем, что от «подарка судьбы» можно ждать чего угодно, или просто устал удивляться. Лишь в самом начале порывисто приподнялся и сел, опираясь на изголовье — в таком положении и слушал весь рассказ от начала до конца. Молча, с почти непроницаемым лицом. А под конец осведомился коротко и спокойно… пугающе спокойно:

— Об этом Берт тоже знал?

— Знал, — подтвердила я, почему-то испытывая стойкое чувство вины. Хотя и не должна была. — Лоттер сразу догадался. Видел мою одежду, да я и держалась необычно, ни в чем не разбиралась, задавала странные вопросы. В общем, моментально себя выдала. Одна. В чужом мире. Я сильно рисковала. А он согласился помочь. Спрятал, принял в гильдию по полноценному договору, учил, придумал легенду, подобрал дедушку-отшельника.

О том, что Герберт не сразу взял меня к себе, а только после испытания, умолчала. Пусть это останется между мной и шефом.

Но Вэйдену и этого было достаточно, чтобы разозлиться.

— Спрятал, значит, — повторил он, нехорошо прищурившись. — От меня? Я ведь его спрашивал, не встречал ли он на болотах кого-нибудь подозрительного. Но он даже поклясться так умудрился, чтобы не солгать, но правду обойти.

— Не от тебя. От главы королевской тайной канцелярии. — уточнила я, грудью вставая на защиту начальства. Причем, в полном смысле этого слова. — Если ты обвинишь его в нарушении закона и в сокрытии иномирянки...

Я не договорила, прикусив губу, но Вэйден и так понял, что я намеревалась сказать.

— Пожалеешь о том, что была со мной откровенна? — скупо усмехнулся он. — Все еще не доверяешь? Зря. Я не собираюсь придавать это огласке, уличать его, тем более прилюдно. А вот поговорить — поговорю. Обязательно. Нам есть, что обсудить со старым другом. Прояснить все, что стояло между нами. До конца. Думаю, теперь мы лучше поймем друг друга.

Пауза.

А потом Алистер наклонился ко мне, коснулся подбородка, поднимая лицо вверх. Заставляя сердце биться чаще.

— Иномирянка. Девушка, отмеченная богами, точнее богиней — той самой богиней любви, которую так ненавидят служители Солнцеликого. Интуит с даром сочетающейся магии. Моя идеальная пара из другой реальности. Я ничего не упустил... жена?

И так он произнес это «жена», что у меня мгновенно во рту пересохло, а в груди разлилось тепло, поднимаясь все выше, пока щеки не вспыхнули жаром.

Жена...

В отличие от многих своих сверстниц я никогда особо не стремилась к браку, не мечтала о нем. Смерть родителей, новая жизнь, исчезновение и поиски Ники, карьера и служба в театре — не до того было. Потом… когда-нибудь потом…И вот, похоже, это «потом» наступило, совершенно неожиданно, непредсказуемо. Почти нечаянно. Но я не против. Совсем не против.

Герцог ждал ответа, и я, улыбнувшись, пробормотала:

— Не упустил. Разве что так... мелочи.

— Вот эти меня и пугает. Что, в добавок ко всему, есть еще какие-то мелочи, — иронично хмыкнул мужчина.

Притянул меня к себе, провел рукой по волосам, пропуская пряди сквозь пальцы.

— Кажется, я должен поблагодарить Ирату за столь щедрый дар. И за то, что так предусмотрительно забрала тебя, спрятала, пока я сам не осознал, какое сокровище мне досталось. Если бы Гилгик тогда до тебя добрался... — его голос на мгновение охрип. — Но теперь наш брак консуммирован, и никто не сможет его оспорить.

— Даже король?

— Даже он. Но Тимир не станет этого делать. Ему известно о моем намерении жениться на тебе. Сразу после развода...

— Развода со мной — подсказала весело.

— Да… непростая ситуация, — сверкнул глазами Алистер.

И мы оба рассмеялась, сбрасывая накопившееся напряжение.

— А как же правило, что все иномиряне должны находится под присмотром сотрудников тайной канцелярии? — внезапно вспомнила я. — Я планирую остаться в гильдии.

— Замечательное правило, — с жаром заверил Вэйден. — Очень ценное и нужное. Я, как главный сотрудник, собираюсь исправно его выполнять. Четко, добросовестно и безукоризненно. Днем и ночью…Особенно ночью. Тщательная проверка и долгий… очень долгий личный досмотр. Ну а днем, так и быть, работай со своим Лоттером.

Алистер перехватил мои пальцы, на миг прижался к ним губами и тут же отстранился, всматриваясь в ладонь. Перевел взгляд на свою. Помрачнел.

— Брачные печати отмеченных богами пар. Мы консуммировали брак. Они должны уже проявиться.

— Я отказалась от тебя сразу после венчания, и Ирата скрыла мои метки — на теле и ауре. Она сама мне об этом сказала. Ты тоже хотел развода. А боги не прощают пренебрежения своими дарами — пожала я плечами. — Видимо, нужно идти в храм и подтверждать свой окончательный выбор.

— Наведаться туда в любом случае придется, — Алистер все еще хмурился, рассматривая наши руки. — Ирате нужна помощь, а я привык платить по счетам… Кстати, а когда она сообщила тебе про метки?

— Мы встречались в Стакке.

— Вот как? — Вэйден наконец-то оторвался от изучения ладоней и вскинул голову, ловя мой взгляд. — И что еще богиня успела тебе поведать?

Врать я не собиралась. И недосказанности между нами больше не хотела.

— Что поможет вернуться домой, на Землю. Если пожелаю.

— А ты?

— Ответила, что подумаю.

— Подумала? — — в голосе герцога прорезалось напряжение.

Молча кивнула, и Ала словно прорвало. Он стиснул мои локти, заговорил — напористо, горячо, сбивчиво:

— Я мог бы сказать, что не отпущу тебя, ни за что и никогда. Что превращу весь мир в клетку, чтобы удержать. Поверь, у меня хватит сил и власти. Остановить, запереть. Но если поступлю так, потеряю тебя навсегда. Поэтому скажу иначе: если решишь уйти, я пойду за тобой, куда бы не привел тебя твой путь. Всегда буду рядом.

Я замерла. Теперь Алистеру удалось поразить меня. Похоже, мы с ним сегодня только и делаем, что удивляем друг друга. По очереди.

Я пойду за тобой, куда бы не привел тебя твой путь…

Нет, я понимала, разумеется, что Вэйден ничего не говорит, не взвесив, не подумав. Что он не сорвется с места по первому моему зову. Предупредит короля, подготовит достойную замену, решит все необходимые вопросы, оставит полностью налаженную работу — и только тогда уйдет. Знала, что он и на Земле найдет себе дело, наладит бизнес, возглавит корпорацию, прочно встанет на ноги. Он из породы победителей и никогда не отступит.

Но...

Я пойду за тобой… Всегда буду рядом.

Эти его слова дорогого стоили. Особенно для меня.

Отец никогда не позволял маме выбирать, решал все не только за себя — за них обоих. Лишь его мнение имело значение, она должна была подстраиваться. И мама стала его тенью. Отказалась от профессии, полностью растворилась в муже, а тот выбросил ее из своей жизни, как старую надоевшую игрушку. Сломанную игрушку.

Для нас с сестрой это стало страшным уроком. В любом мужчине мы невольно видели Олега Ветрова. Может, поэтому так долго не могли ни с кем сблизиться.

И вот теперь....

Я пойду за тобой.

Алистер мог бы удержать силой, не считаясь с моими желаниями, а вместо этого предложил выбор и обозначил свою позицию. Он не давил, не принуждал, просто дал понять, что готов полностью изменить свою жизнь, чтобы прожить ее со мной, вдвоем. А здесь или в другом мире — уже не важно.

И, глядя сейчас в испытующие, потемневшие от едва сдерживаемых эмоций глаза, я понимала: он сделает, как сказал. Только вот, хочу ли я этого?

Меня на Земле никто не ждет, даже в родной театр уже не тянет. В гильдии не менее интересно, а каждое задание — как новый спектакль, в котором у Раянны Сеигир множество ролей, и почти все они главные. Мне нравится то, чем я занимаюсь. Нравится, несмотря ни на что. Я ничем особым не жертвую, оставшись здесь, а вот Алистеру придется отказаться от многого — от положения в обществе, любимого дела, друзей, родных. Бросить на Сеоте все, чем дорожит.

И это неправильно.

Счастливый союз — прежде всего, взаимные компромиссы, постоянное движение навстречу друг другу. Алистер сделал свой шаг. Теперь очередь за мной.

Покачала головой и, пряча смущение за нарочито бодрой улыбкой, произнесла:

— Я не вернусь на Землю. Да и как я уйду, если тут столько дел? Ирате надо помочь. Дар интуита полностью раскрыть, магию освоить. Старшую сестру найти. Она у меня замечательная. Я тебе обязательно о ней расскажу, все-все. А уж Герберт один в гильдии точно не справится… И еще я экзамены, между прочим, не сдала, хотя наставникам клятвенно обещала все хвосты подтянуть. Так что мой дом теперь здесь, на Сеоте.

Вэйден не сразу ответил, но из его взгляда ушло напряжение, и я поняла, что все сделала правильно.

Кажется, мы только что успешно прошли первое совместное испытание в нашей семейной жизни.

— Да уж, Лоттер без тебя точно не справится, —хмыкнул, наконец, Ал, заметно расслабляясь. — Судя по тому, сколько вестников он успел мне прислать со вчерашнего вечера. Просто завалил ими.

— Ой… Я же не предупредила, что не вернусь в Ростас-холл, — всполошилась я. — Совсем забыла. Нехорошо получилось, Герберт, наверное, волнуется. И Тамсин не знает, что я здорова. Она в лаборатории? Надо им сказать... написать...

— Все давно сказано и написано. Ночью. Пока ты спала.

Вспомнила, как провалилась в забытье — быстро, ненормально быстро, сразу после... и растерянно повернулась к герцогу.

— Магический сон, — пояснил он, догадавшись, что меня тревожит. — Организму надо было восстановиться, очистится от сетаха, поэтому ты так мгновенно, крепко уснула.

— А ты?

— Перестелил постель, отнес тебя в ванную, снова уложил в кровать и вызвал Тамсин, — коротко отчитался мужчина. — Она покрутила своим артефактом, сказала, что приворот нейтрализован, лекарство больше не требуется, а для полного исцеления нужен лишь сон. Но мы договорились, что противоядие она все равно сделает, на всякий случай. Ингредиентами я ее обеспечу. Найду мерзавца, который тебя приворожил, и выкачаю из него кровь. Не несколько капель, как просила жрица, а всю, без остатка.

Алистер гневно выдохнул, но почти сразу же взял себя в руки и продолжил с веселой усмешкой:

— Ну а потом, когда госпожа Гьин ушла, я написал Герберту, что с тобой все в порядке. О том, что ты у меня, я сообщил ему еще вчера вечером. Он рвался сразу же ночью приехать — лично убедиться, что я тебя не съел. Я не соглашался. Он спорил и злился. Я тоже. Спустя час мы, наконец, договорились, что утром он привезет новое платье, так как твоя одежда... хм... пострадала в результате неловких действий целителя. Ты к тому времени проснешься, и вы встретитесь.

— И когда он будет?

Я подскочила, стаскивая с кровати покрывало и лихорадочно в него заворачиваясь.

Так... И где тут у них ванная?

— Не переживай. Успеем собраться и даже позавтракать, — ответ Вэйдена догнал меня уже на пути к нужной комнате.

Но позавтракать мы так и не успели. Шеф оказался слишком нетерпеливым. Или мы с Алистером — чересчур медлительными.


Глава 32 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 34