home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 30

В полдень мы с Лоттером, обсудив в общих чертах детали предстоящего дела, вышли из кабинета. Вернее, вынуждены были выйти — по настоятельной просьбе забытого в пылу беседы целителя. Оскорбленный в лучших чувствах лекарь буквально ворвался в комнату и заявил, что ему категорически необходимо наконец-то осмотреть вверенную его заботам пациентку. А этой самой пациентке нужно поскорее принять лекарство и отправиться отдыхать, а лучше лечь спать. Если она хочет быстро и полноценно восстановиться.

Спорить с одним из лучших специалистов тайной канцелярии не имело смысла. Я и сама понимала: для спасения Брыга мне понадобятся все силы, причем, в самое ближайшее время. Герберт тоже это знал, и мы починились.

В результате я отправилась с целителем к себе в комнату, а шеф — в тайное хранилище гильдейской библиотеки, где находились древние, особо ценные книги. За сведениями о видящих и их обрядах.

Я наблюдала из окна за хозяином Ростас-холла, которому как раз подводили коня, и улыбалась. На сердце было тепло — от обещания, данного Лоттером, от его желания помочь, защитить. От того, что этот непростой, не самый мягкий на свете человек включил меня в круг своих близких.

Впервые за долгие месяцы у меня снова появилась семья, родственник — пусть и пятиюродный, и, глядя ему вслед, я мысленно поклялась, что обязательно спрошу у Ираты про Кармелу. А если богиня не ответит — мало ли какие у богов еще заморочки, — то съезжу с Гербертом в Стакку, в храм богини любви, и попробую заключить помолвку. В другом месте это делать опасно, а вот там вполне можно, особенно при содействии Тамсин.

Я дама замужняя, поэтому церемония все равно не состоится, зато мы проверим, сохранилась ли у Берта метка на ауре. Почему-то мне упорно казалось, что с его женой не все так однозначно, а я привыкла доверять своей интуиции. Да и Лоттеру хотелось помочь. Очень хотелось.

Но это все потом, когда все закончится — сначала нужно найти и спасти Брыга. Сейчас это самое главное.

Я пообщалась с целителем, пообедала, а потом пришлось отправиться в кровать, иначе мэтр Батти — так звали въедливого герцогского лекаря, бодрого и очень подвижного, несмотря на преклонный возраст — ни за что от меня не отстал бы. Похоже, он умудрился добавить в свой укрепляющий отвар сонных капель, потому что уснула я мгновенно и очень крепко, а встала как раз к возвращению Лоттера. Как знала.

Над рукописями мы с шефом просидели до поздней ночи. На этот раз даже мэтру не удалось нас отвлечь, как он ни старался. Тем более, я уже успела выспаться и чувствовала себя бодрой и полной сил. Информации в книгах оказалось немного, но кое-что нам все же удалось из них выудить, и полученные сведения полностью подтверждали мои предположения.

Раньше видящие, действительно, умели находить духов Изнанки, существовал даже специальный ритуал, с помощью которого этот поиск осуществлялся. В ритуале участвовали маги с даром розыскника — у нас это Алистер с Гербертом. К ним присоединялся видящий, а лучше несколько — значит, точно придется привлекать Ивана. И… заранее пойманный, скованный дух. Договоров между магами и жителями Изнанки тогда не существовало, теневых просто заманивали в ловушки, а затем заставляли себе служить и ловить собратьев.

В общем, мерзость какая-то.

Понятно теперь, почему предки Брыга терпеть не могли видящих. И хорошо, что в нашем случае Гхареш сам заинтересован в успехе и будет участвовать не только добровольно, но и с неподдельным энтузиазмом.

То, что, по ощущениям Герберта, его помощник жив и даже вполне здоров, тоже внушало определенный оптимизм.

Больше из принесенных Лоттером рукописей выудить ничего не удалось. Оставалось надеяться на Алистера, книгохранилище тайной канцелярии и главную королевскую библиотеку, где царствовал бессменный Иших. А еще на книжечку, что хранитель для меня скопировал — вдруг там тоже найдется кое-что интересное. При более внимательном чтении.

Брошюру я перед походом в особняк Дувитана спрятала в своем саквояже, среди личных вещей, защищенных от посторонних глаз охранной магией. Вэйдену, безусловно, ничего не стоило снять наложенную мной печать и проверить, что там хранится, но я почему-то была уверена, что он не станет этого делать. Так что оставалось дождаться прибытия багажа, Айвана и, разумеется, герцога.

Алистер с Иваном появились через пару дней, практически одновременно. То есть утром в усадьбу пришел мой земляк — я немедленно отвела его к Лоттеру и, познакомив, оставила мужчин одних, договариваться о деталях сотрудничества. А вечером из Стакки вернулся Вэйден и сразу нагрянул в Ростас-холл. Мы с Гербертом уже ждали его, заранее предупрежденные Гхарешем.

Четверть часа расспросов о моем здоровье, о том, как продвигается расследование, как себя чувствует Алемина, добились ли дознаватели успехов в деле Дувитана, — и я, собравшись с духом, сообщила герцогу, что мы задумали.

Пока я рассказывала, Лоттер стоял позади, за спинкой моего кресла — такой молчаливой «группой поддержки», и это, похоже, произвело на Алистера гораздо большее впечатление, чем новость о моих способностях.

— Видящая, значит… — произнес он, когда я закончила. Хмыкнул неопределенно и сосредоточился на Герберте.

У него же и поинтересовался, с какой-то скрытой, непонятной мне угрозой:

— А знаешь, Берт, чего мне сейчас больше всего хочется?

— Забрать Раянну к себе в департамент? — Лоттер опустил руку мне на плечо в успокаивающем жесте. — Даже не думай!

— Нет, не этого, — Вэйден проследил, как ладонь Герберта сжимается на моем плече, и глаза его потемнели, превратившись из зеленых почти в черные, а голос еще больше потяжелел. — Совсем не этого.

Несколько секунд мужчины молча смотрели друг на друга. Потом Лоттер убрал руку, а герцог, чуть заметно кивнув, откинулся на спинку кресла.

— По поводу того, чтобы забрать Яну себе… в департамент… — произнес он уже спокойным тоном, делая акцент на слове «себе». — Ты прекрасно знаешь, Берт, что я могу настоять, как бы ты ни сопротивлялся.

Я затаила дыхание. Если Алистер сейчас попытается добиться своего силой, значит, ни о какой откровенности между нами больше не будет и речи.

— Могу, — продолжил герцог, — Но не стану этого делать. Если только Раянна сама не согласится. Яна?..

Он перевел взгляд на меня.

— Я предпочла бы остаться в гильдии, — ответила твердо, и лицо Вэйдена тут же замкнулось, мгновенно став непроницаемым.

— Что ж, — хрипло выдохнул он. — Тогда все останется по-прежнему. Принуждать тебя я не хочу... Теперь о вашем плане. Он вполне реален, но нужно продумать детали и узнать побольше об обряде. Послезавтра я оформлю вам допуск в королевскую библиотеку и проверю хранилище канцелярии. С твоим вторым видящим, Берт, познакомлюсь позже.

И вот после всего сказанного я не удержалась от вопроса:

— Послезавтра? Почему? Зачем откладывать?

— Потому что завтра нам назначена встреча у его величества, — по губам Алистера скользнула странная улыбка. — Король желает видеть нас, Яна, и, сама понимаешь, отказывать ему мы не имеем права.

***

Новость о том, что Тимир жаждет со мной встретится не просто смешала все планы — прозвучала, как гром среди ясного неба.

Мое волнение, помрачневшее вмиг лицо Лоттера и негромкие, уверенные слова Вэйдена:

— Что бы тебе не предложили, Яна, против твоей воли ничего не случится. Обещаю.

И я успокоилась. У меня есть поддержка Алистера и Герберта — чего еще желать? Да, шефа в этот раз не пригласили, но я уверена: если потребуется, он поможет. В конце концов, я и сама не планирую так просто сдаваться. Никогда и никому, даже королю. Буду бороться, извернусь, соображу что-нибудь, в общем, найду выход, когда совсем туго придется. Как та лягушка, что взбила масло.

— Вряд ли его величество станет на чем-то настаивать, — продолжил Алистер. — Не в этот раз. У него сейчас других забот хватает. Целители до сих пор не выяснили, как помочь Алемине. Допросы Дувитана тоже не дали ничего нового. Расследование в Стакке не закончено. Тимиру пока не до тебя. Скорее всего, он просто поговорит, расспросит о деталях, о твоих впечатлениях. Предложит награду. Вот к этому надо быть готовой.

Готовой к награде? Мда… Вот уж, не было печали. Милость правителей, как и их гнев всегда страшит — своей неопределенностью и внезапностью, так уж точно.

Прием у его величества назначили на вечер следующего дня, и, естественно, мне снова пришлось воспользоваться услугами королевской портнихи и ее ассортиментом готовых нарядов.

Мисти и на этот раз принимала деятельное участие в примерке — она теперь почти не отходила от меня, когда выдавалась свободная минута. Экономка тоже пришла. А вот Брыг, по понятным причинам, отсутствовал, и я в очередной раз с тоской ощутила, что мне очень не хватает ушастого. Его забавных советов, замечаний, неуклюжих попыток помочь, даже ворчания и ядовитых подколок.

Я не стала особо заморачиваться и выбрала платье из уже привычного картумского шелка, только на этот раз — глубокого зеленого оттенка. «Под цвет глаз Вэйдена», — пришло в голову неожиданное сравнение, и я усмехнулась, поймав себя на этой странной мысли.

А вот драгоценности снова пришлось на время позаимствовать у хозяина Ростас-холла. Великолепное изумрудное колье ледяными тисками сдавило шею, а серьги-подвески тянули к земле — у меня даже голова на миг закружилась. Не везет мне с украшениями Кармелы. Или это я просто такая впечатлительная?

С одеждой определилась быстро, собралась тоже в рекордные сроки, спасибо Ниле, так что еще успела часа два посидеть с Гербертом и Айваном над книгами. Лоттер договорился с ректором академии, где они с Вэйденом учились, и теперь на пару с моим бывшим земляком просматривали справочники из преподавательской библиотеки.

Иван уже подал заявление о вступлении в гильдию розыскников и просто-таки лучился энтузиазмом.

— Вот это дело! Настоящее расследование. Как же мне всего этого не хватало, — довольно потирал он руки. — И Лоттер хороший мужик. Правильный. Сразу предложил достойные условия. Да и Демтор… то есть Вэйден тоже держит слово. Открыл счет на мое имя в банке, перевел обещанную сумму и даже обещал переговорить с магом-целителем по поводу операции. Восстановлю ногу, начну работать. Заживу...

Он хлопнул меня по плечу, лукаво подмигнул, а потом неожиданно погрустнел.

— Эх, если бы с самого начала так. Когда я сюда попал… Ты не представляешь, как тебе повезло, Яна.

— А домой вернуться не хочешь? — поинтересовалась я осторожно. — Если подвернется такая возможность.

Айван хмыкнул.

— Знаешь… нет, не хочу. Несмотря ни на что. Я не оставил там ничего такого, к чему тянуло бы. Нет у меня на Земле якоря. Давно нет. Родители умерли, с женой развелся, а детьми мы так и не обзавелись — все откладывали, не до этого было. На службе и без меня справятся. Друзья?.. Надеюсь, поминают иногда добрым словом и на общих встречах ставят на стол рюмку водки с куском хлеба. В остальном — у всех своя жизнь, дела. А здесь у меня невеста есть, славная девушка. Ждет… Теперь мы, наконец, пожениться сможем. Ребенка родим.

Лицо Ивана озарила широкая, удивительно теплая улыбка, а я подумала, что, наверное, он прав. Не всегда стоит возвращаться, особенно, если в покинутом доме нет этого самого «якоря», а на Сеоте, помимо трудностей и проблем, ждет другая, не менее интересная жизнь и самый невероятный во всех мирах мужчина. А где-то впереди — обещанная Иратой встреча с сестрой…

Вэйден приехал точно к назначенному сроку, и Герберт, спустившийся проводить нас, передал меня ему буквально с рук на руки.

— Отвечаешь за нее, — проронил он скупо, не сводя глаз с Алистера.

И тот так же коротко ответил:

— Знаю.

Дорога, во время которой мы, по большей части, молчали, думая каждый о своем. Охранный мост-артефакт, ведущий через озеро ко дворцу. Стражники, пропускавшие нас без проверки, стоило им заметить герцога. Все тот же домик в глубине сада, видимо, служивший правителю Аглона для приватных встреч. И, наконец, знакомая комната и сидящий в кресле у письменного стола король. Все, как в первый раз, с той лишь разницей, что сейчас с нами не было Лоттера и Цинтии.

— Ну, что, госпожа Сеигир, не изменили своего мнения? — поинтересовался Тимир, когда я, осторожно подбирая слова, закончила рассказывать о том, что произошло в Стакке. — Может, все-таки перейдете на службу в тайную канцелярию? По-моему, у вас с герцогом неплохо получается. Даже, я бы сказал, блестяще. Обещаю, вам не придется жалеть о сделанном выборе.

— Благодарю за щедрое предложение, ваше величество, — я с трудом заставила себя смотреть прямо на короля, и не отвела взгляд, даже, когда почувствовала, как начинают подрагивать губы и холодеть кончики пальцев. — Но я предпочла бы остаться в своей гильдии. Под руководством господина Лоттера.

— Хм… Упрямство, конечно, хорошая черта, но не всегда полезная и безопасная…

Лицо короля потемнело. Он склонил голову набок, изучая меня, а потом повернулся к Вэйдену.

— А ты что молчишь, Ал? Как считаешь, нам вдвоем удастся убедить несговорчивую и такую отважную госпожу Сеигир? — произнес он после некоторого молчания, и слово «убедить» в его устах прозвучало, почти как «заставить».

— Считаю, что она имеет право решать сама, — прозвучал твердый ответ, и герцог шагнул вперед, останавливаясь рядом со мной, почти вплотную. Что, разумеется, не укрылось от внимания Тимира.

— Вот как… — протянул он задумчиво и… удовлетворенно, словно мы с Вэйденом только что прошли какой-то важный тест. — Что ж, не буду настаивать. Пока… Раз уж вы, Раянна, опять отвергли мое предложение, надеюсь, награду принять не откажетесь? Я обязан вам спасением названной сестры ее величества, и хотел бы отблагодарить, пожаловав титул баронессы и прилагающиеся к нему земли.

И король откинулся на спинку кресла, наслаждаясь произведенным эффектом, но глядел при этом почему-то не на меня, а на Алистера.

А эффект был, и еще какой. Одно дело — простолюдинка «госпожа Сеигир» и совсем другое — баронесса. Я прекрасно понимала, что присвоение титула повлечет за собой неизбежную дополнительную проверку. Причем, проверять будут не только меня, но и всю мою «семью», начиная с дедушки-отшельника и заканчивая самыми дальними родственниками, живыми и ныне покойными. Понимала, но… Отказать королю еще раз, после того, как я только что ответила «нет» на его предложение перейти в тайную канцелярию, значит нанести ему личное оскорбление. Этого Тимир мне точно не простит.

И Вэйден тут ничем не сможет помочь. Да и что он скажет? Не давайте ей титул, ваше величество? Глупо… Какую бы цель ни преследовал властитель Аглона, он все точно рассчитал.

Мне не оставалось ничего другого, как склониться в полагающемся по этикету поклоне и вежливо произнести:

— Благодарю за щедрый дар, ваше величество. Я не заслуживаю…

— Мне виднее, чего вы заслуживаете, а чего нет, — усмехнулся Тимир. — И поскольку вы благоразумно согласились со мной не спорить, я хотел бы немедленно огласить свое решение. Сейчас как раз время традиционного малого приема, все заинтересованные лица давно собрались. Идемьте.

Тимир стремительно поднялся, и я почувствовала, что меня поймали в ловушку — хитрую, заранее продуманную и хорошо подготовленную. В которую я с размаху и угодила.

— Ваше величество!

Голос Вэйдена настиг Тимира на полпути к двери. Король остановился, недоуменно вскинул брови, но Алистер уже поворачивался ко мне.

— Госпожа Сеигир, вы знаете, что по закону обязаны незамедлительно покинуть гильдию, как только его величество известит подданных о дарованном вам титуле, и вы, опять же при всех, подтвердите, что принимаете его? — произнес он четко, громко, предельно официально, как будто мы уже находились перед этими самыми подданными, и я застыла, практически не дыша.

Проклятье!

Дура… какая же я дура! Переживала о том, что «легенда», сочиненная Гербертом, не выдержит тщательной проверки, что правда обо мне выплывет наружу, и не учла самого главного.

Или титул — или гильдия.

Нет, если бы у меня было время на раздумье — пять минут… две… да хоть сколько-нибудь — я бы обязательно вспомнила, сообразила, в какую западню меня загоняют. Но король не дал мне такой возможности и действовал молниеносно. Предложил то, от чего я заведомо отказалась бы, тут же заменил это щедрой наградой, якобы, в благодарность, ошеломил и, не позволив опомниться, возразить, отправился «оглашать».

Ну, что сказать… Опытный политик, правитель, не мне с ним тягаться. Тем более, я в этом мире — без году неделя. Законы, конечно, знаю, но чисто теоретически, не все могу сразу предусмотреть. И если бы не Вэйден…

— Ал!

Гневный окрик Тимира разорвал установившуюся в кабинете тишину. Но герцог никак не отреагировал на возмущение своего друга и повелителя. Он смотрел только на меня. Пристально. Внимательно.

— Раянна…

Одно тихое слово, всего одно — а меня словно теплым облаком окутало. Надежным безопасным.

И сразу вспомнилось:

«Что бы тебе ни предложили, Яна, против твоей воли ничего не случится. Обещаю…»

— Спасибо… — шепнула одними губами и перевела взгляд на хмурого, явно недовольного монарха. — Простите, ваше величество, но это невозможно.

— Отвергаете мой дар? — еще больше помрачнел король.

— Что вы, ваше величество. С почтением принимаю… Приняла бы, если бы мне позволили работать. Вы же обещали не настаивать, чтобы я ушла из гильдии.

— Обещал… Раянне Сеигир, — нехотя согласился Тимир. — Простолюдинке без имущества, состояния, постоянного, стабильного дохода. У нее просто не было другого выхода, она должна хоть как-то зарабатывать. Но баронессе, с титулом, землями, под опекой короны… Зачем вам работать? Что за нелепая прихоть?

Под опекой короны?

То есть «отец родной» теперь еще и опекуном моим сделается? Станет следить за каждым шагом, действием, словом? А потом замуж выдаст по своему желанию? Вот уж облагодетельствовал, так облагодетельствовал, ничего не скажешь.

Отказаться от самостоятельности, права самой отвечать за свои поступки и решения, от защиты гильдии, наконец, гарантированной мне законом, ради сомнительного удовольствия бездельничать под покровительством монарха и полностью зависеть от его капризов? Нет уж, спасибо. Не сомневаюсь, местные дамы были бы на седьмом небе от такого счастья. Но в том-то и дело, что я не местная.

— А если вам так уж неймется и хочется чем-то заняться, — вкрадчиво продолжал король, — обратитесь к герцогу Вэйдену. В его департаменте для вас всегда найдется место. На государственной службе аристократам находиться не запрещено. Более того, престижно и почетно.

Верю. Но это меня тоже не устраивает.

Мелькнула предательская мысль согласиться, а потом, через пару дней, отказаться от титула, как сделал Герберт, и вернуться в гильдию, но я сразу же отвергла эту идею. Глупо и недальновидно. Лоттер отрекался от собственного наследия, я же швырну назад королевский подарок. Официально. При всех. Подобного публичного оскорбления Тимир мне точно не простит.

И я собрала в кулак всю свою волю, вытянулась в струнку, а потом повторила предельно уважительно и так же упрямо:

— Я хотела бы остаться в гильдии розыскников, ваше величество

Даже не сбилась ни разу. И голос не охрип, не сорвался — звучал почтительно и ровно. Георгий Александрович, наш преподаватель сценического искусства, был бы мною доволен.

А вот король, судя по всему, придерживался другого мнения — шагнул к нам, резко угрожающе быстро, и Алистер тут же качнулся вперед, словно хотел закрыть меня собою.

— Не переживай, не съем…

Тимир насмешливо прищурился и остановился напротив, заложив руки за спину.

— Бледная, напряженная, сердце колотится так, что даже я слышу, но взгляда не отводит. Сопротивляется, настаивает на своем, хоть и боится… А вы любопытная девушка, Раянна. Необычная… — наконец вынес он вердикт и покосился на герцога. — Сочувствую, Ал. Искренне сочувствую. Долго тебе придется добиваться от нее согласия.

— Ваше величество, — негодующе вскинулся Вэйден, но на короля это не произвело ни малейшего впечатления.

— Да-да, мой друг. Уговорить госпожу Сеигир хоть иногда сотрудничать с тайной канцелярией совсем непросто, поверь мне, — продолжил он невозмутимо. Но ироничные искры в его глазах свидетельствовали о том, что короля явно забавляла ситуация. Похоже, это была маленькая месть за то, что Алистер пытался встать у него на пути. — Так что же мне с вами делать Раянна?

Ну, раз меня спрашивают…

— Не награждать? — внесла я предложение, и Тимир скривился, давая понять, что этот вариант его не устраивает.

— Раянна получит титул не по праву крови и не по наследству, а в дар от вашего величества, в знак признания ее заслуг перед короной, — вмешался Алистер. — Это особый статус, с ним связаны определенные привилегии. Подобные прецеденты в прошлом уже случались. Двести лет назад ваш предок Диккон Третий…

— Да помню я… — с досадой отмахнулся король. — Ладно, Гхирх с тобой… Раянна Сеигир, властью и правом, данным мне богами, как законному правителю Аглона, дозволяю вам после принятия титула остаться в гильдии розыскников. Но все ваши земли поступят под управление короны, и доход с них будет полностью отчисляться в государственную казну. Пока вы не образумитесь… гм… то есть на время вашего членства в гильдии.

Он помолчал несколько мгновений, а потом, взглянув на Алистера, ядовито поинтересовался:

— Ну что, доволен, защитник? Вижу, что доволен. Тогда на этом закончим. Хватит испытывать мое терпение. Оно, знаешь ли, не бесконечно.


Глава 29 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 31