home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 29

Лоттер ответил не сразу. Несколько минут он сосредоточенно изучал пейзаж за окном, словно пытался разглядеть там что-то очень важное.

Наконец, широкие плечи дрогнули, мужчина обернулся и шагнул ко мне.

— Помощник Вэйдена не будет участвовать в ритуале без ведома хозяина, — произнес он. — Не имеет права.

— Мне это известно… — Я выдохнула и почти спокойно продолжила: — Поэтому придется рассказать Алистеру о том, что я видящая.

— Ты хочешь…

Герберт остановился. Выпрямился, пристально глядя на меня.

— Да!

Я приняла решение, на смену сомнениям пришла уверенность. Осталось убедить собеседника, и я заговорила горячо, сбивчиво:

— Помню, ты предупреждал: чем меньше обо мне знают окружающие, тем лучше. Безопаснее. Но сейчас, когда речь идет о спасении Брыга, и Вэйден может помочь, молчать неправильно. Нехорошо. Я не прощу себе, если из-за меня все сорвется, и мы не найдем мелкого… Я хотела сказать, твоего помощника. Да и чем я рискую? Видящие сейчас редки, это верно, но они все равно рождаются. У его величества, насколько мне известно, в личной охране состоит видящий. И он не иномирянин, а коренной сеотец. Так что, признавшись, я не выдам своего происхождения. Максимум, что мне грозит — повышенный интерес спецслужб и храмовников. Да, это плохо. Я и так уже успела привлечь внимание и короля, и тайной канцелярии, и служителей Солнцеликого. Куда уж больше? Но я — розыскник, мои интересы защищены законом и конвенцией о правах гильдий. Ее чтут все, даже правители. Без моего желания и твоего разрешения никто ничего не посмеет сделать. А если ты примешь в гильдию Айвана и заключишь с ним стандартный договор, уверена, он тоже не откажется поучаствовать в спасательной операции.

— Айван? Это еще кто такой?

— Мой земляк. Он нам в Стакке очень помог. Кстати, тоже розыскник, в прежней жизни.

— Земляк, говоришь? И видящий? Надо же, как вас, чужаков, притягивает друг к другу. — задумчиво протянул Лоттер. — Встретиться с ним — не проблема, в гильдию принять — тоже… Разумеется, если он мне подойдет, и мы договоримся. Уникальный специалист нам всегда пригодится. Сложность в другом…

Герберт запнулся, словно подбирая слова, и я, досадливо тряхнув головой, поторопила:

— В чем же?

Но мужчина не спешил отвечать. Прошелся по комнате, явно о чем-то размышляя. Ненадолго замер у стола, сложил бумаги в аккуратную стопку и, наконец, быстро вернувшись, сел напротив.

— Я не собирался сейчас об этом говорить. Хотел отослать тебя из Нускары на некоторое время. В одном из наших филиалов в Зансе как раз требуются люди.

— Занс? Это же другой конец страны.

Я все меньше понимала намеки шефа и начала уже не на шутку волноваться. Что опять стряслось в моей и без того изрядно запутанной жизни?

— Зачем мне туда ехать? Что происходит?

Лоттер чуть заметно поморщился.

— Я давно заметил, что ты интересуешь Вэйдена не только как интуит и моя новая подопечная. Ты понравилась ему с самого первого дня, с первой встречи. Я видел, как он меняется, когда ты появляешься рядом, как хищно провожает взглядом, и в глазах его разгорается особый огонь, понятный любому мужчине. Он хорошо умеет держать лицо и с самоконтролем у него все в порядке, но я прекрасно изучил своего старого друга. Алистер — не затворник, пользуется успехом у дам, знает в них толк, а ты слишком необычная и яркая, не удивительно, что он обратил на тебя внимание. Но как бы женщина ни привлекала его, герцог — человек чести, в любви никогда не прибегнет к силе, а ты прекрасно понимаешь, что от него стоит держаться подальше, и вряд ли примешь ухаживания. Так что я не придавал его интересу большого значения. Теперь же…

Он опять замолчал, и я почти взмолилась:

— Герберт?..

Мужчина на мгновение отвел взгляд.

— После Стакки все изменилось. Алистер слишком собственнически стал к тебе относиться. Как будто все для себя решил и отпускать не собирается. Мне даже показалось, что он ревнует тебя ко мне, как я когда-то ревновал к нему Кармелу. Я словно увидел в нем себя, прежнего… отчаянно влюбленного. Готового сражаться за свою женщину хоть с целым светом. До конца, до последнего вздоха. Не знаю, на сколько глубоки его чувства, но он воспользуется любым поводом, чтобы удержать тебя. То, что ты видишь духов, станет для него дополнительным аргументом, чтобы наставать на переводе Раянны Сеигир в тайную канцелярию. Интуит, связанный с ним сочетающейся магией, да еще и видящая… Слишком ценный специалист. Закон, конечно, гарантирует права гильдийцев, но его величество умеет настаивать, поверь. И Вэйден сделает все, чтобы заполучить тебя. Это только вопрос времени.

Повисла пауза. Герберт словно давал мне время осмыслить то, что он сказал. И смотрел, не отрываясь. Прямо, открыто.

— Герцог Вэйден молод, красив, богат, знатен. Свободен. Пока… Его внимание льстит женщинам. Многие из них согласились бы на роль временной любовницы, даже те, кто кичится своим древним аристократическим происхождением. Но не ты. Я слишком хорошо помню наш первый разговор и твои ответы. А большего он тебе предложить не сможет. В его браке с дочерью Гефроя заинтересован сам король. Ты же читала досье…

Я еле заметно кивнула, впрочем, Лоттер и не ждал подтверждения.

— Я планировал уже завтра отправить тебя в гильдийский лагерь, — продолжил он. — Подальше отсюда. Пока Вэйден не вернулся. А теперь выясняется, что ты собираешься не просто остаться, а еще и сообщить ему о своих способностях. Дать повод удержать тебя… Ты хоть понимаешь, как это опасно?

— Понимаю, — согласилась тихо. — Но без герцога мы не найдем Брыга. Я знаю… чувствую, что он нам нужен. Ему надо рассказать.

«И не только из-за духа», — добавила мысленно.

Я или доверяю Алистеру, или нет. Если нет, надо уезжать отсюда… от него, и как можно дальше. Воспользоваться предложением Лоттера, сбежать на другой конец страны, и сидеть там оставшиеся четыре с небольшим года, пока брак сам собой не распадется.

Ну, а если я готова дать нам шанс, то пора делать шаг навстречу и признаться… Для начала, хотя бы в этом. Заодно и посмотрю, как Алистер отреагирует. Ошибаюсь я в нем или нет?

— Есть выход. Решение, которые защитит тебя и убережет от любых неприятностей. Даже король в этом случае окажется бессилен.

Герберт вдруг подался вперед, накрывая мою ладонь своею.

— Яна, ты должна выйти за меня замуж.

Я застыла, потрясенная.

Был такой старый фильм, мы его вместе с мамой смотрели. Закадровый голос торжественно провозглашал: «Графа постиг удар судьбы». И тут же откуда-то сверху вываливалась огромная колотушка и неслабо так прикладывала несчастного героя по темечку.

Вот и я себя сейчас ощущала, как тот самый упомянутый граф. Припечатала меня судьба основательно, от всей души. Даже в глазах на мгновение потемнело, и дыхание остановилось. Я только и могла, что судорожно хватать ртом воздух, как выброшенная на берег рыба.

Чего угодно от Лоттера ожидала, но только не этого. Он же никогда не проявлял ко мне интереса. Ни малейшего. Я обязательно почувствовала, если бы что-то было.

Сколько раз мы оставались наедине: в классных комнатах, тренировочном зале, на полигоне. Днем, ночью… да в любое время суток. Он учил меня пользоваться специальными розыскными артефактами и заклинаниями, помогал тренироваться, отрабатывать простейшие приемы рукопашного боя. Касался, прижимал к себе в пылу учебного боя, взбудораженный, разгоряченный. А потом, в кабинете, когда мы что-то обсуждали, подсаживался вплотную, склонялся надо мной. И ни разу не позволил себе лишнего — ни словом, ни взглядом, ни жестом. И это меня невероятно радовало.

Мне было легко с ним, просто и спокойно, как со старшим родственником. Нет, отцом я его не считала. И братом тоже. А вот каким-нибудь дальним, пятиюродным дядюшкой — пожалуй. Суровым, но справедливым. Который взял к себе на работу племянницу по протекции, но спуску ей не дает, и спрашивает строго, наравне со всеми.

А Лоттер молчал. Сидел, смотрел на меня, внимательно, пристально, и молчал — только рот кривил в чуть заметной улыбке. Или это он его просто сжимал так сильно? Тоже, наверное, волновался.

— Герберт, я…

Осторожно высвободила пальцы из его ладони, нервно откашлялась. Ну вот что ему сказать?

— Ты же меня не любишь. Я тебя тоже…

Мда… Так себе повод для отказа. В этом мире, конечно, хватает влюбленных, все-таки тут люди обитают, не роботы, и эмоций они, к счастью, не лишены. Но союзы по расчету —привычное дело и никого не удивляют. Поэтому я поспешно добавила:

— Понимаю, любовь на Сеоте не особо ценится, но я к ней иначе отношусь… Серьезнее.

Думала, Лоттер рассмеется, станет спорить, объяснять, что я не на Земле и должна теперь соблюдать совсем другие правила, а он вдруг взял и согласился.

— Не люблю. И то, что ты ко мне равнодушна, тоже заметил. Не слепой. Поэтому предлагаю, скорее, деловое соглашение, взаимовыгодное партнерство.

Он снова встал и заходил по комнате, не в силах, видимо, оставаться на месте.

— После смерти Кармелы я не хотел больше вступать в брак. До сих пор не хочу. Но, к сожалению, глава гильдии должен быть женат. Это не правило — настоятельная рекомендация. Я потерял уже несколько выгодных заказов, потенциальным партнерам не понравилось, что я до сих пор холост. Они заявили, что не могут мне доверять, и прервали переговоры. Меня устраивает моя жизнь, впускать в нее какую-нибудь легкомысленную дамочку, чтобы она перевернула все вверх дном, не имею ни малейшего желания. Кроме того, у меня теперь нет титула. Аристократкам я не подхожу, простолюдинки меня не устраивают, а магичкам не нужен вдовец с ребенком и с воспоминаниями о первой, погибшей, жене.

Мужчина вскинул подбородок, плотно сжал губы, так, что они даже побелели слегка, но быстро взял себя в руки и продолжил:

— Как видишь, я с тобой предельно откровенен. Мы можем помочь друг другу. Я дам тебе имя, защиту — свою и гильдии, материальное благополучие. Ты обеспечишь мне статус женатого человека. Я не тащу тебя в постель. Не требую исполнения супружеских обязанностей. Мы будем жить, как прежде, — каждый своей жизнью, и только на необходимых официальных мероприятиях появляться вместе.

— Фиктивный брак… — пробормотала я вполголоса.

Герберт остановился, недоуменно приподнял брови.

— Что?

— Так в моем мире называется союз, когда двое, на самом деле, не хотят настоящую семью, а стремятся к какой-то выгоде, которую иначе получить невозможно, — объяснила я путанно, но Лоттер согласно кивнул.

— Да, именно так. Ни к одной из знакомых дам — тем более, к их семьям, я не могу обратиться с подобным предложением. Они просто не поймут. А ты все уловила с полуслова. И Мисти к тебе привязалась, приняла. Для меня это важно. Дочь обычно очень настороженно относится к посторонним… Ну, что скажешь?

А что тут говорить? Очень заманчивое предложение, просто-таки невероятно. Стать замужней женщиной, со всеми плюсами и преимуществами этого положения, и в то же время сохранить полную самостоятельность — на Сеоте об этом можно было только мечтать. И я бы, наверное, согласилась, если бы не одно «но». Серьезное такое, зеленоглазое.

Выдохнула тихонько и произнесла:

— Мне жаль… Но я не могу принять твое предложение, Герберт.

— Почему? — Взгляд мужчины потемнел, на высоких скулах резко обозначились желваки. — Что тебя останавливает? Или ты все же решила выбрать Вэйдена с его герцогским титулом? Считаешь, что он ради тебя изменит все свои планы?

— Нет, — отрицательно качнула головой. — Не считаю.

— Тогда в чем проблема?

— А ты не думал… — я помедлила, а потом выпалила — будто в ледяную прорубь бросилась с головой. — Не думал, что твоя жена жива? Нет, я помню, что ее в конце концов нашли и даже опознали по ауре, но… Что если это все-таки ошибка? Тело ведь было сильно изуродовано, а аура в этом случае, насколько мне известно, не такая четкая. Смазанная.

— Думал. И долго искал. Улики, зацепки, малейшие намеки, случайных свидетелей. Я ведь и в гильдию только поэтому пошел, возглавил ее, отказался от титула. Чтобы использовать любую возможность и найти хоть какой-то след. Надеялся… Вопреки всему — надеялся.

Последние слова Герберт почти простонал, и так странно было слышать это от моего всегда уравновешенного, сдержанного, несгибаемого шефа.

— Я даже к Гилгику обращался, — произнес он через некоторое время. Уже спокойнее. — Хотел, чтобы жрец посмотрел, не осталась ли у меня на ауре брачная метка, ведь это означало бы, что Мелла жива. Совершенно безумная затея… Глупая и бесполезная. Да, когда союз освящается одним из богов, печать обретает особую силу и ее можно увидеть в храме, во время специального обряда. Но это случается так редко — благословение свыше... Наше венчание было самым обычным, ни один из небожителей не почтил его присутствуем и милость свою не явил. В этом случае метка активируется лишь при попытке вступить в повторный брак, если не расторгнут первый. Ну не тащить же мне к алтарю случайную, ни в чем не повинную девушку только для того, чтобы развеять сомнения? Кто бы на такое согласился? Мне и самому это не нужно. Пришлось бы тогда, по закону, довести церемонию до конца и жениться на «избраннице».

— Но к Гилгику ты все-таки пошел? — вставила я, воспользовавшись паузой.

Ну, не нравилось мне, хоть убейте, что и здесь умудрилось каким-то боком отметиться «его хитрейшее святейшество».

— Пошел, — признался Герберт. — Не знаю, зачем. От отчаяния, наверное. Просил старика сделать хоть что-нибудь, провести обряд, хотя бы попытаться… Обратиться к богу, наконец. Он же его верховный предстоятель.

— И что жрец?

— Согласился. После личной и очень настойчивой «просьбы» Тимира. Да только ничего из этого не вышло. Солнцеликий так и не отозвался, не пожелав отвечать на мой вопрос, и метка не проявилась. То ли потому, что ее уже не существует, то ли оттого, что ритуал не удался.

— А если привести в храм какую-нибудь замужнюю женщину? Заплатить за помощь… На ней не придется жениться, а ты окончательно все проверишь.

— Если бы я не знал, что ты иномирянка, после этих слов точно заподозрил неладное. — Лоттер попытался улыбнуться, но вышла лишь кривая, болезненная гримаса. — Только чужаку могла прийти в голову эта абсурдная идея. Для сеотца она недопустима. Кощунство. Оскорбление богов. Подобное предложение — позор для любой женщины и бесчестье для ее мужа, если он позволит такому случиться.

Я состроила виноватую гримасу — мол, извините, погорячилась, не учла местных реалий.

— Прошло столько лет. Я давно перестал надеяться на чудо… В любом случае, у алтаря все выяснится. Так или иначе. Как только мы попытаемся огласить предварительную помолвку, — мрачно хмыкнул Герберт. — Перестань выдумывать отговорки, Яна. Скажи прямо: в чем дело? Тебя беспокоит, что я не сдержу слова? Так мы заключим магически заверенный договор о партнерстве. Если хочешь, поклянусь, что не прикоснусь к тебе без твоего желания. А дальше… Кто знает, как все обернется? Это зависит только от нас. Может, рано или поздно, и у нас с тобой все сложится?

Я смотрела на стоящего передо мной мужчину — высокого, широкоплечего, красивого… очень красивого — и не испытывала к нему ничего, кроме признательности, уважения и чисто человеческой симпатии. Смотрела и понимала, что рядом с ним мое сердце никогда не будет биться чаще, замирать, а потом снова пускаться вскачь. К горлу не подступит ком, не застучит в висках и не похолодеют пальцы. Я никогда не потеряю голову при виде него. Потому что он — не Алистер.

Даже досадно на миг стало.

Но Герберт требовал ответа, честного ответа — и он имел на него право. Что ж, значит пришла пора признаваться.

— Я уже замужем… Некоторым образом. То есть на мне женаты. В общем, я не совсем свободна. И… там все сложно.

— Если ты о своем мире, то можешь не продолжать. Мне все равно, с кем и что тебя связывало в той жизни, — небрежно, как от чего-то несущественного, отмахнулся Лоттер. — На Сеоте прежние обязательства не имеют значения.

— Нет, я венчалась уже здесь, — выпалила и даже зажмурилась на мгновение. — Меня даже не спрашивали — взяли и выдали замуж… как потом выяснилось. Хотя я была против и предложения не приняла.

Мужчина ощутимо напрягся. В глазах мелькнуло странное выражение, плечи дрогнули, потом расправились и окаменели.

— Тебя заставили? — медленно, пугающе спокойно произнес он. — Когда? Где? Кто посмел? Вэйден знает?

— Богиня любви Ирата. Как только я попала в этот мир. В одном из своих разрушенных храмов. Она как раз для этого и перенесла меня на Сеот, — так же сдержанно и четко отрапортовала я. — Герцогу все известно. Собственно, он на мне и женился. Случайно, почти в шутку.

Подумала и уточнила, чтобы уж точно никаких неясностей не оставалось, а то мало ли на свете герцогов:

— Его светлость Алистер Вэйден, глава королевской тайной канцелярии — мой муж, выбранный Иратой и ею благословенный. У нас с ним как раз тот самый освященный богами брак, о котором ты только что говорил. Освященный, но неполноценный. Потому что я-то Вэйдена принять отказалась, а вот он… согласился.

Повисла пауза.

Кажется, впервые мой здравомыслящий, проницательный шеф не нашел, что сказать, и лишь молча сверлил меня взглядом. Я не стала дожидаться, пока он придет в себя. Глубоко вдохнула… выдохнула и начала рассказывать.

О храме, в котором оказалась, шагнув со сцены родного театра. О развеселой королевской компании и бесшабашно-легкомысленном решении Вэйдена принять дар богини. О молнии, ударившей в наши соединенные ладони. О моем отчаянном «нет» в ответ на все, что происходило, а главное —на абсурдность ситуации. О падении во тьму и прощальных словах, что шепнул мне на ухо призрачный голос.

«Прими мой свадебный дар, дитя…»

Не стала скрывать и встречу с Иратой в действующем храме Стакки — припомнила каждое сказанное слово.

— Вот так и вышло, что Алистер мне не совсем муж — у меня даже брачная метка на ауре полностью скрыта, а у него все гораздо серьезнее. И что он собирается теперь делать, не знаю. Задание Ираты мы выполнили. Теперь осталось встретиться с богиней, узнать, что ей еще нужно, но сути это не изменит. Я могу дождаться, когда брак сам собой аннулируется, а потом продолжить спокойно жить на Сеоте или вернуться на Землю — богиня обещала помочь. А могу рискнуть и поговорить с Вэйденом. Дальше… по обстоятельствам. В любом случае, стать твоей женой у меня, при всем желании, не получится. В ближайшие четыре года точно, — закончила я и покосилась на Лоттера. И поскольку мужчина продолжал хранить гробовое молчание, добавила: — Прости, что не рассказала раньше. Непросто вот так сразу довериться чужому человеку в незнакомом мире. Да ты и сам понимаешь…

Стиснула пальцы в кулаки, чтобы не было заметно, как они подрагивают, и уставилась в окно.

Сердце колотилось быстро и гулко, подскакивая к самому горлу так, что все время хотелось сглотнуть. Но я заставляла себя сидеть спокойно, держать спину прямо, до рези в глазах всматриваясь в безмятежно-голубое небо над садом.

Ну, Герберт, отвечай же! Скажи хоть что-нибудь…

Мгновение…

Другое…

— Гхирх побери… — протянул, наконец, мужчина. — Бедняга Ал… Надо же было так попасть.

Он шагнул ближе, заставив меня вздрогнуть.

— Понимаю, Яна. И не только тебя, но и Алистера тоже. Очень хорошо представляю, что он чувствовал. Его возмущение, досаду, ярость, когда он сообразил, что связан с неизвестной девушкой, что его женили против воли, и он не может обвенчаться с той, которую сам выбрал. Не важно, по любви или расчету, главное — сам. Я прекрасно все понимаю… И если бы сразу об этом узнал, не уверен, что стал бы скрывать тебя от Вэйдена. Так что ты правильно сделала, когда промолчала.

— А сейчас? — вскинула голову, ловя его взгляд. — Как ты поступишь сейчас?

— Теперь ты живешь в моем доме. Моя домоправительница подкладывает тебе за обедом самые лакомые кусочки, которые раньше, между прочим, предназначались мне, и требует, чтобы я поменьше нагружал бедную девочку, потому что она очень устает — вон, какая бледненькая и худенькая. Моя дочь любит тебя — а до этого сторонилась всех женщин, кроме Нилы, — и каждый раз с нетерпением ждет твоего возвращения после очередного задания. Мой дух, сварливый, со вздорным неуживчивым характером, принял тебя, взял под свое покровительство и даже по-своему заботится, хоть и продолжает по привычке ворчать. Я сам собирался на тебе жениться. Ты совершенно незаметно стала членом моей семьи. А еще ты готова сделать все, чтобы спасти Брыга, даже ценой собственной безопасности. И, наконец, ты — розыскник, полноправный член гильдии «серых». Моей гильдии. А я своих людей не бросаю.

Герберт впервые за время нашего разговора улыбнулся — тепло, открыто. Из позы его ушло напряжение, словно он сделал для себя нужные выводы и абсолютно уверен в том, что поступает правильно.

— Я никому не позволю тебя обидеть, Яна, в том числе Алистеру. И не выдам. Какое бы решение в отношении «мужа» ты ни приняла.


Глава 28 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 30