home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 27

Иван со своими людьми ждал нас в укромном переулке недалеко от дома художника. Туда же, чуть позже, должны были явиться и Брыг с Гхарешем.

— Мы готовы, — выдал земляк вместо приветствия. Выглядел он серьезным и по-деловому сосредоточенным. — Когда начинаем?

— Сейчас, — Вэйден тоже не стал тратить время на ненужные сейчас церемонии. И требовать полагающегося по статусу почтения. — Твои люди?..

— В соседнем переулке, ждут команды. Десять парней, крепких, надежных, все не раз проверены в деле. Я упомянул, какое их ждет вознаграждение в случае успеха, и они в лепешку расшибутся, чтобы его отработать. Вас ребята не видели, имен не знают. Считают, что их нанял заезжий аристократ, чтобы пощекотать нервы художнику, который оскорбил его жену… Слишком уж правдиво ее изобразил. Теперь леди в истерике, лорд в гневе и хочет отомстить обидчику. Так парни и будут говорить, если попадутся. В общем, все, как договаривались.

Алистер одобрительно кивнул и задал лишь один вопрос:

— Сколько времени вам нужно?

— Сейчас парни устроят заварушку у ворот. Как свистну, можете идти. Четверть часа я вам обещаю, дальше — по ситуации. Если подтянется городская стража, нам придется уходить.

— Учту, — коротко пообещал Вэйден.

Иван, убедившись, что вопросов больше нет, отступил в подворотню, мгновенно растворившись в окружавшей нас темноте — судя по всему, там, в глубине, имелся сквозной проход. А мы принялись ждать.

Несколько минут ничего не происходило, потом за углом, в переулке, где находился особняк Дувитана, начал нарастать неясный пока шум. Пьяные выкрики, возмущенные ругательства... Сиплый мужской голос громко порекомендовал какому-то страдальцу не прикидываться «паршивым аристократишкой» и справить нужду там, где прихватило — вот тут, у очень подходящей для этого дела ограды.

Я, конечно, смягчила сказанное. Невидимый нам советчик выразился намного грубее, причем, его пожелание сопровождалось дружным оглушительным гоготом. После чего крики стали воинственнее, злее, послышался топот ног, а еще минут через пять раздался протяжный свист.

— Пора, — выдохнул Алистер, и рядом с нами, как по команде, возникли два чернильных сгустка.

На этот раз наши помощники решили не всплывать из-под земли и не вылезать из ближайшего дерева, просто соткались из воздуха.

— Проверю! — не дожидаясь приказа, проинформировал нас Гхареш и исчез, чтобы через пару мгновений появится вновь и отрапортовать: — В комнате никого.

— Раянна... — начал Алистер, протягивая руку.

— Янка со мной, — тут же вмешался Брыг. — Так быстрее, проще и безопаснее.

Герцог скривился, но промолчал, видимо, признавая правоту духа. Опустил руку и отошел — нехотя... очень нехотя. А я тут же попала в цепкие лапы своего лопоухого приятеля.

— Чего это маг Гхара так на тебя пялится? Словно ты его собственность? — сурово оскалился мелкий. Еще и зубами клацнул для полноты эффекта.

Я даже не сразу сообразила, о чем идет речь. А когда поняла...

— Брыг... — прошипела возмущенно.

— Ну да, сейчас не время, — согласился тот и продолжил, как ни в чем не бывало. — Потом расскажешь, когда закончим.

Резко дернул меня к себе, и мы рухнули в портал, вслед за Алистером и Гхарешем, которые уже почти скрылись в сизой дымке.

Никогда не любила перемещаться Изнанкой — сумрачно, промозгло, зябко до колких мурашек, по бокам мелькают тусклые, изломанные тени, порой весьма жутковатые. Но в этот раз я с удовольствием задержалась бы здесь подольше. Владения духов представлялись мне сейчас более безопасными, чем дом Эрниса Дувитана. Однако Брыг останавливаться не собирался, и вскоре мы уже стояли в небольшом, слабо освещенном помещении. К счастью, совершенно пустом, как и обещал Гхареш.

Я сделала шаг вперед и пошатнулась от внезапного, как удар под дых, ощущения, что Алемина здесь, совсем рядом, и ей очень плохо.

— Яна? — Герцог моментально оказался рядом, нахмурился, заглянул мне в лицо. — Что с тобой?

— Мина там, — я указала на массивную сводчатую дверь, густо оплетенную паутиной защитных заклинаний. И, не выдержав, попросила: — Давай поторопимся…

Вэйден, действительно, был мастером. И магию Изнанки знал неплохо. На то, чтобы снять сигналки, оповещающие о попытке вторжения, нейтрализовать охранные чары и убрать барьер, который не пропускал Брыга с Гхарешем, у него ушло не так много — десять минут, несколько амулетов, полностью опустошенный накопитель и два флакона с непонятной жидкостью, вылитой на створки.

Наконец, защитная сеть, тускло полыхнув последний раз, погасла. Дверь медленно распахнулась и открыла нашим взорам винтовую лестницу с железными ступенями, круто уходившими вниз — в кромешную тьму бездонного провала.

— Первый — я, потом Брыг и Раянна. Последний — Гхареш. Яну берегите, — распорядился Алистер и, внимательно вглядываясь в сумрак, шагнул вперед.

Спускались осторожно, почти крадучись, напряженно вслушиваясь в звенящую тишину, которую так и подмывало назвать могильной. Заклинание, предусмотрительно произнесенное Вэйденом еще у входа, окружило нас с ним пологом молчания, а духи и без того передвигались беззвучно, плавно скользя по воздуху. И в темноте они тоже, между прочим, видели прекрасно. Герцог, в свою очередь, активировал магическое зрение. Лишь я, любезно поддерживаемая Брыгом, пробиралась на ощупь.

К счастью, лестница только казалась бесконечной. На самом деле, закончилась она довольно быстро, и мы очутились в каменном мешке, на своеобразной «развилке», от которой в разные стороны уходило несколько узких коридоров.

Здесь тоже было пусто, но уже не так темно. Под потолком мерцали крохотные магические огоньки, пусть слабо, но все же освещая окружающее пространство. Чем мы и воспользовались, чтобы оглядеться.

— Туда, — уверенно указала я на крайний справа проход.

Мне даже сосредотачиваться не требовалось, чтобы выбрать нужное направление. Энергетический след Алемины читался достаточно четко, а отголоски ее эмоций — боли, страха, отчаяния — как и прежде хлестали наотмашь.

Брыг с Гхарешем дружно подтвердили мои выводы. Теперь, когда Вэйден убрал барьер, сдерживавший духов, они тоже начали чувствовать виконтессу, поэтому разногласий у нас не возникло.

Алистер, видя такое единодушие, лишь кивнул и без возражений свернул направо.

Света прибавилось — по стенам были развешаны массивные канделябры, в которых плясали языки магического пламени, вспыхивавшие при нашем приближение и гаснувшие за спиной. Но идти легче не стало. Появились ловушки, и теперь приходилось останавливаться чуть ли не ежеминутно.

Скрытые в стенах арбалеты, готовые обрушить на неудачника град стрел. Особые плиты на полу, исчезающие, если на них наступить. Пентаграммы, вспыхивающие неугасимым пламенем при касании и сжигающие все живое. Лужи какой-то слизи, разъедающей плоть. И атакующие заклинания, реагирующие на звук, запах, движение…Чего только в этом, с позволения сказать, подвале не было!

Препятствия встречались на каждом шагу, как и очередные развилки, заставлявшие нас останавливаться и снова выбирать, куда идти. И все же пока мы вполне успешно справлялись. Одни ловушки замечал и обезвреживал Вэйден, другие — Брыг с Гхарешем, а над некоторыми им приходилось трудиться втроем. В любом случае, до сих пор не сработала ни одна. Слава всем богам этого мира и, в первую очередь, разумеется, Ирате.

Я только диву давалась. Какой запутанный, извилистый лабиринт, полный капканов, силков и прочих хитроумных подлянок, умудрился создать в подвале обыкновенной городской усадьбы ее хозяин. Как будто он не всемирно известный респектабельный художник, а паук-оборотень, соткавший смертоносную паутину на пути к своему убежищу и терпеливо ждущий, когда жертвы в нее вляпаются.

Да и подвал ли это? Ну не может он быть таким большим. Куда мы вообще забрели?

— Под Стаккой находятся древние катакомбы, — шепнул, наклоняясь ко мне герцог. Словно угадал, какие мысли роятся сейчас в моей голове. — Частично обрушившиеся, засыпанные, перегороженные завалами, со множеством входов и выходов. Никто их до конца так и не исследовал. Видимо, Дувитан нашел и перестроил часть из них. Ничего… Мы все равно доберемся до его логова.

Логово…

Похоже, у Алистера возникли те же ассоциации, что и у меня.

Шаг за шагом мы пробирались к цели — туда, где, по моим ощущениям, прятали Мину. Наконец, стены последнего туннеля раздвинулись, и мы вошли в круглый зал — просторный и, как ни странно, ярко освещенный — со множеством одинаковых дверей. Пробегающие по створкам тревожные багровые отблески откровенно намекали, что двери эти не только наглухо закрыты, но еще и магически запечатаны.

И вот тут нас ждали две неприятные новости.

Мой дар, который успешно вел нас все это время, перестал повиноваться — я больше не чувствовала Алемину. Вернее, чувствовала, но везде — за каждой чертовой дверью. Слева, справа, сзади, спереди. Словно этих самых Алемин было с десяток, никак не меньше. Брыг с Гхарешем ощущали то же самое. Они на секунду зависли в центре комнаты, а потом начали бешено крутиться, бросаясь из стороны в сторону и растерянно замирая на полпути.

И, в довершении ко всему, ни герцогу, ни духам не удалось снять защиту ни с одной из дверей, как они ни старались.

Через полчаса, когда стало ясно, что мы лишь понапрасну тратим драгоценные минуты, я подошла к Вэйдену.

— Алистер, у нас есть медальон Ираты…

— Помню, — глухо откликнулся мужчина, даже не повернув головы. Он неотрывно гипнотизировал очередную не поддающуюся его магии преграду, и дверь его сейчас интересовала гораздо больше, чем я. — По словам жрицы, энергии в нидэари осталось на один-два раза, а дверей здесь ровно восемь. Ты можешь сказать, какую из них нужно открывать в первую очередь? Нет? И я. Наши помощники, судя по всему, тоже. Несколько ошибок — и все. Силу артефакта зря потратим, а до виконтессы не доберемся.

Повисла пауза. А потом…

Честно скажу, никогда не думала, что сама, добровольно предложу подобное. Но разве не за этим меня вообще в Стакку пригласили и в напарники взяли? Поэтому я выдохнула и произнесла, стараясь, чтобы голос мой звучал спокойно, буднично так:

— Давай объединим нашу магию? Как тогда, в деревне. Если у нас получится, сможем точно определить, где именно находится Алемина, и откроем проход с помощью нидэари.

Вот теперь дверь была забыта. Алистер обернулся, резко, стремительно, и буквально впился взглядом в мое лицо.

— Ты готова?

— Нет, — ответила абсолютно честно. Я, и правда, не жаждала повторения. Слишком пугало вот такое эмоциональное «слияние» с Вэйденом. — Но другого варианта у нас все равно нет.

— Другого варианта нет, — повторил герцог, не сводя с меня глаз. — Что ж, давай попробуем.

Помедлив, вложила пальцы в протянутую руку, и Алистер мягко, но настойчиво привлек меня к себе. Я выставила вперед ладонь, чтобы сохранить между нами хоть какое-то расстояние и задержать это стремительное падение в чужие объятия, но сделала только хуже. Ладонь буквально впечаталась в грудь мужчины, как раз напротив сердца — словно приклеилась, и я почувствовала мощные, неровные удары его сердца.

Хотела отдернуть руку, но герцог не позволил — сжал ее, останавливая, а потом вторую мою ладонь рядом пристроил и чуть приподнял брови, ожидая ответных действий.

А я… Я абсолютно не представляла, как поступить. О чем совершенно честно и сообщила.

— Я не знаю, что нужно делать.

— Не поверишь, я тоже, — признался Вэйден и улыбнулся так открыто, что у меня остро защемило в груди. — Вернее знаю, но исключительно теоретически. Раньше только читать об этом приходилось. Попробуем вместе?

Хм… Легко сказать, попробуем.

В деревне, на первом совместном задании, все произошло неосознанно, спонтанно. Тогда нас с Алистером объединили общие не самые лучшие, но очень сильные чувства — раздражение, недоверие, злость, ярость. Взрыв негативных эмоций бросил нас навстречу друг другу и связал магию, сливая в единое целое энергию и силы. У ворот в Стакку тоже было нечто похожее — портальный артефакт Ираты, заставил нас, пусть на мгновение, забыть обо всем в объятьях друг друга. Но и тогда это случилось как-то само собой, без подготовки, незапланированно. Случайно.

И вот сейчас, когда все зависело только от нас, я… растерялась.

— Страшно? — шепнул Алистер, еще ниже наклоняясь ко мне.

Он что, мысли читает?

Молча кивнула.

— Знаешь, я вдруг понял, что тоже боюсь.

Вэйден был так близко, что я могла разглядеть свое лицо, отраженное в глубине его зрачков, но не стала отстранятся — все равно бы не получилось. Вытянулась в струнку и спросила внезапно пересохшими губами:

— Чего же?

— Боюсь, что с тобой что-то случиться. Что наш противник окажется, сильнее, быстрее, хитрее, и я не смогу… не успею защитить, закрыть собой, — Алистер стиснул мои ладони, буквально вдавливая в свое тело. Судорожно выдохнул. Его сердце грохотало яростным набатом, заставляя мое биться с ним в такт. — Эта мысль не дает мне покоя. Я не хочу, чтобы ты оставалась интуитом, розыскником, участвовала в расследованиях, рисковала собой. Потому что, если я тебя потеряю… Мне будет сложно жить. Если вообще возможно.

Я замерла, оглушенная этим почти признанием. И неожиданно стало неважно, что мы стоим посреди какого-то странного зала, затерянного в древних катакомбах. Что неподалеку нетерпеливо кружат наши теневые помощники, а где-то там, за одной из дверей, вероятно, скрываются враги, и среди них таинственный дух-полукровка, для которого выпить чужую магию и жизнь так же легко, как для меня — бокал морса. Все стало неважно.

Мир отдалился, исчез за окружившей нас туманной дымкой. Остались только мы с Алистером. Наше дыхание на губах друг у друга, взгляды — глаза в глаза, общее биение сердец и магия, его и моя, ставшая на миг единой.

Я почувствовала, как в меня мощным потоком вливается чужая энергия, подпитывая, усиливая. Окружающее пространство снова вспыхнуло, засияло невероятно яркими, насыщенными красками. Повсюду замерцали незримые раньше радужные нити, и комната моментально преобразилась.

Очертания дверей исказились, поплыли туманом, и они начали исчезать одна за другой —оставляя после себя ровную каменную кладку. Как будто никаких проходов вовсе не существовало.

— Иллюзорная магия, — вскинув голову, скривился Вэйден. — Причем, максимального уровня. Надо же.

Это что же получается? Мы с ним только что сняли старательно созданную кем-то иллюзию? Вот так, между прочим…

Невероятно.

А реальность продолжала меняться… Вот пропала последняя дверь, и в абсолютно пустом помещении на стене — как раз напротив нас — появился портрет.

Очаровательная юная девушка с задорными ямочками на щеках, огромными голубыми глазами и растрепавшимися от ветра светлыми волосами была написана так искусно, что казалась живой. Сейчас она весело рассмеется, тряхнет белокурой головкой и скажет…

— Пароль?..

В первую секунду я решила, что у меня начались слуховые галлюцинации. Но девушка, улыбнувшись и приветливо махнув рукой, звонким, как весенняя капель, голосом повторила:

— Пароль?

И сомнения рассеялись.

Дувитан был, действительно, невероятно талантлив, раз сумел не только наделить изображение псевдо-жизнью, но и вплести в него охранные чары. Это высшая степень владения художественной магией.

Медленно подошла к портрету. Алемина находилась за ним — теперь, когда развеялась мешавшая нам, искажавшая все иллюзия, я отчетливо это ощущала. Пароля мы, увы, не знали, и что-то мне подсказывало, что никакие заклинания тут не помогут. Герцог с духами тоже не справятся. Значит, пришло время использовать артефакт, что дала Тамсин.

Алистер стремительно шагнул мне за спину, опустил руки на плечи. Его молчаливая поддержка придала сил. Я дернула ворот куртки, сдавила в руке амулет и поднесла его к портрету.

Первые мгновения ничего не происходило, а затем из медальона вырвался сноп света, разрезал изображение, как ножом, и стена бесшумно раздвинулась, открывая нашим взглядам еще одно помещение.

Брыг с Гхарешем первыми устремились вперед. Мы с Вэйденом, который ни на шаг не отходил от меня, вошли следом — бок о бок, настороженно оглядываясь.

Комната встретила нас гулкой, звенящей тишиной. Вернее, не просто комната — мастерская. Большая, неожиданно уютная. Правда, без окон — их с успехом заменяли многочисленные магические светильники, ярко вспыхнувшие на стенах и потолке, стоило нам переступить порог.

Мягкие кресла, стулья, пуфики. Несколько высоких, плотно запертых шкафов и стеллажей с холстами. Резные столики с разбросанными на них кистями, палитрами, красками… Обычный творческий беспорядок.

Все это я заметила лишь мельком. Мое внимание привлек еще один портрет, установленный в центре, на мольберте. Изображенная на нем девушка — беззаботная, ликующая — нет, просто-таки сияющая от счастья — была мне хорошо знакома.

— Алемина…

Шепот эхом разнесся по комнате, и, вторя ему, с дивана, стоявшего в затемненной нише на противоположной стороне комнаты, раздался слабый, прерывистый стон. Там, под ворохом пледов, кто-то лежал.

Человек этот беспокойно заметался, видимо, потревоженный слепящим светом, шагами, голосами. Из-под покрывала показалась рука — тонкая, исхудавшая до прозрачной синевы, дернулась и безвольно повисла. В то же мгновение мое запястье, на которое был надет поисковый браслет, пронзило болью, и меня снова захлестнуло эмоциями Мины.

— Проклятие…

Я рванулась к дивану, но не успела сделать и нескольких шагов.

— Стоять!

Алистер перехватил меня, резко рванул к себе, ожег яростным взглядом, отвернулся и коротко приказал нашим помощникам:

— Проверьте.

Духи переглянулись, безмолвно о чем-то договариваясь, разделились, с двух сторон подкрались к нише и застыли там, стараясь не подходить близко к дивану и не касаться его.

Минута…

Другая…

Потом Брыг вдруг встопорщил шерсть, превратившись в лопоухий меховой шарик, налился густой, багровой чернотой, и место, где они с Гхарешем находились, заволокло туманом. А когда мгла рассеялась, я увидела тонкие темные нити, густой сетью оплетающие вход в нишу.

— Живая паутина, — помощник Алистера неприязненно полыхнул своими красными глазами

Паутина? Гм… Получается, я недаром сравнивала Дувитана с пауком. Паук и есть.

— Сторожевое заклинание хаоса. Сложное. Смертельное. Не подпустит посторонних к жертве, — мрачно подтвердил Брыг. — Теневой, который наложил его, не просто полукровка, он наполовину хаосит. Только им подчиняются эти чары.

— Снять сможете?

Алистер даже не попытался приблизиться и мне не позволил. Да я, собственно, и не собиралась. Нити чуть колыхались, пульсируя, и выглядели со стороны длинными чудовищными пиявками. Кровожадными и очень голодными. Никакого желания не то что подходить, даже смотреть на них, не было.

— Я — не смогу, — мотнул головой Гхареш. — У тебя, хозяин, тоже не получится. Магия хаоса подвластна только самим хаоситам и их полукровкам.

И он перевел вопросительный взгляд на Брыга.

— Попробую, — величественно кивнул тот.

Это что же получается: мой ушастый приятель, это вечно ворчащее, недоверчивое, язвительное существо, тоже имеет какое-то отношение к хаосу? Ну и ну… Никогда бы не подумала.

А вот Алистера эта новость ничуть не удивила. Похоже, он знал о мелком изнаночнике намного больше меня.

— Помощь потребуется? — только и спросил он.

— П-ф-ф… От тебя — нет, — фыркнул помощник Лоттера. — Чем ты можешь мне помочь, человек? С плетениями хаоса не знаком и энергия твоя мне без надобности, договора-то у нас с тобой нет. Так что стой, жди. Меня Гхар подстрахует. Мы с ним, представь себе, тоже неплохо сочетаемся.

Брыг насмешливо оскалился. Вот, я же говорила, что он ехидина.

И вроде не время сейчас для посторонних вопросов, но удержаться у меня не получилось.

— Сочетаетесь? Это потому, что оба — духи Изнанки?

Ответил, как ни странно, Гхареш. И его ответ заставил меня на миг оцепенеть.

— Нет, потому, что мы братья.

Пока я осмысливала это невероятное признание, духи снова подступили к нише. Мелкий что-то тихонько бормотал, чертя в воздухе когтями замысловатые призрачные фигуры. Гхареш молчал, внимательно наблюдал и время от времени дотрагивался то до плеча Брыга, то до его руки — иногда на мгновение, иногда задерживая прикосновение подольше. И тогда этих двоих скрывала от наших глаз мерцающая серая пелена.

Сначала мне казалось, что ничего не происходит, но потом я заметила, что нитей, заслоняющих виконтессу, становится все меньше. Они истончались, бледнели и таяли в воздухе, постепенно освобождая проход к Алемине, которая после самого первого, судорожного движения больше не подавала признаков жизни.

Только бы нам успеть. Только бы…

Я нетерпеливо подалась вперед, наблюдая за духами. Готовясь сорваться с места по первой команде. И в этот момент пространство перед нами взорвалось уродливой черной кляксой, впуская в комнату новых гостей. Или хозяев… Это как посмотреть.


Глава 26 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 28