home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25

— Зачем? — Это был первый вопрос, который Вэйден задал, когда мы, под пристальным взглядом охранника, покинули особняк Дувитана и вышли на улицу.

Герцог тут же подхватил меня под руку, завел за угол и там остановился, требовательно уставившись мне в лицо. Спина возмущенно выпрямлена, брови нахмурены, глаза смотрят строго и, похоже, вот-вот начнут метать молнии. Я даже инстинктивно немного подвинулась, уходя с линии обстрела. А ведь там, в мастерской, он казался внешне совершенно спокойным, даже пошутил что-то по поводу такой вот своеобразной особенности любимой жены, хотя я все равно ощущала исходящее от него напряжение и недовольство. Но только теперь Алистер позволил себе проявить их в полной мере.

— Почему ты сказала, что у тебя спящий дар?

Прямой вопрос от напарника по расследованию требовал такого же ответа, и я произнесла максимально честно, насколько, конечно, могла в данной ситуации.

— Не знаю… И не смотри на меня так. Правда, не знаю. Почувствовала. Просто… Дувитана нужно было чем-то зацепить, вызвать его интерес. И не только к теневому камню, который мы предложили в уплату — ко мне. Ты ведь тоже считаешь, что он связан с исчезновением виконтессы? Ну вот… Есть и еще кое-что.

Кратко пересказала свои видения и, стараясь не обращать внимания на то, что с каждым моим словом герцог мрачнеет все больше и больше, закончила:

— Похоже, все дело в способностях Алемины. Да, я в курсе, что спящая магия бесполезна — пока не пробудишь, при всем желании, нельзя передать другому. Но кто-то же охотится на носителей подобного дара. Для чего он нужен? Вспомни Мисти. И тень, которую я заметила за спиной Мины. Вдруг с ней как-то связаны духи Изнанки? Гхареш об этом не упоминал? То, что я видела… очень паршиво. Надеюсь, Мина еще жива, но, судя по ее виду, счет идет на дни, если не на часы, и ждать до конца карнавала нельзя. Вот я и решила: надо ловить Эрниса на живца, то есть на меня.

Я говорила путано, сбивчиво и больше всего боялась, что герцог просто-напросто рассмеется. Съязвит что-нибудь по поводу моего странного предчувствия — в своей обычной небрежной манере. Предложит заниматься своим делом, сосредоточиться на поиске Алемины и оставить логические выкладки ему и его аналитикам. Но Вэйден лишь поинтересовался, отрывисто, хмуро:

— Понимаешь, насколько это опасно?

— Понимаю… Но ты же будешь рядом?

Долгий взгляд — глаза в глаза. И твердое, как клятва:

— Даже не сомневайся. Я теперь тебя одну ни на миг не оставлю. Если придется уйти — найду, кому присмотреть. А с Гхарешем обязательно побеседую. Сегодня. Сейчас же… Идем.

И мы пошли: не в гостиницу — в посольство. Настоящий виконт Демтор, которого изображал Алистер, не имел теневого помощника, да и Гхареш был слишком примечателен и мгновенно разоблачил бы своего хозяина, поэтому Вэйден общался с ним исключительно в представительстве Аглона. Вернее, в подвалах, где располагался Стаккский филиал тайной канцелярии королевства.

Дух откликнулся сразу. Вывинтился из пола, как всегда непроницаемо-немногословный —и плевать, что город закрыт мощным защитным куполом, он его вообще не заметил. Глядя на него, я в очередной раз пожалела, что люди не умеют самостоятельно перемещаться Изнанкой. Многие вопросы решались бы тогда намного проще.

Да, появился Гхареш быстро, вот только помочь нам не смог — о тенях, способных высасывать из смертных жизненные силы и магию, он ничего не знал.

— Спрошу у старейших, — глубокомысленно помолчав, прогудел он наконец.

Старейшие? Интересно, кто это такие?

Меня всегда интересовало, как устроен теневой мир, но духи не торопились открывать свои тайны. Сведений об Изнанке в открытом доступе не было, а маги, имевшие призрачных помощников, ни с кем не делились полученной от них информацией.

Гхареш исчез — так же мгновенно и беззвучно, как возник, а Алистер распорядился принести нам горячего отвара, чего-нибудь перекусить и все имеющиеся агентурные данные по проживающему в Стакке мэтру Эрнису Дувитану.

Нет, на этот раз меня не просили отойти в сторонку с книгой и не мешать, пока «взрослые дяди» работают. Наоборот, когда я, наскоро проглотив пару бутербродов с холодным мясом и овощами, придвинулась к Вэйдену, мне кивнули, а потом собственноручно и незамедлительно передали часть бумаг.

Так мы и сидели бок о бок, почти прижавшись друг к другу, склонясь над документами. Наши руки лежали рядом, соприкасаясь пальцами, и, когда Алистер поворачивался, чтобы объяснить что-то или обратить мое внимание на особо важный абзац, я чувствовала на щеке его теплое дыхание. От этого вдруг резко перехватывало дыхание — на мгновение, не больше, — а затем я снова забывала обо всем, кроме дела.

Заниматься расследованием вместе с Вэйденом, читать, собирать воедино факты, выстраивать их в логическую цепочку, даже спорить оказалось очень увлекательно. И слушать, как он общается с агентами, обсуждает с Буглафом организацию круглосуточного наблюдения за домом Дувитана и слежки за самим художником — тоже.

У герцога было, чему поучиться, тем более мне, розыскнику-недоучке.

В гостиницу мы вернулись только к вечеру, и сразу же столкнулись в холле гостиницы с баронессой Калас и Фло, которую дама, как обычно, крепко прижимала к своей необъятной груди.

Аделла явно кого-то поджидала. Кого именно, стало ясно через минуту, когда женщина, неестественно оживившись при виде нас, состроила таинственную гримасу. начала странно, многозначительно подмигивать, а потом и вовсе двинулась навстречу.

Несущаяся через весь зал баронесса, опасная, как пиратская фелюга, и такая же непредсказуемая. Пронзительный взгляд, на лице — самое что ни на есть озабоченное выражение, а в объятиях — бедняжка Флоресканция. Тоже выпучившая глаза, но, боюсь, не от желания пообщаться, а от банальной нехватки воздуха.

В общем, то еще зрелище. Незабываемое.

Интересно, как на неожиданный порыв почтенной дамы отреагировал Алистер? Он ведь не подозревал, что мы с Аделлой недавно встречались, и я ее даже завербовала в тайные агенты. Походя так, ненароком.

Оглянулась на Вэйдена и облегченно выдохнула — пока я любовалась бывшей работодательницей, герцог успел завязать разговор с госпожой Росим, хозяйкой «Двух лилий», и, к счастью, пока не заметил приближающейся к нам новой звезды королевского сыска.

Прекрасно! Вот пусть и дальше остается в счастливом неведении.

Я расправила плечи, улыбнулась и отважно шагнула к леди Калас. В конце концов, наши женщины, при необходимости, коня на скаку остановят. Что уж говорить о какой-то там баронессе, пусть и серьезно настроенной?

Аделла затормозила. Поглядела на меня… на Вэйдена… снова на меня… Она явно намеревалась пообщаться с Алистером, но тот в данный момент беседовал с госпожой Росим. Кроме того, на пути к цели стояла я — совершенно, между прочим, свободная — и выжидательно на нее смотрела. И баронесса сдалась.

— Мы не представлены… — начала она неуверенно.

— Р-р-раф, — не согласилась отчаянно рвущаяся на свободу Флора.

Ну, да, собаченция меня в любом виде узнает, Аделла же свято уверена, что столкнулась сейчас с виконтессой Демтор. А они с Элвеной, действительно, не знакомы.

— Я бы ни за что не решилась вот так запросто подойти, но у меня дело, не требующее отлагательств, — леди Калас придвинулась ближе. — Можно сказать, государственной важности. Вы меня понимаете?

И она снова подмигнула.

Черт побери! Мадам, похоже, и вправду не только возомнила себя суперагентом, но развила бурную деятельность. Только этого мне не хватало для полного счастья. Но делать нечего — я в ней сыщика «породила» — мне и пожинать плоды своего необдуманного поступка.

— Понимаю, — кивнула с самым невозмутимым видом. — И полностью согласна: можно иногда и нарушить правила, если обстоятельства того требуют. А то, что мы до сих пор не представлены друг другу, так это досадное упущение легко исправить. Исключительно ради пользы дела, разумеется… Виконтесса Элвена Демтор….

— Баронесса Аделла Калас, — чопорно кивнула высокородная леди и, облегченно вздохнув, зашептала: — Мне известно, что вы находитесь здесь с особой, очень важной государственной миссией. Да-да, я посвящена в вашу тайну, так уж получилось. Девушка, которая вас сопровождает… Мы с ней давние, добрые приятельницы, почти подруги. Она знает, что мне можно доверить любую тайну, а на проницательность — положиться. Поэтому и прибежала позавчера ночью, чтобы умолять о помощи.

Добрые приятельницы?

Я еле удержалась от ироничной усмешки. Да баронесса имя-то мое забыла сразу же, как только услышала — я всегда была для нее безликой «милочкой», как другие компаньонки до и после меня.

А Аделла тем временем продолжала вдохновенно себя нахваливать.

— От меня невозможно что-либо утаить, и ложь я сразу чувствую. Как-никак, вдова боевого генерала. Вот, помню, однажды горничная попыталась…

Я все-таки не выдержала, хмыкнула, и леди, правильно поняв намек, поторопилась вернуться к теме разговора.

— У меня появилась важная информация. Где я могу найти вашу помощницу?

О, информация — это уже серьезно. Шутки шутками, а у Аделлы репутация закоренелой светской сплетницы: она все видит, все знает, и глаз у нее, действительно, алмаз. Почти.

— А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее, — я подхватила баронессу под руку и потащила в сторону, подальше от посторонних глаз и ушей. — И не волнуйтесь, можете свободно мне все рассказать. Тем более, что наша… гм… помощница сейчас отсутствует. Занимается одним очень важным делом.

На ходу кивнула Вэйдену вопросительно поглядывавшему в нашу сторону — мол, все в порядке, потом объясню, — запихнула баронессу в нишу у окна и нетерпеливо произнесла:

— Я вас слушаю.

Леди Калас все еще сомневалась. Правда, длились ее колебания недолго. Слова жгли Аделлу изнутри — это было заметно невооруженным глазом, и через минуту она, склонясь к моему уху, уже выкладывала свои новости.

Они, на самом деле, оказались интересными.

Во-первых, Аделла стала свидетелем того, как какой-то мужчина час назад, сунув служанке несколько монет, расспрашивал ее о супругах Демтор. Незнакомец выдавал себя за старинного друга виконта, сетовал, что никак не может застать его в гостинице, и подробно выпытывал, во сколько мы выходим и возвращаемся, где и когда бываем.

А во-вторых…

— Я только что проходила мимо ваших покоев и услышала… Совершенно случайно... — баронесса на мгновение отвела взгляд и слегка покраснела. — Там кто-то есть. Ходит, тихонько бормочет, чем-то скрипит.

— Вот как?

— Да-да, у меня очень тонкий слух. Поверьте, все так и есть.

— Спасибо, леди Калас.

Благодарность, причем, совершенно искреннюю, я выдохнула уже на бегу. На то, чтобы пересказать «агентурные сведения» Алистеру, много времени не ушло, и через несколько минут мы уже поднимались в свой номер.

Лестница…

Коридор…

Поворот ключа в замке…

Вэйден оттеснил меня в сторону, закрывая собой. Напряженный, сосредоточенный. На кончиках его пальцев потрескивали искры боевого заклинания. И когда дверь распахнулась, я поняла, что баронесса была права.

Нас уже ждали...

Нет, на первый взгляд в комнатах никого постороннего не было: порядок, тишина, пустота. Только вот дверца узкого книжного шкафа в гостиной почему-то оказалась приоткрыта. Когда я начала присматриваться, она вдруг тихонько скрипнула, а на полу мелькнула тень удивительно знакомой мохнатой лапы.

— Брыг…

Молчание.

— Брыг, — я подошла поближе к подозрительному предмету мебели и повысила голос. —Выходи. Немедленно!

Несколько секунд тишины, а потом дверь медленно отворилась, и из шкафа выступил мой лопоухий приятель собственной желтоглазой персоной. Очень величественно, надо сказать, выступил, с достоинством. И с изрядно потрепанным томиком в когтистой лапе, на обложке которого значилось: «Суженая мятежного вампира».

Надо же, какие занимательные книги хранятся в гостиничной библиотеке. А мне и в голову не пришло посмотреть.

— Чего раскричалась? Не видишь? Читаю я!

Помощник Герберта насупился, окинул меня откровенно недружелюбным взглядом и энергично потряс воздухе книгой. И я бы, наверное, прониклась и даже устыдилась, если бы при этом он не держал книгу вверх ногами.

Заострять внимание на подобной досадной мелочи я не стала, вслух сомневаться в том, что он действительно читал — тоже. Поняла вдруг, что ужасно соскучилась по неугомонному созданию — даже по его бесконечному показному ворчанию, и очень рада видеть. А остальное — мелочи.

— Брыг! Ты как сюда попал? — выпалила, счастливо улыбаясь.

На меня посмотрели снисходительно так… как на последнюю дуру.

— Как… как… Изнанкой, естественно. Решил вот проведать. Мы ж о тебе ничего не знаем. Хозяин волнуется, Мисти скучает, Нила переживает. Мне тоже… любопытно. Ты хоть и ви… хм… порченная немного, а не чужая. Своя.

Брыг повертел в лапах книгу, небрежно зашвырнул ее обратно в шкаф и двинулся ко мне.

— Ну, как ты тут, Янка? Никто не обижает?

И он так выразительно покосился на Вэйдена, что всем сразу стало понятно, о ком идет речь.

— Нет, — рассмеялась я. — Все в порядке.

— «Никто» не такой ужасный, как некоторые представляют, — одновременно со мной и в тон лопоухому произнес Алистер. — И он, между прочим, каждый день через своих сотрудников информирует Лоттера о ходе расследования и о самочувствии его наиболее ценного сотрудника.

— Вестник в несколько слов? Пф-ф-ф… Мало, — ничуть не смутился дух. — И подозрительно. Надо самому видеть.

— Я очень признательна, Брыг, что вы обо мне так волнуетесь, — вмешалась я в их перепалку. — Но как-то сомневаюсь, что ты пришел только затем, чтобы на меня посмотреть. Уж прости.

— Не только. Хотел узнать, почему вы Гхареша вызвали? — не стал лукавить теневой. И пояснил в ответ на мой вопросительный взгляд: — Мы своих всегда чувствуем: когда кто уходит, когда приходит, в каком направлении перемещается. Как только Гхар сорвался с места и сюда переместился, я за ним отправился. Узнать, что тут у вас происходит. Вдруг помощь нужна? Ну и так… интересно… Так зачем он вам так срочно понадобился?

Гхар… Надо же.

— Чтобы найти для нас кое-какую информацию…

Скрывать, что случилось, я не собиралась. Если уж Алистер своему помощнику доверился, то мне рассказать все нашему ушастому сам бог велел. Вернее, богиня.

В подробности вдаваться не стала, а вот о тени, которую видела за спиной Алемины, упомянула. И о задании, что мы дали Гхарешу, тоже.

Брыг слушал внимательно, даже не прервал ни разу, а потом, когда я закончила… пренебрежительно скривился и мелко, противно так захихикал.

— Куда он отправился? К старейшим? Ну и зря! Эти старые зануды ничего не знают, только от важности своей и могут надуваться — того гляди, лопнут. Бесполезные, замшелые пни. Ничего нового они ему не скажут. Эх, ладно… Придется взять все в свои лапы и помочь вам, бедолагам доверчивым.

— Очень щедрое предложение. Что бы мы без тебя делали?

В тоне Вэйдена явственно звучали насмешливые нотки, связанный Лоттера их мгновенно уловил. Потемнел еще больше, взъерошился весь, начал сердито раздуваться, и я быстро встала между ним и герцогом.

— Брыг, тебе что-то известно об этой тени?

Понимаю, Алистеру обидно за Гхареша и его старейших, о которых мой желтоглазый приятель отозвался так пренебрежительно, но и обижать мелкого я не позволю.

— Мне не известно, — дух демонстративно отвернулся от Вэйдена, но когти все-таки втянул, перестал топорщить шерсть на загривке и даже сдулся немного. — А вот бабка моя может знать.

— Бабка? — У тебя есть бабушка? — выдохнули мы с герцогом одновременно, но ответил Брыг только мне. Алистера он по-прежнему старательно игнорировал.

— Дак как без бабки-то? А у тебя что ли нет?

— Уже нет, — вздохнула я. И про себя добавила: — Причем, в обоих мирах, на Земле и на Сеоте.

— А у меня есть! — похвастался теневой. Выпрямился, приосанился и глаза его гордо засверкали. — Она такая… Саму Тьму переиграет, если понадобится. Боевая, в общем, бабка. И держится очень достойно. Вся в черном, лицо черное, зубы, и те чернить не забывает. Не то, что некоторые… Подать себя не умеют. Одеваются не пойми во что, выглядят не пойми как, и ценных советов не слушают.

Брыг смерил меня уничижительным взглядом — видимо, до сих пор не мог простить, что я от предложенной им пасты отказалась, и продолжил:

— А самое главное, она у меня смотрящая. Потомственная. И родительница ее такой была, и бабка, и прабабка, и прапра… И мама моя…

Ушастый внезапно погрустнел, не договорив, а я чуть воздухом не поперхнулась от неожиданности. Слово «смотрящий» у меня вызывало стойкие и совершенно определенные ассоциации. Но здесь все-таки не Земля, поэтому торопиться с выводами я не стала. Если есть видящие, почему не иметься смотрящим?

— И за чем она смотрит? — поинтересовалась осторожно.

— Не «за чем», а куда. В прошлое. А потом пересказывает то, что там увидела. Откуда, по-твоему, старейшие узнают о делах и событиях минувших времен?

— Из книг?

— Пф-ф-ф, — презрительно прокомментировал Брыг мое вполне логичное предположение. — Книги — это ваше, людское изобретение. Нам они ни к чему, у нас смотрящая имеется. Нужно узнать, что когда-то случилось? Приходишь к ней, задаешь вопрос, она заглядывает в прошлое и все тебе рассказывает. Когда подробно, а когда и туману напустит, тут уж как получится. Так что старейшие, если согласятся с места сдвинуться, все равно ведь к бабке моей отправятся. А она с ними недавно поссорилась, до сих пор злится. Может не ответить, да и вообще прогнать. Меня же она всегда рада видеть… Ну что, идти к ней? Или Гхареша решили ждать?

Вредный дух даже не скрывал своего ехидства.

— Конечно, идти, — выпалила я и покосилась на Алистера.

— Буду благодарен за помощь, — подчеркнуто вежливо произнес Вэйден и даже поклонился немного.

Надо же, а он, оказывается, умеет признавать ошибки.

Брыг снова напыжился, на этот раз от гордости, рванулся назад, к шкафу, остановился на полдороге, махнул лапой и, взвившись к потолку, расплылся сизой, туманной дымкой. А мы сказали служанке, что она нам сегодня больше не понадобится — на всякий случай, чтобы девушка случайно не заметила теневых помощников, — отпустили ее и принялись ждать.

Горничная, кстати, не стала скрывать, что общалась с незнакомцем, и первым делом доложила Вэйдену о «старом приятеле», который его разыскивал. Человек Дувитана, а это, скорее всего, был он, особо не таился, понадеявшись на свою «легенду». Мало ли, кто может искать виконта? Если бы на месте Вэйдена оказался его кузен — точно ничего бы не заподозрил.

На город уже опустилась ночь, такая же яркая и красочная, как предыдущие, когда духи вернулись. Причем, оба сразу. Материализовались в воздухе, сгустившись черными кляксами, грузно плюхнулись на пол: мрачный Гхареш, а за ним — довольный, почти ликующий Брыг. И сразу стало понятно, кто потерпел поражение, а кто раздобыл необходимые сведения.

Впрочем, радоваться оказалось особо нечему — новости Брыг принес самые неутешительные.

— Бабка сказала, такое уже однажды случалось, только давно. Очень давно, — Брыг сбивался, путался в словах, торопясь передать то, что узнал. — Существовал теневой, умевший высасывать из разумных живую энергию — силу, магию, эмоции, жизнь. Опасный был. Очень. Потому что полукровка. Мы, полукровки самые сильные, одаренные, удачливые, но… непредсказуемые. Поэтому нас не любят.

— Поэтому вас уничтожают, — вмешался в разговор Гхареш.

— Да, — согласно вздохнул Брыг. — И уничтожают. Того… тоже уничтожили. Но если появился еще один, и как-то уцелел, то он мог договор с человеческим магом заключить, чтобы в ваш мир сбежать и здесь спрятаться. Это плохо. Очень плохо. Ему совсем немного времени нужно, чтобы выпить человека досуха.

Мы с Алистером молча переглянулись. Никто из нас не проронил не слова, но оба думали, похоже, об одном и том же. Ждать до конца карнавала нельзя, Алемину необходимо спасать — и как можно скорее. Пока не стало совсем поздно.

В том, что нужно действовать быстро и решительно, мы оказались единодушны.

— Во флигеле у Дувитана официальная мастерская, — Вэйден мерил комнату шагами, из угла в угол, на ходу размышляя вслух. — Там принимают всех желающих, то есть тех, кто платит золотом или редкими артефактами, но никак не силой или жизнью. Если Эрнис и отщипывает у них энергию, то совсем немного. Незаметно и безболезненно. Заказчики получают портреты и довольные, а главное, живые, внешне абсолютно здоровые, благополучно покидают художника. Не пропадают, не умирают, даже не болеют. Никаких претензий, возмущений, скандалов, жалоб. Дувитану не всякая магия нужна. И цели он выбирает крайне осторожно, по особым, совершенно определенным признакам.

— Спящий дар?

— Да. Хотя я и не представляю, зачем он понадобился Дувитану. Пока магическая энергия не активна, она бесполезна, инертна, с ней, в принципе, невозможно что-либо сделать. Ладно… мы это выясним. Обязательно. Сейчас речь о другом. Со своими жертвами Дувитан работает где-то еще, это очевидно. В скрытом ото всех остальных и тщательно охраняемом месте. Когда люди начинают слабеть, их, скорее всего, там и оставляют. Чтобы не водить туда-сюда и не привлекать ненужного внимания.

— В моем видении, Алемина позировала не в мастерской, где нас принимали, а в другом помещении, — вставила я, не сводя глаз с Вэйдена. — Я его не очень хорошо разглядела, но уверена: окон не было. Ни одного… Хм… Подвал?

— Скорее всего.

Герцог остановился напротив меня. Заложил руки за спину.

— В Стакке у Дувитана нет другой собственности, кроме особняка. Он мог, конечно, купить дом через подставных лиц, но это рискованно — художник слишком заметная в городе фигура. Незаметно ездить за пределы города тоже не получится, особенно во время карнавала. Теперь вопрос: где находится этот самый подвал?

— В особняке! — выпалила я, и Алистер кивнул, соглашаясь.

— Больше негде. Но нас туда ни под каким видом не пустят, даже если пообещаем отдать Эрнису все артефакты королевской сокровищницы Аглона. Так что проверить свое предположение мы точно не сможем. А вот кое-кто другой...

Герцог многозначительно замолчал, а потом развернулся и уставился в самый темный угол, где сидели духи. Практически бок о бок и на удивление смирно. Не ссорились, не выясняли, кто круче, даже не шипели друг на друга, что вообще невероятно.

— Гхареш, Брыг, попробуете?

Теневые переглянулись и дружно, слажено так кивнули — чем поразили меня еще раз.

— А это не опасно? — встревожилась я. — Да, я помню, что посторонние маги вас не замечают, если вы этого не хотите. Только хозяева. И видящие. Но если у Дувитана тоже появился теневой помощник, он же сможет вас засечь? Брыг, ты сам говорил, что вы всегда знаете, кто из «своих» куда перемещается.

— Он не свой, — не сказал, а почти выплюнул Гхареш. — У него нет договора, подтвержденного старейшими. И разрешения находиться в этом мире. Он с нами не связан. Изгой. Лишен права чувствовать остальных.

— Это да… Но и мы его не чувствуем, — вздохнул Брыг.

— Только учтите, — напутствовал Алистер, — помимо охраны там, наверняка, есть щиты, магические ловушки и активирован охранный контур. Будьте осторожны.

— Будем, — осклабился Брыг и неожиданно подмигнул своим круглым ярко-желтым глазом. — Все сделаем в лучшем виде, пусть на дом хоть чары самого высшего уровня наложены. Если у Гхара не получится, то я уж точно пройду. Говорил же: мы, полукровки, сильные. Не придуманы еще защитные заклинания, которые меня бы остановили…

Я только головой покачала, слушая бахвальство ушастого. Очень хотелось, чтобы он оказался прав, но внутреннее чутье мне упрямо твердило, что не все так просто.

Ночь прошла в тревожном ожидании — заснуть мы с Вэйденом так и не смогли, а на рассвете, когда наши помощники наконец-то вернулись, выяснилось, что дурное предчувствие меня не обмануло. К сожалению.

Нет, в особняк духи все же попали. Они незамеченными прошли охрану ворот, дома, и даже всевозможные хитроумные ловушки, но на этом везение закончилось. Спуститься ниже первого этажа и проникнуть в подземелье не удалось.

— Там, кроме простой, магической, стоит специальная защита еще и от нас, теневых, — в словах Брыга сквозило такое возмущение, словно ему нанесли личную кровную обиду. — Свой ставил, знающий и сильный. Не иначе, полукровка.

— Пришлось бы ломать, но тогда мы бы себя выдали, — присоединился к разговору Гхареш. — Решили не пробиваться, ушли, как ты и велел, хозяин. Но там, внизу что-то есть. Опасное. Недоброе. Мы это ощутили.

— А еще боль. Много боли и отчаяния, — почему-то шепотом добавил Брыг. У него даже уши при этом поникли.

Повисла томительная пауза. А потом мы с Алистером, не сговариваясь, выдохнули:

— Надо идти.

— Мне, — тут же пояснил герцог.

— Обоим, — упрямо возразила я. — Мы не знаем, где держат Алемину. Один ты быстро ее не найдешь. Не почувствуешь. Потеряешь время.

Герцог скривился, как от зубной боли, но ничего не сказал. А что тут говорить, если и так ясно: без меня он не справится.

Снова напряженное молчание. Каждый из нас обдумывал что-то свое, просчитывал варианты.

— Одгер поможет?

— Только если… нет, когда у нас появятся наглядные, неоспоримые доказательства против Дувитана, — Вэйден мрачно качнул головой. — Без них Лорс вмешиваться не станет и открыто обвинять «уважаемого гражданина Стакки» не позволит. Окажет неофициальную поддержку, но на этом все. Улики нам придется добывать самим.

— Значит, добудем, — я сжала кулаки и решительно поднялась с кресла, в котором провела половину ночи, ожидая Брыга с Гхарешем. — Справимся.

Герцог усмехнулся, но не иронично или снисходительно, как прежде, а понимающе, с какой-то теплотой. Шагнул ко мне, вглядываясь в лицо.

— Ты не перестаешь меня удивлять. Ты и тот факт, как невероятно, поразительно мы с тобой похожи.

В его голосе слышалось неподдельное изумление, неверие, и что-то еще, что заставило мое сердце замереть в странном предвкушении.

Несколько секунд мы, не отрываясь, смотрели друг на друга, а потом Алистер произнес совсем другим, деловым тоном:

— Уже утро. Ложись, тебе надо выспаться. У нас день на подготовку. Всего один день. К Дувитану пойдем следующей ночью.


Глава 24 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 26