home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

— Молодая женщина с двумя сопровождающими. Мужчины рослые, темноволосые, коротко стриженные, с военной выправкой. Чем-то похожи друг на друга. Маги. Девушка —голубоглазая блондинка, миловидная, худенькая и невысокая, лет двадцати на вид… Все трое приходили в кондитерскую семь дней назад, днем. После этого леди больше не появлялась, а вот мужчины вернулись тем же вечером, затем — на следующий день и совсем недавно. Можешь сказать что-нибудь о них? Любая деталь, обрывок разговора — хоть несколько слов, в какую сторону направились… Буду за все благодарна.

Я старалась говорить быстро, по существу, без лишних подробностей. Айв не перебивал, слушал, склонив голову набок, а в конце задал один-единственный вопрос:

— Кто она и зачем тебе понадобилась, конечно, не скажешь?

— Нет, прости. Не моя тайна, да я и клятву давала. Считай, это моя подруга, которая по своей наивности и доверчивости попала в беду и очень нуждается в помощи. Так ты ее видел?

— Видел. И запомнил — такую странную компанию трудно забыть. В эту кондитерскую во время карнавала только влюбленные ходят. Довольные такие, счастливые. Я потому здесь и пристроился — хорошо подают, особенно на выходе, лучше, чем в других местах. Сегодня вот только день неурожайный выдался, — он недоуменно пожал плечами и хлопнул себя по карману, в котором сиротливо звякнуло несколько монет. — А эти втроем заявились. Потом и вовсе только мужики шастали. В заведение для парочек. Представляешь? Во «Вкусе счастья» сроду такого не случалось.

Айв хмыкнул язвительно и, тут же посерьезнев, добавил:

— Знаешь, а ведь ты не первая, кто меня об этой дамочке спрашивает. Вертелся тут один тип, вроде как родственницу хозяина искал. Разговор невзначай завел, издалека так, денег сулил. Да с чем пришел, с тем и отчалил — я в чужие дела не лезу. Жизнь научила, что так целее будешь. Тебе бы тоже ничего не сказал, но ты ж своя.

И в этом «ты ж своя» прозвучала такая глубинная тоска, что я не смогла удержаться — коснулась его руки, сжала пальцы, успокаивая, поддерживая…

— Раянна! — Знакомый низкий голос прервал наш разговор на самом интересном месте.

Проклятие!

Алистер, конечно, мой напарник, и задание у нас общее, но, честное слово, иногда он бывает очень некстати. Без него мы бы договорились проще и скорее. По-свойски, так сказать.

Но делать нечего. Я вздохнула, нацепила на лицо самую милую из своих улыбок и повернулась к спешившему к нам герцогу.

— Что этому бродяге от тебя нужно?

Вэйдену понадобилось несколько секунд, чтобы оказаться рядом. Он тут же обхватил меня за талию, притянул к себе поближе, даже попытался отодвинуть за спину, загородив собою, и грозно уставился на моего собеседника.

Тот, в свою очередь, с интересом рассматривал Ала — высокомерно вскинутый подбородок, уверенный разворот плеч, богатую одежду. Особое его внимание привлекла брачная нить на пальцах герцога. Айван чуть заметно приподнял брови, зыркнул на меня, вернее, на мою ладонь, усмехнулся и потупился. С самым смиренным видом.

— Ты все неправильно понял… дорогой. Я сама к нему подошла, — я ловко выкрутилась из рук Вэйдена и, не обращая внимания на реакцию Айва, изумленно вскинувшего глаза при слове «дорогой», шагнула вперед. — Этот человек стоит здесь целыми днями, видел Мину. У него есть нужная информация, и он любезно согласился поделиться ею.

— Согласился поделиться? Да еще и любезно? — прищурившись, повторил герцог. — Странно. С одним из моих… гм… помощников он наотрез отказался общаться. Заявил, что тот, кто много болтает, быстро исчезает, и вообще, он за прохожими не следит и лиц не запоминает.

Ого! Значит, Алистер уже посылал сюда кого-то из местных агентов? Когда только успел? Впрочем, нищий, «работающий» как раз напротив входа в кондитерскую, не мог не заинтересовать главу тайной канцелярии. С самого начала.

— Что же сейчас изменилось, а? — Теперь Вэйден обращался к Айвану. — Ты совершенно неожиданно вернул себе память?

Глаза Айва сверкнули — остро, вызывающе, но тут же погасли, будто выцвели, и мужчина, натянув на лицо туповато-хитроватое, шутовское выражение, зачастил преувеличенно бодро, даже радостно:

— Так я супруге вашей, господин, сказал то же самое, что и слуге: не продаю, мол, сведения-то. Себе дороже. Да только она оказалась очень настойчивой. Ну и, договорились мы… Вы понимаете, о чем я? — Айван сделал вид, что вертит в пальцах несуществующую монету. — Умеет она убеждать, ох, умеет… Да и как отказать, когда такая очаровательная леди просит? Мило так, ласково. Ко мне дамы редко подходят, а чтобы первыми заговорить, именем моим интересоваться, такого вовсе не припомню. А уж когда жена ваша денег на лечение посулила, тут я и сдался. Сами знаете, сколько нынче хороший целитель стоит.

Айв многозначительно покосился на свою ногу… на костыли… снова перевел взгляд на герцога. Еще и улыбнулся, дружелюбно так, во все тридцать два имеющихся у него пока зуба.

Это что, он сейчас цену назначил за информацию? Ненавязчиво так… Намекнул Вэйдену, сколько готов взять, чтобы освежить воспоминания и забыть о своем принципе «невмешательства»?

— Получишь все, что обещала леди, если сведения того, стоят, — сухо бросил Алистер, давая понять, что намек услышан.

— Стоят, ваша милость, не сомневайтесь.

Деланная улыбка исчезла с лица Айва, он подобрался, моментально став солиднее и строже.

— Когда леди, которую вы ищете, и ее сопровождающие вышли из кондитерской, они остановились здесь, на углу, совсем рядом. Меня они не заметили, я как раз забежал вон в ту подворотню, чтобы отли… короче, по важному делу свернул. Девчушка-то эта расстроена чем-то была, а мужики говорили ей, что все уладят. Мол, пусть она прекратит зря беспокоиться, вытрет слезы, намотает на кулак сопли и приведет себя в порядок. Ей позарез нужно выглядеть красивой и счастливой. Один из них так и сказал: «Вы же помните, что у вас через полчаса назначена встреча с мэтром Дувитаном? Хотите, чтобы он изобразил вас вот такой? Несчастной? Хозяину это не понравится, он очень ждет ваш портрет». Леди тут же забормотала, что все в порядке, она ничуть не волнуется, и заспешила прочь А эти двое — за нею. Так все и было, клянусь... Ну как, ваша милость, заслужил я обещанные деньги?

— Заслужил. Приходи завтра в полдень в посольство Аглона, второй этаж, кабинет справа в конце коридора. Спросишь виконта Демтора. Если меня не будет на месте, подождешь, сколько нужно. Рано или поздно я там появлюсь.

Герцог отвернулся, потеряв интерес к нищему, подхватил меня под руку и настойчиво потянул за собой.

— Яна, пошли, по дороге все объясню.

— Хорошо.

Я без возражений последовала за ним, но, когда мы немного отошли, быстро высвободилась, пробормотала торопливо: «Забыла кое-что спросить» и бросилась назад.

Я знала, меня ждут, поэтому выпалила, едва успев остановиться:

— Гостиница «Две лилии», амарантовые покои. Леди Элвена Демтор — сейчас меня так зовут. Мы будем в городе еще некоторое время. Найди меня.

— Найду. Обязательно, — ответил Айв.

И это короткое, едва слышное обещание прозвучало торжественной клятвой.

— Раянна!

В голосе Алистера слышалось плохо скрываемое возбуждение — ему явно не терпелось поскорее отправиться на поиски неизвестного мне пока мэтра Дувитана, — и я, попрощавшись с Айвом, поспешила вернуться к герцогу. Догнала, пошла рядом, стараясь не смотреть на своего спутника. Вдруг он отвлечется на что-нибудь другое и не станет задавать вопросы, на которые мне очень не хотелось отвечать.

Не отвлекся. Задал.

— Ну и о чем таком важном ты забыла спросить?

Да… С Алистером бесполезно надеяться, что пронесет.

— Выясняла, не видел ли Айван сегодня охранников Алемины. — Времени на то, чтобы сочинить хоть что-то стоящее, у меня не было, поэтому приходилось импровизировать. — Я подумала… Вдруг они приходили, крутились рядом с кондитерской, но внутрь не вошли? Маги все-таки — почувствовали ловушку, заподозрили что-то и не стали забирать заказ.

— И как?

— Сказал, что никого не видел.

— Кто бы сомневался… Это все, о чем ты хотела узнать? В таком случае, могла бы и не возвращаться. Уверен, этот… Айван сам бы нам рассказал, если заметил что-то необычное. Он заинтересован в деньгах, которые мы ему платим… собираемся заплатить. Или ты в нем сомневаешься? — остро сверкнул глазами Вэйден.

Вот черт! Не хватало, чтобы герцог начал подозревать Айва в нечестной игре. Не очень удачное объяснение я придумала, но ничего другого просто в голову не пришло.

— Нет, не сомневаюсь, просто решила лишний раз убедиться, что мы ничего не упустили. На всякий случай…

Я пожала плечами — надеюсь, у меня это получилось достаточно растерянно, даже виновато, — оступилась и, неловко покачнувшись, ойкнула. А что еще оставалось делать?

Алистер тут же подхватил меня под руку, и я, поблагодарив его улыбкой, быстро перевела разговор на другую тему:

— Так что там с этим… мэтром Дувитаном? Кто он такой? Ты обещал объяснить.

Не знаю, заметил ли герцог мой тактический маневр, но виду, в любом случае, не подал, а самое главное — прекратил расспрашивать об Айве.

— Эрнис Дувитан — художник, известный не только в Стакке, но и далеко за ее пределами. Без преувеличения, лучший в своем деле. Уникальный.

— И в чем же его уникальность? — я с любопытством уставилась на Вэйдена.

Художник, почти коллега, человек творческой профессии — мне сразу захотелось узнать о нем, как можно больше.

— В высшей изобразительной магии, которой он в совершенстве владеет. Говорят, под его кистью полотна оживают, начинают дышать, меняться. Все это, разумеется, не более, чем слухи, но картины Эрниса, в самом деле, необычны. Люди на них двигаются, проявляют эмоции — улыбаются или хмурятся, грустят, радуются. Иметь в доме хотя бы одну картину от Дувитана невероятно престижно. А уж получить от него парные портреты к свадьбе или после помолвки — так сказать, в знак искренности своих чувств, среди высшей аристократии считается признаком хорошего тона. Стоят работы мэтра дорого, но желающих более, чем достаточно — и все они стекаются сюда, в Стакку.

— Почему? Художник не ездит к клиентам?

— Очень редко. Только к тем, кому не может, по тем или иным причинам, отказать. Тимир заказывал ему портрет Цинтии и отдал целое состояние за то, чтобы Эрнис согласился посетить Нускару. Дувитан — домосед, тем не менее, несколько раз в год он сам уезжает куда-то. По его словам, за вдохновением. Где он ищет это самое вдохновение, никому не известно, мэтр просто исчезает на пару месяцев, никого не принимает и не работает.

Алистер внезапно остановился, придерживая меня. Развернул к себе лицом.

— Я не знаю, зачем возлюбленному Алемины ее портрет и как ему удалось записать виконтессу к художнику в обход очереди. Если он сделал это заранее, значит и побег начал планировать давно, как минимум полгода назад. Не очень приятные для нас выводы, верно? В любом случае, мы не сможем напрямую спросить Дувитана об этом. Мэтр ни с кем и никогда не обсуждает клиентов, а у нас нет доводов, чтобы его убедить, или аргументов, чтобы надавить. Да и Одгер не позволит докучать художнику неудобными вопросами. Эрнис — местная знаменитость, департамент безопасности Стакки тщательно бережет его покой. Единственный способ подобраться поближе — изобразить влюбленную пару, которые просто-таки жаждет заказать парные портреты и готова заплатить за них любую цену. Это даст нам возможность попасть в мастерскую Дувитана и осмотреться. Дальше будем действовать по обстоятельствам. Согласна? Прекрасно. Тогда идем, здесь уже недалеко.

***

Двухэтажный особняк с колоннами из белого мрамора, в обрамлении клумб и яркой зелени деревьев, мало походил на мастерскую художника. Скорее, это была роскошная городская резиденция, где «почетный гражданин Стакки» жил и работал. Вернее, жил-то он в самом особняке, а вот работал в одном из боковых флигелей, куда нас и проводил строгий немногословный охранник, встречавший гостей сразу у ворот.

Мы миновали холл, и оказались в небольшом зале с мягкими полукруглыми диванчиками и креслами вдоль стен, где, помимо нас, уже находилось три пары.

— Ожидайте, — сопровождающий указал на свободные места, а потом на дверь в углу комнаты. — Вас скоро примут.

— Мэтр Дувитан? — встрепенулась я, начиная отыгрывать восторженную юную жену, просто-таки жаждущую заиметь собственный портрет кисти «Стаксского волшебника».

— Нет, его помощник, господин Кано.

— Помощник? Вот еще… Зачем он нам? Мы пришли к Эрнису Дувитану и желаем видеть именно его, а не каких-то там помощников. Правда, милый? — я капризно надула губы и повернулась к Алистеру в поисках поддержки.

— К сожалению, это невозможно, — на лице охранника не дрогнул ни один мускул. Наверняка, сказывался немалый опыт общения с избалованными светскими дамочками, которых он перевидал немало. — Предварительная беседа только с господином Кано.

— Какие глупости!

Я возмущенно вскинула подбородок. Алистер тут же успокаивающе приобнял меня за плечи и нежно заворковал — совсем, как образцово-показательный муж:

— Не волнуйся, дорогая. Мы обязательно встретимся с мэтром, только чуть позже. Поговорим с этим… помощником, и он сразу же проводит нас к Дувитану.

— Обещаешь?

— Разумеется.

Охранник чуть слышно хмыкнул. Он явно не разделял герцогского оптимизма и уверенности в том, что мы сегодня вообще дойдем до его хозяина, но ничего говорить не стал. Молча поклонился и направился к выходу. А мы прошли к креслам в глубине комнаты, подальше от остальных посетителей.

— Яна, ну как? — Алистер помог мне сесть и, делая вид, что утешает, придвинулся поближе. Даже платок достал и сунул мне в руку. — Есть что-нибудь?

Я смяла в пальцах тонкую ткань и отрицательно мотнула головой. Мой дар по-прежнему молчал, я не чувствовала ничего: ни единого намека на след Алемины, ни тени ее присутствия.

На всякий случай дотронулась до скрытого рукавом тонкого золотого браслета, сжала его, прислушалась к своим ощущениям и уверенно произнесла, вернее прошептала, почти уткнувшись Вэйдену в шею:

— Мины здесь не было. По крайней мере, в этой приемной. Но виконтессу могли сразу отвести к Дувитану, если у ее сопровождающих имелась договоренность с мэтром. Мне бы его увидеть. Постоять рядом. Прикоснуться. Только как это сделать, если художник лично новых заказчиков не принимает?

— Нас примет, — неожиданно усмехнулся Алистер. Пояснил, наклоняясь к самому моему уху, так, что от его теплого дыхания по позвоночнику побежали мелкие, щекочущие мурашки. Совершенно несвоевременно, между прочим. — Когда Дувитан приезжал в Нускару, мы собрали на него подробное досье. Нужно же знать, с кем имеешь дело. Так вот, у нашего художника есть одна слабость — редкие, желательно древние артефакты. Так что у меня найдутся аргументы, чтобы его убедить, даже если придется действовать через помощника…

Через четверть часа ожидания к нам присоединилась еще одна пара, а через сорок минут настала, наконец, наша очередь.

— Нам нужно два парных портрета. Срочно, — не терпящим возражения голосом объявил Вэйден. Прямо с порога, даже не поздоровавшись. Эдакий высокомерный, заносчивый аристократ.

Я бы на месте помощника оскорбилась. Но невзрачный, остроносый мужчина за столом у окна и бровью не повел.

— Всем нужны портреты, именно парные и непременно срочно, — меланхолично парировал он. — К сожалению, у мэтра Дувитана очередь. Могу записать вас…

Помощник Эрниса заглянул в лежащую перед ним большую, толстую книгу. Даже сделал вид, что листает ее.

— Через три месяца.

— Но как же так, дорогой? — противным, тонким голосом затянула я. Получилось идеально: даже саму неприятно резануло. — Ты же обещал. Я готовилась, всю ночь не спала, ждала... Не хочу через три месяца, хочу сейчас!

— Моя жена хочет, — громыхнул Алистер. — Я ей обещал и привык держать свои обещания.

— Увы. Очередь уже сформирована, — развел руками по-прежнему невозмутимый господин Кано.

— Так измените ее. — усилил напор «супруг». — Я щедро заплачу!

Ассистент художника чуть заметно скривился. Надо же, мы его все-таки достали.

— Мэтр не настолько нуждается в деньгах… — начал он.

— А кто говорит о деньгах? — тон Алистера изменился, став вкрадчивым, почти искушающим. — Золото — это тлен, пустяк, лишь простолюдины идут ради него на все. Мы же ценим другое. Реликты, уникальные раритеты — вот истинные сокровища… Теневой камень. Как по-вашему, это достойная плата за то, чтобы ваш хозяин начал немедленно работать над нашими парными портретами?

Вот теперь на лице господина Кано отражался весь спектр эмоций — от удивления до потрясения. Я и сама, надо признаться, впечатлилась. Теневой камень — редчайший артефакт, позволяющий общаться с духами Изнанки и призывать их себе на помощь, даже не будучи с ними связанными. Насколько мне известно, таких диковинок в мире почти не осталось, и все они находились в частных коллекциях.

— Более, чем достойная, — отмер помощник Дувитана. Решительно поднялся, закрывая свою «амбарную» книгу. — Будьте добры немного подождать, я сейчас вернусь.

— Ты была неподражаема, — произнес Алистер, когда дверь за господином Кано захлопнулась. — Я на мгновение даже посочувствовал несчастному, которого угораздило жениться на такой… гм… взбалмошной особе.

— Ты тоже хорошо сыграл. Кажется, этот Кано поверил, что виконт Демтор готов променять бесценный артефакт всего лишь на пару портретов. Пусть и уникальных.

— А кто сказал, что я играю? —Вэйден шагнул ближе, заставляя меня отступить к стене. По губам его скользнула странная улыбка. — Твой «живой» портрет у меня в кабинете над камином… м-м-м-м… заманчивая идея. За это можно многое отдать…

Ассистент Дувитана вернулся минут через десять. Торжественно объявил, не проходя в комнату:

— Мэтр ждет вас.

И тут же развернулся, пригласив следовать за собой.

Лестница, покрытая толстой ковровой дорожкой. Гулкий, пустой коридор. Один… другой. И в конце последнего — дверь, пропустившая нас в огромный, светлый кабинет.

Но прежде, чем я сделала шаг внутрь, меня как лавиной накрыло, почти оглушило пониманием — Алемина была здесь и общалась с человеком, который сейчас стремительно шел нам навстречу. Общалась долго и очень тесно.

Ощущения были настолько сильными, что у меня перехватило дыхание. В груди болезненно запекло, а еще появилось сильное желание развернуться и бежать отсюда без оглядки. Я запнулась — всего лишь на миг, но Вэйден сразу это заметил. У меня вообще в последнее время складывалось впечатление, что в сложной ситуации мы с ним словно подстраиваемся друг под друга, действуем на одной волне. Вот и сейчас Алистер взглянул на меня — быстро, остро и сделал шаг вперед, закрывая собой. Давая возможность прийти в себя, осмотреться.

Просторная полукруглая комната с широкими панорамными окнами, располагалась, скорее всего, в одной из угловых башен флигеля — я их заметила сразу, еще от ворот. Много света, воздуха, кресла, диван, несколько шкафов, столик с красками, мольберты с полотнами, накрытыми легкой золотистой тканью. Красиво, уютно, изысканно и… зябко.

Не знаю, почему у меня возникло это чувство, но казалось, из углов тянет сыростью. Стылой такой, промозглой. Могильной.

— Мэтр Дувитан, полагаю? — произнес Алистер, обращаясь к стройному привлекательному блондину с пронзительно-синими глазами. Получил короткий кивок и представился: — Виконт Алистер Демтор.

Хозяин кабинета задумчиво прищурился

— Демтор?.. — повторил он, рассматривая герцога. — Не припомню вашего имени. А вот лицо… Мы с вами раньше встречались, виконт?

— Нет, — не моргнув глазом, спокойно соврал Вэйден. — Я живу в провинции и до недавних пор почти никуда не выезжал. А вот с моим кузеном вы наверняка знакомы. Герцог Вэйден… Говорят, мы с ним очень похожи.

— Вы родственник главы тайной канцелярии Аглона?

Алистер чуть заметно поклонился, подтверждая сказанное, и на губах мэтра расцвела широкая улыбка. Такая лучезарная и обаятельная, что тут же потянуло улыбнуться в ответ.

— Ну что же вы моему помощнику сразу-то не сказали? Мы с его светлостью прекрасно ладили, когда я приезжал в Нускару, можно сказать, подружились.

Губы той самой «светлости» чуть заметно дрогнули, почти сложившись в ироническую усмешку. Видимо, Алистер имел иное мнение по поводу своих отношений с Дувитаном, но говорить ничего не стал и мгновенно вернул на лицо прежнее, безмятежно-благожелательное выражение

А художник уже перевел взгляд на меня.

— Эта очаровательная леди, ваша спутница... — начал он, вопросительно приподняв брови.

— Элвена, моя супруга, — закончил за него Вэйден и отодвинулся в сторону, освобождая мне дорогу. Нехотя. Как будто не желал, чтобы я подходила к художнику.

Мне и самой отчаянно этого не хотелось. Когда Эрнис попытался взять мою ладонь, я чуть было не отпрянула. Но все-таки сдержалась и протянула руку для полагающего по этикету поцелуя.

Наши пальцы соприкоснулись, комната внезапно подернулась дымкой, и передо мной, сменяя друг друга, вихрем понеслись картины — такие яркие, реальные, как будто я видела их воочию.

Виконтесса Беннут, воодушевленная, сияющая, сидит перед мольбертом, и такое счастье плещется в ее глазах, что становится страшно. Страшно, потому что она не видит уродливой тени, что черной бесформенной кляксой нависает над ней, тянется тонкими щупальцами, оплетает плечи, руки, подбирается к сердцу — с каждым разом все ближе и ближе. И Мина день ото дня бледнеет, выцветает, но не замечает… ничего не замечает. А тень, наоборот, густеет, наливается каким-то маслянистым блеском и силой, забирая ее у Алемины.

— Рад, очень рад…

Чужие губы прижались к ладони, словно ужалили. Потом Дувитан отступил, отпуская мою руку, и все закончилось.

В мир вернулись прежние краски. Рядом снова стоял хозяин кабинета, не сводя с меня пытливого взгляда, и я призвала на помощь весь актерский талант, чтобы не выдать испытанного потрясения. Выдохнула, повела плечами, сбрасывая навалившуюся на них свинцовую тяжесть, даже улыбнулась — надеюсь не вымученно, и тут же почувствовала, как Алистер подхватывает меня под руку. Ласково, но твердо прижимает к себе.

Понял. Он, как всегда понял, уловил мое состояние. И помог.

— Значит, желаете заказать парные портреты? — оживленно вещал тем временем Эрнис. Похоже, нам удалось скрыть от него переполнявшие меня эмоции. — И предлагаете за срочность… гм… кое-что интересное. Я верно понял? Что ж это возможно. Очень даже возможно. Прошу вас, присаживайтесь… Вот сюда. Сейчас все решим.

Следующие полчаса мы активно обсуждали наш возможный заказ и то, что «виконт Демтор» готов отдать, чтобы удовлетворить как можно скорее каприз жены. Вернее, это Алистер с Дувитаном обсуждали, а я сидела, подносила к губам бокал с соком, поданный служанкой, старательно улыбалась и делала вид, что слушаю. Даже время от времени вставляла что-то. Но мыслями была далеко отсюда, вновь и вновь прокручивая в голове то, что недавно увидела.

Алемина…

Тень, склонившаяся над ней…

Черные змеи, высасывающие из девушки, счастье, силу и саму жизнь…

— Ну, если мы договорились о цене и прочих деталях, остается последний вопрос. Когда начинаем? — негромкий голос Алистера вывел меня из задумчивости.

— Понимаю, виконт, ваше нетерпение и желание очаровательной леди Демтор поскорее получить свой портрет, — вкрадчивая речь Дувитана лилась журчащим ручейком, обволакивая сознание, завораживая. — К сожалению, вынужден вас огорчить, в ближайшее время я не смогу приступить к работе. Нет, долго ждать не придется, но до конца карнавала я занят. Увы, срочный, очень важный заказ. А вот потом я в полном вашем распоряжении. Кстати, виконтесса…

Художник подался вперед, наклоняясь ко мне.

— У вас ведь есть магия? Да-да, я чувствую людей, в который скрыта сила — это часть моих способностей и, надо сказать, очень помогает в работе. — Быстрая улыбка и короткий, как выстрел, вопрос: — Позвольте полюбопытствовать, какой у вас дар?

Во взгляде Эрниса промелькнуло что-то мелькнуло странное, хищное. Черные, с красноватым отблеском зрачки резко сузились. И я, повинуясь внезапному наитию, ответила, «честно» глядя в глаза художника:

— Какой дар? Спящий.


Глава 23 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 25