home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Улицы ночной Стакки были полны народу, особенное оживление царило на карнавальной площади. Создавалось впечатление, что гуляющих сейчас чуть ли не больше, чем днем, и гостиницы не спят, а просто пустуют. Я легко затерялась в шумной праздничной толпе и до храма добралась без приключений. Вернее, почти без них.

Один раз со мной пыталась познакомиться группа подвыпивших парней — судя по их репликам, из местных. Они с дружным хохотом звали меня куда-то, пытались заглянуть под капюшон плаща и, подмигивая, делали разные двусмысленные намеки. Однако, стоило несколько раз отрицательно качнуть головой, а затем резко сказать: «Нет», и они, пусть нехотя, но все-таки отстали. Да и внушительные фигуры местных стражей порядка, тут же безошибочно выделивших нас взглядом и шагнувших в нашу сторону, внушали надежду, что эта встреча для меня, в любом случае, закончится без особых проблем.

Так что мы благополучно разошлись в разные стороны. Мужчины отправились на поиски других, более сговорчивых спутниц, а я еще ниже надвинула капюшон и побежала вперед, ловко лавируя между веселыми компаниями, нежно прижимавшимися друг к другу парочками и жрицами любви всех мастей и рангов. Начиная от дам облегченного повеления и заканчивая служительницами Ираты, которых вокруг тоже было немало.

Одетые в одинаковые кремовые платья и плащи с крупной заколкой в виде многолучевой звезды у ворота, жрицы богини кружили по площади и с хорошо отработанной улыбкой профессиональных коробейников предлагали приобрести то, что в нашем мире назвали бы сувенирной продукцией. Вроде бы, что тут такого? Ничего личного, просто бизнес. Но как-то обидно вдруг стало за Ирату. Единственный действующий храм на весь мир — и тот превратили в ярмарочный балаган. По крайней мере, внешне.

Посмотрим, что там внутри творится.

В узком переулке за храмом оказалось на удивление тихо и пустынно. Ни одного человека. Первой мыслью было: друарка не смогла прийти, что-то ее задержало или она вообще передумала помогать. Но, стоило мне приблизиться к нужной двери, как из ниши неподалеку выступила тоненькая фигурка. Я бы ее не заметила, даже проходя рядом.

— Леди Демтор… — Тамсин чуть склонила голову, приветствуя меня. Как равная равную.

Затейливая прическа, знакомое жреческое платье с заколкой-звездой, гордая осанка и прямой, серьезный взгляд. Госпожа Гьин сейчас походила на служительницу Ираты больше, чем все торгующие на площади «коробейницы» вместе взятые.

Я кивнула, здороваясь, и женщина тут же перешла к делу.

— Готовы? — она внимательно осмотрела меня с ног до головы. — Хорошо. Видите углубление на стене справа? Да-да, вот это. Прикоснитесь к нему раскрытой ладонью, потом открывайте дверь и заходите.

— И все?

Честно говоря, я полагала встретить здесь храмовую стражу или, по крайней мере, жриц. Готовилась к вопросам о цели столь позднего визита, придирчивому осмотру, даже к ритуальным испытаниям. Тамсин говорила же, что ночью всех подряд не пускают — нужна весомая причина.

А тут... Ни охраны, ни въедливых служительниц Ираты, ни проверки.... Самого завалящего фейсконтроля, и того нет. Дотрагивайся и проходи. Так просто?

Видимо, последнюю фразу я произнесла вслух, потому что жена кондитера внезапно рассмеялась.

— Просто? О, нет, я бы не сказала. Открыть эту дверь не каждому под силу. Далеко не каждому. Но если я в вас не ошиблась, вы это сделаете.

Вот тут мне стало любопытно.

— Не ошиблись? Что вы имеете в виду?

А вдруг она видит какую-то метку у меня на ауре? Не иллюзорную, поставленную подчиненными Вэйдена, а настоящую? Что тогда делать?

— Вы отмечены Иратой, — строго, даже торжественно произнесла Тамсин, подтверждая мои худшие опасения. Но тут же вскинула руку в успокаивающем жесте. — Не беспокойтесь, богиня тщательно скрыла все свои знаки на вашей ауре и теле. Если они и есть — их не распознать никому. Но мы, ее служительницы, все равно чувствуем интерес нашей покровительницы к вам. Это трудно объяснить непосвященному… Просто я знаю, что Ирата ждет вас, желает видеть, значит, вы без труда войдете в храм.

Тамсин отступила, пропуская меня к двери. Мягко и вместе с тем настойчиво поторопила:

— Ну же… Идите!

И я, шагнув вперед, осторожно вложила ладонь в неглубокую продолговатую выемку.

Несколько секунд ничего не происходило, а затем...

Я ощутила прикосновение чужого взгляда — меня словно просканировали изнутри, не спеша разобрали на молекулы, атомы и снова сложили вместе. Из-под распластанной на стене ладони брызнул яркий свет. Я отдернула ставшую нестерпимо горячей руку, и услышала позади довольное:

— Все, вы справились. Заходите. Если не желаете показывать лицо, капюшон можете не снимать. Вас никто не задержит и ни о чем не спросит.

Тяжелая дубовая дверь открылась удивительно легко и беззвучно. И, когда я уже миновала порог даже не увидела — почувствовала за спиной еще одну вспышку. Госпожа Гьин тоже прошла необходимое испытание.

Гулкие храмовые коридоры, тусклые светильники на стенах, паутина многочисленных переходов... Сама я заблудилась бы здесь в первую же минуту, но Тамсин уверенно вела меня вперед, так что мы беспрепятственно и довольно быстро добрались до цели.

Просторный полукруглый зал я узнала сразу, он оказался копией помещения, в котором мы впервые встретились с Алистером. Вон и мраморный алтарь в центре, и звезда Ираты на стене напротив. Именно сейчас, взглянув на нее, я отчетливо вспомнила, что в разрушенном храме эта самая звезда в круге тоже была — правда, потускневшая какая-то, покореженная, будто от взрыва. Но ведь была же.

Больше я разглядеть ничего не успела. От стены, буквально соткавшись из темноты, отделился неясный силуэт и двинулся нам навстречу.

Тамсин тут же схватила меня за локоть, придерживая, и склонила голову — между прочим, гораздо ниже, чем, когда здоровалась со мной. Не знаю, что у них тут за ритуалы такие, но я предпочла не лезть со своим уставом в чужой монастырь и последовала ее примеру. На всякий случай.

— Что привело тебя в эту ночь к алтарю, жрица? — произнес ровный низкий голос, и эхо подхватило его, разнося по всему залу, поднимая к самому потолку.

Я вскинула голову, удивленно вглядываясь в бесстрастное, совсем молодое мужское лицо. Надо же, я была уверена, что Ирате служат только женщины.

— Приветствую тебя, страж, — Тамсин приложила к груди руки в почтительном, церемонном жесте. — Этой леди нужно поговорить с богиней. Наедине. И... она прошла путем истины.

Путь истины? Это у них служебный вход так торжественно называется?

Мужчина задумчиво уставился на меня. Вернее, даже не на меня — куда-то поверх моей головы. Помолчал. Кивнул удовлетворенно.

— Богиня ждет.

После чего потерял к нам всякий интерес, развернулся и через минуту исчез.

— Потомственный страж. Маг, — Тамсин так же, как и я, продолжала смотреть на узкую дверь в одной из ниш, за которой скрылся ее недавний собеседник. — Один из наших... Такие семьи остались только в Друаре.

Жрица вздохнула, видимо вспоминая дом, потом нетерпеливо тряхнула головой и... направилась к алтарю.

Она что, собирается остаться? А как же: «Этой леди нужно поговорить с богиней наедине»? Мне, действительно, нужно, и уж точно без свидетелей, тем более таких сомнительных, как жена бывшего графа.

Тамсин тем временем приблизилась к алтарю, положила на него руки... И я решительно шагнула вперед.

— Госпожа Гьин, вы...

Продолжить я не успела.

Полумрак храмового зала прорезала длинная ветвистая молния и ударила в алтарный камень. Стоявшая рядом с ним жрица выгнулась, как от резкой боли, а потом вспыхнула призрачным сиреневым пламенем.

Я бросилась к ней, но, когда добежала, огонь уже опал, а затем и вовсе исчез, словно впитался в пол. Осталась только Тамсин. Бледная, как мел, она раскачивалась из стороны в сторону, прикрыв веки и обхватив себя руками.

— Что случилось? Вам плохо? Позвать стража?

Я поддержала женщину, и уже собиралась отвести ее в сторону — к скамье у окна, но тут она распахнула ресницы, и у меня перехватило дыхание, когда я увидела ее глаза. Два светло-фиолетовых омута без зрачков, на дне которых спиралью закручивались серебристые воронки, открывая путь в бездну.

— Ну, наконец-то, дитя… — И голос стал другим. Звучный, выразительный, полный скрытой силы, он рождал в душе восторг и ужас одновременно. — Долго же ты шла ко мне.

Женщина величественно выпрямилась, и я, сделав единственно возможный вывод из всего происходящего, выдохнула:

— Ирата?

И тут же запнулась, не зная, как следует обращаться к собеседнице. Как-то с богами мне до сих пор встречаться не приходилось.

— Она самая, — Ирата улыбнулась и, угадав мое замешательство, добавила: — Можешь называть меня по имени. Дозволяю. Не до церемоний сейчас. Смертное тело — хрупкий сосуд, он с трудом вмещает даже малую часть моей сути. Времени у нас мало, а поговорить нужно о многом.

— Это точно! — Вот тут я была полностью с ней согласна. — Например, о том, зачем вы перенесли меня на Сеот, да еще и выдали замуж за совершенно незнакомого человека.

— Он тебе не нравится? — мгновенно отреагировала богиня.

— Я его совершенно не знаю. Не знала, на тот момент. А вы обвенчали нас… Там, в заброшенном храме, это ведь были вы, верно?.. Обвенчали, даже не поинтересовавшись нашим мнением, не спросив, согласны ли мы.

— Спросила, — перебила меня Ирата, — Ты отказалась. Помнишь?

Я помнила — детально, дословно помнила странный разговор с потусторонним голосом, который первое время считала лишь бредом больного, «температурного» воображения:

«Нет? Ты уверена? Что ж, твое право. Тогда…иди»

Если это правда, то…

— Значит, я не замужем?

— Замужем, — богиня недовольно поморщилась. — Но не совсем.

Нет, я с ней точно с ума сойду.

Вдохнула, выдохнула, сосчитала про себя до трех, потом до пяти, чтобы не сорваться — с богиней все-таки беседую, и вежливо попросила:

— А пояснить можно? Для не очень понятливых и плохо разбирающихся в местных реалиях иномирянок.

Вместо ответа Ирата развернулась к постаменту, окутанному легкой сиреневой дымкой, провела по нему ладонью и неожиданно пожаловалась:

— Единственный уцелевший алтарь, и тот дает лишь крупицы энергии. Я потратила почти все свои силы, чтобы переместить тебя в свой мир и прийти сейчас на твой зов. И как теперь восстанавливаться? А ведь когда-то верующие нескончаемым потоком шли в мои храмы, щедро делясь энергией.

Внезапно удлинившиеся, заострившиеся ногти резко ударили по гладкому мрамору, оставляя неровные борозды. — Сестра… Она отняла у меня все.

— Сестра?

Богиня оглянулась через плечо. Усмехнулась горько.

— Гинна, моя сестра-близнец. Ты о ней, наверняка, уже слышала.

Слышала — не то слово, но даже не подозревала, что все вот так повернется. Сестра… Надо же!

Представила на месте Ираты и Гинны нас с Никой и тут же протестующе качнула головой. Нет, мы хоть и не близнецы, но стояли друг за друга горой и никогда бы не предали.

— Почему?

Вопрос вырвался сам собой. Богиня поморщилась, но все же пояснила, правда, скупо и неохотно. Хотя… Мне бы, наверное, тоже было неприятно откровенничать с посторонними на подобную тему.

— Власть. Она всегда стремилась единолично всем распоряжаться. Миром, верующими, божественной магией, мужем.

— Своим мужем или вашим? — недоуменно уточнила я. Перебивать не хотелось, но ведь непонятно же ничего.

— Нашим, — последовал короткий, исчерпывающий ответ.

— У вас общий муж? — Догадка молнией мелькнула в голове: — Солнцеликий?

— Разумеется.

Ирата передернула плечами, мол, нечего всякие глупые вопросы задавать, и тут же вздохнула, мрачнея.

— Сестра считала меня лишней, ненужной и бесполезной. Семья, брак, материнство — вот, что, по ее мнению, важно. А любовь?.. Ерунда, пустяк, без которого легко обойтись. Глупая… — улыбка богини вышла ироничной и грустной одновременно, — не понимала, что мы с ней не просто близнецы, а две части одного целого. Исчезнет одна, угаснет и другая. Рано или поздно. Гинну всегда раздражали мои успехи, я понимала это, но не представляла, что ее ненависть зайдет так далеко и она попробует от меня избавиться. Воспользуется тем, что я люблю… всегда любила путешествовать между мирами и закроет мне путь на Сеот. На долгие века. Уйти-то я ушла, а вот обратно сумела пробиться лишь совсем недавно. Вернулась, а тут…

Ирата устало махнула рукой.

«Тут» было плохо — и это еще мягко сказано. Разрушенные обители. Оскверненные святилища. Уничтоженные жрицы. А главное — отсутствие верующих, а, значит, и притока новой энергии. Остался только один действующий храм — здесь, в Стакке. Да и тот, скорее, бутафорский, карнавальный, а не настоящий. Такой бизнес-проект местных предприимчивых дельцов.

— Мы сильны, пока в нас верят. Сестра знала об этом, и сделала все, чтобы у меня не было возможности подпитываться.

— А ваш… гм… А Солнцеликий?

Нет, ну действительно, он-то почему молчит? Полностью согласен с Гинной или сказать нечего?

— Мы с ним повздорили, перед тем как я ушла… Немного.

Ирата отвела взгляд, и как-то вдруг сразу стало ясно, что она сильно преуменьшает. Разборки между супругами перед расставанием случились нешуточные. С руганью и битьем посуды, вернее, учитывая их божественный статус, с землетрясениями, наводнениями и прочими катаклизмами.

— А теперь ни он, ни Гинна не отвечают на мой зов, небесные чертоги закрыты, и пробиться туда у меня пока не получается — сил не хватает.

Повисла пауза.

Богиня думала о чем-то своем, судя по угрюмому выражению лица, не очень приятном. И я бы даже посочувствовала, мне, действительно, было жалко ее, но она сама сказала, что времени у нас мало, а ответы получить хотелось. Поэтому я отбросила церемонии и все-таки спросила:

— Как это все со мной связано? От меня вы чего хотите?

— О, — мгновенно оживилась небожительница, словно только и ждала этого вопроса. Нацелила на меня палец и торжественно провозгласила: — Ты поможешь восстановить веру в меня.

И пока я приходила в себя после такого, прямо скажем, громкого и совершенно необоснованного заявления, быстро, по-деловому начала излагать свой замысел.

Собственно, первоначально никакого плана у Ираты не было. Она только вернулась и в ужасе металась по Сеоту, находя повсюду даже не осколки былого величия — прах от него. Возле лесного храма, своего, между прочим, любимого, обнаружила королевскую компанию, услышала пьяный разговор, который переполнил чашу ее терпения, и, буквально взорвалась гневом.

— Они посмели позвать в мою обитель распутных девок. Представляешь? — глаза богини потемнели, став совсем черными, ноздри гневно раздувались. В воздухе сгустилось напряжение, и над алтарем тут же вспыхнуло, загудело злое фиолетовое пламя.

В общем, Ирата решила доказать, как высокородные бездельники не правы, издеваясь над ней, а, заодно, и наказать, конечно. Вселилась в старую, полубезумную нищенку, что обитала в развалинах, мгновенно выбрала жертву, определила, где искать его «идеальную пару», и, тратя последние драгоценные силы, выдернула меня из другого мира. Даже не глядя.

— Вы не имели права этого делать! — надо было, наверное, сдержаться, но я не смогла. —Менять всю мою жизнь, даже не поинтересовавшись мнением на этот счет.

— Вот как? — Ирата высокомерно вздернула брови. — Хочешь сказать, что боги твоего мира всегда советуются с людьми, когда решают их судьбу?

Я вспомнила историю Земли, мифы, легенды, сказания и поняла, что возразить мне нечего. Боги — они такие боги… везде и всегда.

— То-то же, — удовлетворенно констатировала Ирата. — И нечего хмуриться. Скажи, что хорошего ждало тебя на твоей Земле? Ты не была счастлива, потому что счастливых невозможно оторвать от их реальности, они слишком к ней привязаны. А тебя ничего там не держало. Почти ничего.

Пустая, квартира, тоска по пропавшей сестре — единственному близкому человеку, череда неудачных скоротечных романов и работа, работа, работа, в которую я погружалась с головой, чтобы сбежать от одиночества…

Да, я все это помнила, прекрасно помнила, но все-таки не могла не спросить:

— А что же хорошего ждет меня здесь?

И богиня улыбнулась. Снисходительно так, чуть насмешливо и вместе с тем тепло.

— Это уже тебе решать, дитя. Там, в моем храме, при первом нашей встрече, ты отказалась от предназначенной мной пары, и теперь у тебя есть выбор, о котором ты так мечтала. Я скрыла брачную метку на твоей ауре. Ни один жрец Сеота не увидит ни ее, ни знак на ладони, до тех пор, пока ты сама этого не захочешь. Через пять лет все само собой исчезнет, и ты получишь свободу. Даже сможешь вернуться в свой мир. И уже никогда в твоей жизни не будет магии, дара интуита, гильдии розыскников и мужчины, при одном взгляде на которого сердце начинает биться чаще.

И стоило ей только произнести это, а мне представить: я там, а Алистер здесь, довольный, счастливый, женатый… на своей Оллане, и на сердце вдруг стало так тоскливо, как никогда раньше.

— Или попробуй рискнуть, — продолжила богиня, тонко улыбнувшись. Видимо, мои мысли не являлись для нее тайной. — Принять новую судьбу, остаться и, возможно, даже встретиться со своей сестрой.

— С Никой? — я подалась вперед, в волнении хватая Ирату за руку. — Вам известно, где она?

— Не на Сеоте и не на Земле, это точно. А вот где, не знаю. Пока не знаю. Не вижу…Слишком слаба сейчас. Но если верну хотя бы часть прежней силы, помогу тебе ее отыскать. Так что, подумай, дитя. Хорошо подумай. Потому что, если еще раз откажешься от моего предложения, изменить уже ничего не сможешь.

Богиня вдруг запнулась, вскинула голову, к чему-то прислушиваясь, и рассмеялась.

— Пришел. Все-таки вы с ним удивительно похожи… Твой муж тоже решил посетить мой храм. И именно сегодня ночью. Забавное совпадение.

Все, что произошло дальше, уложилось в несколько ударов моего сердца.

— Страж!

Ирата не повышала голоса, но тот, кого она звала, мгновенно оказался рядом. И ему хватило одного взгляда, чтобы угадать ее молчаливый приказ.

— Леди, — обратился он ко мне. — Я вас провожу.

— Иди, дитя, — кивнула богиня. — Закончим позже... если получится. Сейчас мне нужно побеседовать с твоим мужем.

Что значит, «если получится»? А если нет, как тогда? Мы ведь ничего еще толком не выяснили, не обсудили, что она хочет от меня, как найти Алемину, помочь Мисти и...

Да, у меня оставалась еще сотня вопросов, никак не меньше.

Я качнулась к Ирате, инстинктивно пытаясь ее удержать, и между нами тут же вырос страж. Повторил вежливо, но твердо:

— Леди...

А богиня уже отворачивалась, потеряв ко мне всякий интерес, подернулась дымкой, которая скрыла лицо и очертания тела. Теперь вместо Тамсин я видела лишь бесформенный, размытый силуэт, в нем никто бы не узнал жену Эгнара Гьина.

— Все, дитя, — выдохнула она сдавленно и покачнулась. Похоже, время божественного воплощения стремительно подходило к концу. — Не задерживай меня. Иди.

Пошла, конечно, куда деваться. Тем более, страж не оставил мне выбора, настойчиво тесня к той самой нише, за которой совсем недавно скрывался сам.

Несколько стремительных шагов, почти бег — и мы очутились в небольшом, абсолютно пустом помещении. Не представляю, чем здесь страж занимался, в комнате даже стульев — и тех не было. Лишь голые стены, пол, потолок и дверь... Очень интересная, надо признаться, дверь, прозрачная с нашей стороны. Отсюда, изнутри, как на большом экране, я видела и слышала все, что происходило в зале. Пусть не очень четко.

Эхо быстрых, размашистых шагов. Мужчина, уверенно двигавшийся к алтарному камню. Тишина, пока он рассматривал скрытую в туманном коконе жрицу. И, наконец, знакомый голос, отчеканивший:

— Я требую развода.

— Вот как? — спокойный, чуть насмешливый ответ богини не заставил себя ждать. — И почему же? Ты так уверен, что данная мною жена тебе не подходит?

— Да. Я выбрал другую женщину.

В голосе Вэйдена не было и тени сомнения, а я... Я почувствовала, как сжалось сердце и горло перехватило спазмом, мешая вдохнуть.

Выбрал другую...

Проклятие, почему же так больно?

— Упрямцы. Недоверчивые, самонадеянные слепцы... — неодобрительно хмыкнула Ирата. Небрежно махнула рукой и...

Не знаю, что она сотворила, но продолжения разговора я уже не слышала. Словно у телевизора внезапно выключили звук, как раз на середине самой захватывающей сцены фильма.

Да это просто издевательство!

Алистер пробыл в зале еще минут десять. И все это время я напряженно следила за ним, пытаясь понять, что там, между этими двумя, происходит.

Наконец, герцог направился к выходу. Хлопнула, закрываясь, тяжелая дверь, и я бросилась к Ирате. Вопросов у меня только прибавилось, и пусть попробует не ответить. Я тогда... я...

Что в этом случае сделаю, додумать не успела. Женщина, стоявшая у алтаря, вдруг зашаталась и тяжело опустилась на каменные плиты, привалившись спиной к алтарю. Одного взгляда на ее лицо, плотно сжатые губы, закрытые глаза хватило, чтобы понять: передо мной снова госпожа Гьин, и ничего нового она мне не скажет, по крайней мере, в ближайшее время. А Ирата ушла... Нет, просто-напросто сбежала.

— Вот что мне теперь прикажете делать? — выпалила я, сжимая кулаки и обращаясь... Да, наверное, к самой себе я и обращалась. По крайней мере, ответа точно не ждала, но мне все-таки ответили.

— Что делать? Жить! — шепнул на краю сознания затухающий голос. — И решить для себя, чего ты хочешь от этой жизни. Где быть и с кем.

— Алистер, между прочим, просто жаждет развестись. Я сама это слышала.

— А ты? Чего хочешь ты? Вот что важно. Молчишь?.. Что ж, у тебя будет время подумать. А пока... Помнишь, я говорила, что мне нужна твоя помощь?

Голос богини совсем истончился и теперь напоминал шелест высохших листьев. Неясный, почти призрачный.

— Алемина, девочка, ради которой вы сюда приехали... Найди ее и тех, кто стоит за похищением. Это важно. Очень важно. Для всех. Я не имею права вмешиваться напрямую — даже боги ограничены в своих действиях, и порой еще больше, чем люди, — но подсказку дам. Ищи того, кто все видит и слышит, но кого почти никто не замечает, и он укажет тебе путь. Все. Теперь иди.

Все? Пойди туда, не знаю куда, найди того, не знаю кого... И это называется подсказкой? Да она только еще больше все запутала. Ладно, сами справимся.

Я досадливо качнула головой, потянулась к Тамсин, чтобы ее поднять, и снова услышала голос Ираты:

— Нет, не трогай ее, жрица пока останется здесь. Тебя проводит страж. Герцога задержат в храме, но это ненадолго, а тебе нужно вернуться раньше него. Так что, поторопись.

Я опередила Вэйдена минут на десять, не больше. Незамеченной пробежала по пустым коридорам гостиницы, юркнула в свой номер и начала торопливо переодеваться. Когда герцог осторожно, чтобы не шуметь, вошел в спальню, я уже лежала в кровати, по уши закутавшись в одеяло. Размеренно дышала и изо всех сил притворялась, что сплю.

А потом не заметила, как и вправду уснула.


Глава 20 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 22