home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Что день грядущий нам готовит?

Не знаю, кому как, а мне, надеюсь, успехи в расследовании или, по крайней мере, хоть какие-то зацепки в поисках Алемины. И никаких новых загадок, потрясений, неприятностей. Должна же и у меня быть хоть пара-тройка спокойных часов. Для разнообразия.

Собственно, с этой мыслью я и проснулась. Открыла глаза, обвела взглядом комнату, знакомясь с местом, где придется некоторое время жить.

Уютная спальня со светлыми шелковыми обоями и лепным потолком. Прикроватный столик, пара кресел. На полу — пушистый ковер, Справа — большое окно и дверь на балкон, слева — герцог Вэйден, собственной персоной.

Лежит на другой стороне широкой кровати, небрежно закинув руки за голову, наблюдает за мной сквозь полуприкрытые ресницы и, судя по всему, чувствует себя совершенно комфортно. Даже покрывало на полуобнаженную грудь натянуть не потрудился.

Еще одна попытка меня смутить и посмотреть, что из этого выйдет? В таком случае, боюсь, Алистера ждет разочарование.

Нет, с настоящей внучкой лесного отшельника у него точно все получилось бы, а меня мужскими торсами не удивишь — пусть и не такими совершенными. Их на любом пляже моего мира столько лежит, что спотыкаться о них устанешь.

Я не стала вздрагивать и испуганно краснеть. Судорожно прикрываться одеялом тоже. С чего бы? У меня такая целомудренно-благопристойная ночная рубашка, что на Земле вполне за монашеское платье сойдет. А вот волосы поправить неожиданно захотелось, расчесать их хотя бы пальцами. В зеркало на себя посмотреть, губы и ресницы подкрасить. И вообще, мелькнула идиотская мысль: «Интересно, как я сейчас выгляжу... после сна-то?»

Пару мгновений мы молча смотрели друг на друга, и я в очередной раз невольно отметила, как легко за иллюзией угадываю черты настоящего Алистера, а затем...

— С добрым утром, любимая, — низкий, чуть хрипловатый голос теплым бархатом коснулся кожи, вызывая легкий озноб.

Герцог лучезарно улыбнулся и прежде, чем я успела удивиться такому, более чем ласковому обращению, быстро начертил в воздухе круг и коснулся пальцем уха, давая понять, что нас могут прослушивать.

Все ясно, видимо, его здешний коллега подсуетился.

— И тебе того же, дорогой, — нежно пропела я. И не удержалась — чуть выгнулась, потягиваясь.

Вполне невинное движение. Маленькая месть в ответ на провокацию Вэйдена… Но глаза мужчины вдруг стали стремительно темнеть, и я не рискнула испытывать его терпение и дальше. Соскользнула с кровати, бросила, не оборачиваясь:

— Чур, я в ванную первая.

И скрылась за узкой дверью у изголовья кровати, гадая, действительно ли слышала ответный смешок, или мне просто почудилось.

Когда я вернулась, Алистер уже успел обойти спальню, гостиную, небольшую гардеробную, из которых, собственно, состоял наш номер, и дезактивировать подслушивающие чары. Оставались ванная и туалетная комнаты. С ними герцог справился довольно быстро и подвел итог:

— По два артефакта в спальне и гостиной, один в ванной. Все. Можем говорить свободно.

— Хорошо, хоть в туалете ничего нет, — ошарашенно пробормотала я.

— Есть, вернее, было. Заклинание чуткого уха. Но довольно слабое, — «успокоил» Вэйден.

— Однако… Своеобразные у тебя отношения с главой местной службы безопасности.

— Обычные. Вполне взаимовыгодные. А это так... Тренировочный поединок, чтобы я не расслаблялся.

Герцог хмыкнул, покрутил в руках найденные артефакты и уже серьезно продолжил:

— Одгер согласился помочь, неофициально разумеется. По законам Стакки, он не имеет права разыскивать и задерживать приехавших в город влюбленных, тем более в дни карнавала, но кое-какое содействие окажет. Вмешается, если появится необходимость. Это может пригодиться, поэтому я к нему и обратился… Кстати, у нас с ним встреча сегодня после обеда, как раз и узнаю, нашел ли он хоть какую-то информацию. До этого надо прогуляться по городу — вдруг встретим Алемину. Надежда, конечно, слабая, но чем Гхирх не шутит.

— И посетить кондитерскую, — добавила я еще один пункт к его плану.

— Разумеется… Там на столе переговорный амулет. Закажи завтрак. Между прочим, тебе, как виконтессе, положена личная служанка на время пребывания в гостинице.

Последние слова Вэйден произнес, уже закрывая за собой дверь ванной, и не видел моей довольной улыбки.

Как удачно все складывается. Вечером Алистер уйдет, и у меня появится, наконец, возможность добраться до заветной книжечки.

Я выдохнула, еще раз осмотрела гостиную, подмигнула своему отражению в затейливом настенном зеркале и потянулась к переговорному амулету.

Первый рабочий день в Стакке начался.

***

Гостиница «Две лилии» считалась одной из лучших в городе и находилась в самом его центре. Отсюда, при необходимости, можно было в считанные минуты добраться до карнавальной площади, храма Ираты или департамента безопасности. Эти обстоятельства и стали решающими при выборе места жительства и размещения нашего «штаба» в Стакке.

Естественно, нам больше бы подошел отдельный дом, спрятанный за высоким, глухим забором или, в крайнем случае, за деревьями. Но все свободные особняки ближе к центру давным-давно сдали, а ехать на окраину не имело смысла. Мы и в эту-то гостиницу попали чудом, вернее, стараниями все того же Одгера.

Впрочем, мне в «Двух лилиях» нравилось все: внешний вид небольшого элегантного особняка под красной черепичной крышей, наши комнаты, ухоженный садик под окнами, сообразительная, услужливо-расторопная служанка, которую мне прислали, и, наконец, сама хозяйка — невысокая, пухленькая, лучащаяся добродушием госпожа Росим.

Пока Алистер был в ванной, я с помощью горничной привела себя в порядок. Все мои платья шились таким образом, чтобы, при необходимости, иметь возможность легко одеться самой, но отказаться от положенной по статусу прислуги «виконтесса Демтор» никак не могла.

Мы быстро позавтракали и, поддерживая имидж беспечных, довольных жизнью новобрачных, немного пообщались с госпожой Росим. Расспросили ее о том, на что стоит посмотреть в первую очередь, куда сходить, а затем покинули гостиницу.

Утренняя Стакка мало чем отличалась от той, что мы видели вчера вечером. Те же парочки и возбужденно щебечущие леди, тот же радостный смех, ароматы цветов и каких-то благовоний, разлитые в чистом, свежем воздухе, который хотелось вдыхать полной грудью. Разве что огней на улицах стало меньше, погасли яркие, разноцветные гирлянды, и магические иллюзии сменились сценками и пантомимами в исполнении живых людей.

Я с легкой печалью следила за игрой актеров, в чью гильдию мне так и не довелось попасть. Наблюдала, сравнивала. Все-таки, что ни говори, а я скучала по родному театру. По ни с чем не сравнимому сладковато-пыльному запаху кулис, волнению перед выходом на сцену, цветам в гримерке после спектакля, аплодисментам, восхищенным глазам зрителей. Будет ли это еще хоть когда-нибудь в моей жизни?

К счастью, долго предаваться ностальгии не пришлось. Улица расширилась, выводя нас к карнавальной площади, и на другой ее стороне я увидела храм Ираты.

Бело-серебристый, подсвеченный лучами поднимавшегося из-за его шпилей солнца, он весь сиял и казался еще одной, созданной магами иллюзией. Зыбким, недосягаемым миражом. А закругленные мраморные ступени, ведущие к распахнутым настежь дверям, напоминали облака, на которых покоилось это призрачное видение.

А еще храм чем-то напоминал королевский дворец в Нускаре. Вернее, дворец походил на него — как искусная, но все же копия, походит на оригинал.

— Нравится? — заметив мой интерес, улыбнулся Алистер. — Говорят, его строителей вдохновляла сама Ирата. Но так это или нет трудно сказать.

Я коротко кивнула, продолжая внимательно изучать здание, к которому мы приближались. Храм мне, действительно, нравился, а вот то, что творилось возле него, не внушало оптимизма. Совершенно.

По лестнице нескончаемым потоком шли и шли пары, а у ее подножия толпились люди, образуя очередь из желающих посетить обитель любви. Да простит меня Ирата за такой сомнительный каламбур.

Вопрос вырвался сам собой:

— Они что, все собираются здесь венчаться?

— Не все, — «утешил» меня Вэйден. — Большинство идет просто посмотреть. Полюбоваться на праздничное убранство, послушать, как будущие молодожены во всеуслышание объявляют о своих намерениях. На венчании народу будет еще больше — по преданию, в этот день храм посещает сама богиня, чтобы благословить новобрачных.

— Действительно, посещает?

— Несколько веков уже не заглядывала. Но красивая легенда осталась.

Мда... Честно говоря, не ожидала я такого ажиотажа вокруг обители всеми забытой богини. Как же теперь туда пробраться и при этом остаться незамеченной? Лишние свидетели мне точно не нужны.

— А вечером храм когда закрывают?

— Его вообще не закрывают — ни днем, ни ночью. Такова воля богини.

Час от часу не легче.

— То есть они всю ночь вот так идут? — я кивнула на живую змейку, медленно вползающую в двери обители Ираты.

— Нет, конечно, — рассмеялся герцог. — По традиции, жрицы не имеют права запирать двери храма и обязаны предоставить помощь, утешение, защиту всем, кто обратиться к ним. В любое время суток. Но церемонии ночью не проводятся, и случайно забредших зевак не принимают. А что касается защиты и помощи... Кому в наше время придет в голову просить ее у Ираты? Скорее за этим побегут к Солнцеликому или к Гинне. Так что, на самом деле, ночью здесь пусто.

Кому придет в голову? Да мне, хотя бы. К Солнцеликому с его Гилгиком я по своей воле и на пушечный выстрел не подойду, а вот Ирата мне однозначно помощь задолжала. Вернее, объяснения. И я непременно за ними приду, пусть даже не сомневается.

Только как мне ночью от Вэйдена сбежать? Вот в чем вопрос.

Я окинула храм мрачным взглядом, покосилась на герцога и заметила на его лице такое же недовольное выражение, какое, наверняка имелось сейчас и на моем.

Представила, как мы оба выглядим со стороны — единственная на площади пара, которая смотрит на фантастически прекрасное здание без особого восторга, почти неприязненно. Еще и обойти его по широкой дуге норовит. Вздохнула, отвернулась и невольно ускорилась, торопясь поскорее покинуть карнавальную площадь.

У меня еще будет время сюда вернуться, в более спокойной обстановке.

Но не успели мы сделать и нескольких шагов, как за нашими спинами раздалось удивленно-радостное:

— Алистер?!

Рука герцога, на которую я опиралась, ощутимо напрягалась и... все. Больше он никак не отреагировал на негромкий оклик, даже с шага не сбился. Все правильно. Мало ли на карнавальной площади всяких Алистеров? Даже рядом со мной их двое — Демтор и Вэйден, и не важно, что в данный момент это один и тот же человек.

— Алистер, — голос стал звонче, увереннее. — Ваша светлость.

А это уже серьезно.

Неужели герцога кто-то узнал? Вычислил? Следил за нами? Видит его так же, как я, сквозь иллюзию?

Искушение обернуться и посмотреть, кто так настойчиво гонится за Вэйденом, стало почти нестерпимым, но как раз сейчас делать это ни в коем случае нельзя.

Впрочем, преследователь, вернее, преследовательница сама облегчила мне задачу. Быстро застучала каблучками, приближаясь, зачастила почти на бегу:

— Какое удивительное совпадение. Никак не ожидала встретить вас в Стак...

Догнала нас, заступила дорогу и замерла, не договорив, растерянно вглядываясь в лицо моего спутника. Разрумянившаяся, чуть запыхавшаяся и совершенно очаровательная молодая аристократка, причем, если судить по платью и украшениям, из самых верхов общества.

— Дорогой, что происходит? — я нахмурилась, покрепче вцепилась в локоть «мужа» и почти прижалась к его плечу, отыгрывая бдительно-ревнивую жену. — Кто эта леди? Вы знакомы?

— Вы не Алистер, — одновременно со мной разочарованно протянула незнакомка.

— Алистер, — возразил всесильный глава тайной канцелярии, «успокаивающе» поглаживая меня по руке. — Но, видимо, не тот, который вам нужен. Разрешите представиться: виконт Алистер Демтор. Скорее всего, вы приняли меня за моего кузена, герцога Вэйдена. Мы с ним очень похожи.

— О… — девушка заметно смутилась, порозовела еще больше: — Действительно, невероятно похожи. Фигура, походка, манеры. Я была совершенно уверена... Простите... Не знала, что у его светлости есть кузен... — и, спохватившись, торопливо добавила: — Мы не знакомы, но, полагаю, в данной ситуации я могу назвать себя. Баронесса Оллана Гефрой, невеста герцога Вэйдена.

Что?

— Вот как?

Алистер скептически приподнял брови, демонстрируя, что ни о какой невесте родственника он слыхом не слыхивал, и леди мгновенно исправилась:

— Почти невеста. О помолвке будет объявлено... в самое ближайшее время.

Она скромно потупилась, а я со вновь вспыхнувшим интересом принялась рассматривать будущую герцогиню Вэйден.

Стройная, белокурая, голубоглазая. Тонкие, нежные черты лица, губки бантиком, бровки... Нет, вот брови как раз не домиком, а ровными, почти идеальными дугами... В общем, ожившая мечта подавляющего большинства представителей сильного пола.

Алистер тем временем старательно изображал удовольствие по поводу столь многообещающего знакомства и даже запечатлел на маленькой узкой ладошке дежурный поцелуй.

Прирожденный актер!

— Родственники его светлости — желанные гости в моем доме. Позвольте пригласить вас с... — взгляд Олланы на мгновение задержался на наших брачных нитях, и она выразительно умолкла.

— Виконтесса Элвена Демтор, моя жена, — правильно понял ее Вэйден, и я растянула губы в вежливой улыбке.

— Очень приятно, — тут же подхватила девушка. — Буду рада видеть вас с супругой у себя. Мы с баронессой Калас, моей сопровождающей, остановились в «Двух лилиях». Лавандовые покои.

Я чуть не поперхнулась воздухом. Столько новостей сразу, и все, мягко скажем, неожиданные.

Почти-невеста Алистера проживает в одной с нами гостинице, да еще в компании вздорной мадам, у которой я совсем недавно «работала». Поразительное совпадение. Если не сказать — подозрительное. Интересно, Флоресканцию Аделла сюда тоже притащила?

Проверять я, разумеется не стану, да и лавандовые покои постараюсь обходить стороной. А то, не дай бог, столкнемся. Похожий на Вэйдена кузен — еще полбеды, а вот жена этого самого кузена, до боли напоминающая уехавшую с герцогом компаньонку — уже явный перебор.

— Баронесса сейчас подойдет, и я вас представлю — продолжала Оллана, не заметившая, к счастью, моего замешательства. — Если вы немного подождете...

Ждать мы не собирались. Сообщили, что очень торопимся, выразили сожаление, пообещали, что при первой же возможности нанесем визит. Вот как только — так сразу... И быстренько распрощались.

Некоторое время мы с Алистером шли молча. Лишь когда праздничная, оживленно гомонящая толпа полностью скрыла нас от взгляда оставшейся позади Олланы, я нарушила затянувшуюся, какую-то неуютную паузу.

— Милая леди. И очень красивая… Вам повезло, ваша светлость.

— Повезло, — мрачно согласился Вэйден. И при этом так стиснул мою руку, что мне на мгновение стало больно. Еще и к себе подтянул поближе.

Странная реакция на похвалу в адрес своей избранницы. Хотя, герцог же вынужден был отложить помолвку. И я даже догадываюсь из-за чего, вернее, из-за кого. Наверное, сейчас вспоминает «причину», разлучившую его с красавицей-блондинкой, и злится.

Я невольно поежилась: хорошо, что Алистер не догадывается, что, на самом деле, нас с ним связывает. Потом выдохнула, осторожно освободила руку и поменяла тему:

— Мы почти пришли. Кондитерская вон за тем поворотом, если я правильно поняла объяснения госпожи Росим.

— Да, — коротко кивнул Алистер.

Он вообще стал каким-то немногословным, но я уже не обращала на это внимания.

В душе нарастало нетерпеливое предвкушение, оттесняя все остальные мысли и чувства. Если нас в «Вкусе счастья» и ждут сюрпризы, то, надеюсь, только приятные, и мы наконец-то выйдем на след Алемины. А опасность? Ну что может быть опасного в переполненной посетителями кондитерской в центре города?

По крайней мере, я искренне в это верила.

***

Нужное нам здание было заметно издалека. Его владельцу удалось в свое время выкупить или взять в аренду большой участок земли в самом центре города, и он не только построил здесь кондитерскую под многообещающим названием «Вкус счастья», но и разбил вокруг нее сад.

Ухоженные клумбы, деревья, дорожки, выложенные цветной плиткой, даже маленький пруд с ажурным мостиком и беседками. Очень романтичное место. Если прибавить к нему кулинарную магию, которой славился хозяин и, по совместительству, главный повар заведения, становилась понятна популярность заведения среди гостей города. Уверена, вечером сюда так просто не попасть. Но мы пришли почти к открытию, так что столик для нас все-таки нашелся. Хотя даже в этот ранний час людей в зале и на просторной тенистой террасе было более, чем достаточно.

Мы сели, и над столешницей тут же вспыхнула магическая голограмма — сменяющие друг друга яркие, красочные изображения блюд, которые кондитерская предлагала посетителям. Позволить себе подобное иллюзорное «меню» мог далеко не каждый владелец даже преуспевающей столичной ресторации. Очень уж дорогое это удовольствие. Видимо, дела у хозяина «Вкуса счастья» шли просто замечательно.

Пирожные с нежнейшим кремом, ягодами и орехами, булочки, пироги, всевозможные десерты — тут было все, на любой, самый придирчивый вкус. Все... кроме «Пылающего поцелуя». Мы несколько раз просмотрели «меню» от начала до конца, но того, за чем пришли, так и не обнаружили. Даже намека на него — будто, этого популярного угощения, прославившего кондитерскую далеко за пределами Стакки, вовсе не существовало.

— Я же говорил, что никогда его раньше не видел и ничего о нем не слышал, хотя бывал здесь не один раз, — задумчиво пробормотал Алистер и поднял руку, подзывая обслугу.

— Выбрали? — служанка появилась мгновенно, словно из воздуха соткалась. Симпатичная, улыбчивая, в белом кружевном переднике и с такой же наколкой в аккуратно уложенных волосах.

— Нет, — в отличие от нее Алистер просто-таки олицетворял собой недовольство. — Все не то.

— Неужели, ничего не приглянулось? — искренне огорчилась девушка. — У нас самый широкий выбор десертов в Стакке. Есть очень редкие, с необычным вкусом, вы их нигде больше не найдете. Вот, например...

Она потянулась к меню, но герцог ее остановил.

— Повторяю, — в его голосе прорезались жесткие, металлические нотки. — Это не то. Нам нужен...

Он запнулся, недовольно поморщился, сделав вид, что забыл название, и посмотрел на меня.

— Хочу «Пылающий поцелуй», — я капризно надула губы, сразу включившись в игру. — Если я его сейчас не попробую, Мина опередит меня и выиграет пари. Ты ведь не позволишь этого, дорогой?

— Конечно, нет, милая. Я обещал, что ты получишь этот гхирхов «Поцелуй», значит, так и будет.

«Муж» одарил меня ласковым взглядом, а потом повернулся к прислуживавшей нам девушке и с гневным выражением лица ткнул пальцем в иллюзию.

— Почему его нет в перечне, это же ваше фирменное блюдо? Только не говорите, что больше его не готовите. Вы огорчите этим мою супругу, а я не люблю, когда она огорчается, — произнес он со значением.

Служанка побледнела. Впрочем, я на ее месте тоже прониклась бы —очень уж внушительно и сурово выглядел сейчас Вэйден.

— Это особый десерт, исключительно для супружеских пар. Мы не выставляем его в общий перечень, чтобы другие посетители… не нервничали и не чувствовали себя обделенными, — взволнованно затараторила она.

Вместо ответа Алистер взял меня за руку, переплел наши пальцы, демонстрируя брачные нити, и вопросительно приподнял брови.

— Немедленно передам ваш заказ на кухню, — правильно поняла его молчание девушка. — Придется немного подождать, пока его готовят. Не желаете ли еще чего-нибудь?

— Да, десерт только жене. Терпеть не могу сладкое. Мне...

— Простите, — вежливо, но твердо перебила служанка. — «Пылающий поцелуй» — парное блюдо. Его заказывают строго на двоих. И едят вдвоем. Таковы правила.

— Хорошо, — скривился герцог. — Несите. Что там еще к нему обычно подают? Отвар? Морс? Давайте все.

И откинулся на спинку кресла с видом мученика, идущего на невероятные жертвы, чтобы удовлетворить каприз любимой жены. А я в очередной раз восхитилась его актерскими способностями. Мне бы такого партнера в родном театре вместо вечно пьяного Стасика. Мы бы понимали друг друга даже не с полуслова — с полувзгляда.

«Поцелуй» принесли через полчаса. Все это время мы развлекались ничего не значащими разговорами, исподволь присматривались к поселителям — на всякий случай и неспешно потягивали из пузатых керамических кружек прохладный, чуть терпкий медово-ягодный напиток. А я еще и прикидывала про себя, как подступиться к служанке с расспросами об Алемине. Про пари я уже обмолвилась — как бы случайно, поэтому, когда девушка торжественно водрузила на стол круглое блюдо, накрытое высокой фарфоровой крышкой, я придержала ее за руку и потянула к себе.

— Вас как зовут?

— Ри… Риска, — удивленно отозвалась она. Видно, не часто посетительницы ее именем интересуются.

Я тут же таинственно округлила глаза и понизила голо до доверительного шепота:

— Ах, Риска, мне так нужна ваша помощь. Мы с Миной, моей подругой, поспорили, кто первым окажется на карнавале в Стакке и попробует ваш потрясающий десерт. Мне так хочется выиграть. Я даже замуж ради этого вышла… Ну, то есть попросила ускорить церемонию венчания. И платье заказала не то, о котором мечтала, а которое шить быстрее.

Я с самым покаянным видом повернулась к сдавленно хмыкнувшему Алистеру. И непонятно было, возмущается он или пытается скрыть смех.

— Извини, дорогой, я тебя очень люблю. Но спор есть спор, сам понимаешь.

— Понимаю, — придушенно выдохнул Вэйден.

Ну, точно забавляется

— Теперь видите, на какие жертвы мне пришлось пойти ради победы? — я решила не обращать внимание на герцога, а сосредоточится исключительно на служанке. — А Мина, выяснив, что проигрывает, взяла и сбежала со своим женихом в Стакку. Представляете? Теперь она тоже здесь и, боюсь, уже успела к вам заглянуть…

Я сильнее стиснула руку служанки, не позволяя ей отстраниться, и начала описывать виконтессу Беннут, закончив пламенную речь жадным:

— Она ведь была здесь, да? Скажите, умоляю.

В глазах служанки мелькнула тень сомнения, она явно колебалась… Но потом резко выпрямилась, отстранилась, заставив меня отпустить ее, и сухо, заученно оттарабанила:

— Простите, ничем не могу помочь. Я должна обслуживать посетителей, а не запоминать их. В любом случае, этот десерт подается только семейным парам, а ваша подруга, как я понимаю, только собирается обвенчаться со своим избранником в храме Ираты. Так что вам нечего опасаться. Победа уже ваша.

— Как жаль… — расстроенно начала я, надеясь все же разжалобить девушку. Но та упрямо поджала губы и отступила на шаг, увеличивая дистанцию между нами.

Она что-то знала, но категорически не желала продолжать разговор.


Глава 16 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 18