home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Вестник догнал нас на следующий день, к обеду. Скользнул в приоткрытое окно и закружил возле Алистера. Герцог перехватил похожий на диковинную птицу листок, развернул его, прочитал и поднял на меня смеющийся взгляд.

— Пылающий поцелуй.

— Что? — не поняла я.

— Десерт называется «Пылающий поцелуй», служанка немного ошиблась. И это, действительно, фирменное блюдо кондитерской «Вкус счастья». Мне приходилось там бывать, но «Поцелуя» не помню. Впрочем, я не большой любитель сладкого.

С языка так и рвалось: «А леди, которых вы туда водили?»

Ведь, если Алистер к десертам равнодушен, зачем тогда заходил в кондитерскую? Правильно, ради дамы, которую сопровождал.

Захотелось вдруг узнать, что представляли собой его спутницы. Как выглядели? Похожи на меня хоть немного или вообще ничего общего?

Но я, разумеется, не стала ничего спрашивать. Не мое это дело, с кем и как Вэйден развлекается.

— Эгнар Гьин, хозяин заведения, владеет высшей кулинарной магией, — продолжал тем временем Алистер, не подозревая, какие мысли бродят в моей голове. — Очень любопытная личность. Отпрыск уважаемого графского рода, магически одаренный и перспективный. В академии ему прочили большое будущее, а Эгнар, неожиданно для всех, предпочел такую вот специализацию. Отказался от титула, переехал в Стакку и открыл кондитерскую, которая довольно быстро стала популярной.

— Он тоже вынужден был выбирать между титулом и делом, которое нравится? Как Лоттер? — тихо поинтересовалась я, вспомнив историю Герберта.

Алистер бросил на меня острый взгляд. Ответил сухо:

— Таков древний закон. Его соблюдают не только в нашей стране — во всех королевствах. Для высшей знати некоторые виды деятельности закрыты. Гьин знал об этом и сознательно пошел на подобный шаг. У его детей титул останется. Они аристократы по крови и праву рождения, решение отца их никак не касается.

— Получается, простолюдины более свободны и независимы в выборе профессии?

— Не сказал бы, — дернул уголком губ Вэйден. — У них свои запреты и ограничения. В любом случае, тебе беспокоится не о чем, Яна. Твой уникальный дар весомее многих титулов и обеспечит прочное положение в обществе. Многие при королевском дворе почтут за честь назвать тебя своей женой.

Повисла неловкая пауза.

Я не собиралась претендовать на внимание, руку, сердце, а также остальное движимое и недвижимое имущество местных аристократов. Включая присутствующего здесь герцога Вэйдена, которого навязала мне богиня Ирата, даже не поинтересовавшись мнением на этот счет.

Алистер тоже помрачнел. Стиснул зубы, отвернулся, словно ему на ум только что пришла какая-то неприятная мысль. И я поспешила перевести разговор на другую тему.

— Если виконтесса ехала одна, без «жениха», как ее пропустили в Стакку?

— Беглецы могли назначить встречу где-то по дороге, — пожал плечами герцог. — Но даже если леди Беннут разминулась со своим избранником, в город она все равно попала. О начале карнавала объявили неделю назад, и тут же закрыли Стакку для всех чужаков, кроме молодоженов и пар, пожелавших венчаться во время карнавала. Примерно тогда же нам стало известно об исчезновении виконтессы. Но сбежала она на два дня раньше, устроив все так, чтобы ее не сразу хватились.

Вэйден замолчал, что-то прикидывая про себя, и твердо закончил:

— Алемина как раз успевала въехать в Стакку до закрытия ворот. Кстати, некоторые придворные — любители красочных зрелищ и развлечений — так и делают: приезжают за некоторое время до праздника, когда в город пускают всех, снимают дома и спокойно ждут начала карнавала.

— Значит, у нас три варианта, — подытожила я. — Таинственный возлюбленный догнал Алемину по пути. Ждал ее уже в Стакке. Или решил присоединиться к виконтессе позже. Его одного впустят в город?

— Да. Если Мина встретит у ворот и подтвердит, что это ее жених. Но, на самом деле, вариантов не три, а четыре. Есть еще один, самый неприятный: похититель не собирается жениться на виконтессе и на карнавале не появится. Он просто спрятал девушку в Стакке, прекрасно зная, что город закроют и королевским безопасникам туда не добраться. И сидит сейчас леди Беннут где-нибудь там, под охраной его людей... А, может, уже не сидит...

Последние слова Алистер произнес совсем хмуро, и у меня сжалось сердце. Было жаль незнакомую мне Мину, и о плохом не хотелось думать, поэтому я поспешила задать следующий вопрос:

— Неужели желающих венчаться в храме Любви так много? Ирате давно никто уже не поклоняется.

— Может, Ирата и забыта, но она все еще богиня. Брак, заключенный ее жрицами — истинный и признается всеми.

Мужчина поморщился, словно у него внезапно заболели все зубы разом, потом резко тряхнул головой и продолжил:

— Так что, да, желающих достаточно. Как правило, это беглецы, не получившие от родственников разрешения на брак. Без благословления семьи их нигде больше не обвенчают. Многие целый год ждут начала празднеств и добираются в Стакку любыми возможными путями. Даже из самых дальних королевств. Местные власти хорошо обогащаются за их счет. За право участвовать в карнавале и венчаться в праздничные дни пары вносят в городскую казну приличную сумму.

Разговор постепенно угас.

Алистер достал какие-то документы и стал их изучать, делая на полях пометки, а я размышляла над тем, что услышала, и украдкой посматривала на своего спутника.

На длинные, сильные пальцы, скользящие по бумаге… На немного резкие, хищные черты лица… На упрямо сжатые чувственные губы и длинные, темные ресницы, затеняющие сейчас его глаза… На прядь волос, упавшую на высокий, чистый лоб.

Странно, но иллюзия мне почти не мешала — за внешностью виконта Демтора я легко угадывала настоящего Алистера. Может, дело в том, что сейчас, в отсутствие посторонних, герцог перестал контролировать мимику, которая в основном и отличала его от беспечного, более слабохарактерного кузена, и снова стал самим собой — собранным, волевым, серьезным. Главой королевской тайной канцелярии. Вон, даже жесткая складка у рта появилась, ее у Демтора точно не было.

Может, сыграла свою роль наша странная связь, сочетающаяся магия или то, что я, по словам Брыга, оказалась видящей…

В чем причина, я точно не знала и спрашивать у Вэйдена не собиралась — незачем так рисковать. Просто сидела и исподтишка изучала его. Подлинного.

А ведь он, и правда, очень красив...

Поймала себя на этой мысли, рассердилась и резко отвернулась, вглядываясь в мелькавший за окном пейзаж. Даже села вполоборота, чтобы не видеть больше герцога.

Не о нем сейчас нужно думать, а о том, как мы пройдем городские ворота. Ведь там, насколько мне известно, не только документы проверяют.

А Стакка, между прочим, уже совсем близко...

Холодное мясо, завернутое в пряные листья хлааллы, было давно съедено, морс выпит, а солнце начало медленно клониться к горизонту, когда впереди показалась Стакка. Я тут же приникла к окну, чтобы все получше разглядеть. Пассажиры экипажей, следующих в том же направлении, не отставали от меня — некоторые даже головы высовывали.

Всех интересовало, как выглядит сейчас город.

А город... светился. Накрытый охранным куполом, окутанный нежно-розовой дымкой, словно закатными облаками, он казался диковинным видением. У меня даже дух на секунду захватило.

Городской совет ежегодно нанимал целую команду лицензированных магов-иллюзионистов, и те творили настоящие чудеса, наполняя улицы Стакки сказочными миражами — каждый раз разными — и на время карнавала превращая город в огромную театральную сцену. Дорогое удовольствие, что и говорить, но оно полностью себя окупало.

Жадные до новых впечатлений богатые бездельники стекались сюда со всего мира, причем, задолго до начала празднеств. Заранее снимали дома, предвкушая небывалое развлечение, а некоторые — даже покупали. Ждали и исправно платили большие налоги, обогащая городскую казну. В дни карнавала они тоже тратили немало. А тот факт, что город временно закрывали, только подогревал их интерес и желание оказаться здесь любым способом. Запретный плод, как известно, сладок.

Я и сама, с тех пор, как узнала о Стакке, мечтала когда-нибудь сюда попасть и собственными глазами увидеть, что тут происходит.

В общем, местные власти очень хорошо все рассчитали...

Карета проехала вдоль внешней городской стены — мимо въездных ворот, запертых на время карнавала — и пристроилась в хвост очереди из нескольких экипажей.

Два ряда цветущих деревьев образовывали в этом месте короткую узкую аллею, плотно сплетаясь ветками в подобие арочного свода. У начала этого своеобразного прохода стояла городская стража, а в конце виднелась высокая дверь — на первый взгляд, совершенно простая, даже хлипкая. И больше никакой охраны.

Пары покидали свои экипажи, ненадолго подходили к стражниками, а потом двигались по аллее вперед. Охрану интересовали лишь формальности: они проверяли документы, задавали какие-то вопросы, а вот пускать или не пускать супругов в город решала... «дверь». Вернее, древний портальный артефакт, которым она собственно и являлась.

По легенде, эту бесценную реликвию много веков назад подарила городу сама Ирата. В благодарность за некую услугу.

На моих глазах одна из пар, простояв у калитки минут десять, вынуждена была повернуть назад — проход перед ними так и не открылся. И сколько возмущенные новобрачные ни доказывали свое право посетить карнавал, как ни настаивали, ничего не помогло.

— Скоро наш черед, — Алистер оторвался, наконец, от своих бумаг, бросил быстрый взгляд в окно и испытующе посмотрел на меня. — Волнуешься?

— Волнуюсь, — не стала я скрывать.

Документы у нас реальные, так что с этой стороны проблем не будет. Метки на ауре — своеобразный местный аналог штампа в паспорте — тоже имеются. Специалисты тайной канцелярии постарались. Брачные нити сверкают так ярко, что издалека видно. Опять же, спасибо сотрудникам Вэйдена.

Венчальные кольца, браслеты и прочие аксессуары на Сеоте не носили, связующие татуировки появлялись очень редко — только если брак благословляли сами боги. Лично. В остальных случаях жрецы во время брачного ритуала соединяли ладони жениха и невесты тонкой, но очень прочной магической сетью. По завершению венчания сеть исчезала, оставляя на пальцах молодоженов особые брачные нити.

В храме иллюзия, конечно, спадет, метки на ауре и нити исчезнут, но Алистер туда заходить и не планирует. Я — тем более. По крайней мере, с ним.

Есть у меня смутное и очень нехорошее подозрение, что фальшивые знаки-то пропадут, да только вместо них проявится кое-что другое. И это «другое» не обрадует ни меня, ни Вэйдена.

Но, в любом случае, пока мы выглядим, как типичные новобрачные. Документы, метки, нити — все при нас. А вот с чувствами сложнее.

Артефакт Стакки не читал мысли — он впитывал эмоции, и именно они открывали заветную дверь. Супруги, не испытывающие друг к другу никаких чувств, объявлялись неугодными Ирате и на карнавал не допускались.

— Мы пройдем, вот увидишь, — Алистер наклонился, всматриваясь в мое лицо, и неожиданно подмигнул. — Главное, доверься мне и подыграй. Помни, ты моя жена, и я тебя люблю.

На последнем слове голос его странно дрогнул.

Опасается, что не справлюсь?

— Помню, — заверила я. — Не беспокойся, я не подведу. Понимаю, это нужно для дела.

Карета перед нами отъехала в сторону. Сидевшая в ней пара благополучно прошла проверку портальным артефактом и скрылась в бледно-сиреневой вспышке.

Все, наша очередь.

Герцог вышел первым. Отдал документы стражам на проверку, дождался их одобрения и вернулся. Улыбнулся, подавая мне руку.

— Готова?

Готовой я себя не ощущала, но решительно вложила пальцы в протянутую ладонь.

— Да...

Сделала шаг из кареты и тихонько охнула, когда меня подхватили и подняли вверх.

Алистер не остановился ни через секунду, ни через десять. Даже у поста охраны не задержался — так и двинулся по аллее, держа меня на руках.

Он шел... шел... и шел… Бережно и вместе с тем очень уверенно, по-собственнически прижимая меня к себе, не отрывая от меня пристального взгляда. А я смотрела на него — глаза в глаза.

Сзади раздавались какие-то голоса. Удивленные. Завистливо-восхищенные. Я слышала их, но не улавливала смысла. Каждый вдох пульсацией отдавался в висках, во рту пересохло, а ладонь, которой я упиралась в грудь Вэйдена — как раз напротив его рвано бьющегося сердца, горела так, словно ее сунули в огонь. Но я все равно не убирала руку. Держала... держала… и держала.

Герцог отпустил меня только у самой двери. Чуть отодвинулся, позволяя медленно скользнуть вниз по его телу. А, когда я оказалась на ногах, снова привлек к себе и хрипло потребовал:

— Обними меня.

Я послушно обвила руками его шею. Голова немного кружилась, было странно и легко, как после нескольких бокалов терпкого, хмельного вина.

Алистер мягко коснулся моего лица, очерчивая его овал, задел большим пальцем уголок рта, нижнюю губу, помедлил, а затем приподнял подбородок вверх и осторожно потянул на себя.

Его глаза казались сейчас совсем черными и бездонными, как южное небо безлунной летней ночью. И я падала в это небо, парила в нем и задыхалась, вбирая всей грудью ставший вдруг слишком разреженным воздух.

А глаза приближались, заслоняя собой весь мир — герцог наклонялся ниже и ниже… И в этот миг вокруг нас кольцом взметнулось сиреневое портальное пламя.

«Дверь» отворилась, пропуская нас в Стакку…

В глазах потемнело, далеким эхом вспыхнул и тут же погас мелодичный, очень довольный смешок, но ни удивиться, ни испугаться я не успела.

Миг — и мы уже стоим на огромной, отшлифованной до зеркального блеска каменной плите.

— Не задерживайтесь, проходите быстрее, — окликнул нас объявившийся неподалеку пожилой седоусый стражник.

— Эк их артефактом Иратиным-то приложило, — хохотнул второй, помоложе. — До сих пор друг от друга отцепиться не могут.

Седоусый недовольно покосился на весельчака и снова обратился к нам:

— Грузовой портал там, — он указал вправо. — Ваш багаж скоро доставят, не забудьте забрать. А то некоторые так и уходят... гм... впечатленные, а потом предъявляют претензии. Предупреждаю сразу: в наши обязанности не входит сторожить чужие вещи.

Алистер прерывисто вдохнул и нехотя разжал объятия. Затем окинул стражей порядка хмурым взглядом, подхватил меня под локоть, отвел в сторону — к скамье под большим раскидистым деревом. Коротко попросил:

— Подожди здесь. Мне надо найти того, кто нас встречает.

Экипажи, в отличие от людей, в Стакку не пускали, и гости вынуждены были нанимать транспорт уже здесь, в городе — еще одна статья дохода местного бюджета.

Вэйден отошел к видневшимся в отдалении повозкам. Где-то там должна была ждать карета, нанятая для нас главой местных безопасников — хорошим знакомым герцога, с которым у него давно наладилось тесное взаимовыгодное сотрудничество. А я осталась. Ошарашенная, оглушенная, недоумевающая.

Как сказал стражник? «Артефактом Иратиным приложило»? Вот-вот. Со мной похоже, именно это и произошло. Так припечатало, что мало не покажется.

Нет, я, разумеется, знала и о портале, и о том, что должно произойти у «двери» в город. Мы с Алистером неоднократно это обсуждали, последний раз — сегодня утром, за завтраком. Еще раз повторили и обговорили каждую мелочь. План казался мне сомнительным, рискованным, почти авантюрным, но герцог уверял, что все получится. Да и другого варианта у нас, в любом случае, не было.

Вспомнила, как впервые услышала от Вэйдена о «входном» испытании. Еще там, в Нускаре, на следующий день после беседы с их величествами.

— В Стакку непросто попасть. Артефакт богини не обмануть, против него бессильна любая магия. Приворотные чары и зелья он мгновенно распознает и сурово накажет. Ирата не терпит принуждения, навязанных чувств и неестественных эмоций. Мы перебрали множество вариантов — ничего не подходило, аналитики давали один неблагоприятный прогноз за другим. Наша сочетающаяся магия стала, поистине, подарком судьбы. Почти идеальным выходом из безвыходной ситуации.

Алистер стоял у окна в кабинете Лоттера, вглядываясь в сгущающиеся сумерки, а я сидела в кресле у стола. По комнате уже ползли длинные вечерние тени, но зажигать светильники не хотелось.

— Если правильно направить энергетические потоки сочетающаяся магия может усилить не только способности, но и эмоции. Любые. — Герцог резко развернулся ко мне. Глаза его загадочно поблескивали в полумраке комнаты. — Артефакт не требует, чтобы супруги любили друг друга, это желательно, но не обязательно. В нашем мире слишком много договорных браков, чтобы ставить подобное условие. Достаточно искреннего желания... гм... быть вместе, доверия, взаимного восхищения. Вы же хотите быть со мной... в этом деле, Раянна?

— Разумеется.

— И, надеюсь, доверяете?

— Как розыскнику? — на всякий случай уточнила я. — Доверяю.

— И, помниться, признавались, что в восторге от моего профессионализма, — поймал меня на давних словах Алистер.

— Признавалась.

— Вот и думайте об этом, пока мы будем стоять у дверей Стакки. Стремитесь быть со мной, доверяйте, восхищайтесь, — сверкнул чуть насмешливой улыбкой герцог. — И постарайтесь открыться, как тогда, в деревне. Нужно лишь вспомнить свои ощущения. Понимаете?

— Да.

Я, действительно, понимала.

Как актриса, я интуитивно умела ловить общую со зрителями волну, становиться со всеми этими людьми в зале единым целым. В нашей профессии иначе нельзя.

— Прекрасно, а я научу вас направлять энергетические потоки. Это несложно, — удовлетворенно кивнул Алистер и подытожил: — Мы обманем этот гхирхов артефакт. Обязательно.

Тогда мне показалось, что мужчина чего-то не договаривает. Но, в конце концов, у каждого из нас свои тайны. Главное, герцог был уверен, что нам удастся пройти портальную дверь.

Мы, действительно, прошли, как он и обещал, только вот мои чувства при этом оказались далеки от простого восхищения и легкого доверия.

И сейчас в голове крутился один и тот же назойливый вопрос: «Что случилось»? Ответа до сих пор так и не нашлось. А вот предположения имелись.

Начиная с самого экстремального: это было временное, но очень сильное помрачение рассудка Чем вызванное? Ну, хотя бы, усталостью, почти бессонной ночью, стрессом, напряжением, которое я уже несколько дней испытывала, находясь сутками бок о бок с Вэйденом. Мало ли причин?

Или я просто талантливая актриса... гениальная, можно сказать, и настолько вжилась в роль, что стала испытывать те чувства, которые должна изображать. Печальный для меня вариант. Актеры, путавшие жизнь со сценой, обычно заканчивали сумасшедшим домом.

И, наконец, еще одно предположение, которое нравилось мне больше всего. Да и было, пожалуй, самым здравым и логичным. Портальный артефакт Ираты. Загадочный подарок богини вольному городу Стакке… Это он на нас с Алистером как-то повлиял.

Иначе откуда взялись все те эмоции, что я внезапно испытала? Не могла же я, в самом деле, увлечься Вэйденом? Смешно, честное слово. Он, конечно, привлекательный, даже слишком. Умный. Надежный. Даже заботливый... иногда. Но герцог же. И глава тайной канцелярии. А я иномирянка. Да и о странном, не до конца мне самой понятном обряде, связавшим нас, забывать не стоит.

Нет, не могу я к нему ничего испытывать. Не могу, я сказала. И точка.

Это все богиня с ее сомнительными шуточками.

Ирата...

Опять Ирата…

Надо как можно скорее попасть в ее храм. И заботливо припрятанную в сумке книжечку пора бы уже прочитать.

От невеселых мыслей меня оторвал вернувшийся Алистер.

— Дорогая, надеюсь, ты не слишком скучала в мое отсутствие? — нарочито громко, явно рассчитывая на публику, поинтересовался он.

Подвел меня к остановившемуся неподалеку экипажу, указал на невзрачного мужчину , который сидел на козлах:

— Дорк, наш слуга и помощник на время пребывания в городе.

И помог сесть в карету.

На то, чтобы получить багаж и уладить последние формальности потребовалось совсем немного времени. Через полчаса, мы покинули портальную площадь и въехали в Стакку, где нас ждали ответы на все вопросы и виконтесса Алемина Беннут в придачу. Хотя, последняя, если уж быть совсем точным, не очень-то и ждала, но, надеюсь, это не помешает нам найти ее.

А еще там, в самом сердце города, находился единственный в мире действующий храм Ираты. И я была твердо намерена его посетить. Причем, в само ближайшее время.

Карета двигалась медленно, словно специально давая нам время прийти в себя. А в этом, судя по всему, нуждалась не только я.

Алистер вел себя очень странно... необычно. Не насмешничал, не язвил, не расспрашивал в своей привычной манере, пытаясь поймать на чем-либо. Лишь когда экипаж тронулся, поинтересовался:

— Ты в порядке?

Получил короткий, сдержанный кивок в ответ и замолчал, погрузившись в собственные размышления. На меня он больше так ни разу и не взглянул, даже чуть развернулся вполоборота, будто отгораживаясь. И казался сосредоточенным, пожалуй даже, озадаченным.

Так мы и ехали, разместившись по разным углам и уставившись каждый в свое окно. Не знаю, что рассматривал Вэйден, а меня постепенно полностью увлекло то, что происходило на улицах Стакки, оттеснив все остальные мысли на задний план.

Я впервые видела результаты работы целой команды магов-иллюзионистов. И это, действительно, потрясало.

Город был наполнен волшебством... нет, он просто-напросто дышал им.

В воздухе кружилась невесомая золотистая пыльца, вспыхивавшая в лучах закатного солнца разноцветными искрами — от этого казалось, что с неба на землю падают тысячи крохотных звездочек. И юные леди, гулявшие по улицам вместе с мужьями и женихами, весело смеясь, подставляли им свои ладони.

Парочек на улицах вообще было на удивление много. Нарядные, улыбающиеся, довольные, они, здесь, в Стакке, словно забыли о том, что нужно сдержанно, чопорно себя вести, и просто наслаждались жизнью. Неторопливо прогуливались, с любопытством разглядывали то, что творится вокруг, и время от времени останавливались, чтобы полюбоваться на ту или иную диковинку.

Больше всего зрителей собирали живые иллюзии, встречавшиеся почти на каждом шагу — на перекрестках, в скверах, на площадках между домами, даже в палисадниках. Романтические сценки из истории, легенд и мифов этого мира. Я не очень хорошо знала предания Сеота, но это не мешало мне любоваться «живыми картинками», мимо которых мы проезжали.

Вот маг — юный, но очень отважный, судя по сурово сведенным бровям и непреклонному выражению лица — накинул воздушную петлю на шею дракона, предварительно обездвижив его, и тянет из пещеры наружу, а за спиной ящера виднеется тоже юная и очень испуганная принцесса.

Легкий ветерок треплет длинные густые волосы юноши, раздувает его красный плащ, девушка что-то шепчет, и у меня вдруг мелькает мысль, что она совсем не рада спасению. А еще мне очень жалко дракона. Может, потому, что эти разумные рептилии давно истреблены на Сеоте, все, до одного. Даже в местную красную книгу заносить некого. Остались только их выродившиеся потомки — мелкие безмозглые создания, которых давно приручили и используют, как ездовых животных...

Вот король ведет свою избранницу к трону, а окружающие радостно их приветствуют…

Некромант на руках выносит прекрасную даму с вновь упокоенного кладбища...

Вот еще один герой прошлого сражается с Тенью и помогает ему не менее решительная, чем он, девушка. Наверняка, это те самые видящие. Дух Изнанки огромен, страшен, злобен и, к счастью, совсем не похож ни на Брыга, ни даже на Гхареша, но мои симпатии все равно почему-то на его стороне.

А вот...

При виде следующей иллюзии у меня дух захватило от неожиданности.

Маленький пруд с кувшинками и смешно выпучившими глаза лягушками — самыми обыкновенными, земными. Дуб у воды, тускло поблескивающая золотая цепь, огромный важный котяра, бог знает, как помещающийся на ней. А чуть выше... Я даже поморгала, чтобы удостоверится, что мне не мерещится... Нет, все верно, на толстой, узловатой ветке — дородная русалка с длинными зелеными волосами.

Я сдавленно закашлялась, и Алистер оторвался, наконец, от своего окна. Обернулся, присмотрелся и спокойно прокомментировал:

— Забавная иллюзия. Насколько я помню, маги вытащили ее из головы какого-то иномирца и теперь развлекают публику время от времени. Зрителям она очень нравится.

— А иномирец, — осведомилась я почти шепотом. — С ним что?

— Умер, — пожал плечами герцог. И прежде, чем я успела ужаснуться, пояснил: — Давно. Лет сто назад, еще до моего рождения. Тогда с чужаками особо не церемонились.

Как будто сейчас церемонятся. Не уничтожают, конечно, хоть за это спасибо, но жить спокойно и свободно не дают.

Настроение резко испортилось, любоваться красотами и чудесами Стакки уже не хотелось, и я, откинувшись на спинку сидения, прикрыла глаза.

— Устала?

Я молча кивнула, отвечая на вопрос герцога, и почувствовала, что, действительно, очень устала.

События следующего часа почти не отложились в памяти.

Гостиница, которую я толком не рассмотрела, хлопотливая, старательно улыбающаяся хозяйка, ужин, просторные покои, ванная комната и кровать. Наконец-то.

Я даже не поинтересовалась, сколько спальных мест в номере, и где ляжет герцог, — просто упала и тут же уснула. Едва голова коснулась подушки.

И пусть хоть небо упадет на землю — не встану. Хватит с меня на сегодня впечатлений.


Глава 15 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 17