home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Последние дома предместья остались позади. Лошади, еще не успевшие устать, бодро застучали копытами по южному тракту, все дальше и дальше унося нас от столицы. Карета мягко покачивалась на рессорах, мимо проносились поля, луга, перелески. Мелькали крохотные придорожные деревни.

В другое время я с удовольствием приникла бы к полуоткрытому окну. Щурилась на ласковое, пока еще не жгучее солнце, подставляла лицо свежему, чуть прохладному утрен

Сейчас же хотелось лишь одного — спать.

К счастью, на рассвете, по дороге с дворцового острова в Ростас-холл, я никого не встретила. На этот раз мне, действительно, повезло. Но в имении я только и успела, что принять ванну, привести себя в порядок и наскоро перекусить, завершив завтрак неизменным тонизирующим товаром. Да-да, тем самым, с дайганом, драконовым корнем, брусникой и небольщой дозой целебной магии. Получила последние инструкции у Лоттера, расцеловала Мисти, попрощалась с Нилой, Брыгом, и все — у ворот уже ждала карета Вэйдена.

Так что, спать хотелось невероятно, то есть просто жутко. Голова налилась свинцовой тяжестью, глаза слипались сами собой. И это оказалось к лучшему. Как выяснилось, меня сейчас даже соседство Алистера не смущало, хотя сидел он гораздо ближе, чем в первую нашу совместную поездку. Карета, что везла нас в Стакку — к слову, достаточно удобная и комфортная — была все же не такой просторной, как экипаж главы королевской тайной канцелярии.

Вэйден устроился напротив, и я, при желании, могла разглядеть мельчайшие детали его внешности. Вернее, внешности Алистера Демтора, в которого герцог преобразился.

Я, кстати, почти не изменилась. Элвену, скромную провинциальную барышню, воспитанную близкими в строгости и ни разу в жизни не покидавшую родной городок, мало кто знал и видел близко. Ростом и фигурой мы похожи, обе темноглазые и темноволосые, поэтому даже перекрашиваться не пришлось.

Хотя для меня это не составило бы труда.

Кем я только ни была — блондинкой, брюнеткой, рыжей. И в жизни, и на сцене. Как любая актриса, я любила экспериментировать со своей внешностью. Но в данном случае большая часть моих умений не пригодилась.

Строгая прическа, целомудренное платье, кроткий взгляд и искусный грим, незаметно корректирующий внешность, максимально приближали меня к Элвене. И, разумеется, новое имя.

Все.

А вот герцогу пришлось потрудиться, чтобы полностью соответствовать оригиналу. Ради этого король даже пожертвовал редким артефактом из своей сокровищницы — уникальным изобретением гениального мага-иллюзиониста древности. И теперь напротив меня сидел виконт Алистер Демтор.

Те же черты, что у Вэйдена, но скулы не такие рельефные. Овал лица мягче, нос шире, а подбородок, наоборот, уже, и не жесткий, упрямый, а округлый, чуть скошенный. И глаза вроде бы тоже зеленые, но намного светлее, бледнее.

Кузены, действительно, походили друг на друга, и, в то же время, неуловимо, но разительно отличались. Смертоносная сталь и податливый воск. Мне даже не по себе стало. Н

— Раянна.

— Вот об этом я и хотел с вами поговорить. — герцог поймал мой взгляд.

— О чем «об этом»?

Мне даже спать расхотелось на некоторое время. От удивления.

холодно-официально, да еще и титул постоянно поминаете, который к Демтору, между прочим, не имеет никакого отношения. Привыкайте называть меня на «ты» и по имени: Алистер, Ал...

Угу, а еще лучше — Алик. Интимно так и по-супружески доверительно. Тогда уж точно никто не заподозрит, что мы совершенно чужие друг другу люди.

Вообразила, как я томно тяну где-нибудь в присутственном месте на глазах у почтенной публики: «Алик. Ну, Али-и-ик». И улыбка сама собой наползла на губы.

Вэйден, даже близко не представлявший, о чем я сейчас думаю, истолковал мою гримасу абсолютно неправильно.

— Я рад, что тебе понравилось мое предложение... Яна, — мурлыкнул он вкрадчиво.

— Жену Демтора зовут Элвена, — попыталась я увеличить стремительно сокращавшееся между нами расстояние.

— Неважно, — отмахнулся герцог. — Эна... Яна... Какая разница? Это домашнее имя, и муж вправе называть тебя так, как ему больше нравится. И еще...

— Вот видишь? Мы счастливые новобрачные, а ты дергаешься и убегаешь, стоит мне лишь дотронуться. Так дело не пойдет — нас разоблачат еще на подъезде к Стакке, на первом же постоялом дворе. Может, нам потренироваться пока не поздно, как думаешь? Порепетировать? В дороге все равно делать нечего. М-м-м?

Он приподнялся, практически нависая надо мною, и лицо его внезапно оказалось очень близко. Длинные, сильные пальцы потянулись к моей щеке, скользнули сверху вниз в мягкой, невесомой ласке.

Кожу вдруг обожгло от этого легкого прикосновения, сердце на мгновение замерло, а затем застучало часто-часто.

Да что со мной творится? Это все от бессонной ночи, не иначе.

— Не будем репетировать, — я мотнула головой и решительно отвела ладонь Алистера. — Сыграем сразу, без подготовки. В крайнем случае, я сделаю вид, что на вас… на тебя обиделась и за что-то дуюсь. С молодоженами такое частенько бывает.

— Вот как? — приподнял бровь Алистер. — А ты откуда знаешь?

— Рассказывали, — хмуро буркнула я. Отодвинулась в угол, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза, показывая, что разговор закончен.

Некоторое время в карете царила тишина. Я уже начала засыпать, как вдруг...

— Ты плохо спала ночью? — прозвучал неожиданный вопрос.

— Вообще не спала, — пробормотала, выныривая из такой вожделенной, сладкой дремоты.

— Чем же ты занималась?

— Проводила время в приятной компании, — вяло отшутилась я и прикрыла рот ладонью, с трудом сдерживая зевок.

Ну а что? Общество Ишиха вполне можно назвать приятным. Фаист тоже был вполне мил. Да и книги мне попались очень даже достойные. А светлейшего Гилгика можно в расчет не принимать. В конце концов, гусь свинье не товарищ. То есть, жрец Солнцеликого попаданке не компания.

— И что же ты делала в этой самой компании? — воздух в карете вдруг как-то странно сгустился.

— Получала ни с чем не сравнимое удовольствие…

Я нехотя приоткрыла глаза, рассматривая лицо Алистера, на котором читалось плохо скрытое раздражение, даже злость.

Хм... с чего бы это? Тоже мне, ревнитель нравственности нашелся.

— Читала я, — призналась наконец.

— Читала?

— Угу. Я, знаешь ли, люблю читать. Очень... — призналась доверительно. И покрепче перехватила сумочку, в которой лежала заветная фиолетовая книжечка.

Моя прелес-с-сть.

— Ты удивительная девушка, — после паузы немного ошарашено признался герцог. И затих.

Я не стала переспрашивать, что он имел в виду — сил уже ни на что не оставалось. Снова закрыла глаза и наконец-то уплыла в сон.

И уже сквозь дрему почувствовала, как мне под голову подкладывают что-то мягкое и заботливо, очень осторожно укутывают плащом...

Проснулась я во второй половине дня, причем, на плече у Алистера. Он даже развернулся, чтобы мне было удобнее на него опираться, да еще и аккуратно придерживал, не давая соскользнуть вниз.

Заметив, что я открыла глаза, герцог помедлил секунду, со странным выражением вглядываясь в мое лицо, затем отстранился и сразу пересел на противоположную скамейку.

— Выспалась? — тон ровный и спокойный, разве что голос чуть хрипловатый.

Быстро поправила волосы и платье, соображая, как мне отреагировать на столь неожиданное соседство: возмутиться или поблагодарить? В конце концов, решила не злобствовать по пустякам.

Может, человек просто хотел помочь? Страховал, чтобы я не свалилась на ухабах — мы уже довольно далеко отъехали от столицы, и дорога стала заметно хуже. А так я, действительно, неплохо отдохнула. Еще бы поесть, удобства посетить — и совсем хорошо будет.

— Да, спасибо! — выпрямилась, прогоняя остатки сна, бросила рассеянный взгляд на окно. Мимо проплывал все тот же бесконечный лес. — А нам долго еще?

— Сейчас остановимся, — Алистер понимающе улыбнулся. — Ненадолго. Надо успеть к вечеру добраться до постоялого двора, на котором обрывается след Алемины. Нам уже заказана комната на ночь. Осмотримся, проверим еще раз. Правда, мои люди там все обыскали, всех допросили, и не один раз. Так что, вряд ли узнаем что-то новое, но чем Гхирх не шутит.

Я молча кивнула, принимая план.

На постоялый двор с забавным названием «Глоток удачи» мы прибыли уже в сумерках.

Добротное двухэтажное строение за высоким забором, повозки, одна за другой въезжающие на широкий мощеный двор, солидная охрана. Было видно, что заведение, стоявшее на одном из самых оживленных трактов королевства, процветает. Да и запахи со стороны кухни доносились довольно аппетитные. Или я просто сильно проголодалась?

Хозяин, худощавый, жилистый мужчина лет сорока, встретил нас в дверях. Окинул цепким взглядом опытного харчевника, сделал какие-то свои выводы, а когда узнал, что у нас уже заказана комната — причем самая лучшая, дорогая, — тут же расплылся в широкой профессиональной улыбке. Подозвал служанку, коротко распорядился:

— Проводишь их милости в апартаменты для новобрачных.

И уже нам:

— Лорд, леди, если что-то понадобится… ванна там, ужин в номер или завтрак в постель, — он позволил себе легкую улыбку, едва заметную, уголками губ, — в апартаментах есть звонок. Ойза сразу же прибежит.

Скрипучая лестница, ведущая наверх — к угловой комнате в конце коридора. С собственной ванной, двумя большими окнами, минимумом мебели и огромной, на первый взгляд, четырехспальной, кроватью. Так себе апартаменты, если честно, зато сразу видно: номер для молодоженов.

Как только мы остались одни, я тут же закатала рукав, обнажая запястье, вернее, изящный золотой браслет, застегнутый на нем. Подарок Мине от матери. По словам королевы, ее названная сестра никогда с ним не расставалась и только перед побегом сняла и оставила во дворце. Наверное, боялась, что по украшению ее узнают. Или неведомый возлюбленный запретил брать с собой безделушку.

В любом случае, для меня предмет, к которому виконтесса настолько привязалась, был очень кстати. Я браслет даже на руку надела, чтобы связь с его хозяйкой поддерживать и сразу ощутить, если она окажется рядом. Впрочем, сейчас я и без этой вещицы могла сказать: Алемина жила здесь некоторое время назад. Ее энергетический след, уже довольно слабый и основательно «затоптанный», чувствовался повсюду.

Я обошла спальню, заглянула в ванную. Вдруг девушка оставила хоть что-то — случайную мелочь, знак, деталь, указывающие, где ее искать.

— Яна? — Алистер стоял у окна, внимательно изучая двор.

Я лишь отрицательно качнула головой.

— Пусто.

Увы, найти ничего не удалось. Впрочем, мы на многое и не рассчитывали. Люди герцога, действительно, уже до нас все обыскали и вряд ли могли пропустить что-то значимое.

Легкий стук в дверь прервал начавшийся разговор. В полуоткрытую створку просунулась кудрявая головка сероглазой Ойзы.

— Ужин сюда подавать? — девушка стрельнула глазами по сторонам и преданно, не скрывая своего восхищения, уставилась на Вэйдена.

— Нет, — герцог улыбнулся, лениво так и очень по-мужски, отчего служанка тут же смущенно зарделась. — Проводи нас в обеденный зал.

Ну да, все верно. Зачем в комнате сидеть, когда подвернулась такая замечательная возможность осмотреть и другие помещения?

—Как скажете, господин, — пискнула Ойза и присела в поклоне, а Алистер по-хозяйски подхватил меня под руку, да еще и притянул к себе.

Сопротивляться в присутствии служанки было глупо. Мне не оставалось ничего другого, как лучезарно просиять в ответ, и мы, тесно прижавшись друг к другу, как два голубка, двинулись вниз. В люди.

В обеденном зале, чистом и уютном, оказалось довольно многолюдно, но Ойза, уверенно лавируя между посетителями, целенаправленно повела нас к свободному столику в нише у окна.

Букет алых роз в вазе, свечи, узор из сердечек на льняной скатерти и салфетках… Этот стол, что, как и служанка за номером для новобрачных закреплен? Сколько же герцог за него заплатил?

Алистер, кстати, тоже заметил романтическую атмосферу, царившую в отведенном нам углу. Окинул задумчивым взглядом стол, розы, сердечки... Иронично хмыкнул и, едва я успела сесть, наклонился и, перехватив мою ладонь, накрыл своей.

— Дорогая, что будешь заказывать? — мурлыкнул, прожигая меня страстным взглядом. Настолько достоверным, что я даже почти поверила.

А вот служанка точно купилась — порозовела, восторженно закатила глаза, а ее томный вздох не услышал только глухой.

Нет, я понимаю, что нам по легенде положено изображать влюбленных новобрачных, но можно же немного поумерить свой пыл? Зачем предаваться делу с таким нездоровым энтузиазмом?

— Осмелюсь посоветовать картофельную запеканку с беконом и грибами. Наше фирменное жаркое из оленины под клюквенным соусом повару сегодня тоже удалось. А на сладкое — запеченные яблоки с медом, изюмом и красным вином… — заученно оттараторила Ойза, не отрывая зачарованного взгляда от Вэйдена, который тем временем поднял мою руку и коснулся запястья горячими губами.

Я попыталась незаметно высвободить ладонь — не удалось. Потянула ее на себя сильнее…еще сильнее — опять безрезультатно. А Алистер уже целовал пальцы — один за другим, провокационно медленно, очень чувственно. При этом не сводил с меня взгляда, словно ожидал, как я поступлю, а в глубине его глаз вспыхивали странные, жаркие огоньки.

Все это уж точно было лишним. И… видимо, он опять забыл, что в подобные игры можно играть и вдвоем.

— Прекрасно, — с энтузиазмом согласилась я. — Несите все…

Замялась... Одарила Вэйдэна нежным взглядом... Слишком нежным, судя по всему, потому что герцог мгновенно перестал улыбаться и ощутимо напрягся, явно вычисляя, в чем тут подвох.

Не стала разочаровывать «мужа» и пропела:

— Скажите, а яйца морского дракона у вас имеются? И устрицы, самые крупные, из Басшара? Ну, те, которые восстанавливают мужскую силу?.. Есть? Замечательно. Прибавьте их тоже… Милый, помнишь, ты упоминал, что тебе эти блюда просто жизненно необходимы?

Вот тут не забыть еще наивно похлопать ресницами, довершая образ излишне заботливой и очень юной глупышки-жены, которая сама толком не понимает, о чем говорит.

Ответом мне стали яростные сполохи в зеленых глазах. Но ладонь мою Алистер тут же отпустил.

Надо отдать должное Вэйдену, в себя он пришел довольно быстро. Спокойно, как ни в чем не бывало, подтвердил заказ, отказавшись, правда, от устриц и драконьих яиц, а когда Ойза убежала, небрежно, расслабленно так откинулся на спинку кресла.

— Как-то ты подозрительно хорошо разбираешься в афродизиаках. Можно сказать, профессионально, — негромко проронил он, внимательно изучая меня из-под полуопущенных ресниц. — Особенно для юной девушки, выросшей в лесу.

— Угу... И воспитанной медведями, — вполголоса пробормотала я и, не дожидаясь недоуменного вопроса, поинтересовалась уже громче: — Это ты на что сейчас намекаешь?

— Не намекаю, прямо спрашиваю. Откуда информация?

Вот ведь настойчивый какой.

— Читать люблю, — сообщила я уже традиционное.

— Хочешь сказать, что все эти сведения ты в библиотеке своего дедушки нашла? — с подозрением нахмурился Алистер.

— Не хочу.

Еще не хватало бедного отшельника подставлять.

— А вот в гильдейском хранилище каких только рукописей нет. Энциклопедий, справочников. И наставники требуют, чтобы мы все это изучали, запоминали и им потом сдавали. Для розыскника любая мелочь важна, сам знаешь.

— Знаю. Но только и тебе, в таком случае, должно быть известно: плоха та новобрачная, которая не способна поднять... гм... настроение мужу без всех этих подручных средств.

Вэйден усмехнулся и, резко подавшись вперед, поймал мой взгляд.

— Ничего, мы с тобой над этим поработаем… Потренируемся… — понизив голос до хрипловатого шепота, пообещал он. — Розыскник ведь должен разбираться во всем. И уметь...

Нет, ну не гад ли?

— С некоторыми людьми, что работай, что не работай — толку никакого. Безнадежный случай, — сокрушенно поведала я, не отводя глаз от лица Алистера.

Чтобы он не сомневался, какой именно «безнадежный случай» я в данный момент имею в виду.

— Не провоцируй меня, — хищно прищурился мужчина.

— А ты — меня, — не осталась я в долгу.

Что уж скрывать: было страшно… очень страшно вот так, откровенно и прямо, бросать ему вызов. Но если я сейчас промолчу, уступлю, Вэйден так и продолжит воспринимать меня как «девочку Герберта», забавную диковинку — не больше. И относиться станет соответственно.

Некоторое время за столом царила тягостная тишина. Мы, не отрываясь, смотрели друг на друга, а потом Алистер... расхохотался. Искренне, неудержимо.

— Хорошо. Заключим перемирие, — отсмеявшись, неожиданно предложил он. — Не могу пообещать, что навсегда. Мне нравится пикироваться с тобой, давно не получал такого удовольствия. Но делу это, в любом случае, не должно мешать. Так что... Мир?

— Мир, — согласилась я, поймав себя на том, что улыбаюсь в ответ.

Ужин закончился за вполне мирной беседой. Алистер рассказывал что-то забавное, я заинтересованно кивала в ответ. Со стороны мы, наверняка, выглядели как самые типичные новобрачные, беззаботно наслаждающиеся обществом друг друга. Потом герцог галантно предложил прогуляться перед сном — полюбоваться полной луной, окрестностями и послушать пение птиц. Я с энтузиазмом согласилась. Окружающие поухмылялись, проводили нас понимающими взглядами, и мы отправились на разведку. Рука об руку, как образцовые влюбленные.

Прошлись вдоль ворот, осмотрели двор, забрели на конюшню, а я даже умудрилась заглянуть на кухню — дескать, с поваром желаю познакомиться и лично поблагодарить за прекрасный ужин. В общем, почти везде побывали, но ничего, кроме остаточных следов, не обнаружили. Браслет Мины тоже не подавал никаких признаков жизни.

Что ж, чуда не произошло.

В принципе, подобного и следовало ожидать, на этот случай у меня имелся план «Б».

— Алистер, я хотела бы принять ванну, — повернулась я к своему спутнику.

— Помочь? — мгновенно отреагировал тот.

— Да, именно об этом я и собиралась просить, — подтвердила покладисто. Дождалась, пока поперхнувшийся воздухом мужчина прокашляется, и продолжила: — Ты очень поможешь, если в течение ближайшего часа не будешь возвращаться в номер. Мне необходимо поговорить со служанкой.

— Надеешься узнать что-то новое? — Вэйден тут же посерьезнел — ни следа недавней насмешливой расслабленности. Взгляд стал внимательным, цепким. — Всю прислугу допросили. Тщательно и неоднократно. Считаешь, они утаили важные факты?

— Нет, сознательно они ничего не стали бы скрывать от королевских безопасников, уверена. Но собственные наблюдения, мелочи, детали, по их мнению, не относящиеся к делу, оставили при себе. Слуги многое видят, но с господами редко делятся результатами наблюдений. С властями — тем более. Ойза работает в апартаментах для новобрачных и, наверняка, общалась с Алеминой, но при тебе откровенничать не станет... В общем, мне нужен час времени, горячая ванна, Ойза и... Закажи, пожалуйста, клюквенный взвар и самые лучшие пирожные, которые только есть в этом заведении.

Что может быть лучше ванны после целого дня, проведенного в пути? Горячей, пенной, с ароматическими солями и целебными травами, делающими кожу просто бархатной.

От тонкого цветочного запаха, витавшего в комнате, немного кружилась голова. Хотелось просто расслабиться, лежать, наслаждаться и ни о чем не думать. Но дело само себя не сделает и нужные вопросы служанке не задаст. И я героическим усилием заставила себя приоткрыть глаза.

— Налей попить, Ойза, — попросила лениво.

Ожидавшая распоряжений девушка тут же сорвалась с места, подала кружку с взваром, а затем придвинула столик с пирожными так, чтобы мне было удобнее.

Есть не хотелось от слова совсем, но... Я посмотрела на Ойзу, заметила завистливый огонек, мелькнувший в ее глазах, когда она провожала взглядом мое движение, и поняла, что правильно все рассчитала. Редкая девушка откажется от вкусного десерта, особенно, если в обычной жизни он ей не доступен.

— Возьми себе что-нибудь, — предложила я вскользь, как бы между прочим, махнув рукой в сторону блюда. И отвернулась, чтобы не смущать служанку.

— Нам нельзя, госпожа, — в негромком вежливом ответе явственно звучало сожаление. — Запрещено.

— Запрещено выполнять просьбы гостей, попавших в трудную ситуацию?

— В труд-ную?

Ойза от удивления даже заикаться начала.

— Именно, — подтвердила я. — Пирожные мне муж подарил. Он очень расстроится, если увидит, что часть из них осталась. Решит, что не угодил с подарком. А я... я все это просто не съем. Буду очень благодарна, если поможешь… Ах, ну садись ты, не стой. Принеси для себя кружку, устраивайся поближе и выбирай, что нравится, все равно мне в ближайшее время твои услуги не понадобятся.

История о подарке, конечно, не выдерживала никакой критики и у серьезных людей точно бы не прошла. Но Ойза, слава богам, обыкновенная служанка и в спецслужбах не работает. Да и, как известно, у богатых свои причуды — на это можно списать почти любую несуразность.

Служанка все еще колебалась, и я добавила:

— А наказания не бойся. Никто не знает, как мы здесь проводим время, чем занимаемся. И не узнает. Это будет наш маленький секрет.

И подмигнула с заговорщицким видом.

Последний аргумент оказался самым действенным, и вскоре мы уже дружно лакомились пирожными. Кстати, они оказались невероятно вкусными — я и не заметила, как увлеклась. Видимо, повар «Глотка удачи» действительно владел кулинарной магией.

— Ах, леди, – восхищенно зажмурилась Ойза, когда блюдо почти опустело. — Его милость, ваш супруг, такой замечательный. Обходительный, красивый. А уж какой щедрый...

Девушка на мгновение умолкла, видимо, вспоминая светлый облик богатого и великодушного красавца «виконта».

— Муж меня балует, — с довольной улыбкой подтвердила я. — Но, думаю, ты много таких пар, как наша, видела. В номере ведь только молодожены останавливаются?

— Да, это же апартаменты для новобрачных, — кивнула девушка. — Хотя... вот незадолго до вас леди ночевала. Совершенно одна. Ее жених не смог сразу с ней поехать, и они договорились здесь встретиться. Но он все равно сразу снял для нее эту комнату, а сопровождающим велел удовлетворять любой каприз своей госпожи. Чтобы она, значит, ни в чем отказа не знала. Так ее любил. А леди… Очень уж она его ждала. Скучала. Все у окна стояла, да на ворота смотрела. Весь вечер и полночи.

— И как? Приехал ее возлюбленный? — я подтолкнула к Ойзе блюдо с последним пирожным. — Бери-бери, я уже наелась. Больше ни кусочка не влезет.

— Нет, не приехал, — вздохнула служанка. — Прислал письмо под утро. Уж что там в нем было, не знаю, да только леди очень расстроилась и сразу засобиралась в дорогу. А через некоторое время приехали дознаватели. Все вверх дном перевернули, да о нашей гостье выпытывали.

Девушка отложила недоеденное пирожное, наклонилась ко мне и, блестя глазами, сообщила громким шепотом:

— Сдается мне, леди эта с женихом-то своим против воли родных сошлась и сбежала из дома. Вот ее и искали. Меня тоже допрашивали. Да только что я сказать могла? Леди со мной не откровенничала и о своих планах не сообщала. Мы с ней только о пустяках разных беседовали... Вот, как с вами.

— Что, тоже о пирожных? — улыбнулась я.

— Да хоть и о пирожных, — неожиданно согласилась Ойза. — Она их очень любила. Вспоминала, какие вкусные лакомства в доме ее сестры готовят. Грустила, наверное, по семье. А еще сказала, что давно мечтала попробовать один очень редкий десерт, и скоро у нее появится такая возможность. Тогда она непременно сестре напишет.

— Что за десерт? — насторожилась я. — Мне бы тоже хотелось...

— Ой, название такое интересное, — хихикнула девушка. — «Горячий поцелуй». Нет, «жаркий»... Или все-таки «горячий»? Не помню точно.

— «Поцелуй», говоришь?..

Я допила взвар, посмотрела на пустое блюдо и кивнула Ойзе.

— Ладно, давай вытираться и одеваться. Боюсь, его милость уже заждался. А он особым терпением не отличается…

—«Горячий поцелуй», — задумчиво повторил Вэйден, когда мы остались вдвоем, и я пересказала наш с Ойзой разговор. — Моим людям она о десерте не говорила.

— Уверена, ей и в голову это не пришло. Где интересы безопасников, а где — любовь к пирожным? Совершенно несовместимые для простой девушки понятия.

Я отложила расческу и повернулась к герцогу, который нетерпеливо мерил шагами комнату, продолжая на ходу рассуждать:

— Если служанка ничего не перепутала, десерт, действительно, редкий, и Алемина планировала его в ближайшее время попробовать, значит, есть вероятность, что его готовят в одной из кондитерских Стакки.

— Фирменное блюдо, — подхватила я. — Надо найти эту кондитерскую. А там, надеюсь, и след виконтессы отыщется.

— Да, — Вэйден резко остановился и направился к выходу. — Я свяжусь со своими людьми, пусть выяснят, что это за заведение, а ты ложись спать, поздно уже…

Когда он вернулся, я уже устроилась в кровати, расположившись на самом краешке и по уши закутавшись в одеяло. Надеюсь, мы вполне мирно поделим этот четырехместный полигон для ночных игрищ. Места тут много — всю ночь друг к другу ползти можно и при этом еще и разминуться.

Но герцог меня удивил. Подошел, подхватил подушку, второе одеяло и, ни слова не говоря, начал раскладывать их на полу.

— Что вы делаете? — я от удивления даже привстала. И снова на «вы» перешла.

— Собираюсь спать, — невозмутимо пояснил мужчина. Не меняя интонации, пожелал: — Спокойной ночи.

И, так как я продолжала неподвижно сидеть и пялиться на него, добавил:

— Если ты обо мне переживаешь, то зря. Я в разные ситуации попадал. Усну, не сомневайся.

Хм... Он, может, и уснет, а вот мне совесть всю ночь глаз сомкнуть не даст и к утру окончательно запилит.

Это что же, я одна на огромном «ложе любви» отдыхать буду, а подельник — ютиться под кроватью? И ведь мелькала у меня мысль, что Вэйдену лучше устроиться где-нибудь в другом месте, но когда я увидела всю эту ненадежную конструкцию на полу...

Нет, так не пойдет.

— Ложитесь в постель, — велела я. — Вы устали не меньше меня, даже больше, я хоть в карете поспала. А завтра предстоит новый непростой день. Ложитесь, ложитесь. Места обоим хватит, еще и останется.

— А как же твоя честь? — с иронией поинтересовался Алистер.

— Моя честь нисколько не пострадает. Вряд ли вам удастся хоть как-то ее задеть или оскорбить на таком внушительном расстоянии. Все. Ложитесь.

И я снова опустилась на подушку, натягивая повыше одеяло.

Герцог насмешливо хмыкнул и хотел уже что-то сказать — наверняка собирался доказывать, что оскорбить он способен кого угодно и что угодно, причем, в любой момент, и расстояние ему не помеха, — но передумал. Быстро переместился на кровать и через пару минут уже спал, о чем свидетельствовало ровное, спокойное дыхание.

А вот я долго не могла заснуть. И, честно признаюсь, совесть с честью здесь были совершенно ни при чем.


Глава 14 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 16