home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Герберт вернулся сразу же по окончанию танца. Молча кивнул мне, давая понять, что все в порядке, обменялся долгим взглядом с Алистером и небрежно заговорил о чем-то незначительном, чуть ли не о погоде и «видах на урожай». Подчеркивая тем самым, что не желает обсуждать на публике более важные темы.

Следующий час прошел довольно напряженно. Гости, заметившие интерес его величества к моей скромной персоне, воодушевленно бросились знакомиться с непонятной особой, пришедшей на прием с бывшим королевским другом. И приглашать на танцы.

Подходили, конечно, в первую очередь, к Лоттеру. Здоровались, напоминали о себе, расспрашивали о делах и вопросительно посматривали на меня, ожидая, что их представят. Герберт охотно общался, но не спешил нас знакомить. А храбрецов, решившихся, подобно Гилгику, пренебречь правилами приличия и навязаться самостоятельно, к счастью, больше не нашлось.

Может, придворные были бы смелее и упорнее в достижении цели, но их явно смущало присутствие главы тайной канцелярии.

Алистер, если и отходил от нас, то ненадолго, и сразу же возвращался. Все остальное время просто стоял рядом, составляя компанию Герберту. Перекидывался ничего не значащими фразами с общими знакомыми — главным образом, из той самой уже известной мне «королевской» компании, и моментально превращался в ледяную статую, когда кто-то из присутствующих пытался меня пригласить.

Нет, он ничего не говорил, но так выразительно смотрел на «наглеца», что тот, смешавшись, поспешно исчезал. Лоттер даже не успевал отказать потенциальным претендентам на мою руку в танце.

Слава богу, хоть дамы не приближались — лишь издали окидывали меня цепкими, оценивающими взглядами и недовольно поджимали губы. Что-то им во мне явно не нравилось.

В общем, большую часть времени я провела у колонны, между Алистером и Гербертом, вернее, чуть позади. Мужчины очень ловко смыкались, загораживая меня, стоило кому-то потенциально опасному — тому же Верховному, например, — появиться неподалеку. Так что я чувствовала себя в относительной безопасности.

Присматривалась к придворным, прислушивалась к разговорам, наблюдала. В основном, конечно, за Гилгиком и Тимиром с Цинтией.

Жрец косился в нашу сторону, пару раз, как бы невзначай, проплыл совсем близко, но так и не подошел. Король общался с придворными, а его супруга танцевала. С кузеном его величества.

Вроде бы, все правильно. С кем ей еще танцевать? Больше, как я понимаю, кавалера, равного ей по статусу, в зале не нашлось. Да и Хэйн вел себя безукоризненно. И все-таки в каждом его жесте, движении, улыбке сквозила такая забота, такая скрытая, болезненная нежность, что было ясно, Ингер неравнодушен к королеве. Но Цинтия ничего не замечала, она смотрела только на мужа, поворачивая голову в его сторону даже во время танца. Как цветок поворачивается вслед за солнцем.

Шло время, придворные постепенно рассредоточились по всему залу и соседним комнатам, многие спустились в сад.

Несмотря на распахнутые окна и двери, в помещении царила страшная духота. Или это мне просто казалось?

Почему-то стало не хватать воздуха. Серьги потяжелели и, в буквальном смысле, обжигали уши, бесценное колье вдруг превратилось в удавку на шее. А в виски ввинчивалось сбивчивое бормотание, предупреждающе-тревожное и абсолютно неразборчивое. Сколько не вслушивайся — ничего не понять.

Да что же это такое?

Еще не хватало, чтобы солнцеликий святоша поймал меня на месте преступления и обвинил в том, что я прямо в королевском дворце, нарушая все правила безопасности, общаюсь с «голосами» Вон как подозрительно косится в мою сторону.

Я сердито тряхнула головой, закрываясь от назойливого шепота. Не время сейчас, да и не место. И вообще, если кто-то желает сказать нечто важное, пусть говорит отчетливей.

Наконец его величество, подав руку жене, тоже направился к двери, ведущей в сад, и Алистер повернулся к нам:

— Пора. Идите за мной. Оба...

В маленьком, неприметном домике в глубине сада, куда мы с Гербертом пришли вслед за Вэйденом, нас ждал не только Тимир, но и Цинтия, удобно устроившаяся в глубоком кресле у окна. Сам герцог сразу направился к дальней стене — вернее, к книжному шкафу в нише, и остановился там, скрестив на груди руки и почти утонув в полумраке. Значит, уходить не собирается.

— Берт, Раянна...

Его величество нетерпеливым жестом указал на два свободных кресла и сразу перешел к делу.

— Мне известно, что вы не просто интуит, госпожа Сеигир, но можете, в случае необходимости, впитывать силу другого мага, многократно усиливая свои способности. А это редкий и очень ценный дар. Я впечатлен вашими с герцогом совместными успехами в последнем деле. Поодиночке вы, скорее всего, не справились бы с задачей, а вот вместе... — он осекся, а затем решительно добавил: — Признаюсь честно, я заинтересован в том, чтобы вы перешли на службу в тайную канцелярию. Очень заинтересован.

Последние слова король произнес с нажимом, едва ли не угрожающе. И сразу же мягко добавил:

— Что скажете, Раянна?

А что тут скажешь? «Нет» правителям не говорят, но и соглашаться я не собиралась, это значило бы сразу подписать себе приговор.

Взглянула на Герберта и по его потемневшему лицу, упрямо сжатым губам и сердито сверкающим глазам поняла: Тимир Лоттеру о своих планах пока не сообщал. И да, шеф против. Категорически против, как и я.

Уже легче.

— Я мог бы сразу обсудить этот вопрос с главой вашей гильдии. Без вас, — продолжил его величество, подтверждая мои догадки. — Думаю, он не отказал бы своему королю и старому другу в такой малости. Но ваш особый статус закрепляет за вами право самостоятельно принимать решения, поэтому я спрашиваю, прежде всего, вас, Раянна. Если вы согласитесь, мы с Гербертом договоримся, не сомневаюсь… Берт, не хмурься. Понимаю, тебе не хочется терять такого ценного сотрудника, но существуют еще и интересы государства. В крайнем случае, девочка будет сотрудничать с двумя ведомствами сразу… Уверяю вас, госпожа Сеигир, в тайной канцелярии работать не менее интересно, чем в гильдии. И очень выгодно.

Тимир замолчал, ожидая моего ответа.

Мысленно поблагодарила Лоттера за особый статус — очень своевременный оказался подарок — и задумалась. Соображать надо было быстро.

Если бы король желал любой ценой добиться своего, он не стал бы ничего объяснять, просто надавил — и все. Поставил перед фактом или так все повернул, что я бы не сумела отказаться. А он почти уговаривает ... И Цинтию привел... Ему явно что-то еще от меня нужно. Значит, есть надежда, что не испепелит на месте, если скажу...

— Благодарю за щедрое предложение, ваше величество, но я хотела бы остаться в независимой гильдии розыскников.

Потупилась, принимая самый что ни на есть покаянный вид. Переиграть я не боялась — мне, действительно, было страшно. Все-таки не кому-нибудь  — самому королю отказываю.

Повисла гробовая тишина.

Секунда…

Другая…

Не выдержав, осторожно покосилась на Тимира. Его величество хмурился, изучая меня и что-то решая.

— Я вас услышал, Раянна, — наконец произнес он. — Но ваш ответ пока не принимаю. Подумайте. Мы еще вернемся к этому разговору. А сейчас у меня к вам есть дело. Личное. Я уже говорил о нем главе вашей гильдии.

Король бросил быстрый взгляд на Герберта.

— Я готов нанять вас и даже заключить с гильдией договор. С полной клятвой о неразглашении с вашей стороны, естественно… Надеюсь, на этот раз вы не станете отказываться и примете мой заказ? — в голосе короля звучала неприкрытая издевка.

— Разумеется, ваше величество, — поспешила подтвердить я. Второй раз отказывать королю? Я не самоубийца. — Если глава моей гильдии не против...

— Он не против, — с усмешкой заверил король и удовлетворенно откинулся на спинку кресла. — Что ж, рад, что вы проявили благоразумие и согласились. О деталях узнаете позднее, после того, как принесете клятву. Но скажу сразу: чтобы выполнить мое задание, вам придется стать женой его светлости герцога Алистера Вэйдена.

И Тимир повел рукой в сторону застывшего в темной нише Алистера. Видимо, чтобы у меня не осталось ни малейших сомнений в том, кого он имеет в виду.

Я ошарашено уставилась на короля, не в силах вымолвить ни слова.

Мда... Поторопилась я с согласием. Определенно поторопилась.

Хотелось глупо хихикнуть и радостно выдать:

— Спасибо, конечно, но до вас мне его уже предлагали. Герцога Вэйдена, в смысле. И не кто-нибудь, а целая богиня. Активно, между прочим, уговаривала. Можно сказать, навязывала. И, похоже, тоже в мужья.

Да уж, шок это точно по-нашему.

Разумеется, я ничего такого не сказала. Просто сидела и молча смотрела на короля. А его величество с легкой иронией взирал на меня, явно наслаждаясь произведенным эффектом. Алистер безмолвствовал в своей нише возле шкафа. Цинтия тоже не двигалась, полностью утонув в кресле. Лишь Герберт чуть заметно пошевелился и вскользь, почти невесомо коснулся моего локтя.

— Удивлены? — Тимир подался вперед, с любопытством изучая меня.

Как подопытную лабораторную мышь. Безусловно, полезную, но до поры до времени — пока идет эксперимент.

Эта мысль неожиданно успокоила, проясняя голову.

Испытующий взгляд короля… Молчание остальных… Незаметный жест Лоттера, который явно на что-то намекал.

На сватовство это меньше всего походило, пусть и формальное, затеянное по высочайшей монаршей воле. Скорее, на испытание. Даже если забыть о разнице в происхождении... Ну, не мог король всерьез это предложить.

Во-первых, подобные вопросы таким образом не решаются. Во-вторых, насколько я помню из досье, Алистер некоторое время назад начал открыто ухаживать за дочерью барона Гефроя, а так себя ведут только, если собираются вскоре посвататься. А в-третьих, Тимир, между прочим, тоже присутствовал на ритуале и видел луч, связавший нас с Вэйденом.

Значит, меня проверяли. Только вот для чего? Желали посмотреть, как я отреагирую?

— Скорее, заинтригована, ваше величество, — призналась я, следя за тем, чтобы мой голос звучал уверенно и спокойно.

Признаюсь, удавалось не очень, но я старалась. Нужно просто представить, что я на сцене, а это — одна из моих ролей. Зрители затаили дыхание, ждут, там, в темноте зала. И мне надо сыграть безупречно и как никогда убедительно.

— Очень заинтригована. И жду ваших пояснений, — я помедлила, но все-таки не выдержала, добавила: — В чем подвох?

Ответом был смех, искренний такой, заразительный.

— А она мне нравится, — Тимир, отсмеявшись, повернулся к Лоттеру. Произнес доверительно: — Теперь понимаю, почему ты сопротивляешься и не желаешь ее отдавать, Берт. Умненькая девочка, вдобавок к тому, что одаренная… редкое сочетание. Кому же захочется терять такое сокровище? И даже выгодное предложение голову не вскружило. Я ей целого герцога сватаю, а она вместо того, чтобы в восторг прийти, пытается разгадать, в чем мой умысел.

Новый смешок.

Выгодное предложение? Да меня от перспективы подобного «счастья» до сих пор в дрожь бросает. Еще после первой встречи с Алистером.

— Очень рад, что не ошибся в вас, Раянна, — его величество перестал улыбаться и теперь смотрел на меня серьезно, сосредоточенно. Так же серьезно и пояснил: — Вы с герцогом будете изображать супружескую пару, трепетно влюбленных друг в друга и очень счастливых молодоженов. Так что вам, действительно, придется стать его женой. «Служебной» женой. Исключительно на время задания.

Служебная жена? Гм…Сильно сказано. Хорошо, хоть не походно-полевая. И, слава богу, что временная. Это немного успокаивало.

И да, такую роль я точно еще не исполняла…

— К сожалению, у меня не так много времени, как хотелось бы, поэтому предлагаю перейти к делу, — Тимир поднялся, величественно выпрямляясь. — Но, прежде всего, клятва.

Полная магическая клятва о неразглашении. Кровная клятва…

Я много читала о ней, обсуждала с наставниками — члены гильдии должны прекрасно разбираться во всех типах соглашений и договорных клятв, — даже на экзамене мне как-то этот вопрос попался. Но впервые я лично присутствовала на ритуале, соединяющем поистине неразрывными узами тех, кто дает слово, и кто принимает его. Раньше, как правило, все обходилось укороченным вариантом, более стандартным и простым. Обычно его хватало для скрепления обета молчания.

Но у сильных мира сего и клятвы соответствующие — сложные, почти священные. Так что, облегченный вариант даже не рассматривался.

— Гхареш!

Алистер, оттолкнувшись от книжной полки, стремительно прошел середину комнаты. И как только, дух, повинуясь его команде, материализовался неподалеку, резко приказал:

— Круг истины.

Да, полную магическую клятву, как ни странно, принимали не боги, не жрецы вездесущего Солнцеликого, а именно Тени изнанки, вернее маги, которым они служили.

Красноглазый помощник герцога черной кометой взвился под потолок, понесся вдоль стен, образуя в воздухе длинный и тонкий туманный след и постепенно сужая круги. А когда снова оказался возле Алистера, взорвался шипящим фейерверком, оставив после себя невесомую, дымную паутину, в центре которой стоял сейчас Вэйден.

— Ихти*... — выдохнул герцог, и с его пальцев сорвался темный сгусток, ударил в грудь шагнувшего вперед Тимира и растаял, не оставив видимого следа.

— Онтри...

То же самое повторилось с Гербертом.

— Арванти...

Вот и мой черед. В горле внезапно пересохло. Я судорожно сглотнула, закрыла глаза и тут же почувствовала мягкий толчок в грудь и сразу же — режущий, вымораживающий душу холод. Миг — и все закончилось, лишь где-то там, глубоко-глубоко внутри осталась так и не растаявшая до конца корочка льда.

— Серез… — раскололо тишину еще одно короткое слово, и из кресла у окна бесшумно поднялась Цинтия. Чуть побледневшая, напряженная, как натянутая струна, и решительная, она двинулась вперед и остановилась напротив Алистера, замкнув, таким образом, круг истины.

Час от часу не легче…

Я, конечно, первый раз присутствовала при ритуале, но прекрасно помнила все, что его касается.

Если королева замкнула круг, значит она, а не ее муж — наш заказчик.

Так и оказалось. Когда ритуал закончился, и погасли нити созданной Гхарешем паутины, именно жена Тимира заговорила первой. Остальные слушали. Мужчины — с непроницаемыми лицами, я — с неподдельным интересом.

У ее величества, как и полагалось, имелась няня. А у той, в свою очередь, — дочь, ровестница принцессы и ее названная сестра. Королева была очень привязана к подруге, они, практически, выросли вместе и делили на двоих все нехитрые девичьи тайны, пока Цинтия не вышла замуж и не уехала в Аглон.

— Не так давно Алемина приехала ко мне в гости. Мать не хотела ее отпускать, но я уговорила Катиссу — так зовут мою няню, пообещала ей, что присмотрю за Миной. И вот несколько дней назад она пропала.

Цинтия в волнении стиснула руки, комкая в руках белый листок, который достала из потайного кармана.

— Это я виновата, — выдохнула она.

— Дорогая... — негромко пророкотал Тимир.

— Да-да, — упорствовала королева. — У меня семья, сын, обязанности... Боюсь, я проводила с Алеминой не так много времени, как хотелось бы. Я, конечно, выделила ей слуг, сопровождение… Но у Мины при дворе не было подруг, кроме меня. Неопытная девушка в чужой стране, представленная сама себе. И вот результат...

Цинтия закусила губу и протянула мне записку, которую сжимала в пальцах.

Тонкая бумага, слабый аромат фиалки и летящие вперед строки, выведенные аккуратным, почти детским почерком.

Короткая история влюбленной девушки, наполненная восторгом и ожиданием чуда.

«Милая Тия, надеюсь, ты поймешь меня и не станешь осуждать слишком строго...»

Мина писала, что встретила мужчину своей мечты, без которого теперь не представляет жизни. Что он самый лучший, самый красивый, заботливый и внимательный. А еще, он признался ей в любви и предложил... Сбежать и венчаться тайно.

«Чтобы никто-никто не помешал нашему счастью. Он так боится меня потерять... Извини, что не предупредила, но Он просил пока молчать. А я слишком его люблю. Не осуждай меня строго, родная, и, пожалуйста, не ищи. Мы сами вернемся. Обязательно. Когда придет время и уже никто не сможет нас разлучить».

Наивно и трогательно.

И можно было бы отмахнуться от сомнений, сказать что-нибудь банально-высокопарное о великом чувстве, которое сметает все преграды и которому нельзя мешать, если бы не одно «но». Я слишком хорошо помнила историю Элны, дочери лорда Фаиста. И письма, что мне пришлось добывать у шантажиста, в которого внезапно превратился ее прежний возлюбленный. После этого мне резко перестали нравиться романтические истории тайной любви.

И, кстати, там ведь тоже планировался побег.

Поэтому я промолчала, ожидая, что Цинтия еще скажет. Но вместо нее заговорил король:

— Виконтесса Беннут не относится к высшей знати Друара, но титул у нее, как видите есть. Состояние — тоже. Кроме того, всем известно, что она названная сестра ее величества, а значит, место при нашем дворе ее будущему супругу обеспечено, если он того пожелает. Да и сама виконтесса — девушка довольно привлекательная.

Тимир нервно побарабанил пальцами по столу.

— Я хочу сказать, что поклонники у Алемины имелись, и немало. Мы проверили всех — ни один не покидал столицу. Кем бы ни был похититель, он ни разу публично не появился возле виконтессы, не оказывал ей знаки внимания, и нам неизвестен.

А вот это уже всерьез настораживало. Если таинственный возлюбленный не желал светиться, значит, с самого начала предполагал, чем дело закончится.

— Гхареш отследил путь виконтессы до постоялого двора на южном тракте, — вмешался Алистер. — Мои люди расспросили хозяина, тот вспомнил, что с девушкой были двое слуг, по виду — наемники. Все трое очень торопилась: приехала поздно, уехали с рассветом. Дальше их след резко обрывается. Но это уже не имеет значения, какова цель Алемины, теперь и так ясно. От постоялого двора ведет одна дорога — прямиком в Стакку.

— Чего и следовало ожидать, — мрачно добавил Тимир.

Цинтия лишь печально кивнула.

А я мысленно вздохнула.

Стакка. Единственный в мире независимый город-государство. Хотя, подозреваю, независимость он сохранил не потому, что сумел ото всех отбиться или оказался никому не нужен, а оттого, что его банально не смогли поделить более сильные государства.

Стакка располагалась на берегу полноводной реки, да еще и на перекрестье крупных торговых путей — то есть в стратегически важном месте. И, к тому же, на самой границе между Аглоном и Друаром. Эти страны издавна боролись за город, и столетия назад он постоянно переходил из рук в руки. А потом соседи неведомо как договорились, и Стакка обрела независимый статус, а Аглон и Друар получили одинаковые льготы и торговые преференции. На этом все и успокоились, по крайней мере, внешне.

Жил и развивался город за счет торговых и таможенных пошлин, регулярных крупных ярмарок и праздников, посвященных разным богам, в том числе и Ирате.

Это удивительно, но Стакка оказалась чуть ли не единственным государством, где находился, пусть и крошечный, но все же вполне себе действующий храм опальной богини, и где проходил ежегодный карнавал в ее честь. Впрочем, это не было религиозным событием, скорее, просто красивым зрелищем, данью традиции — не более. И привлекало оно не фанатиков веры, а романтично настроенных влюбленных. Чем власти города и пользовались.

На целую неделю Стакка закрывалась для всех чужаков, кроме молодоженов и пар, желавших принести брачные обеты во время заключительной торжественной церемонии. Ближайший карнавал вот-вот должен был начаться, поэтому…

— Вы с герцогом станете новобрачными, приехавшими посмотреть на праздник, — поставил точку в рассказе король. — Детали он вам сообщит.

— Почему не женихом и невестой? — не удержалась я от вопроса. — Зачем сразу так кардинально?

Тимир с Алистером быстро переглянулись.

— Пары, надумавшие венчаться, в первый же день обязаны посетить храм Ираты и перед алтарем объявить о своем желании вступить в брак. Для нас этот вариант не подходит, — помедлив, туманно пояснил король.

Алистер отвел взгляд, а Герберт чуть заметно приподнял брови. Видимо, тоже не все понял из невнятных намеков его величества. Он даже собирался что-то сказать, но его опередила Цинтия.

— Найдите Мину, прошу вас… Найдите, пока этот мерзавец не опозорил ее.

В глазах королевы блеснули слезы. Тимир привлек жену к себе, утешая, а потом требовательно взглянул на нас, поверх головы прижавшейся к нему супруги.

— Мы не можем начать официальное расследование, это дискредитирует девушку. Поэтому вы проведете его негласно. Разыщите виконтессу — быстро и тихо, и привезите ее назад в Нускару. Если «жених» пожелает вернуться с ней, что ж… Пусть тоже едет. Познакомимся, — король многозначительно хмыкнул. — Не исключаю, что это, действительно, влюбленный дурак, решивший любой ценой заполучить желанную девушку. Или простой авантюрист — искатель титула и состояния. К сожалению, возможны и другие варианты. Он просто обманет Алемину, использует и бросит. Или все-таки решит жениться, чтобы подобраться к моей супруге, войти в ближний круг ее величества. Это в лучшем случае…

Король запнулся, успокаивающе погладил по спине вздрогнувшую жену. А Алистер тихо закончил за него:

— Виконтесса Алемина Беннут — носитель спящего дара. Как твоя Мисти, Герберт.

Новость о том, что названная сестра Цинтии тоже маг с не пробужденной пока силой, произвела на шефа неизгладимое впечатление.

Конечно, нет никакой гарантии, что история Мисти и побег виконтессы хоть как-то связаны — совпадение могло быть случайным. И тем не менее, оно давало Лоттеру, пусть и призрачную, маленькую, но надежду. Перспектива узнать хоть что-то о похитителях дочери, выяснить, кто, как и зачем забрал ее дар, и даже вернуть его, наполняла Герберта невероятным энтузиазмом.

Если бы можно было выдать себя за женщину и занять мое место, Лоттер, не задумываясь, сделал бы это. А потом немедленно «вышел замуж» за Вэйдена и отбыл бы с ним в Стакку — искать Алемину, а заодно, и следы тех, кого так неудержимо привлекали беззащитные жертвы со спящим даром. Но магическая личина, меняющая пол, долго бы не продержалась, и артефактов подобной силы и направленности не существовало. Да и интуитом шеф не являлся. Так что ему оставалось лишь помогать и вместе с Алистером готовить операцию.

Впрочем, я не возражала. Мне и самой хотелось как можно быстрее найти мерзавцев, сотворивших подобное с беззащитной девочкой. Дочь Герберта давно перестала быть мне чужой.

Удивительно, но Лоттер и его близкие: малышка Мисти, суровая, немногословная, но такая надежная Нила, даже ворчливый Брыг, вечно подозревающий меня в чем ни попадя, но при этом первым приходящий на помощь и даже пытающийся на занятиях старательно подсказывать из шкафа — на радость наставникам... Так вот, все они постепенно и незаметно заменили мне семью, которой у меня и на Земле уже не было.

Родители расстались, когда мне исполнилось пятнадцать. Отец — преуспевающий бизнесмен, умный и жесткий, стал инициатором развода и отсудил у мамы все их совместно нажитое имущество, включая загородный дом, огромную двухуровневую квартиру и бизнес. Брошенной жене досталась лишь крошечная квартирка в отдаленном районе.

Правда, нас с сестрой отец звал жить к себе, но Ника сразу категорически отказалась, и я полностью поддержала ее решение.

Дальше была жизнь на грани нищеты, болезнь мамы, долгие дни и бессонные ночи возле ее постели. Ника после окончания школы работала с раннего утра до позднего вечера, чтобы погасить кредит, взятый на лечение, и почти всегда отсутствовала. А я вела хозяйство, готовила, ухаживала за мамой и в перерывах между всем этим пыталась заниматься.

Порой бывало невероятно трудно, но в самые тяжелые минуты рядом всегда оказывалась Ника. Я восхищалась старшей сестрой, училась у нее силе духа, стойкости и терпению, умению смотреть прямо в лицо своим страхам и сражаться до конца, что бы ни случилось.

Мама умерла, когда я училась в последнем классе, а через несколько месяцев погиб отец, оставив нас единственными наследницами немалого состояния.

Казалось, жизнь, наконец-то повернулась к нам лицом, заиграла яркими радужными гранями. Первое время так и было — мы купили просторную светлую квартиру, одну на двоих, поступили в давно выбранные вузы, о которых мечтали…

А потом Ника пропала. Исчезла прямо из театра, с моего спектакля.*

Куда я только не обращалась, даже частных сыщиков нанимала, но найти сестру так и не сумела. Она словно в воду канула. Испарилась. Никто ничего не видел, не слышал, а все следы обрывались в маленькой нише, где и спрятаться-то особо негде.

Я даже подозревала Егора, бывшего парня Ники, в ее исчезновении. Именно он последним общался с сестрой, более того, преследовал, и, между прочим, не отрицал этого. Но улик против неудачливого поклонника так и не нашлось, слежка тоже ничего не дала. И хотя до конца я ему не поверила — пришлось отступить.

С тех пор прошло два года. Я привыкла быть одна и перестала дергаться от каждого звонка, ожидая, что услышу родной голос… Но в глубине души тлела упрямая, совершенно иррациональная надежда, что сестра жива и мы еще встретимся. И только здесь, в Аглоне, мне впервые пришло в голову, что Ника, возможно, попала в другой мир, как и я. Недаром, мы обе исчезли из одного и того же здания старого театра. Вдруг там какое-то особое место, и легко формируются межмировые порталы?

Невероятная мысль. Фантастическая. На Земле она показалась бы безумной, а тут выглядела вполне себе логичной и дельной. А еще, утешительной. Но я отложила ее. Пока. Сначала надо разобраться с собственными проблемами, а потом... Может, мне, действительно, удастся разыскать Нику?..

Заканчивались несколько дней, отведенных на ускоренную подготовку. Алистер с Гербертом обсуждали последние детали предстоящего дела, а я читала все, что нашлось, о Стакке и учила свою биографию.

Согласно новым исходным данным, теперь я леди Элвена — счастливая молодая супруга Алистера Демтора, очень дальнего родственника Вэйденов. Не больше, не меньше.

У герцога, действительно, имелся чуть ли не пятиюродный кузен с тем же именем. И он, этот самый кузен, недавно женился. Кроме того, оба Алистера были невероятно похожи, что отмечали все, кто их знал. Хотя… таких людей нашлось бы немного. Демтор слыл замкнутым, нелюдимым и, практически, безвыездно проживал в своем поместье. Женитьба не изменила его привычек, что нам с герцогом оказалось только на руку.

Вряд ли кто-то заметит подмену, особенно если внешность немного подправить с помощью магии и разных хитрых подручных средств. Как говорится, легкое движение руки — и больше нет герцога Алистер Вейдена и розыскника Раянны Сеигир. Вместо них в Стакку отправятся лорд и леди Демтор — молодая супружеская пара, влюбленная и беззаботная…

Но перед тем, как доставят соответствующие документы, королевские портнихи закончат шить новый, подобающий положению гардероб, и мы отправимся в дорогу, мне предстояло завершить еще одно важное дело — встретиться с лордом Фаистом и навестить, наконец, королевскую библиотеку.


Глава 12 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 14