home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Время до приема пролетело незаметно, практически мгновенно, слившись для меня в несколько коротких часов.

Слишком много всего надо было успеть. Получить ответы на многочисленные вопросы, запомнить ключевые придворные должности, просмотреть досье на самых значимых королевских приближенных. Радовало, что срочно разучивать танцы не требовалось — они входили в программу обязательного обучения в гильдии.

— Предложения не принимай, отвечай уклончиво и всех отправляй ко мне за разрешением. Это на тот случай, если меня не окажется рядом, — сурово наставлял Герберт в перерывах между своими не менее важными делами. — Я, как твой сопровождающий, имею полное право отказать, без объяснения причин. С королем подобное, разумеется, не пройдет, но Тимир вряд ли пригласит тебя на танец. Главное, от меня ни на шаг. Ясно?

Я согласно поддакивала, полностью разделяя все его рекомендации. Далеко не отходить, мило улыбаться, от разговоров вежливо уклоняться, от танцев тоже. Лучше прослыть провинциальной дикаркой, чем напороться на кого-нибудь чересчур проницательного или знающего.

В общем, дел хватало.

Хорошо, хоть к портнихе ехать не пришлось — его величество прислал в Ростас-холл одну из придворных модисток. Такая забота, конечно, настораживала, но, надо признать, оказалась очень кстати.

Платья на королевские приемы шились заранее, надевать готовое считалось почти неприличным, но для меня сделали исключение. Портниха, горя энтузиазмом, прихватила с собою весь свой модный ассортимент. По крайней мере, выбрать точно было из чего. И мы незамедлительно этим занялись — все трое. То есть я, Мисти и Нила.

Брыг тоже пытался присоединиться и потом долго возмущался из шкафа, когда выяснилось, что мы не спешим пускать его в комнату, да еще и дверцы предусмотрительно заперли на ключ. Впрочем, это не помешало Тени деятельно участвовать из-за стенки и громогласно давать советы, так сказать, в процессе.

— Бери черное. Только черное, слышишь? Это самый благородный цвет. Всем известно: чем больше черного, тем лучше, — вещал он, пугая своими внезапными репликами модистку, раздражая Нилу и забавляя Мисти. — А если еще лицо затемнишь, и зубы вычернишь, тебе вообще цены не будет. Все умрут от восторга. Так уж и быть, достану тебе специальную пасту, которой наши пользуются. Бесценный состав, особая редкость. Цени мою доброту, Янка.

Мисти весело фыркала, я и сама с трудом сдерживала смех, представляя, как появлюсь во дворце, сверкая широкой улыбкой во все тридцать два черных зуба. Особо впечатлительные гости точно могут умереть, тут Брыг прав, только, боюсь, вовсе не от восторга. А вот Алистер должен оценить.

Поняла, что уже в который раз за сегодняшний день вспоминаю Вэйдена, и недовольно поморщилась.

Не к добру это.

От дорогих, вычурных нарядов я отказалась сразу, остановившись на платье из картумского шелка нежно-персикового цвета, простом, но очень элегантном. Настояла на том, что оплачу покупку из собственных, заработанных, средств — хотя Герберт убеждал, что за все платит гильдия, — и с облегчением вздохнула.

Одна проблема решена.

А вот украшения пришлось подобрать из фамильных, Лоттеровских — удивительной красоты серьги с крупными темно-фиолетовыми, почти черными, сапфирами и колье из того же набора. Почему-то очень не хотелось надевать то, что носила Кармела, но другого выхода не было. Как объяснил Герберт, появиться на королевском приеме без драгоценностей — все равно, что прийти голой. И я утешала себя тем, что это только на один вечер. Затем все снова вернется в хранилище Ростас-холла, ждать новую хозяйку.

Нила помогла мне собраться, и когда шеф постучал в двери комнаты, я была уже полностью готова.

Лоттер тоже сменил свою привычную одежду на более изысканную и выглядел сейчас, как и полагается истинному аристократу и лорду, пусть даже отрекшемуся от титула. Широкий разворот плеч, гордая осанка, безукоризненные манеры. Порода чувствовалась в каждом движении, и это делало мужчину безумно привлекательным. У меня даже мелькнула невольная мысль: как хорошо, что мы не испытываем друг к другу никаких чувств, кроме деловых, разве что с легкой примесью дружеской симпатии. Это намного упрощает отношения.

Вот и сейчас Герберт лишь внимательно изучил меня с ног до головы, удовлетворенно кивнул, вскользь проронил, что выгляжу я безупречно, проводил до кареты и, когда она тронулась, сразу же перешел от комплиментов к делу — то есть, к последним инструкциям и наставлениям.

— На малых приемах иногда появляется верховный жрец Солнцеликого. Держись от него подальше. А если не удастся избежать разговора, постарайся, чтобы он ничего не смог выудить о тебе из вашей беседы. Отвечай максимально вежливо, даже смиренно, но кратко. Слышишь, Раянна? Гилгик очень опасен.

— Опаснее главы тайной королевской канцелярии? — криво улыбнулась я.

И получила неожиданный ответ:

— Намного. По крайней мере, для тебя. Служители Солнцеликого считают интуитов, получивших свой дар от богов, чуть ли не своей собственностью. Если он хотя бы заподозрит… — Герберт на мгновение прервался, а потом продолжил: — О том, что твоя магия способна сочетаться с другой, при этом еще и усиливаясь, ему тоже не стоит говорить.

— Он мог узнать об этом от его величества или от герцога Вэйдена.

— Нет. Король недолюбливает Верховного и никогда не посвящает в свои дела. Алистер, тем более. Уверен, ни он, ни Тимир старику ничего не рассказали. И не скажут. Но информация о тебе есть в общем магическом реестре — там хранятся сведения обо всех членах нашей гильдии, так что Гилгик, наверняка, попытается с тобой пообщаться. Еще раз предупреждаю: будь с ним осторожна.

— Обязательно, — я энергично кивнула, подтверждая, что все поняла, и шеф одобрительно улыбнулся.

— Все будет хорошо, Яна.

Ох, мне бы его уверенность.

Лошади резво перебирали ногами, звеня подковами по булыжной мостовой, по сторонам кареты проплывали шумные улицы Нускары. Наконец, справа показались золотые купола главного храма Солнцеликого, и мы, свернув, выехали на центральную площадь, за которой виднелась зеркальная гладь идеально круглого озера. В центре этого озера, на острове, и располагался королевский дворец.

Сказочный, почти нереальный в своей изумительной красоте.

Тонкие иглы шпилей, изящные башенки, цветные витражи окон, белоснежные, украшенные затейливой резьбой каменные стены. Дворец купался в лучах закатного солнца и казался сотканным из невесомых сияющих нитей.

Восхитительное зрелище. Сколько раз я проходила мимо, и всегда невольно замирала от восторга.

Мы пересекли площадь и подъехали к мосту, соединяющему столицу и остров.

— Постарайся расслабиться. Если хочешь, закрой глаза, — посоветовал Герберт, когда копыта звонко застучали по мраморным плитам. — Первый раз будет не очень приятно.

Я покосилась на рыб, серебристые спины которых мелькали в прозрачной воде озера, — этаких гигантских местных пираний — и послушно откинулась на спинку сиденья. Мост, по сути, представлял собой уникальный охранный артефакт и мог улавливать... Нет, не мысли, слава богу, но эмоции точно. Лучше, действительно, не сопротивляться и позволить защите беспрепятственно «прочитать» себя. Во избежание недоразумений.

Тяжелая, жаркая волна прокатилась по телу, сдавила грудь, колючим комком подступила к горлу, вызывая тошноту, и тут же сменилась ледяным холодом — таким колючим и обжигающим, что у меня перехватило дыхание.

Миг… Другой… И все закончилось. Мост, кстати, тоже.

Мы прошли проверку и благополучно въехали на остров.

Еще несколько остановок — у постов королевской охраны и магического патруля. Длинная тенистая аллея, ведущая к полукруглому ажурному строению в стороне от дворца — скорее даже, парковому павильону. Высокие двери, услужливо распахнутые перед нами… И мы с Гербертом оказались в переполненном людьми просторном зале.

Представлять нас никто не собирался. Мы спокойно, практически незаметно для присутствующих, вошли внутрь и остановились у одной из колонн, оглядываясь.

Похоже, тут все неплохо друг друга знали, а потому чувствовали и вели себя весьма непринужденно. Тем более, король, судя по всему, пока отсутствовал. Придворные неспешно прогуливались, о чем-то беседовали, через террасу спускались в сад. То здесь, то там раздавались взрывы смеха. Дамы блистали нарядами и украшениями, а вот мужчины были одеты с подчеркнутой элегантной небрежностью.

Надо же, в этом мире, оказывается, тоже практикуются «встречи без галстуков» на высшем уровне и в неформальной обстановке.

На нас постепенно обращали внимание. Кое-кто из гостей подошел поздороваться. Крепкие рукопожатия, хлопки по плечу, широкие улыбки, радостные лица… Я помнила почти всех, кто решил сейчас с нами пообщаться — видела вместе с королем и Алистером, в первый день своего, не побоюсь этого слова, «попадания».

— Герберт, дружище, ты ли это?

— Ходили слухи, что ты стал совершенным отшельником.

— Возвращаешься ко двору, Лоттер? Правильно.

— А что за дама рядом с тобой? Представишь?

Герберт держался сдержанно, хотя, как мне показалось, был искренне рад видеть некоторых из присутствующих. А на вопросы обо мне неизменно коротко отвечал:

— Раянна Сеигир.

И все. Без пояснений. Впрочем, собеседники и не настаивали: никакого неуместного любопытства, а главное, ни одного снисходительного или презрительного взгляда. Как бы лорды ко мне ни относились, что бы ни думали о наших с Лоттером отношениях, меня пригласил на прием сам король, иначе сюда не попасть. Никто из придворных не позволил бы себе не то, что проронить двусмысленность — бросить косой взгляд в сторону гостьи его величества.

Я старалась держаться рядом с Гербертом, как мы и договаривались. Но в один прекрасный момент людей вокруг нас как-то вдруг сразу прибавилось, а желающих пообщаться с шефом, перекинуться с ним парой слов стало очень много. Меня стремительно оттерли от Лоттера, и он скрылся за широкими спинами бывших приятелей, знакомых и просто любопытных.

— Госпожа Сеигир, — раздался за спиной негромкий, мягкий голос.

Обернулась и встретилась взглядом с высоким сухощавым стариком в длинной белой хламиде с изображением золотого солнечного диска у ворота. Длинные, аккуратно уложенные седые волосы, благообразное морщинистое лицо и взгляд… такой нарочито добрый и ласковый, что у меня от ужаса мурашки побежали по позвоночнику и губы онемели.

Верховный жрец.

— Ваше святейшество, — я изобразила учтивую ответную улыбку.

Называть святым это живое воплощение лицемерия язык не поворачивался. Но другого варианта не предусматривалось.

— Мы не представлены, дитя, но, думаю, сан позволяет мне опустить эти формальности, — проворковал служитель Солнцеликого. — Раянна, если не ошибаюсь?

Еще бы ты ошибался — специально ведь ко мне подошел.

— Да, ваше святейшество.

— Новый розыскник Лоттера?

Я молча склонила голову, подтверждая его правоту.

— Не часто встретишь женщину, пожелавшую вступить в эту гильдию… Такую юную, очаровательную женщину, — протянул Гилгик. Помолчал и нанес заранее спланированный удар. — Да еще интуита.

Повисла пауза. Вопроса не было, значит, я с чистой совестью могла не отвечать.

— Я слышал, вы приобрели свой поистине бесценный дар совсем недавно, — быстрый, взгляд из-под седых бровей. — Простите мое любопытство, милая Раянна, но не расскажете, как это случилось? Уважьте старика.

И «старик», неожиданно крепко схватив меня за локоть, потянул в сторону. Вернее, попытался тянуть.

Я в очередной раз вежливо улыбнулась, ловко вывернулась из цепких, загребущих рук Верховного и, отступив на пару шагов — на всякий случай, голосом пай-девочки выдала краткую версию событий. Звучала она примерно так:

— Шла. Гроза. Молния. Испугалась. Поскользнулась. Упала. Потеряла сознание. Очнулась… Дар.

Любой из моих соотечественников моментально узнал бы знаменитую цитату, пусть и слегка видоизмененную, но Гилгик землянином не был, поэтому хоть и скривился, но проглотил. Однако желания выпытать обо мне побольше не утратил.

— А голоса вы случайно не слышали? — продолжил он вкрадчиво, стараясь, теперь уже незаметно, оттеснить меня подальше, за колонну.

— В лесу много голосов, ваше святейшество, — с готовностью откликнулась я, делая вид, что не замечаю попыток жреца, и мысленно изо всех сил торопя Герберта. — Птицы, звери, деревья — все разговаривают… По-своему. А ночами иногда нежить воет. За дальними болотами, но все равно слышно, особенно зимой. Вы какие голоса имеете в виду?

Гилгик зло скрипнул зубами, но не сдался.

— А видения… Видения у вас бывали, дитя мое? — наклонился он почти к самому моему лицу, буравя взглядом.

С языка так и рвалось:

«Ах, у нас никого не бывало. Глушь, сами понимаете… Скука смертная».

Но заглянула в глаза — холодные, не по возрасту ясные — и решила на этот раз обойтись без цитаты. Не стоить дразнить Верховного. Поэтому просто ответила:

— Нет, ваше святейшество.

Гилгик открыл рот, чтобы сказать еще что-то, но тут ко мне, наконец, пробился Лоттер и встал между нами, прикрывая меня собою. И в тот же миг по залу пронесся торжественный голос:

— Его величество Тимир.

Придворные зашевелились, подались вперед, а я не сдержала облегченного вздоха.

Слава всем богам, похоже, отбились… Пока.

Король остановился на пороге, внимательно осматривая зал. Крупный, стройный блондин с властным, немного высокомерным выражением лица… Да, все верно, именно таким я его и запомнила. Когда взгляд Тимира остановился на мне, задержавшись чуть дольше, чем на других гостях, у меня даже дыхание перехватило. Неужели узнал? Это, конечно, маловероятно, но чем Гхирх не шутит.

Быстро потупилась, почти физически ощущая, как давит на меня чрезмерное внимание короля, и лихорадочно вспоминая, владеет ли его величество ментальной магией? Врод

Несколько заполошных ударов сердца — и стало легче. Тимир отвернулся, подавая руку вошедшей следом за ним невысокой темноволосой женщине. Королева Цинтия казалась

Правящая чета медленно двинулась вперед, уступая место тем, кто шел следом.

Первый был мне прекрасно известен — его светлость герцог Алистер Вэйден собственной персоной. Разумеется, куда же без него, а я еще недоумевала, почему заклятого друга Герберта до сих пор нет в зале.

Странно, но при виде Алистера я на мгновение испытала радость, словно среди толпы враждебно настроенных чужаков встретила вдруг хорошего знакомого. Поймала себя на этой мысли и удивленно хмыкнула, прогоняя неуместные эмоции. Придет же подобная глупость в голову. Наверняка, это встреча со «святейшим» так на меня повлияла. На фоне его змейшества даже Вэйден покажется милейшим и добрейшим созданием.

А вот второго человека из свиты короля я не знала.

Лет тридцать — тридцать пять. Светлые волосы, голубые глаза, приветливая улыбка, аристократически правильные черты красивого лица... Внешне этот мужчина чем-то неуловимо напоминал короля. Случайное совпадение или...

Я посмотрела на Герберта, и тот еле заметно кивнул, подтверждая мои предположения:

— Ингер Хэйн.

Хэйн... Досье на него тоже имелось среди выданных мне Лоттером.

Дальний родственник его величества, хотя сам он называл себя его кузеном. Впрочем, Тимир, кажется, не возражал. Долгое время Ингер служил послом Аглона в Друаре, вернулся несколько лет назад и с тех пор очень близок правящей семье. Хотя у алтаря вместе с Алистером и компанией Хэйна вроде бы не было. Или я просто не заметила? И, кстати, именно он в свое время вел переговоры о браке Тимира и Цинтии.

Да-да, юная королева родом из Друара, как и Кармела.

Эта мысль неприятно кольнула, но тут же исчезла — Тимир, шепнув что-то своей жене, оставил ее с Хэйном, а сам вместе с Алистером направился к нам.

Хотелось бы, конечно, ошибиться, но увы... Его величество в сопровождении главы собственной тайной канцелярии совершенно определенно и очень целеустремленно двигался в нашу сторону.

— Берт, ну, наконец-то. Для того, чтобы тебя увидеть, пришлось присылать официальное приглашение. Совсем отшельником стал, забыл своего короля...

Голос у Тимира оказался низким и приятным, Глаза смеялись, но где-то там, на самом их дне, плескалась цепкая настороженность. А еще я помнила, как король сказал при первой нашей встрече гневно, почти брезгливо, указывая на меня: «…вот это в наши планы точно не входило», поэтому не торопилась обольщаться его внешней благожелательностью.

Герберт склонил голову, приветствуя короля, а тот уже поворачивался в мою сторону.

— Раянна Сеигир. Интуит с редким поисковым даром, — протянул, наблюдая, как я приседаю в положенном по этикету реверансе. Надеюсь, не очень неуклюжем, хотя «лесной дикарке» простительно. — Наслышан о ваших успехах. И признателен.

Перехватил мой изумленный взгляд, пояснил, чуть заметно улыбнувшись:

— Последнее дело. Благодаря вашему с герцогом... гм... сотрудничеству, удалось вернуть очень важный для короны предмет. Ваши заслуги не будут забыты, поверьте.

Верю, еще как верю. Но лучше бы вы забыли и обо мне, и о моих так называемых «заслугах», государь. А то королевская благодарность — штука такая... крайне непредсказуемая и ненадежная.

Говорить об этом я, разумеется, не стала — лишь молча поклонилась еще раз, старательно изображая, что очень тронута и вообще крайне благодарна.

— Я хотел бы встретиться с вами, Раянна. Чуть позже. — Тон Тимира неуловимо изменился, стал тверже, жестче, демонстрируя, что звучит не просьба и даже не пожелание — приказ. — Вас пригласят, когда придет время. А пока... Вам нравится у меня в гостях?

— Да, — ваше величество, — подтвердила чуть растерянно, гадая, с чего это такой резкий поворот в разговоре и куда король клонит?

— Тогда... Почему вы не танцуете? — в голосе Тимира мелькнули лукавые нотки. Он вскинул руку, и по залу, нарастая, плавными волнами разлилась мелодия. — Герцог, не желаете пригласить даму на танец?

Что?

Этого мне еще не хватало для полного счастья. Особенно после того памятного случая в деревне и обещания самой себе держаться от Алистера подальше.

Повисла пауза…

Я посмотрела на шагнувшего вперед Вэйдена. Перевела вопросительный взгляд на Герберта.

Король, видя мое замешательство, прищурился, а затем пояснил уже без улыбки:

— Нам с господином Лоттером надо побеседовать, а оставлять вас здесь, даже в обществе герцога, неразумно... — выразительно покосился на стоявшего чуть поодаль Гилгика и закончил: — Танец — лучший и самый надежный способ избежать упорного, слишком назойливого внимания.

Намек был более, чем прозрачным, поэтому, когда Алистер протянул мне руку, я, чуть помедлив и внутренне досадливо вздохнув, вложила в нее свою.

Музыка, тягучая, терпкая, как вино, и так же, как вино, предательски кружащая голову.

Мужская ладонь, жар которой ощущается на талии даже сквозь тонкую ткань, заставляя чувствовать себя странно уязвимой и сожалеть, что на мне всего лишь шелковое платье, а не толстенная защитная броня.

Пальцы, осторожно, но очень крепко сжимающие мои.

Зеленые глаза напротив. Так невероятно близко.

Искушающая улыбка и хриплый шепот у самого виска, когда герцог внезапно подается вперед:

— Чудесно выглядите, Раянна…

От неожиданности я сбилась с шага и, особо не задумываясь, выдала:

— Вы тоже... неплохо.

Почти беззвучный смех и негромкое:

— Вы первая женщина в моей жизни, которая открыто делает комплименты мужчине.

— Это не комплимент — всего лишь констатация факта.

Алистер сегодня, действительно, выглядел потрясающе. И темно-зеленый сюртук ему, между прочим, очень шел, выгодно оттеняя цвет глаз.

— Считаете это фактом? — мой партнер упорно не желал уводить разговор со скользкой темы на более безопасную. — Польщен.

— Уверена, вы нравитесь многим женщинам, — безразлично пожала я плечами и получила в ответ короткое, внезапное, как удар кинжала:

— А вам?

Мда… Вечер, кажется, перестает быть томным.

— Слышала, у вас есть невеста, — уклонилась я от ответа. — Не ее ли отец там, справа, прожигает нас тяжелым взглядом?

— Невесты у меня пока нет. И барон Гефрой в нашу сторону даже не смотрит — отрезал Алистер и нетерпеливо потребовал: — Не уходите от ответа.

Не уходить, значит? Хорошо.

— Я в восторге... от вашей работы, — честно признала я. — Вы прекрасный розыскник.

— Прекрасный розыскник?

Мне показалось или в голосе Вэйдена мелькнула легкая досада? Впрочем, он быстро взял себя в руки. На губах снова появилась чуть насмешливая, но такая обольстительная улыбка, и он выдохнул:

— Ну, если вы уже успели... оценить меня по заслугам, может, согласитесь перейти на работу в мое ведомство, м-м-м? С Гербертом я договорюсь, необходимо только ваше согласие. Нам ведь так хорошо было вместе...

Горячие пальцы мягко скользнули по моей талии, выписывая какой-то узор. Мужчина помедлил, давая возможность вникнуть в суть его слов, а потом добавил, как ни в чем не бывало:

— …расследовать последнее дело. Помните? По-моему, мы неплохо сработались.

Вот... провокатор. Или он сознательно выводит меня из себя?

«Маги испытывают сильные эмоции и, таким образом, раскрываются навстречу друг другу», — вспомнились вдруг слова Герберта.

Нет уж, никаких эмоций Алистер из меня больше не вытянет. Если не получается держаться от него подальше, постараюсь вести себя максимально спокойно и отстраненно. И вообще, похоже, кое-кто опять забыл, что в эту игру можно играть вдвоем.

Повела плечами, стряхивая ненужное... да просто опасное сейчас напряжение. Растянула губы в любезной светской улыбке и доверительно поделилась:

— С Лоттером мне тоже хорошо. Даже лучше, чем с вами... работать. Так что я, пожалуй, откажусь от вашего щедрого предложения.

Думала, Алистер разозлится. И он, действительно, помрачнел — на мгновение. Потом по его губам скользнула загадочная улыбка, и он произнес:

— Вечер еще не закончен, госпожа Сеигир. Кто знает, вдруг вы еще передумаете?

Поднес мою ладонь к губам, легко коснулся ее поцелуем и, отстранившись, закружил меня по залу.

Больше за танец мы не сказали друг другу ни слова.


Глава 11 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 13