home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Мы неслись вдоль леса. Мимо мелькали темные от воды деревья, луга, пестревшие цветами, одинокие столбы. Один раз показался берег какой-то речушки, поросший густым кустарником.

Тугие струи дождя хлестали со всех сторон сразу: по земле, веткам, одежде. Для полного счастья не хватало лишь грома и молний. Порывы ветра швыряли холодную воду прямо в лицо, приходилось низко нагибать голову, чтобы она не попала в глаза и не затекла за ворот походной куртки.

Но все это беспокоило намного меньше, чем ладонь Вэйдена, покоящаяся у меня на животе.

Твердая, удивительно горячая, она, казалось, обжигала даже через одежду, заставляя чувствовать себя неловко, неуютно. Хотелось отодвинуться как можно дальше — и я отодвигалась, инстинктивно стараясь избежать прикосновения, а в результате лишь сильнее прижималась спиной к Алистеру. После чего снова поспешно перемещалась вперед.

Да что же это такое!

— Проклятие! Раянна…

Герцог внезапно сжал пальцы, останавливая очередное поспешное отступление и придвигая меня вплотную к себе. Наклонился ниже, отвел край капюшона в сторону и выдохнул:

— Прекратите ерзать. Вы ведь не хотите… — он запнулся, выругался вполголоса и закончил: — Сделайте одолжение, сидите смирно.

И так выразительно это прозвучало, с таким недвусмысленным намеком, что я, мысленно помянув черта, тут же вытянулась в струнку, максимально отстранилась от Алистера, и застыла настороженным тушканчиком. Даже дышать теперь старалась через раз, проклиная про себя все на свете. И в первую очередь — его непредсказуемую светлость герцога Вэйдена, с какого-то перепугу решившего прихватить меня с собой.

Ехала бы сейчас себе спокойно с Калуром и горя не знала.

К счастью, наше совместное путешествие оказалось недолгим и вскоре закончилось. Мы свернули в сторону от основного тракта на узкую извилистую дорогу, и уже через четверть часа впереди показалась маленькая придорожная деревенька. Именно к ней, по моим ощущениям, тянулся затухающий, но все еще довольно отчетливый астральный след. И как раз туда нас уверенно вел летевший впереди отряда Гхареш.

Дождь к этому времени стих. Сквозь рваные облака показалось солнце, тускло сверкая в верхушках деревьев. Вэйден остановил коня, и я, не дожидаясь, пока он опомнится и предложит свою помощь, торопливо выпуталась из захвата, подозрительно похожего на объятия, и соскользнула вниз — прямо в руки подоспевшего Калура.

— Поймал, — удовлетворенно констатировал тот. Поставил меня на ноги, заботливо поправил съехавший на бок плащ и потянул в сторону: — Идем, подруга.

За моей спиной возмущенно фыркнул жеребец Вэйдена и тут же раздался раздраженный окрик его хозяина:

— Гхареш!

Задерживаться и выяснять, чем герцог опять недоволен, я, разумеется, не стала. Быстро поблагодарила и с облегчением убралась подальше, присоединившись к своей группе.

Крохотная деревушка оказалась заброшенной. Остатки забора, с десяток убогих полуразвалившихся домов, грязь, тишина, пустота, ни одного человека, и ни единого зацепки или подсказки, указывающей на то, что делать дальше, куда идти. Через час методичных, очень тщательных поисков мы с сожалением вынуждены были в этом признаться.

Варис успел уже раз двадцать, не меньше, изучить все вокруг. Калур добросовестно обшарил каждый дом, отыскал даже несколько тайников с мелкими медными монетами и кубышек, оставленных когда-то местными жителями. Но на этом все и закончилось. В деревне след обрывался, словно налетчики внезапно испарились или провалились в бездну к самому Гхирху, прихватив с собой весь награбленный товар.

Я стояла у покосившихся ворот, вглядывалась в шумевший передо мной темный, мокрый лес и судорожно, до боли сжимала в кулаке золотой перстень с выгравированным на нем причудливым узором.

Чем значимей, важнее вещь для заказчика, тем прочнее он с нею связан — внутренне, эмоционально, и тем легче с ее помощью найти то, что нужно. Глава «Зеленой лиги» передал нам самое ценное, что у него было — именную печатку, которой скреплялись документы и запечатывались грузы. Практически, символ власти. Но и он не помог мне сегодня.

Я пыталась снова и снова, прислушивалась к себе — сосредоточенно, жадно, внимательно, но не могла уловить ни малейшего, даже самого слабого отголоска. Не чувствовала ничего. Абсолютно.

Черт побери! Неужели провал?

Сзади раздались быстрые, уверенные шаги, но я не стала оборачиваться, безошибочно, по походке узнав того, кто ко мне приближался.

— Устала? — Вэйден остановился за спиной, достаточно близко, но не вплотную.

Неожиданный вопрос, тем более, от этого человека. И тон не надменный, насмешливо-ироничный, как всегда, а необычно мягкий, я бы сказала, даже доброжелательный.

Что это с нашим всесильным герцогом случилось? Какая местная муха его внезапно укусила? Или это такой хитрый тактический ход, чтобы мне голову заморочить?

— Немного, — я натянуто улыбнулась в ответ, хоть Алистер и не мог видеть моего лица, и тут же замерла, когда на плечи легли чужие ладони.

Легко поглаживая, разминая, снимая напряжение.

Замешательство прошло быстро, паника тоже, даже невольный страх перед всесильным главой тайной королевской канцелярии отступил, смытый мощной волной здоровой злости.

Что за игру он затеял?

— Прекратите!

Сердито сбросила чужие ладони, развернулась и прошипела, не скрывая негодования:

— Что вы себе позволяете?

— А вы как думаете?

Я выразительно промолчала, и Алистер, отступив на шаг, вскинул руки в примирительном жесте.

— Я не сделал ничего предосудительного, поверьте. Вы слишком напряжены, это мешает сосредоточиться, вредит делу.

Я в немом изумлении уставилась на Вэйдена.

Он, действительно, полагает, что его близость и повышенное внимание способствуют расслаблению?

Смешно…

— Спасибо, конечно, но я сама справлюсь, — я ни на секунду не забывала, с кем беседую, и как бы ни хотелось мне вспылить, старалась не выходить за рамки принятой вежливости: — Сделайте одолжение, не прикасайтесь ко мне больше. Это... раздражает.

Вернее, беспокоит, нервирует, выбивает из равновесия — так будет точнее. Но не признаваться же в этом Вэйдену.

— Вот как?

— Да, именно так.

— Значит, прикосновения Калура вам более приятны? — сверкнул глазами мужчина.

Я неопределенно передернула плечами — мол, считайте, как вам угодно.

В воздухе повисла пауза, полная тягучей, ледяной тишины — казалось, вокруг нас в один миг исчезли все звуки. А потом…

— Гхирх побери! Я всего лишь хотел помочь, — взорвался Алистер, перехватывая меня за локоть, на этот раз для того, чтобы удержать на месте. — Просто помочь, исключительно для пользы дела.

— А вы готовы вот так помогать любому в нашем отряде? — с любопытством уточнила я. — Варису, например. Или Агнату. Да? Уверена, массаж им тоже не помешает. И, разумеется, исключительно для пользы дела.

Вэйден коротко выдохнул сквозь стиснутые зубы, но ничего не сказал. Хотя ладонь так и не убрал — наоборот, сжал локоть еще сильнее.

Несколько секунд мы яростно сверлили друг друга взглядами — одинаково разгоряченные, хмурые, злые. Еще секунда — и от нас искры в разные стороны полетят.

Ладонь Алистера вдруг потяжелела, налилась обжигающим жаром. Этот жар мгновенно проник под кожу, впитался, опаляя меня изнутри. И когда жжение стало почти нестерпимым, и я, поморщившись, потянула на себя руку, окружающий мир внезапно взорвался красками. Невероятно яркими, насыщенными, объемными.

Еще миг — и я почувствую, узнаю, пойму что-то очень важное.

Невероятно важное.

Еще один только миг…

Видимо, я все-таки дернулась от неожиданности, потому что Алистер резко отстранился, отпустил меня, и… Все тут же исчезло.

Я растерянно уставилась на мужчину, а он уже разворачивался, собираясь уходить.

Только вот я не намерена была его отпускать. Только не сейчас.

— Стойте, — произнесла торопливо, и, когда Вэйден обернулся, потребовала: — Руку верните!

Брови Алистера удивленно поползли вверх. Страшно представить, что он в эту секунду обо мне думал. К счастью, я и не собиралась представлять — не до этого теперь. Меня охватил азарт, о котором я раньше и понятия не имела. Он пьянил, разгорался в крови ярким пламенем, и противиться ему не было никакой возможности.

— Пожалуйста, возьмите меня за локоть, — повторила как можно более спокойно.

И поскольку Алистер не торопился выполнять просьбу — вежливую, между прочим, и совершенно пустяковую, — сама потянулась к нему и быстро обхватила его запястье.

Взгляд герцога сделался каким-то странным. Ну и ладно, не все же ему других бесцеремонно хватать, пусть теперь побудет на моем месте.

— Раянна, вы... — начал он хрипло.

— Будьте добры, помолчите, — перебила я и, дрожа от нетерпения, скользнула ладонью по его предплечью. — Не мешайте.

У Алистера еле заметно дернулся уголок губ, и мужчина, практически, превратился в памятник самому себе — у него даже мышцы окаменели, а я...

А меня опять накрыло.

Мир снова приобрел необычные краски, а в воздухе диковинной паутиной повисли тысячи пульсирующих разноцветных нитей. Они изгибались, переплетались, пронизывали все вокруг. Разобраться в их невообразимой мешанине было непросто, но этого и не требовалось. Я теперь знала, четко ощущала, куда нужно идти, где искать потерянный след.

— Нам туда! — ткнула пальцем в сторону леса, указывая на одну из тропинок, и перевела взгляд на Алистера.

Думала, он не поверит, станет спорить, расспрашивать, сомневаться. А герцог вдруг согласно кивнул и повторил негромко:

— Да, туда. Все верно… — Помедлил немного. Повернул голову, крикнул уже совсем иным тоном, уверенно и твердо: — Гхареш, собирай отряд…

И отошел, временно потеряв ко мне всякий интерес.

А я осталась стоять у ворот заброшенной деревни, ежась от внезапно налетевшего пронизывающего ветра. Волнение, лихорадочный азарт последних минут постепенно улеглись, и на смену им пришли вопросы.

Это что же получается, Алистер тоже что-то ощутил? Неожиданно, прямо скажем. А еще совершенно непонятно, чем это мне грозит, и во что я опять вля… Впрочем, в этом мире я только и делаю, что вляпываюсь в разные сомнительные ситуации.

Пора бы уже привыкнуть, честное слово.

Отряд собрался через пять минут, и я сразу же подошла к Калуру, на тот случай, если придется ехать верхом.

Сидеть с Алистером я больше не соглашусь. Мне теперь даже приближаться к нему лишний раз не хочется. Пока вопросы множатся, а ответов по-прежнему нет, чем дальше мы будем держаться друг от друга — тем лучше. Для меня, так уж точно.

Слава всем местным богам, взбираться на коня не пришлось. Тропа оказалась узкой, а ветви ближайших деревьев так низко над ней нависали, что пробираться по этой самой

Мы быстро и целеустремленно двигались в глубь леса. Оплетающие пространство паутинки-нити исчезли сразу же, как Алистер отошел, но чувство направления осталось. А еще — четкая уверенность, что я иду туда, куда нужно. Меня будто что-то настойчиво толкало в спину, и я вела за собой отряд, не останавливаясь, не сомневаясь.

Герцог шел рядом, и, судя по вопросам, которые он время от времени задавал, ничего особенного уже не ощущал. В отличие от меня.

Интересно, что же между нами все-таки было?

И Вэйден точно теперь об этом не забудет. Вон как озадаченно, оценивающе на меня косится.

Под ногу совсем некстати подвернулся вылезший на поверхность корень, заставив меня споткнуться. Алистер тут же протянул руку, чтобы поддержать, и я инстинктивно отпрянула в сторону. Мужчина, конечно же, заметил это. Губы его еле заметно дрогнули, но комментировать мои действия он не стал.

Тропа вильнула последний раз, деревья раздвинулись, и мы остановились на краю глубокого, густо поросшего кустарником оврага.

— Спускаемся, — распорядился герцог, взглянув на меня.

Кивнула, подтверждая его приказ.

Меня, как магнитом, тянуло вниз, в самый дальний конец этой расщелины — к зарослям терновника, словно отгороженным от окружающего мира какой-то призрачной, но очень плотной завесой.

— Здесь... — я протянула руку к высокому раскидистому кусту, осторожно касаясь острых колючек.

Что именно «здесь», я бы сейчас не ответила. К счастью, Алистер и не спрашивал. Решительно отодвинул меня в сторону, осмотрел место, куда я привела отряд, нахмурился, бросил нетерпеливо:

— Виркс! Что скажешь?

Смуглый, темноволосый мужчина в черной форме королевских безопасников, на рукаве которой красовался расколотый молнией треугольник — эмблема магов, вскинул голову и напряженно замер.

Лицо непроницаемо-сосредоточенное, только ноздри трепещут, точно он к чему-то принюхивается.

— Искажение... Почти неуловимое, но все-таки есть, — после паузы произнес он. Молчание, и дальше удивленно-неуверенное: — Иллюзия?

— Похоже на то, — согласился Вэйден.

— Но это же...

— Почти невозможно, да. И тем не менее, все объясняет. Среди нападавших был иллюзорник. И здесь — место активации его заклинания, точка привязки… Все, теперь они попались. — Алистер сжал кулаки, хищно улыбнулся и закончил: — Снимайте покров.

Стоявшие поодаль маги шагнули вперед, что-то затянули речитативом. С их пальцев сорвались яркие искры, закружили над терновником, густой сетью охватывая куст. А я затаила дыхание, наблюдая за этим действом и вспоминая все, что мне известно о создателях иллюзий.

Собственно, знала я не так много. Но то, что успела прочитать в учебниках и справочниках, внушало уважение.

Очень редкая специализация. Одаренных, способных искажать пространство, подменять реальность «обманкой», скрывая при этом истинную картину, следы, запахи, звуки, астральные отпечатки, в мире насчитывались единицы. И почти все они находились на государственной службе или в личной свите монархов. Если предположение Вэйдена верно, остается только удивляться, как нападавшим удалось заполучить такого уникального специалиста.

И кто они тогда вообще такие, эти грабители?

Снять морок, наложенный иллюзорником, можно только в одном случае —если найдется точка, к которой маг привязал свое заклинание. Но сделать это невероятно трудно, «исток» обычно в первую очередь и очень тщательно прячут.

Вот и у меня не сразу получилось, и если бы не Алистер...

Я с досадой тряхнула головой. Подумаю об этом потом, не сейчас.

Маги тем временем закончили бормотать, резко взмахнули руками — со стороны казалось, что они сдергивают с куста гигантское покрывало — и в воздухе пронесся еле уловимый звук. Словно лопнула натянутая до предела невидимая струна.

В тот же миг лес вокруг изменился. Неподалеку обнаружилась скрытая до этого тропа, которая убегала от оврага влево и терялась за деревьями. Широкая такая, удобная, по ней даже верхом проехать можно. А еще появился четкий астральный след. Я сразу его ощутила, даже без выданного мне перстня.

И не я одна.

Гхареш резко взлетел вверх, закружил над землей, оставляя за собой дымный след. Багровые глаза-угли возбужденно горели. Он тоже что-то почувствовал и теперь рвался в погоню.

— Проверь! — коротко велел герцог.

Дух метнулся в лес и через секунду исчез из виду.

Тени перемещаются Изнанкой, причем, почти мгновенно, расстояния для них не имеют значения, так что ждать пришлось недолго. Помощник Вэйдена вернулся через полчаса и тут же завис возле хозяина, делясь с ним информацией. Нам оставалось лишь терпеливо следить за их безмолвной беседой.

— Гхареш нашел лагерь, — наконец произнес Алистер. — В пяти часах езды отсюда. Он тоже накрыт иллюзией, но снять ее теперь не проблема. После того, как мои маги уберут полог, можно штурмовать. — Это он сказал уже командиру отряда, выделенного гильдией перевозчиков. Потом зачем-то взглянул на меня и добавил, обращаясь все к тому же зеленому: — Звезда справилась со своей задачей. Думаю, их можно отпускать Дальнейшее — наша забота.

Лидер бойцов лиги задумался на секунду и согласно кивнул.

— Я принимаю вашу работу, — произнес он обязательную формулу. — Контракт закрыт.

— Закрыт, — повторил Калур, подтверждая тем самым, что у нас нет претензий к заказчику.

Наша работа, действительно, была закончена. Мы сделали то, для чего нас нанимали — помогли найти лагерь грабителей. Воевать будут другие. Нет, нас тоже учили сражаться, защищаться, обороняться. Если возникнет такая необходимость. Но в первую очередь, мы все-таки розыскники — ищейки, а не волкодавы, и в бою сейчас только помешаем опытным воинам.

— Гхареш, доставишь их в Ростас-холл и сразу назад, — прозвучал очередной приказ, и мир вокруг подернулся серой пеленой, стремительно выцветая. Перед нами открывалась Изнанка.

Последнее, что я увидела, был взгляд — пристальный взгляд глубоких зеленых глаз, направленный прямо на меня.

Я помнила его весь оставшийся день. Варис, Калур, Агнат отбыли в гильдию: доложить об успешном выполнении задания и отдать перстень, а я осталась в имении. Ждала возвращения Лоттера, который уехал куда-то по делам и обещал быть только к ночи, безуспешно пыталась читать учебник, слонялась из угла в угол… И мучительно размышляла о том, что произошло сегодня между мною и Алистером.

Вопросов оказалось много, информации — мало и я, подумав, решила рассказать Герберту о случившемся в заброшенной деревне. Осторожно, не раскрывая всего и уж точно не сообщая о таинственном ритуале, связавшем нас с Вэйденом. Другого выхода я не видела.

Мало ли... Вдруг это здесь обычная практика. Или что-то подобное уже случалось с кем-то когда-то.

В общем, посоветоваться в любом случае нужно. Сразу же, как Лоттер вернется.

Но вечером Герберт не приехал. В полночь его тоже еще не было.

Я подождала еще немного и легла спать, с мыслью встать пораньше и сразу идти к Лоттеру. А утром меня разбудил взволнованный голос Нилы.

— Раянна... Тебе письмо из королевской канцелярии. Яна, слышишь? Из личной канцелярии его величества. Да просыпайся же!

Собиралась я как никогда быстро. И пока приводила себя в порядок, Нила торопливо рассказывала, что на рассвете курьер доставил в особняк два скрепленных личной королевской печатью письма.

Да-да, именно два: одно на мое имя, другое — хозяину Ростас-холла, господину Герберту Лоттеру. Вскрыть такую записку мог только тот, кому она адресована, поэтому «шеф» ждал теперь в своем кабинете, чтобы отдать мне послание и, разумеется, узнать, чего же так срочно жаждет его величество.

Когда я вошла, Герберт нетерпеливо мерил шагами комнату и о чем-то размышлял. Хмурый, уставший, с темными кругами под глазами... Не представляю, где мой работодатель провел ночь и когда вернулся, но, судя по всему, поспать ему так и не удалось. При виде меня он вскинул голову и, не тратя времени на приветствия, указал на стол — там, на краю, лежал небольшой конверт с оттиском оскалившей пасть королевской мантикоры.

— Бери. Только не забудь сначала коснуться печати, чтобы защитная магия считала твою ауру.

И отошел к окну, оставив меня наедине с письмом.

«Его величество Тимир, волей Солнцеликого правитель Аглона, желает видеть госпожу Раянну Сеигир на еженедельном малом королевском приеме завтра вечером».

Размашистая подпись и оттиск печати все с той же легко узнаваемой мантикорой — знаком правящего дома.

Я несколько раз пробежала глазами по строчкам, соображая, что все это значит, и пытаясь отыскать хоть какое-то объяснение — пусть самый слабый намек на него. Даже лист перевернула, чтобы удостовериться: это все, что мне намеревались сказать, и на обратной стороне ничего больше нет. Потом взглянула на мрачного Лоттера и прочитала письмо еще раз. Теперь уже вслух.

В ответ шеф нехорошо усмехнулся, подхватил со стола какую-то бумагу и процитировал мне точно такое же послание, слово в слово. Только имя там значилось не мое, а его собственное.

— Нас приглашают во дворец? — Я все еще не могла понять, с какой стати удостоилась подобной чести.

Королевский прием. Надо же. Даже звучит этак... устрашающе-торжественно. А то, что он еженедельный и малый, ничуть не умаляет его значимости.

— Но почему?

Лоттер, похоже, только и ждал этого вопроса. Резко подался вперед.

— Почему? Это я у тебя должен спросить. Малый прием — не просто официальное придворное мероприятие. Вернее, совсем не официальное, хоть и придворное. Это что-то вроде званого вечера для узкого круга счастливчиков. С развлечениями, танцами, неспешными разговорами, во время которых заключаются новые союзы и взаимовыгодные соглашения, и приватными встречами в кабинетах и укромных беседках, под пологом тишины. Попасть туда мечтает каждый уважающий себя аристократ, это знак избранности. Но его величество приглашает обычно лишь самых близких, любимчиков или тех, в ком по какой-то причине заинтересован. Я давно не вхожу в ближний круг Тимира и не получаю подобных приглашений. Что касается тебя... Еще сутки назад король, скорее всего, даже не знал о существовании Раянны Сеигир. Вот я и хочу понять, что вчера случилось? Разумеется, помимо того, что вы выполнили задание зеленых и успешно закрыли контракт. Об этом мне уже доложили.

Герберт остановился, давая мне возможность собраться с мыслями и занять место в кресле напротив него, а потом коротко произнес:

— Рассказывай.

Рассказала, конечно, куда деваться? Тем более, и так планировала это сделать.

— Сочетающаяся магия. Удивительно… — протянул мужчина, когда я наконец замолчала. Поймал мой вопросительный взгляд и пояснил: — Силы, носителями которых являются маги, обычно нейтральны по отношению друг к другу. Иногда они конфликтуют… так произошло у нас с Кармелой. И очень редко — сочетаются и даже совпадают, как две половинки одного целого. В подобных случаях более опытный и знающий маг способен стать катализатором силы, ее проводником для второго одаренного. Видимо, так и получилось в вашем случае. Иного объяснения я не нахожу.

У меня-то как раз имелось и другое предположение — о связавшем нас с Вэйденом ритуале я прекрасно помнила, — но откровенничать с Гербертом пока не собиралась. Если он, Алистер, король, да и все остальные решат, что дело в сочетающейся магии — тем лучше. А для меня уж точно безопаснее.

Но оставался еще вопрос. И даже не один.

— Но почему наши силы… хм… совпали именно вчера?

— Трудно сказать. Иногда так происходит, когда маги испытывают сильные эмоции и, таким образом, раскрываются навстречу друг другу. — Герберт с подозрением прищурился. — Было что-то подобное?

Я вспомнила, как злилась и негодовала, стоя напротив Алистера там, в деревне, как яростно сверкал он глазами...

Было, еще как было!

— Мы немного поспорили, — ответила уклончиво. А про себя решила, что теперь в присутствии герцога постараюсь держаться сдержанно и спокойно, как удав проглотивший, по меньшей мере, слона.

Хватит с меня сюрпризов.

— Ты и Алистер... Надо же, — Герберт покачал головой, криво усмехнулся. — Кто бы мог подумать. Хотя... при всем различии, вы с ним, пожалуй, чем-то похожи.

— Вовсе нет, — поспешила я откреститься от подобного не очень лестного сравнения.

— Одинаково упрямы, настойчивы, любите риск и не ищете легких путей, — медленно перечислил Лоттер, словно не замечая моего протеста. — По крайней мере, теперь понятен интерес Тимира. Его величество всегда занимали подобные магические диковинки.

— И чем мне грозит внимание короля?

— Посмотрим… Ты полноправный розыскник, забрать тебя, просто перевести в другой департамент без согласования с гильдией, а значит, со мной, никто не вправе, даже Тимир. Принудить к чему-то тоже. Пока у нас мало информации, чтобы судить о намерениях его величества. Может, это простое любопытство, не больше.

В голосе Герберта звучало сомнение. Похоже, он и сам не очень-то верил своим словам.

— В любом случае, от приглашения короля не отказываются, придется идти. Постарайся быть предельно осмотрительной и помни: я рядом. Если понадобится, всегда помогу и поддержу. — Он протянул руку, ободряюще сжал мою ладонь и закончил: — У нас почти полтора дня на подготовку.

Полтора дня…

Это, безусловно, радовало, потому что у меня оставались еще сотни вопросов, сомнений, пожеланий и самое главное…

— Герберт, мне совершенно, то есть абсолютно нечего надеть.


Глава 10 | Жена со скидкой, или Случайный брак | Глава 12