home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5



Четверг, 8 июля, 16 часов 20 минут

Здание клиники возвышалось совсем рядом с дорогой, от которой его отделяли тротуар и газон с большими раскидистыми клёнами и густыми невысокими кустами. По краю газона шёл металлический забор в рост человека. На тротуаре через равные промежутки стояли деревянные скамейки. Иван сел на одну из них и, повернувшись вполоборота, определил окно кабинета Хромова на втором этаже. Их со Светой план состоял в том, чтобы как можно скорее исправить ошибку, допущенную Иваном, и поставить жучка патологоанатому на стекло. Сквозь двойной стеклопакет слышно будет не очень хорошо, но если запись пропустить через звуковой синтезатор, то разговор вполне можно будет расшифровать. Ивану предстояло приклеить к стеклу миниатюрный микрофон, имеющий форму малюсенькой капли с сантиметровым усиком-антенной. Подойти к зданию незаметно нельзя - видеокамеры, а вот забросить с расстояния - вполне возможно. Способ доставки - сарбакан, или духовая трубка, - придумала Света. Вряд ли кто обратит внимание на присевшего на скамейку прохожего. К тому же деревья и кусты должны скрыть момент совершенно бесшумного выстрела.

Делать это надо было немедленно. Если ФСБ заинтересуется ими, то расставлять радиотехническую аппаратуру будет намного сложнее. И ещё теплилась надежда, что Баринов пока не связался с Хромовым.

Иван огляделся по сторонам, зарядил прозрачную горошину микрофона и сунул трубку в рот. Глубоко вдохнув, он прицелился в верхнюю часть окна, отстоявшую на шесть-семь метров от скамейки, и с силой, резко выдохнул. Капля микрофона с легким стуком приклеилась в правом верхнем углу окна. Иван сунул трубку за пазуху и медленно пошёл в сторону, на ходу включив приёмник и засунув в ухо миниатюрный динамик.

Хромов беседовал с кем-то из медперсонала. Слышно было вполне отчётливо. Тогда Иван сел на следующую скамейку и осторожно приладил приёмник к нижней части деревянного сиденья. Теперь микрофон и аппарат будут автоматически включаться при звуке голоса и выключаться, если разговорный фон в кабинете Хромова отсутствует. Объёма памяти и батарейки хватит надолго. Но Баринов не будет медлить, он должен проявиться быстро, потому что заинтересован как можно скорее всё выяснить. Хуже, если Баринов вызовет Хромова к себе - тогда все их со Светой хитрости пойдут прахом.

"Если Баринов уже всё не выяснил", - подумал Максимов.

Он огляделся по сторонам. Немногочисленные прохожие спешили по своим делам и не обращали внимания на человека, расположившегося на скамейке в тени деревьев. Город буквально плавился под лучами июльского солнца. Даже в глубокой тени горячий воздух не приносил облегчения. В небе, как назло, не просматривалось ни облачка.

Максимов встал и быстрым шагом направился к станции подземки. Через минуту его спортивная фигура скрылась в темной дыре входа.

- Установил, работает! - ввалившись в кабинет, доложил Максимов.

Света, торчавшая у зеркала, сразу же подошла к столу и включила компьютер.

- Да, отлично, есть сигнал! Смотрим... - она всмотрелась в столбик цифр, обозначавших время начала и конца записи. - Микрофон включался несколько раз. Слушаем первую.

Из динамиков компьютера раздались голоса патологоанатома и немного гнусавый женский.

"- ...всё готово к вскрытию. Сделайте пока томограмму и рентген. Когда клиент будет готов, звоните - я подойду.

- Хорошо, Владимир Михайлович".

Послышался звук закрывающейся двери. Запись оборвалась и тут же возобновилась снова.

"Вадим? Да, это я. Слушай, я не смогу встретиться с тобой завтра в обед, как мы договаривались. Что? Да, у меня неожиданно образовалась важная встреча... Впрочем, важная, скорее, для моего собеседника, но отказаться я никак не могу. Да. Если хочешь, мы можем пересечься завтра вечером после работы. Как ты на это смотришь? Отлично! Где? Ресторан "Касабланка"? Идёт. Когда? В семь тридцать. О"кей!"

Света и Иван переглянулись.

- Готовь звукоулавливатель, Максимов. Завтра он нам понадобится. А прослушку с кабинета можешь снять.

- Нет уж, пусть работает! Что-то мне подсказывает, что вокруг Хромова могут начаться необычные события, - парировал Иван.

- Хромов? Какие события могут начинаться вокруг патологоанатома? Все события заканчиваются на нём... По крайней мере для его клиентов.

Иван покачал головой:

- Злая ты, Света.

- Уж какая есть. Так, без четверти шесть - народ давно по домам разбежался, а мы здесь с тобой лясы точим. Всё, закрываем контору.

- А может... - начал Иван.

- Нет, сегодня не может, - ответила Света и выключила компьютер. - Мне надо заехать к маме, я обещала.

- Обещала так обещала. Тебя подвезти?

Света надела босоножки и подошла к двери:

- На выход, детектив. А подвезти разрешаю - моя машина в ремонте, только завтра к вечеру обещают отдать.

Сердце Ивана радостно ёкнуло:

- С удовольствием. Где мама живёт?

Устроившись в Ванином "Хёндэ" на пассажирском сидении, Света сбросила туфли, положила ноги на торпедо, опустила солнцезащитный козырёк и принялась рассматривать себя в крошечное зеркало. Иван включил кондиционер на максимальный режим и осторожно тронул автомобиль. Шлагбаум послушно поднялся по приказу электронного ключа и выпустил машину с полупустой парковки. За окном проносились дома, площади, парки, скверы с фонтанами. Горожан на улицах виднелось немного - все, кто по каким-либо причинам не отбыл в отпуск, старались в такой зной находиться дома, в аквапарках или на городских пляжах, благоустроенных в прошлом году и отвечающих, если верить городским властям, всем нормам безопасности, санитарии и сервиса. Вода, впрочем, по-прежнему оставляла желать лучшего, но хоть так, чем просто в парке на траве.

Света почему-то задумалась и на несколько попыток расшевелить её отвечала односложно и словно нехотя. Иван немного удивился, но приставать с расспросами не стал и молча вёл своего "корейца".

"Что же может в смерти Торопова заинтересовать ФСБ? Это значит, что его кончина необычна? Или, прости господи, его ФСБ и прихлопнула? Нет, это ни в какие рамки не лезет. Чем он угрожал ФСБ или государству? - размышлял Иван. - Хотя, что мы знаем о Торопове? Очень мало. Только то, что удалось выудить в интернете, плюс несколько штрихов от его супруги. Мало, катастрофически мало. А ФСБ, совершенно точно, знает о нём что-то такое, о чём мы со Светой даже не догадываемся..."

Машина с ходу влетела в туннель, и в первую секунду после яркого света закатного солнца Иван будто ослеп. "Хёндэ" автоматически включил ближний свет. Но тут туннель кончился так же внезапно, как и появился, и глазам снова пришлось спешно адаптироваться. Иван взглянул на навигатор: до указанного Светой адреса оставалось проехать пару километров. Он свернул вглубь жилого массива и медленно двинулся по узкой дороге. Наконец, появился нужный подъезд. Иван зарулил на парковку.

- Тебе надо помочь?

Света сняла ноги с торпедо, надела туфли, открыла дверь и посмотрела на него:

- Нет, спасибо.

- Может, подождать?

- Иван, поезжай домой. Я сама не знаю, насколько задержусь у мамы, так что до завтра.

Она захлопнула дверь, махнула ему рукой и скрылась в подъезде многоквартирного дома. Несколько минут Иван просидел в машине, потом двинулся обратно. Внезапно на табло загорелся индикатор слабой накачки одного из колёс. Такое случилось впервые. Иван свернул в ближайший карман и вышел из машины. Так и есть - правое переднее колесо спустило. Выматерившись про себя, Иван полез за домкратом.

Колесо снялось с трудом. Гайки будто приварились. Наконец, весь мокрый от пота, Иван засунул пробитый баллон в багажник и вытер руки влажными салфетками, которые, к его вящему удивлению, обнаружились в бардачке. Он поискал глазами урну и увидел недалеко зелёный столбик с обручем, на который был надет прозрачный пакет. Возвращаясь к машине, он бросил взгляд в сторону дома, где высадил технического эксперта, и замер: из подъезда вышла Света, толкая перед собой инвалидное кресло, на котором скособочившись, сидела женщина - видимо, мама. Расстояние не позволяло рассмотреть подробности, но у Ивана сложилось впечатление, что Светина мама ещё совсем молодая женщина. Прикинув в уме, он понял, что ей вполне может быть чуть больше сорока. Это с учётом Светиных двадцати четырёх. Однако молодость молодостью, но физическое состояние женщины явно оставляло желать лучшего. Она производила впечатление человека, который давно пересел в инвалидное кресло, сроднился с ним, а главное, смирился с этим положением. В её потухшем взгляде, неудобной ломаной позе калеки угадывались пронзительная безысходность и беспомощная отрешённость обречённого. Максимов сглотнул сухую, вязкую слюну, которая застряла где-то в горле на полпути.

Света не заметила Ивана, стоявшего неподалёку рядом со своей машиной, и скрылась в тенистой аллее парка.

"Там дальше вроде бы есть пруд, - почему-то подумалось Ивану. - И ведь никогда никому ничего не говорила. Эх, Светлана, Светлана..."


Четверг, 8 июля, 18 часов, 45 минут

По дороге домой Иван проезжал мимо клиники, где работал Хромов. Он машинально сбавил скорость и поехал рядом с тротуаром, посматривая на окна. Так и есть: окно кабинета Хромова светилось. Иван свернул в ближайший переулок и, заехав двумя колесами на тротуар, поставил джип прямо под знаком "стоянка запрещена". Мысленно надеясь на то, что в этот час парковочные мониторы курсируют не так часто, он запер машину и перешёл на сторону клиники. На стоянке в это время находилось около десятка машин врачей и обслуживающего персонала, хотя большая часть парковки в этот час оставалась свободной. Одна машина - "БМВ" - стояла у подъезда с работающим двигателем. В ней сидел водитель и явно кого-то ждал, глядя на экран телевизора, вмонтированного в приборную доску.

Приёмник-трансмиттер под сиденьем скамейки исправно работал. Иван закрепил миниатюрный наушник и включил.

"...Изменились, и я счёл возможным посетить вас сегодня же, - зазвучал незнакомый уверенный голос. - К тому же избавил вас от необходимости встречаться со мной завтра и терять время.

- Да, конечно, спасибо, но я совершенно не ожидал вашего визита сегодня, Матвей Егорович. Я отменил завтрашние встречи... Но раз так, то я...

- Не беспокойтесь, Владимир Михайлович, надолго я вас не задержу. Только... минуточку, проверимся на всякий случай.

Раздался звук, похожий на писк электронного зуммера.

- Что это?.."

Наступила неестественная тишина.

Иван замер и мгновенно сообразил, что Баринов использовал сканер, который обнаружил приклеенный к окну микрофон. И сейчас он, наверное, прижав палец к губам и призывая молчать Хромова, открывает окно, чтобы снять его. Иван мгновенно отлепил приёмник от лавки и быстрым шагом, но не бегом и не оборачиваясь, чтобы не привлечь внимание прохожих, скрылся за углом. Там он вскрыл прибор, вынул батарейку и сунул в карман. Теперь отследить его будет сложнее. Но его машина осталась совсем с другой стороны здания клиники.

"Подполковник наверняка имеет мою фотографию, знает номер машины и адрес, - лихорадочно размышлял Максимов. - У него имелась уйма времени, чтобы пробить меня по картотеке ФСБ. С другой стороны, он что, будет меня сейчас преследовать? Вряд ли ему нужна огласка. Но осторожнее он станет. Ещё осторожнее. Чёрт, вычислил нас в полпинка!"

Осознав, что столкнулся с настоящим профессионалом, Иван почувствовал себя неуютно. Он зашёл в арку и прислонился к тёплой облупленной стене. Так он простоял минут десять. Мимо, не заметив его, промчалась та самая "БМВ", которая стояла с водителем у входа. Теперь стало ясно, что дожидалась она именно Баринова, и никого другого.

Постояв несколько минут в арке, Иван отлип от стены и направился к проулку, в котором оставил машину. Окно кабинета Хромова погасло. Патологоанатом ушёл сразу вслед за Бариновым.

Максимов взобрался на сиденье и завел мотор. Прежде чем ехать домой, ему придётся посетить шиномонтаж и отремонтировать покрышку. Он тяжело вздохнул и вырулил на дорогу.

Домой Иван вернулся около одиннадцати вечера злой и уставший. Сразу же залез в душ и с удовольствием простоял под прохладными струями с четверть часа. Прохладным душ можно было назвать с большой натяжкой - даже из холодного крана вода текла комнатной температуры. Но всё равно хоть какое-то облегчение это приносило. С сожалением закончив водные процедуры, он соорудил сэндвич с сыром и колбасой и уселся с бутылкой немецкого пива в небольшой гостиной-спальне своей однокомнатной квартиры на востоке Мегаполиса.

Ополовинив ледяную бутылку, он водрузил на лоб массивные очки ультраридера и включил. Немного неловко ориентируясь в меню нового для него прибора, он нашёл тот текст, который читал Торопов.



Глава 4 | Мерцание | Глава 6