home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 46

Переговоры

Мазарини повернул ключ в замке двойной двери и отворил ее. На пороге стоял Атос, предупрежденный Koменжем и готовый принять своего важного гостя.

Увидя Мазарини, он поклонился.

— Ваше преосвященство могли бы прийти ко мне без провожатых, — сказал он. — Честь, которую вы мне оказываете, слишком велика, чтобы я мог забыться.

— Но, дорогой граф, — сказал д’Артаньян, — кардинал вовсе и не собирался нас брать с собой. Дю Валлон и я настояли на том — пожалуй, даже несколько невежливым образом, но уж очень хотелось нам повидать вас.

— Д’Артаньян! Портос! — воскликнул Атос.

Три мушкетёра. 20 лет спустя. Виктонт де Бражелон

— Мы сами, собственной персоной, — сказал д’Артаньян.

— Да, мы, — сказал Портос.

— Что это значит? — спросил граф.

— Это значит, — ответил Мазарини, снова пытаясь улыбнуться и кусая себе губы, — что роли переменились и теперь эти господа не пленники, а, наоборот, я стал пленником этих господ, и не я сейчас диктую условия, а мне их диктуют. Но предупреждаю вас, господа, если вы мне не перережете горло, победа ваша будет непродолжительна; настанет мой черед, явятся…

— Ах, монсеньор, — сказал д’Артаньян, — оставьте угрозы: вы подаете дурной пример. Мы так кротки и так милы с вашим преосвященством! Полноте, откинем всякую злобу, забудем обиды и побеседуем дружески.

— Я ничего против этого не имею, господа, — сказал Мазарини, — но, приступая к обсуждению моего выкупа, я не хочу, чтобы вы считали ваше положение лучшим, чем оно есть: поймав меня в западню, вы и сами попались. Как вы выйдете отсюда? Взгляните на эти решетки, на эти двери; взгляните или, вернее, вспомните о часовых, которые охраняют эти двери, о солдатах, которые наполняют двор, и взвесьте положение. Видите, я говорю с вами откровенно.

«Хорошо, — подумал д’Артаньян, — надо быть настороже. Он что-то замышляет».

— Я предлагал вам свободу, — продолжал министр, — и предлагаю опять. Желаете вы ее? Не пройдет и часа, как ваше отсутствие будет замечено, вас схватят, вам придется убить меня, а это будет ужасающее преступление, вовсе не достойное таких благородных дворян, как вы.

«Он прав», — подумал Атос. И мысль эта, как все, что переживал этот благородный человек, тотчас же отразилась в его взоре.

— Поэтому мы и прибегнем к этой мере лишь в последней крайности, — поспешно заявил д’Артаньян, чтобы разрушить надежду, которую могло вселить в кардинала молчаливое согласие Атоса.

— Если же, напротив, вы меня отпустите, приняв от меня свободу… — продолжал Мазарини.

— Как же мы можем согласиться принять от вас нашу свободу, когда от вас зависит снова нас ее лишить, как вы сами сейчас заявили, через пять минут после того, как вы ее нам дадите? И, зная вас, монсеньор, — добавил д’Артаньян, — я уверен, что вы это сделаете.

— Нет, честное слово кардинала!.. Вы мне не верите?

— Монсеньор, я не доверяю кардиналам, которые не священники.

— В таком случае я даю вам слово министра.

— Вы уже больше не министр, монсеньор, вы наш пленник.

— Даю вам слово Мазарини! Надеюсь, я еще Мазарини и останусь им всегда.

— Гм! — пробормотал д’Артаньян. — Я слыхал про одного Мазарини, который плохо соблюдал свои клятвы, и боюсь, не был ли он одним из предков вашего преосвященства.

— Вы очень умны, господин д’Артаньян, — сказал Мазарини, — и мне крайне досадно, что я поссорился с вами.

— Давайте мириться, монсеньор, я только этого и хочу.

— Ну а если я устрою так, что вы самым ощутимым, самым осязательным образом очутитесь на свободе? — спросил Мазарини.

— А, это другое дело, — сказал Портос.

— Посмотрим, — сказал Атос.

— Посмотрим, — повторил за ним д’Артаньян.

— Так вы согласны? — спросил кардинал.

— Объясните нам сначала ваш план, монсеньор, и мы тогда посмотрим.

— Обратите внимание, господа, на то, что вы крепко заперты.

— Вам хорошо известно, монсеньор, — сказал д’Артаньян, — что у нас все же остается последний выход из положения.

— Какой?

— Умереть вместе с вами.

Мазарини задрожал.

— Слушайте, — сказал он, — в конце коридора есть дверь, ключ от которой у меня. Дверь эта ведет в парк. Берите ключ и уходите. Вы смелы, вы сильны, вы вооружены. Повернув налево, в ста шагах от этой двери вы увидите стену парка. Перелезьте через нее; в три прыжка вы очутитесь на большой дороге и будете свободны. Я знаю вас слишком хорошо и уверен, что если на вас нападут, это не послужит препятствием к вашему бегству.

— Ну вот, наконец-то вы заговорили, монсеньор, — сказал д’Артаньян. — Где же ключ, который вы хотели нам предложить?

— Вот он.

— Не будете ли вы так добры, монсеньор, сами провести нас до этой двери?

— С большим удовольствием, — сказал министр, — если это может успокоить вас.

И Мазарини, не рассчитывавший отделаться так дешево, радостно направился по коридору и отпер дверь.

Она действительно выходила в парк. Трое беглецов в этом тотчас же убедились по ночному ветру, ворвавшемуся в коридор и засыпавшему их снегом.

— Ах, черт возьми! — воскликнул д’Артаньян. — Какая ужасная ночь, монсеньор. Мы не знаем местности и одни ни за что не найдем дороги. Раз уж ваше преосвященство привели нас сюда, то сделайте еще несколько шагов… проведите нас до стены…

— Хорошо, — сказал кардинал.

И, свернув налево, он быстрыми шагами направился к ограде; вскоре все четверо были возле нее.

— Вы удовлетворены, господа? — спросил Мазарини.

— Разумеется. Мы не так уж требовательны. Черт возьми, какая честь! Троих бедных дворян провожает князь церкви! Кстати, монсеньор, вы только что говорили, что мы смелы, сильны и вооружены?

— Да.

— Вы ошиблись: вооруженных только двое — господин дю Валлон и я. У графа де Ла Фер нет оружия, а если мы наткнемся на патруль, нам придется защищаться.

— Совершенно верно.

— Но где же нам взять шпагу? — спросил Портос.

— Его преосвященство, — сказал д’Артаньян, — уступит графу свою: она ему совершенно не нужна.

— С удовольствием, — сказал кардинал. — Я даже прошу господина графа сохранить ее на память обо мне.

— Не правда ли, как это любезно, граф? — сказал д’Артаньян.

— Я обещаю монсеньору, — ответил Атос, — никогда не расставаться с нею.

— Обмен любезностями, как это трогательно! Вы тронуты до слез, не правда ли, Портос?

— Да, — сказал Портос, — только я не знаю, от умиления у меня слезы или от ветра. Пожалуй, все-таки от ветра.

— Теперь влезайте на стену, Атос, — сказал д’Артаньян, — и живее.

Атос с помощью Портоса, подсадившего его, как перышко взлетел на ограду.

— Теперь прыгайте, Атос.

Атос соскочил со стены и скрылся из глаз своих друзей, очутившись по ту сторону.

— Спрыгнули? — спросил д’Артаньян.

— Да.

— Благополучно?

— Цел и невредим.

— Портос, присмотрите за кардиналом, пока я не влезу на стену. Нет, мне не надо вашей помощи, я справлюсь и сам. Следите только за кардиналом.

— Я слежу, — сказал Портос. — Ну, что же вы?

— Вы правы, это труднее, чем я думал. Подставьте мне спину, но не отпускайте кардинала.

— Я его держу.

Портос подставил спину, и д’Артаньян мигом оказался на стене.

Мазарини принужденно рассмеялся.

— Вы влезли? — спросил Портос.

— Да, мой друг, а теперь…

— А теперь что?

— Теперь давайте мне сюда кардинала, а если он только пикнет, придушите его.

Мазарини чуть не вскрикнул, но Портос двумя руками стиснул его, приподнял с земли и передал д’Артаньяну, который подхватил его за шиворот и посадил рядом с собою.

— Сию же минуту прыгайте вниз, — сказал он ему угрожающим тоном, — туда к господину де Ла Фер, или я убью вас, честное слово дворянина.

— Господин д’Артаньян! — воскликнул Мазарини. — Вы нарушаете ваше обещание!

— Я? А что я обещал вам, монсеньор?

Мазарини застонал.

— Благодаря мне вы получили свободу, — сказал он. — Ваша свобода — мой выкуп.

— Согласен. Ну а выкуп за те несметные сокровища, которые хранятся в оранжерее, под землей, и к которым можно проникнуть, нажав пружину в стене и таким образом отодвинув кадку, под которой находится винтовая лестница? Ведь эти богатства какого-нибудь выкупа да стоят, не правда ли?

— Боже! — воскликнул, задыхаясь, Мазарини, с мольбой складывая руки. — Творец милосердный! Я пропал!

Не обращая внимания на его стоны, д’Артаньян взял его под мышки и тихонько спустил на руки Атосу, который невозмутимо стоял внизу у стены. Потом, обернувшись к Портосу, сказал ему:

— Ухватитесь за мою руку: я держусь за стену.

Портос сделал усилие, от которого стена задрожала, и, в свою очередь, вскарабкался наверх.

— Я все не понимал, — сказал он, — а теперь понял. Очень забавно!

— Вы находите? — спросил д’Артаньян. — Тем лучше. Но чтобы это было забавно до конца, не будем терять время.

И с этими словами он соскочил со стены на землю. Портос последовал его примеру.

— Эскортируйте господина кардинала, господа, — сказал д’Артаньян, — а я пойду первым.

И, обнажив шпагу, гасконец пошел вперед.

Три мушкетёра. 20 лет спустя. Виктонт де Бражелон

— Монсеньор, — спросил он, оборачиваясь к кардиналу, — в какую сторону надо идти, чтобы выйти на большую дорогу? Подумайте хорошенько, прежде чем ответить, потому что если вы ошибетесь, это может иметь самые неприятные последствия не только для нас, но и для вашего преосвященства.

— Идите вдоль стены, и вы не ошибетесь дорогой.

Трое друзей пошли еще быстрее, но вскоре должны были замедлить шаг: несмотря на все свои усилия, кардинал не поспевал за ними.

Вдруг д’Артаньян наткнулся на что-то теплое и живое.

— Стойте, здесь лошадь, — сказал он. — Господа, я нашел лошадь!

Три мушкетёра. 20 лет спустя. Виктонт де Бражелон

— И я тоже, — сказал Атос.

— И я, — отозвался Портос.

Верный данному приказу, Портос, не выпуская, держал кардинала под руку.

— Вот что значит счастье, монсеньор, — сказал д’Артаньян. — Как раз в тот момент, когда ваше преосвященство стали жаловаться, что должны идти пешком…

Но не успел он договорить, как почувствовал у себя на груди дуло пистолета и услышал грозные слова:

— Не трогать!

— Гримо! — воскликнул он. — Гримо! Что ты здесь делаешь? С неба ты, что ли, свалился?

— Нет, сударь, — сказал верный слуга, — господин Арамис приказал мне стеречь этих лошадей.

— Так Арамис здесь?

— Да, сударь, со вчерашнего дня.

— А что вы здесь делаете?

— Стережем.

— Как? Арамис здесь? — повторил Атос.

— У калитки замка. Это его пост.

— Вас много?

— Шестьдесят человек.

— Позови же его.

— Сейчас, сударь. — И слуга со всех ног бросился исполнять приказание.

Трое друзей остались ждать его. Из всей компании один только кардинал был в дурном расположении духа.


Глава 45 Подземелье Мазарини | Три мушкетёра. 20 лет спустя. Виктонт де Бражелон | Глава 47 Мы начинаем верить, что Портос станет наконец бароном, а Д’Артаньян капитаном