home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава пятая. Нежданность

– Ваше Величество! – Королевский Камергер склонился в поклоне. – Главнокомандующий нижайше просит вашей аудиенции! Герцог заявляет о безотлагательном деле государственной важности!

– Пусть войдет, – Домелунг Пятнадцатый проводил взглядом удаляющегося Камергера и с сожалением посмотрел на сидящую за арфой молоденькую фрейлину: – Ступайте, баронесса, я приглашу вас позже. Вы прекрасно музицируете, это было великолепно!

– Ах! – смутилась та, опуская глаза. – Благодарю вас, Ваше Величество! Мне так лестно слышать это от вас! – Её весьма открытое декольте бурно вздымалось в такт взволнованному дыханию: – Мой папенька весьма прохладно отзывается о моих музыкальных достоинствах…

Она смутилась ещё более и поспешила покинуть залу отдохновения, не забывая при этом эффектно покачивать стройными бёдрами, просвечивающими сквозь тончайший шёлк изысканного длинного платья в тот момент, когда девушка проходила мимо залитых солнцем цветных витражей высоких стрельчатых окон. Король несколько мгновений смотрел ей вслед, разглядывая детали. Её отец вне всякого сомнения прав относительно музыкальных достоинств своей дочери. Однако у нее имеются другие достоинства, которые интересовали Короля гораздо более, нежели игра на арфе. Для последнего существуют признанные во всём мире сабийские мастера игры на этом благородном музыкальном инструменте, кои с великим почтением и удовольствием приедут давать концерт при авлийском дворе, стоит лишь ему изъявить на то своё желание.

Двери залы отдохновения не успели затвориться за молоденькой баронессой, как в них появился Главнокомандующий. Домелунг Пятнадцатый спрятал вдох. Главнокомандующий приходился ему двоюродным дядей и был ужасным занудой шестидесяти лет, чьи заумные нравоучения изрядно наскучили Королю ещё в бытность свою Наследным Принцем, когда сей дядюшка давал ему уроки искусства дел тактических и стратегических. Но Герцог был солдафоном до мозга костей, совершенно свихнувшимся на почве воинской чести, и потому являл собой воистину редчайший случай: он совершенно не стремился занять трон и после внезапной скоропостижной смерти отца Домелунга посчитал своим долгом всячески опекать молодого Короля от любых напастей.

Стоило отдать Герцогу должное: без него царствование Домелунга Пятнадцатого в первые лета своего слишком юного правления могло бы стать не просто изрядно сложным, но и весьма опасным. В ту крайне рискованную пору поддержка Главнокомандующего, быть может, стала решающим обстоятельством, сохранившим королевскую династию. Помимо того, Герцог был хорошим военачальником, ещё более хорошим знатоком человеческих характеров и сильно не любил добрую половину Двора, платившую ему тем же. За что снискал уважение в армии и соответственно у оставшейся половины дворянства. В общем, дядя был весьма полезным человеком.

Однако один его минус очень сильно затенял все прочие достоинства. Герцог никак не желал понять, что Королю уже почти тридцать, и за прошедшие десять лет царствования он давно уже превратился из юноши с короной на голове в истинного и влиятельного монарха. Главнокомандующий по-прежнему пытался дать ему совет по любому поводу и совершенно не переживал о том, что его мнением Его Величество в данный момент не поинтересовался. Покинувшую залу отдохновения баронессу Герцог невзлюбил с самого начала, и сейчас Домелунг Пятнадцатый недовольно ожидал от него очередную тираду на тему легкомысленности её поведения. Король вздохнул. Это как надо постареть, дабы не замечать, что именно ради сей легкомысленности он и приблизил к себе баронессу.

– Ваше Величество! – с порога начал Главнокомандующий. – Вторжение! Орки напали на пограничную провинцию!

– Орки?! – Король поднялся с роскошного кресла. – Неожиданно. Мы полагали, что угроза исходит из песков Ратхаш. Какова военная обстановка?

– Более чем странная! – ответствовал Герцог, без всякой остановки направляясь к дверям королевского кабинета. – Прошу вас пройти к карте государства, Ваше Величество!

Король прошёл следом, и Главнокомандующий принялся передвигать фигурки на весьма широком столе, на поверхности которого была воспроизведена в миниатюре территория Авлии.

– Орки переправились вот тут! – Герцог поставил фигурку конного воина Орков на берегу Симиллы прямо напротив пограничного форта.

– На глазах у Пограничной Стражи? – удивился Домелунг Пятнадцатый. – Странно.

– Именно! – подтвердил Главнокомандующий. – Но это далеко не все странности! – Он продолжил двигать фигурки: – Сегодня День Малой Воды, и они пересекли реку вплавь на лошадях. Судя по докладам с передовой, конная тысяча переправилась очень быстро и сразу же атаковала пограничный форт. Орки пошли на штурм безо всякой подготовки, пылая при этом яростью, чрезмерной даже для их народа. Они шли напролом, невзирая на потери, и форт пал. Беженцы из окрестных деревень сообщают, что Орки вырезали гарнизон форта полностью, включая даже тех солдат, что дрались с ними отчаянно, после чего аналогичным образом уничтожили три деревни, с фортом соседствующие.

– Насколько я понимаю, на Орков это не похоже, – нахмурился Домелунг Пятнадцатый. – Обычно они не убивают крестьян, которые не оказывают сопротивления, и щадят особо отличившихся в бою солдат противника. Если таковые выживают в сражении.

– Совершенно верно, Ваше Величество! – согласился Герцог. – Более того! Орки не стали грабить деревни или собирать трофеи. Они сожгли всё и сразу же направились вглубь страны, причём все их воины, получившие в бою нефатальные раны, остались в строю. Никто не ожидал от них подобного, и это привело к пагубным последствиям! Армейский полк тяжёлой пехоты, выдвинувшийся перехватить Орков, рассчитывал столкнуться с ними значительно позже и был застигнут неприятелем на марше. Орки атаковали сходу, в конном строю и на большой скорости. Полк понёс серьёзные потери и был рассеян по ближайшему лесу.

– Тысяча Орков рассеяла десять тысяч авлийских солдат? – Король недовольно поморщился. – За что тамошние офицеры получают своё жалованье?

– Офицеры пытались организовать сопротивление, но пали в бою, – было видно, что Главнокомандующий недоволен произошедшим много более, нежели Король. – Они уже поплатились за свою недальновидность. Три боевых мага погибли, среди прочих полковых волшебников большие потери, Орки бросались на них с неописуемой яростью, не щадя себя. Один из укрывшихся в лесу целителей тем не менее сумел отправить в Бриданну почтовую птицу. Согласно его донесению, Орки вновь не стали собирать трофеи, их осталось порядка семи сотен, и они движутся туда.

– Орки, отказывающиеся от исцеления, – Домелунг Пятнадцатый озадаченно хмыкнул, – понять подобное я могу. Но Орки, умерщвляющие крестьян и отказывающиеся от трофеев… Сие суть нечто странное. Смысл отказываться от трофеев, если набег организовывается именно ради добычи? Или же эти Орки обезумели по одной лишь им понятной причине и потому ищут смерти в бою, или же следом за ними движется крупное войско. И передовой отряд в первую голову призван скрыть его приближение, а собрать оставшиеся после них трофеи найдётся кому.

– Я посчитал аналогично, Ваше Величество! – согласился Главнокомандующий. – И посему позволил себе немедленно отдать приказ о приведении армии в боевую готовность. Согласно моему разумению, завтра к полудню Орки выйдут к Бриданне. Мы уничтожим их под стенами города и попытаемся взять пленных для допроса. Я прошу вашего высочайшего соизволения двинуть армию к Бриданне, а также удвоить численность войск, размещённых в приграничных с Ратхаш провинциях. Песочники коварны и могут предпринять попытку воспользоваться удачным моментом. Сам я убываю в Бриданну немедленно, дабы проинспектировать обороноспособность города и предпринять необходимые меры упреждения. Верховный Маг уже ответил согласием на мою просьбу зажечь портал в Башню Мага Бриданны.

– Я нахожу ваше решение разумным и своевременным, Герцог, – заявил Король. – Вторжение должно быть остановлено, неприятель разгромлен! Делайте всё, что необходимо, Главнокомандующий. Я буду ждать ваших докладов в столице.

– Будет исполнено, Ваше Величество! – Герцог отсалютовал и покинул кабинет.

После его ухода Домелунг Пятнадцатый некоторое время разглядывал карту Королевства, размышляя над сложившейся ситуацией. Последние несколько лет оркские кланы не устраивали набегов на Авлию. В Ратхаш вновь перенаселение, ещё большее, нежели тридцать лет назад, когда из её знойных песков на земли Авлии и Мергии выплеснулись громадные полчища сразу десятка к*Зирдских ханов, объединившихся в союз. Поначалу Королевства понесли потери и были вынуждены перенести линию фронта вглубь своей территории, но в итоге меры принимались быстро. Отец договорился с нимийским монархом о военном союзе, в обоих Королевствах была оперативно проведена мобилизация, и объединённые войска Авлии и Нимии нанесли Детям Ратхаш серию мощных поражений. Коим в немалой степени способствовало участие в битвах тогда ещё юного Фиолетового мага Вольдемара. Для будущего Верховного волшебника Мергии это была первая война, и потому действовал он порой неуклюже, однако весьма категорично.

Ханы песочников потеряли в сражениях половину своих войск и отступили в Пустошь, сделав ставку на царствующую там изнурительную жару и ужасную духоту. Но военачальники объединённых авлийско-нимийских фронтов предприняли дерзкий, опасный, но оттого весьма неожиданный ход. Они направили армии в бой прямо в Пустоши, скрытно перебросив посредством магических порталов несколько сильных полков, усиленных магами, прямо в тыл песочникам. Те не ожидали столь скорого наступления и не успели опоить своих воинов зельем хфат-хут. В результате треть к*Зирдских туменов разбежалась, остальные оказались между двух огней и были наголову разбиты.

С тех пор змеиные языки опасались атаковать Мергию, в коей имелся Фиолетовый маг, а вскоре в Авлии подросли два Синих волшебника, и бои с к*Зирдами перестали происходить внутри границ Королевства, переместившись к краю Пустоши, дабы предоставить юным чародеям возможность поупражняться в плетении боевых заклятий. Это не укрылось от внимания Орков, и Дети Ругодара хоть и не прекратили набеги полностью, но серьёзно сократили их интенсивность. Время от времени тот или иной оркский клан приходил с набегом в приграничные провинции, но далеко вглубь авлийских земель не продвигался, предпочитая сразиться с гарнизонами ближайших городов и вернуться с добычей восвояси. При этом оркские вожди не скрывали, что действуют сами по себе, и в случае поражения остальные Дети Ругодара не станут вступать в войну, ибо сие суть честный набег малыми силами «один на один». Иногда зеленокожие даже извещали об атаке загодя, давая пограничным гарнизонам пару часов на подготовку к сражению.

Набеги сии были явлением неприятным, однако не несли в себе особого разрушительного эффекта. Ибо Орки не рубили безоружных, не атаковали крестьян и не жгли домов и полей, ограничиваясь взиманием выкупа с насмерть перепуганных деревень. Деревням приходилось раскошеливаться, но королевской казне было проще стерпеть сии не столь значительные потери, нежели пойти на гораздо более крупные траты, подразумевающие проведение серьёзной военной кампании. Орки получали отпор или выкуп, в зависимости от результатов набега, и возвращались в Ругодар. Поля и деревни оставались нетронутыми, и приток средств в казну быстро восстанавливался. С определенной точки зрения, набеги Орков имели и положительный аспект: войска на границе никогда не расслаблялись и несли службу усердно, новобранцы старательно оттачивали ратное мастерство, маги практиковались, и всегда было куда сослать того или иного дворянина, навлекшего на себя немилость монарха.

За последнее десятилетие милостью Эрдиса Щедрейшего Авлия существенно приросла магическим потенциалом, и мощь армейских полков весьма увеличилась. Боевые маги имелись в каждом полку, а целителей в батальонах хватало не менее, чем один на сотню солдат. Мелкие набеги стали даваться Оркам непросто, и они переориентировались на Детей Ратхаш, коих вновь наплодилось бесчисленное количество. Оркские кланы периодически собирали объединённое войско, которое отправлялось в пески и устраивало песочникам грандиозные баталии, после которых разрушительные набеги к*Зирдов на пограничные провинции Авлии прекращались на пару лет. Мелкие разбойничьи нападения змеиных языков так или иначе случались, ибо мелких ханов в Ратхаш бесконечные тысячи, и кто-нибудь время от времени мог решиться на подобный шаг. Но сие не несло государству непомерных бед.

Обычно подобные нападения быстро пресекались гарнизонами пограничных фортов, к которым немедленно выдвигались войска из ближайших крепостей. Песочников частично уничтожали, частично обращали в бегство, после чего по их следам отправлялся мощный экспедиционный корпус с волшебниками Лазурного, а иногда и Синего ранга. Дабы прочим Детям Ратхаш неповадно было. После такого нападения из пустыни прекращались ещё на пару лет. В общем, идиллической картиной жизнь Авлии не назовёшь, но всё далеко не столь печально, как случалось в много более худшие времена авлийской истории, когда Королевству приходилось отражать и набеги Орков, и нашествия к*Зирдов, и всё это в условиях слабого магического потенциала.

И сейчас Домелунг Пятнадцатый был вынужден признать, что не понимает мотивов Детей Ругодара. Авлия на пике боевой мощи, рядом Мергия, магическая мощь которой ещё выше, и отношения с которой сейчас находятся на весьма благоприятном уровне. Достичь получения согласия на военный союз от мергийской короны будет весьма несложно. А за Мергией Нимия, у которой магический потенциал пусть и не столь весом, зато в этом Королевстве проживает известная на весь Эфрикк Леди Милената, Белый Маг, умудренная опытом пяти десятков прожитых лет и тысяч чудесных исцелений. Милената Нимийская дружна с Эльфами, особенно с эльфийским Синим магом Альтемаром, Верховным Волшебником Небесной Тысячи. Едва услышав о разгорающемся конфликте, она воззовёт ко всем с призывом прекратить кровопролитие, ибо сущность Белого Мага весьма болезненно воспринимает любую войну. И Эльфам будет крайне непросто проигнорировать её призыв.

Так на что же надеются Орки? Если нападение этой обезумевшей оркской тысячи действительно является отвлекающим манёвром для скрытного перемещения по территории Авлии войска нескольких объединённых кланов, но какова их цель? К*Зирдов расплодилось слишком много даже для Детей Ругодара? И потому Орки, понеся серьёзные потери, решили, что менее опасным и более богатым для них решением будет напасть на Авлию? Добыча сия может быть значительно выше, нежели в нищих оазисах к*Зирдов, сие суть так. Но мощь боевой магии сделает цену её обретения слишком высокой для оркских кланов. Ибо, как гласит древняя мудрость к*Зирдов, добычу мало захватить, её ещё надо удержать. Или же все кланы Ругодара объединились для похода на Авлию? Но сей вариант возможен весьма вряд ли, ведь северный и южный Ругодар соперничают друг с другом то ли пять тысяч лет, то ли вообще с Начала Времён.

До Великой Войны, что минула пять тысяч лет назад, они вовсе ходили войной друг на друга регулярно и без разбора. После ухода Айлани Величайшей Орда разделилась на север и юг, которые с тех пор соперничают друг с другом за какую-то оркскую святыню. Согласно оркским легендам, стоит где-то в центре Ругодара Башня Мага, которая, естественно, много больше всех человеческих. Выше, мощнее, прекрасней и так далее. Орки, что тут сказать! У них всё умножается на десять ещё до того, как впервые произносится вслух. Возлежит в сей превеликой Башне Магов сам Черный Рыцарь собственной персоной, ни живой, ни мёртвый, ибо тело его в Башне, а Сущность в небесах над ней, сдерживает выпущенный некромантами Всепожирающий Огонь, собравшийся поглотить чуть ли не весь Парн. И храбрые оркские кланы каждое лето сражаются друг с другом за право охранять сию Башню и стеречь тело Чёрного Рыцаря. Это короткая версия, ибо длинный вариант и вовсе фантастичен настолько, что без улыбки внимать ему совершенно невозможно.

Диспуты на тему «А был ли Чёрный Рыцарь?» не утихают среди научных умов вот уже три или четыре тысячелетия. Вникать в сии тонкости у монарха нет времени, это удел высокоранговых магов, у Короля же достаточно более насущных забот. Однако Фиолетовые и Синие маги, до которых время от времени снисходят непревзойденные в своей заносчивости Эльфы, подтверждают наличие какой-то башни, за которую ежегодно соперничают оркские кланы. Магическая она или нет, это вопрос туманный, ибо Орки к ней Людей не пускают, а Эльфы, согласно их же словам, никогда не были внутри. Кстати, сами Орки внутри башни тоже не были. Табу! Или нечто подобное. Иными словами, никому не ведомо, что находится внутри, приходится верить на слово народу, скромностью своею прославившемуся в веках.

Король невольно улыбнулся. Сие не столь важно. Важно, что некая, пусть даже не магическая, постройка где-то там имеется. И оркские кланы соперничают за неё более чем упорно, проводя весьма масштабные баталии по принципу поединка До Третьей Крови. И часто случается, что обуянные яростью битвы зеленокожие гиганты, проигрывая, столь сильно преисполняются бешенством, что переводят эти схватки в смертельные. Происходит это вроде бы не повсеместно, но достаточно часто, и после этого неприязнь между кланами растёт. Поэтому вряд ли северные кланы станут объединяться с южными ради войны с одной лишь Авлией. Для них это далеко, Галтания гораздо ближе. Если в Авлию и вторглось объединённое войско Орков, то это войско состоит из воинов кланов юга. Это серьёзно уменьшает силы противника, ибо северных кланов больше, но главный вопрос надобно ставить иначе: какую позицию во всём этом займут Эльфы?

Обычно Эльфы не занимают никакой позиции. События, творящиеся в мире Людей, им глубоко безразличны. Они никогда не вмешиваются в войны между Королевствами и никогда не оказывают помощь во время широкомасштабных к*Зирдских вторжений. Даже тогда, когда полчища змеиных языков, захлестнувшие половину некоего Королевств, оказываются невероятно огромными и Верховный Маг умоляет Эльсириолл о спасении, Эльфы снисходят лишь до того, что наносят удар в тыл к*Зирдским туменам. В битве этой, по рассказам пленённых много позже песочников, всегда участвуют оркские лавины, которых Эльфы обязательно приводят с собой. Скорее всего потому, что эльфийское высокомерие столь велико, что Эльфы не желают особо напрягать себя высокочтимых, тем более в бою ради Людей. Насколько известно от высших магов, с которыми Эльфы снисходительно поддерживают контакты, само по себе эльфийское войско невелико и насчитывает чуть более тысячи Эльфов.

Вот только каждый из них является как минимум боевым магом самой высшей, пятой ступени. Но это самые слабые из эльфийских бойцов. Помимо них, в войске Эльфов есть Лазурные, количество которых неизвестно, всегда есть несколько Синих, а возглавляет всех в обязательном порядке чародей Фиолетового ранга. Который никогда не является в Эльсириолле единственным магом такового уровня. Суммарная мощь такого войска невероятна по своей силе, и для чего Эльфам нужны оркские лавины – не вполне ясно. Быть может, чтобы доделывать грязную работу.

Как бы то ни было, эльфийско-оркское войско появляется в к*Зирдском тылу, устраивает грандиозную баталию, уничтожает всех, кого может найти, и возвращается восвояси. Даже не поставив в известность умолявшее о спасении Королевство. О том, что помощь была оказана, Королевство узнаёт после того, как поток к*Зирдских туменов резко прекращается. Как обескровленное государство будет после такой вот «помощи» изгонять со своей территории уже вторгшиеся тумены, какую цену за это придётся заплатить его обитателям и прочие мелочи, Эльфов не интересует. Мы помогли. Остальное – ваши заботы.

И надо прямо сказать, что даже такая эльфийская помощь случается столь редко, что факты сии несложно подсчитать по пальцам, заглянув в летопись, где эти выдающиеся по своей редкостности события тщательно задокументированы. Помимо этого, доподлинно известно, что Эльфы не делают разницы между оркскими кланами и никогда не вмешиваются в их междоусобное соперничество. Они проводят с Орками совместные рейды в Ратхаш, вроде бы в поисках некромантов и их приспешников, и занимаются тем же самым в Некросе. Для этих целей у Эльфов имеется так называемая Небесная Тысяча.

Что это такое – доподлинно неизвестно, ибо Небесная Тысяча не покидает пределов Некроса и вообще не касается ничего, что происходит в Эфрикке. Считается, что в Небесной Тысяче есть драконы и управляющие ими всадники. По крайней мере, в Школах Магов и у Верховных Чародеев Королевств имеются изображения эльфийских воинов верхом на драконах. На вид довольно ужасающие создания, но видеть их своими глазами никому не доводилось. Высшие маги Людей, время от времени бывающие в Эльсириолле, говорят, что ни разу не видели там дракона. Вроде бы сами Эльфы рассказывают, что драконы иногда появляются в Ругодаре, если кто-то из драконьих всадников прибывает туда по неким надобностям.

Но Орки пускают в Ругодар только торговцев, и только до Главных Станов прибрежных кланов, и действующие под видом купцов шпионы тоже никогда не видели там драконов. В летописных хрониках встречаются редкие упоминания о том, что кто-то из лазутчиков вроде бы наблюдал дракона в небесах Ругодара, но насколько сие является правдой, за давностью лет сказать сложно. Что соответственно даёт основания считать, что либо легенды о Небесной Тысяче сильно преувеличены самими Эльфами ради увеличения пиетета к собственным персонам, либо драконы сии не покидают пределов Некроса. Впрочем, даже если один-два дракона появятся здесь, а легенды об их разрушительной силе, якобы сопоставимой с возможностями боевого мага, окажутся правдой, это не станет столь великой угрозой. Если Эльфы останутся в стороне от войны, Оркам её не выиграть.

Если же Эльфы пожелают выступить на стороне Орков, то нам необходим как минимум тройственный союз: Авлия, Мергия, Нимия. От Мергии требуется магическая мощь, от Нимии достаточно появления на поле баталии Белого Мага. В идеале было бы неплохо достучаться до Редонии с её девятью Башнями Магов, в которых ныне проживают три Синих волшебника и шесть Лазурных, пятой ступени каждый. Но Королевство торговцев редко откликается на авлийские призывы, гораздо более их заботит торговля и душевное спокойствие Вакри, перевозящих их грузы.

О Галтании вести речь не имеет смысла вообще, они вообще ничего не желают видеть дальше крепостных стен на своих перевалах. Эти никогда ни к кому не присоединяются, если опасность не грозит им непосредственно, и никуда не пойдут и на этот раз, желая, как всегда, отсидеться за стенами. Так и будут дрожать над своею торговлей с Гномами, упаси, Великие Боги, прогневать чем-либо Детей Доргалинда и потерять монополию на торговлю с ними. Домелунг Пятнадцатый презрительно усмехнулся. Он бы никогда не стал так унижаться перед этими чванливыми Гномами, вечно считающими всех в сравнении с собою редкостными болванами. Дети Доргалинда недалеко ушли от Эльфов. Разве что пользы от них больше.

Вот если бы удалось убедить Занладира, Верховного Мага Сабии, который тоже имеет Фиолетовый ранг, причём четвёртой ступени, примкнуть к союзу – это послужило бы серьёзной военной поддержкой. Следом за ним к союзу наверняка присоединится Редония, она исторически мечется между Сабией и Нимией, и если оба вышеозначенных Королевства вступят в альянс, то Редония не останется в стороне. Милената Великая находится в дружеских отношениях с Занладиром. Если она согласится попросить его о союзе, тот не откажет Белому Магу. Впрочем, Милената Нимийская дружна со всеми великими магами, и на её призыв откликнутся многие. Итого, при самом удачном раскладе получаем шестисторонний или же пятисторонний альянс. Вряд ли до всего этого дойдет, но позаботиться обо всём заранее не помешает.

Посему наиболее разумным решением будет связаться с мергийским монархом и обсудить с ним возможность военного союза против Детей Ругодара. А также выяснить настроение Лорда Вольдемара, ибо у него, как у Верховного волшебника, лучше дипломатов и венценосцев получится убедить Белого Мага присоединиться к войне – действу, ненавистному абсолютно всем Белым Магам. И для того, чтобы переговоры сии имели больше шансов на успех, стоит проявить дипломатическую мудрость: правильно подготовить почву для предстоящей беседы.

Для этого Домелунг Пятнадцатый завтра же отправит в Мергию отца супруги Лорда Вольдемара под видом семейного визита. Граф получит необходимые указания и поговорит с дочерью, а та обсудит сказанное с супругом и ненавязчиво надавит на него в случае необходимости. Шпионы докладывают, что Верховный Маг души не чает в своей молодой и весьма красивой супруге и всячески её балует. Это очень хорошо, изрядно облегчает задачу. Если жена Вольдемара правильно донесёт до своего мужа авлийский посыл, то шансы на согласие Белого Мага есть. А дальше всё решат дипломатия и позиция Миленаты Нимийской. Какова будет последняя, не столь важно, для Авлии главное одно: исключить вмешательство Эльфов. С Орками можно разобраться и вдвоём с Мергией, ибо высшая магия недоступна Детям Ругодара.

Домелунг Пятнадцатый коснулся зачарованного бриллианта, инкрустированного в рукав королевских одеяний. Спустя несколько ударов сердца в дверях кабинета появился Королевский Камергер, и Его Величество принялся отдавать распоряжения, подготавливая предстоящую политическую деятельность. Закончив назначать встречи, распорядок коих растянулся до самого вечера, он отпустил Камергера, самолично заперся в своём кабинете и коснулся лежащего на богато инкрустированном столике Кристалла Зова. Магический артефакт передал поток его мыслей, и Король уселся в роскошное кресло, взирая на установленную в углу арку портала. Несколько минут она безмолвствовала, потом покрытая магическими символами дуга озарилась синим светом, и в королевском кабинете вспыхнуло подрагивающее магическими потоками портальное свечение.

– Ваше Величество! – из портала появился Верховный Маг Авлии, облачённый в изысканную Мантию Резонанса, расшитую хрустальными нитями, мягко светящимися волшебным сиянием синего цвета. – Прошу простить мне моё опоздание, я был занят исполнением просьбы Главнокомандующего.

Лорд Нимтал, Синий маг, был старше Короля на пять лет, однако занял пост Верховного Мага сравнительно недавно, четыре весны назад, после того как его достигший весьма преклонного возраста предшественник умер в своей Башне за чтением научного фолианта. Преодолевать Сосредоточие Башни собралось десять авлийских чародеев, но Сосредоточие неожиданно оказалось почти пустым и сопротивлялось недолго. Позже выяснилось, что умерший маг по причине старческой забывчивости не пополнял Сосредоточие лет тридцать или около того. Преподавательский состав Школы Магов Авлии весьма хлопотал за Лорда Нимтала, характеризуя его не только как искусного чародея, но и как весьма рассудительного учёного, и Домелунг Пятнадцатый принял во внимание рекомендации старых магов. В конце концов Верховным Волшебником Королевства должен быть самый сильный чародей государства. Таковых как на тот, так и на данный момент было ровно двое, и среди сих Синих магов Лорд Нимтал был старше и опытней.

– Присаживайтесь, Лорд Нимтал, прошу вас, – Король указал волшебнику на кресло напротив себя. – Полагаю, вы уже в курсе случившегося нападения?

– Главнокомандующий изложил мне детали достаточно подробно, – Верховный Маг уселся в предложенное кресло. – Мы ожидаем вторжения большой армии Орков? Вас беспокоит позиция Эльсириолла в этом конфликте?

– Совершенно верно, – подтвердил Король. – Прямо сейчас у нас нет полной картины нападения, но вскоре мы её получим. Возможно, мы слишком сгустили краски, и всё не столь страшно. Однако наш с вами долг, как первых лиц государства, заранее позаботиться о судьбе Королевства. Насколько вероятно, по вашему мнению, вмешательство Эльфов в войну, если со стороны Ругодара в ней будут участвовать, скажем, все южные кланы?

– Боюсь, что досконально спрогнозировать эльфийские помыслы не сможет никто, – Верховный Маг покачал головой. – Позиция Эльсириолла относительно Людей суть полное безразличие. Изредка они являются в Королевства в частном порядке, если желают подобрать себе супругу среди магов, это возмущает многих, но никто не препятствует им, дабы не разжечь конфликт. Однако иных точек соприкосновения с Эльфами у Людей фактически нет. Мне, как Верховному Магу, доводилось общаться с Эльфами и даже быть их гостем в Элеарэбиле.

Лорд Нимтал иронически улыбнулся и позволил себе лёгкий сарказм:

– Элеарэбил весьма прекрасен и более чем утончён, как знаменитая эльфийская вежливость. И первое, о чём с превеликой вежливостью сообщил мне Великий Князь Эльвирлар Эльфийский, это незыблемая позиция абсолютного невмешательства Эльфов в существование Людей. Именно в существование. Не в дела, житие или беды. В существование. Дальнейшие объяснения излишни. Однако с Орками Эльфы дружны, тому есть масса свидетельств. И все они показывают, что Эльфы объединяются с Орками исключительно для высших целей, как то: сразить Детей Некроса, сократить поголовье Детей Ратхаш, уничтожить портал некромантов, появившийся где-нибудь в пустыне или на океанских рифах близ Пиратской Гряды.

Верховный Маг Авлии сделал паузу и подытожил:

– Иными словами, Эльфы приходят туда, где Орки объединяются воедино ради общей цели. Там, где кланы Детей Ругодара действуют порознь, Эльфы придерживаются позиции невмешательства, предпочитая не занимать ничью сторону. Разумеется, умозаключения не могут являться непреложным аргументом, но, на мой взгляд, Эльсириолл не станет вступать в конфликт, если в нём участвует не весь Ругодар. Я не берусь прогнозировать, изменят ли Эльфы данную позицию, если устроившие вторжение оркские кланы будут разгромлены и баталия перенесётся на земли Ругодара. Тут всё возможно.

– Изрядно проредить численность южных кланов суть заманчивая перспектива, – изрёк Домелунг Пятнадцатый. – Впрочем, мы можем достичь данной цели, не отправляя войск в Ругодар. Если сумеем наголову разбить неприятеля здесь, в Авлии. Наиболее эффективным способом для этого является создание военного союза с множеством иных Королевств. Как вам известно, у нас есть некоторые нити, ведущие к мергийскому Королевскому Двору. Завтра же я потяну за них. Для разгрома южных кланов военного союза с Мергией достаточно. Но в случае непредвиденных осложнений было бы много надёжней иметь более крупные силы.

– Понимаю, – согласился Лорд Нимтал. – И нахожу вашу позицию весьма предусмотрительной. Сегодня же я испрошу аудиенции у Миленаты Нимийской. Надеюсь, она найдет время принять меня в ближайшие дни. Не могу похвастать близким знакомством с Белым Магом, однако наши нечастые контакты всегда проходили весьма тепло. Думаю, Белый Маг не останется в стороне. Особенно если её об этом, помимо меня, попросит Лорд Вольдемар.

– Полагаю, мы сумеем убедить Лорда Вольдемара разделить нашу позицию, – кивнул Домелунг Пятнадцатый. – Как вы считаете, Лорд Нимтал, Верховный Маг Сабии Занладир не откажет в просьбе о военном альянсе Белому Магу?

– Я сомневаюсь в том, что Белый Маг будет вопрошать высших волшебников о военном альянсе, – покачал головой Синий чародей. – Более мне видится, что Милената Нимийская пожелает объединить всех высокоуровневых магов, дабы всеобщим фронтом воззвать к Эльфам и убедить их повлиять на Орков. Белый Маг всеми силами будет пытаться избежать кровопролития.

– Участие Белого Мага в битвах с Орками нам не требуется, – авлийский монарх удовлетворённо кивнул. – Она интересна нам в качестве силы, способной исключить эльфийское вмешательство. Для победы над Орками, как я полагаю, вполне достаточно двойственного союза. Не так ли?

– Народ Орков наделён магией весьма скудно. Вне всякого сомнения, их шаманы обеспечат воинов некоторым количеством низкоранговых артефактов, но против боевых магов это почти ничего не даст. – Верховный Маг на мгновение задумался. – Если Мергия выделит нам хотя бы две сотни таковых волшебников во главе с Лордом Вольдемаром, исход войны можно считать предрешенным.

– Даже если южные кланы выставят против нас полмиллиона бойцов? – уточнил Король. – Согласно нашим расчетам, они могут собрать такое войско.

– Признаюсь, мне очень бы не хотелось стать частью столь обширного и удручающего кровопролития, – вздохнул Лорд Нимтал. – Ибо сие претит любому учёному мужу. Великие Боги даровали Разум Людям, дабы те могли воспользоваться им и отыскать более цивилизованные возможности урегулирования конфликтов. Но если иного пути не останется, то могучие мускулы и сталь доспехов окажутся бессильны против магии высоких рангов. Королевства Людей никогда не гибли под ударами Орков. Сразить мага тому, кому магия недоступна, можно лишь тогда, когда чародей обессилит. Чтобы добиться такого, Оркам необходимо иметь рождаемость, немногим уступающую к*Зирдам.

– Волею Эрдиса Щедрейшего сие невозможно, – улыбнулся Домелунг Пятнадцатый. – Лорд Нимтал, что вы думаете о возможности появления на поле боя драконов Небесной Тысячи? Правда ли, что среди драконьих всадников есть Орки?

– Мне никогда не доводилось видеть живого дракона своими глазами, – Верховный Маг с сомнением пожал плечами. – Выдающиеся ученые мужи не оспаривают сам факт их существования, однако нет ни одного свидетельства о том, чтобы драконы появлялись в небесах человеческих Королевств. Сами Эльфы утверждают, что Небесная Тысяча исполняет свой священный долг в Некросе, и кто-то из драконьих всадников может быть призван для охоты на некромантов, если таковые обнаружатся в песках Ратхаш. Но конкретных свидетельств тому нет.

Синий волшебник слегка нахмурился:

– Многие научные умы склоняются к мысли, что рассказы о драконах и их всадниках сильно преувеличены самими Эльфами. Дабы ещё более укрепить в умах Людей аксиому о своём величии и непобедимости. Ведь несмотря на всё своё могущество, Эльфов весьма немного. Согласно наблюдениям высших магов, неоднократно бывавших в Эльсириолле, суммарно народ Эльфов имеет численность порядка пятнадцати-двадцати тысяч душ. И пусть все они суть могучие маги, плодовитость их народа крайне невелика. Так что легенды о драконах изрядно добавляют им могущества. Особенно в глазах обывателя.

– Значит ли это, что драконов не существует? – заинтересовался авлийский монарх. – Согласно древним летописям Айлани Величайшая странствовала на драконах по Ругодару многократно.

– Драконы, несомненно, существуют, – уверенно изрёк Верховный Маг. – Однако их или весьма мало, или же это и вовсе единичные случаи, вызванные везением или редким стечением обстоятельств. Судите сами, Ваше Величество, если бы у Эльфов действительно имелись драконы, они не преминули бы демонстрировать это регулярно. Дабы ещё более подчеркнуть своё могущество и безнадёжную немощь Людей. Почему никто из Эльфов, раз в несколько десятилетий пересекающих Королевства Людей в поисках супруги, ни разу не странствовал через человеческие земли на драконе? Это был бы весьма сильный ход! Не говоря уже о том, что, имей драконов Орки, пусть даже одного-единственного, они бы хвалились им всюду и при любой возможности. И уж авлийские войска, охраняющие пограничные провинции, знали бы о драконах не понаслышке!

Лорд Нимтал улыбнулся:

– Драконы суть редкость даже для Эльфов, вот в чём истинный секрет. Время от времени им удаётся приручить дракона, быть может, даже нескольких, и тогда заносчивый Эльсириолл являет учёным мужам Людей изображения драконьих всадников. Но происходит сие крайне редко, и я не удивлюсь, если истина такова, что в данное лето или даже десятилетие у Эльфов не имеется ни одного прирученного дракона. В большей мере это символика детских сказок, нежели реальность.

Король поддержал улыбку и поднялся с кресла в знак завершения разговора:

– В своих размышлениях я пришёл к подобным же выводам, Лорд Нимтал. Услышать их подтверждение от вас было весьма важно, ибо сие свидетельствует о правильности принимаемых нами решений. Займёмся же приготовлениями к грядущим событиям, ибо время не ждёт!


Глава четвёртая. Чудовищная катастрофа | Кровь за кровь | Глава шестая. Кровавое безумие