home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава четвёртая. Чудовищная катастрофа

– Трырд? Трырд! Услышь меня! Сделай вдох! – Чей-то знакомый голос едва пробивался сквозь тяжелую и толстую кровавую вату, заполонившую собою всё вокруг. – Сделай вдох!

Сильный удар под грудь заставил нервный узел судорожно сжаться, вынуждая лёгкие резко сократиться и выдавить из себя давно переставшую быть воздухом газовую массу. В мозгу запылало пламя, кровавая вата надвинулась вновь, заглушая тихий голос, но в следующий миг лёгкие инстинктивно расширились, вбирая в себя воздух, и Трырд Стремительный Выпад сделал отчаянный вдох. Он попытался вскочить, не понимая, что происходит, но некие могучие путы удержали его на месте. К глазам вернулась способность видеть, и он понял, что лежит на госпитальном ложе в Целительной Башне Крепости Небесной Тысячи.

– Не спеши, друг мой, тебе надо отлежаться час-другой, – рядом с ним обнаружился Эльф Элемар, расстегивающий ремни, удерживающие Трырда на ложе.

Прямо перед ложем, внимательно глядя на Трырда, возвышался могучий вождь Небесной Тысячи Брорг Быстрее Ветра, чуть поодаль в Пентаграмме Силы стоял Верховный Маг Небесной Тысячи Эльф Альтемар, устремив взор в зависший подле него полупрозрачный синий шарик Ока Целителя. Трырд пошарил тревожным взглядом вокруг, нашёл свои доспехи и оружие, установленные в оружейной стойке у стены, и успокоился, с облегчением расслабляя тело и разум.

– Ты не выпустил из рук хрардар, – улыбнулся вождь, проследив его взор. – Сразил некроманта и добыл Душу Демона. Воины насчитали вокруг тебя двадцать шесть разрубленных Зомби и Железного Голема. Это был славный бой, Трырд Стремительный Выпад!

– Весьма славный! – согласился с ним Эленар, откладывая путы в сторону. – Только в следующий раз, друг мой, постарайся не заходить столь глубоко в безвоздушное пространство. Дитя Некроса успело перекрыть пещеры своего логова опускающимися железными стенами, и не все из них мы успели прорубить. Если бы не вмешательство Верховного Мага, вытащить тебя оттуда живым мы бы не смогли.

– Этих безмозглых Зомби набежало слишком много, – хрипло ответствовал Трырд, неторопливыми движениями разминая затекшую шею. Мощные мышцы ощутили приток крови, и шевелить головой стало легче. – Пока я изрубил их всех, воздуха в моих лёгких уже не осталось. Сил хватило лишь на то, чтобы удерживать хрардар.

Он мрачно насупился и подытожил:

– Я слаб и недостоин завести себе дракона.

Могучий Брорг Быстрее Ветра оглушительно расхохотался и хлопнул его по плечу, отчего Трырда изрядно пошатнуло вместе с больничным ложем:

– Ты слишком строг к себе, доблестный воин! Ты сразил самку Некромосов в тот миг, когда она пыталась повелеть демону взорвать логово вместе со всеми, кто в нём находился! Благодаря тебе никто не погиб, ты же не пожалел своей жизни ради славного боя! Ты признан достойным, Трырд Стремительный Выпад! Небесная Тысяча даёт тебе разрешение на обретение драконьего яйца! – Он снизил тон до обычного и буднично закончил: – После того, как маги позволят тебе встать с ложа. Бежать к Драконьим Холмам прямо сейчас не стоит.

Он вновь захохотал и удалился, становясь предельно серьёзным, едва вышел за порог. Приятные моменты редки, ими хочется насладиться сполна, но у вождя Небесной Тысячи тысяча всяческих забот каждую минуту, и потому время для него суть бесценно.

– Сердечно поздравляю тебя, дружище! – Эленар с улыбкой взирал на безмерно ошарашенного Трырда. – Тебя ждёт крайне хлопотное и столь же увлекательное бремя: воспитание юного дракона! Через месяц супруга Мурга отложит кладку. Могу замолвить за тебя словечко!

– Я добуду для неё бизона и на себе притащу его из Ругодара! – подскочил на ложе Трырд, очнувшись от изумления. – Если Рыгдарду Кровавому будет угодно, то она согласится на обмен!

– Вернись на ложе, доблестный воин, – строго изрёк Верховный Маг. – Я прописываю тебе здоровый сон до утра. Завтра можешь вернуться к ратному делу.

Могущественный Эльф принялся читать целительское заклинание, и Эленар, наклонившись к уху поспешно улёгшегося Трырда, тихо прошептал:

– Мудрейший Альтемар явился к месту боя в логово некроманта и сразил демона в поединке Разумов за два удара сердца! Невероятная по своей скорости победа! Демон покорился ему и послушно распахнул все ворота, а также вернул в стальные пещеры воздух и поведал о некоторых планах Детей Некроса. Мы смогли быстро разыскать тебя и вытащили на поверхность. Ты был практически мёртв, и моих чар не доставало вернуть тебя к жизни. Тогда Альтемар поглотил Душу Демона и заставил твой мозг вновь ощутить собственное тело. Остальное было делом обыденным.

Целительное заклятье излилось на Трырда, в голове прояснилось, и тело ощутило лёгкость и былую силу. Вместе с ощущением возвращения былых возможностей пришла сонливость, и могучий Орк закрыл ладонью широкий зевок.

– Зачем было тратить на меня столь ценный артефакт? – прошептал он Эленару. – Этою силою можно было бы уничтожить другое логово Детей Некроса или подавить ураган!

– Затем, юный воин, – Верховный Маг услышал его шепот и изрёк назидательным тоном, – что я не Белый Маг и даже не Фиолетовый. Ещё мгновение, и моих сил было бы недостаточно для твоего исцеления, а дабы доставить тебя к тому, кто в силах сие сотворить, пришлось бы открывать портал через половину Парна. Сей портал потребовал бы для себя Душу Демона, так что трата сия в любом случае была неизбежна.

– Храбрых воинов много, а Душа Демона суть редкость, – Трырд ощутил неловкость из-за того, что столь непомерно дорого обошелся Небесной Тысяче.

– Лучших представителей доблестного народа много не бывает, – наставительно провозгласил Верховный Маг. – Сколько бы их ни было, каждый должен выжить и продлить свой достойный Род в веках. Отсеиваться должны худшие и никчемные, ибо будущее – за лучшими! За минувшие лета ты доблестью своею доказал, что всего лишь Душа Демона суть никчемная плата за жизнь столь благородного Дитя Рыгдарда Кровавого. Поверь мне, юный воин, я бы не стал опустошать Узилище ради первого встречного, пусть даже он происходит из народа Орков или Эльфов! А теперь я повелеваю тебе отойти ко сну! Исполняй приказ, воин!

Альтемар перевёл взгляд на Эленара и сурово произнёс:

– А вы, юноша, извольте не мешать выздоровлению! Маг Лазурного ранга, пусть даже он столь молод, должен понимать сии вещи без дополнительных принуждений!

Эленар скорчил мимолетную рожицу: мол, началось! Но тут же напустил на себя невероятно мудрый вид, степенно согласился с Верховным Магом, пожелал Трырду быстрого восстановления и покинул палату. Могущественный Альтемар несколько мгновений, закрыв глаза, разглядывал Трырда через Око Целителя, после чего удовлетворённо кивнул, открыл глаза, создал подле себя портал и удалился через него по своим делам.

Внутреннее возбуждение, охватившее Трырда от столь желанной награды, не позволяло уснуть, и чтобы не вскочить и не начать бегать по всей палате от счастья, могучий Орк велел себе думать о вещах, отличных от драконов. Всё-таки магическая сила Эльфов велика, без них Небесной Тысячи пришлось бы много трудней. С другой стороны, Эльфов мало, и в одиночку им было бы столь же тяжело, если не более. Рыгдард Кровавый не только сильнейший, но и мудрейший из всех Великих Богов. Он точно знал, что и где не хватает Детям его, и потому создал Эльфов и Орков друг для друга по тому же подобию, как в Начале Времен создал для храбрых воинов мудрых шаманов. Правда, слышать, как Альтемар называет Эленара юношей, весьма забавно. Лазурному магу сто восемьдесят лет, он младший сын Великого Князя Эльвирлара Эльфийского, вождя народа Эльфов. Искусный маг, умелый боец и храбрый воин.

Однако самому Верховному Магу Небесной тысячи более четырёхсот лет, и для него Эленар, без сомнения, совсем юн. А сам Трырд и вовсе ребенок, хотя он два лета назад встретил свою тридцатую весну. Нынешние Эльфы живут пятьсот лет, и для них жизнь Людей или Орков кажется весьма скоротечной. Легенды гласят, что прежние Эльфы, коих Рыгдард Кровавый волею своею удалил с лика Парна, жили и вовсе тысячу лет. Однако деяниями своими они не сумели доказать, что достойны существовать в бесконечной череде веков, и потому выродились. Нынешние же Эльфы ничего общего с ними не имеют, презирают некромантию и всячески с нею борются, свято блюдя клятву, данную их Предками, кои пять тысячелетий назад стали Эльфами взамен ушедших в небытие.

Синий маг Альтемар является Верховным Волшебником Небесной Тысячи вот уже лет триста или даже больше. Он весьма мудр и рассудителен, и никто не знает Некрос лучше него. Принц Эленар был принят в состав Небесной Тысячи лет сто назад или около того. Он гордится своим Лазурным рангом, ибо сам величайший шаман народа Орков, Чёрный Рыцарь Трэрг Огненный Смерч, владел Лазурным рангом до той поры, пока не вернул себе истинную силу. Эленар стремится во всём следовать пути Огненного Смерча, постоянно упражняется в рубке двумя мечами, метании кинжалов и скоростному прочтению боевых заклятий, и в искусстве этом достиг изрядных результатов. При этом долгое время он совсем дурно стрелял из лука, ибо на обучении этому способу ведения боя не сосредотачивался, считая, что магу нет смысла тратить время на сию подготовку.

Собственно, так Трырд и подружился с Эленаром. На второй месяц своего пребывания в Небесной Тысяче Трырд был назначен в дальний рейд по мёртвым пустошам Некроса. Магом, выданным отряду на время рейда, был Эленар, драконий всадник. Множество дней отряд прочесывал далёкие земли, двигаясь днём и устраивая лагерь ночью. В одну из таких ночей Трырду выпало стоять предутреннюю смену вместе с Эленаром. Дабы скоротать время, они состязались в излюбленном всеми часовыми первенстве: кто больше набьёт летающих и ползающих гадов Некроса, постоянно норовящих пробраться в спящий лагерь. Эльф бил хитиновую мерзость Магическими Стрелами, Трырд же стрелял из лука стрелами обычными.

Времени на выхватывание стрелы, наложение её на тетиву, прицеливание и выстрел Трырд тратил менее, нежели требовалось Эленару на прочтение скороговорки заклинания Магической Стрелы. Которое само по себе было формулировкой недлинной, а в исполнении искусного эльфийского Принца и вовсе весьма быстрой. Но Трырд всё равно оказался быстрее, ни разу при этом не промахнувшись. И в итоге превзошёл Эленара по числу убитых тварей. Эльфийский Принц был весьма удивлён своим проигрышем, ибо подобного с ним не случалось ещё ни разу. Узнав, что Трырд Стремительный Выпад три весны подряд был лучшим стрелком клана Острого Клыка, он выразил просьбу изучить столь индивидуальную технику, и Трырд согласился помочь брату по оружию.

За минувшие с той поры лета Эленар проявил упорство, достойное Орка, и ныне стреляет из лука весьма недурственно. Превзойти Трырда Принцу пока не удалось, ибо талант к стремительным движениям Трырду даровал сам Рыгдард Кровавый, наделив его от рождения свойством не ошибаться в момент исполнения даже самых высокоскоростных действий. Но могучему оркскому бойцу не стыдно за своего стовосьмидесятилетнего ученика. Поймать рукою пущенную им стрелу порой бывает весьма нелегко даже Орку.

– Трырд! Проснись же! – чья-то рука трясла его за плечо. – Случилась беда! В нашем клане случился мор! Главный Стан погиб!

Незаметно пришедший сон словно сорвало ударом урагана, и Трырд вскочил с больничного ложа, устремляясь к доспешной стойке. Он принялся облачаться в доспехи, не сводя исполненного тревоги взгляда со своего собрата по оружию, с коим оба они происходили из клана Острого Клыка.

– Как это произошло?! Каковы потери?! Что говорят шаманы?!

– Не знаю! – мрачно ответствовал собрат. – Ночь прошла спокойно, но только что Камень Зова принёс страшные вести! Вождь и Верховный Маг внимают им сейчас! Объявлен всеобщий сбор, из рейдов вызваны все отряды!

Он помог Трырду облачиться в доспехи и выскочил прочь из палаты. Трырд поспешил следом, на ходу поправляя висящий на шее древний амулет Истинной Чистоты. Из Целительной Башни они выскочили одновременно, синхронно распахивая широкие и высокие створы входных ворот. Винтовая лестница башни позади них уже гремела топотом ног других могучих воинов, проходивших лечение после тяжелого боя с приспешниками некромантов, но не пожелавших остаться в стороне, когда случилась столь ужасная беда.

На улице множество Орков отовсюду спешили к крепостной Цитадели и выстраивались перед её вратами в боевые отряды. Первая Крепость Небесной Тысячи, строительство которой началось пять тысяч лет назад, просуществовала почти двести лет, после чего была разобрана и перенесена в другое место. Туда, откуда было удобнее осуществлять охоту за Некромосами. Вскоре некромантам стало весьма трудно скрываться от могучих оркских бойцов и искусных эльфийских магов, и Дети Некроса попытались уйти как можно дальше вглубь своего мёртвого материка. Следы ненавистных врагов отыскали, и крепость вновь перенесли. За последующие эпохи Крепость переносили десятки раз, не давая вечно гниющим уродцам ощутить спокойствие ни на миг. Сегодня, пожалуй, даже Эльфы не помнят, как выглядела самая первая Крепость, однако один параметр сих укреплений всегда неизменен.

Крепость Небесной Тысячи всегда строится вокруг Кристалла Истинной Чистоты, сотворенного Белым Магом древности Айлани Величайшей в ту пору, когда самая первая оркская тысяча вместе с предками нынешних Эльфов впервые вступила на Некрос, дабы начать бесконечную войну с некромантами. С тех самых пор и поныне Кристалл Истинной Чистоты, тысячегранная капля галтанийского хрусталя размером с Эльфа, сияющая мягким белым свечением, устанавливается в самом центре Цитадели и является сердцем Крепости. Незримый магический кокон, непреодолимый для пронизывающей мёртвый материк некромантии, простирается от него во все стороны на один быстрый перебег с четвертью. Внешняя стена Крепости всегда проходит по его внешней границе.

Внутри внешней стены расположены казармы бойцов, конюшни, склады и тренировочные площадки. В самом центре сего круга всегда выстраивается мощная Цитадель, в недрах которой установлен Кристалл Истинной Чистоты и находятся наиболее важные хранилища, арсеналы, лаборатории, пара гномских водяных машин и арка портала. Одна из четырёх башен Цитадели всегда является Целительной, но вместо настоящих шаманов исцеления там проводят эльфийские маги или даже сам Альтемар, как случилось с Трырдом. Забирать из кланов столь редкий подарок Рыгдарда Кровавого своим детям, коим является шаман-целитель, никто не будет. Шаман необходим клану, ибо там дети, женщины и старцы. В составе Небесной Тысячи только могучие воины с не менее могучим здоровьем, и под защитой Кристалла Истинной Чистоты им не знакомы недуги. С боевой же медициной Эльфы справлялись достойно, ибо за многие десятилетия жизни изрядно поднаторели в этом занятии.

Но главная мощь Небесной Тысячи располагалась вне Крепости. Огнедышащие драконы, могучие благородные животные, гнездились за пределами защитного кокона. Пропитывающая Некрос смертельная некромантия являлась для них родной средой обитания. Под воздействием потоков некротической энергии драконы заново отращивали себе потерянные в битвах конечности, крылья и прочие части тела, а также откладывали яйца и выращивали птенцов. Каждый дракон по природе своей является хищником, яростным и доблестным воином, посему требует себе собственной территории и ревностно относится к её неприкосновенности. Поэтому могучие Орки возвели за внешней стеной Крепости пять сотен холмов, рассыпанных вокруг в несколько кругов, и каждый из таковых увенчан гигантским гнездом, в коем проживает благородный дракон в перерывах между ратными деяниями.

Взобраться на принадлежащий дракону холм может только его всадник, ибо он воспитал благородное животное с того самого мига, когда оно вылупилось из яйца в его руках, и потому считает воина своим родителем. Если в гнездо пожелает заявиться кто-либо иной, дракона обуяет ярость, и он немедленно сразится с непрошеным гостем. Поэтому ходить среди Пятисот Холмов надлежит с осторожностью и уважением, дабы не оскорбить благородное животное и его всадника. Драконы живут в среднем тридцать лет, и жизни Орка хватает только на одного дракона. Ибо всадник и его дракон связаны друг с другом, словно отец и его грозное дитя.

Доблестному воину, победами на турнирах доказавшему, что он достоин стать одним из Небесной Тысячи, предстоит потратить немало лет, дабы в совершенстве изучить особенности ратных дел в Некросе. К тому дню, когда он получит разрешение обрести дракона, ему будет никак не меньше тридцати вёсен. И потому он и его дракон вместе пройдут весь свой ратный путь, вместе состарятся и вместе уйдут в свою последнюю атаку. Именно потому молодые воины, вступившие в ряды Небесной Тысячи, составляют половину всего войска и ведут сражения в конном или пешем строю. И Дети Некроса дрожат при виде чёрного мерцания боевых чар на могучих доспехах и зловещих хрардарах! Ибо лучшие воины народа Орков пришли за их вечно гниющими жизнями!

Обрести дракона суть заветная мечта каждого воина Небесной Тысячи, но прямо сейчас Трырд Стремительный Выпад позабыл о великой радости. В родном клане случилось нечто ужасающее, раз ожил Камень Зова здесь, в Некросе, на другой стороне Парна! Клан Острого Клыка не единственный в южном Ругодаре, вокруг простираются земли соседей, у которых тоже есть мудрые шаманы, и в случае большой беды они не откажут в помощи. Отношения между кланами не всегда теплы, но сейчас все южные кланы отправили свои лавины в набег на к*Зирдов, на время общих сражений взаимные обиды забываются! Что же произошло?!

Заняв своё место в стальной шеренге, Трырд попытался было выяснить у собратьев по оружию какие-либо подробности, но все знали не больше, чем ему уже было сказано. Несколько минут закованные в мерцающие чёрными чарами доспехи коробки молча стояли, замерев подобно отлитым из металла изваяниям, потом центральные врата Цитадели распахнулись. Оттуда появились вождь с Верховным Магом, следом за ними шли не менее двух десятков эльфийских боевых магов Небесной Тысячи. Лица всех несли на себе печать мрачной суровости, и стало ясно, что всё ещё хуже, чем кажется.

– Храбрые Дети Рыгдарда Кровавого! – Брорг Быстрее Ветра говорил тяжёлым голосом, обводя ряды бойцов взором, пылающим кроваво-красным огнём жажды немедленной битвы. – Из Ругодара пришла страшная весть! В клане Острого Клыка случился мор ужасающей силы. Все, кто был в тот день в Главном Стане, умерли от жестокой болезни. Шаманы не смогли победить отраву и умерли вместе со всеми. Все, кто пытался войти в Главный Стан, дабы помочь заболевшим, тоже погибли. У клана Острого Клыка не осталось шаманов, и шаманы союзных кланов обратились к Камням Зова. Эльвирлар Эльфийский уже отправил туда лучших магов. Мы тоже не останемся в стороне, ибо шаманы и волшебники уверены, что нет в природе такой болезни, которую не смог бы сразить шаман. Создать таковую может только магия, недоступная шаманам. И чародей, который мог бы принести таковое зло на землю Ругодара, может быть родом либо из Некроса, либо из Королевств Людей.

Брорг Быстрее Ветра сделал паузу, и тишина вокруг стала угрожающей, будто зарытое в землю сторожевое заклятье некромантов, ожидающее свою жертву.

– Прямо сейчас мы отправляем в Ругодар передовой отряд. В него войдут все воины из клана Острого Клыка, не имеющие драконов. – Вождь посмотрел на Трырда: – Трырд Стремительный Выпад поведёт их. С ними пойдёт Верховный Маг Альтемар. Всем остальным готовиться к битве! Седлать коней и драконов! Извлечь из арсенала боевые жезлы! Если подозрения шаманов оправдаются, нас ждёт война!

Он вскинул ввысь руку, сжимающую зачарованный хрардар:

– Во имя Родины! За Ругодар!

– За Ругодар!!! – Восемь сотен глоток рявкнули в ответ, словно один Орк, и стальные прорези шлемов вспыхнули кроваво-красными взорами.

– Эленар, останешься за меня, – обратился к эльфийскому Принцу Верховный Маг. – Трырд Стремительный Выпад, я ожидаю твой отряд возле арки портала через четверть часа. Всем взять с собой амулеты и камни Истинной Чистоты. Неизвестно, что ждет нас там. – С этими словами Альтемар скрылся во вратах Цитадели.

Отряд Трырда собрался вдвое быстрей указанного срока, и к назначенной минуте полтора десятка конных бойцов замерли посреди громадной Залы Портала напротив мощной арки. Верховный Маг явился к ней с Узилищем Души Демона в руке, и мантия его несла на себе перевязи, на которых были укреплены многочисленные подсумки с боевыми артефактами. Не тратя времени попусту, Альтемар вошёл в центр заранее отсыпанной Пентаграммы Силы и принялся читать длинное заклинание. Линии Пентаграммы вспыхнули синим цветом, с каждым словом озаряясь всё сильней, и казалось, что сам волшебник с каждым ударом становится словно выше ростом и шире в плечах. Верховный Маг дочитал заклинание и с финальным его словом сжал в руках Узилище. Его глаза вспыхнули демоническим огнём, Пентаграмма Силы ослепительно засияла, и Альтемар вскинул руки к арке. Зала Порталов содрогнулась от сдвига мощнейших магических потоков, и арка ожила, озаряясь синим свечением.

– Мы выйдем в самом центре Главного Стана клана Острого Клыка, – Верховный Маг Небесной Тысячи перевёл дух. – Принимающая арка стоит там, но мне неведомо, каков её размер.

– Арка выстроена на военной площади, – хмуро произнёс Трырд. – Между домами вождя и Главного Шамана клана. Размерами своими она подобна нашей. Мы пойдём первыми. Я пришлю за тобой воина.

Альтемар кивнул, и Трырд подал отряду сигнал начать движение. По ту сторону портала взорам бойцов предстало жуткое зрелище. Залитый ярким солнечным светом Главный Стан был погружен в зловещую тишину и заполнен телами умерших детей, женщин и стариков. На улицах лежали мёртвые кони и птицы, и порывы тёплого и обычно весёлого ветра заунывно трепали одежды погибших. Боевой угрозы не было, и Трырд отправил бойца за Верховным Магом. Альтемар появился вскоре. Он окинул площадь внимательным взором и направился к ближайшим телам.

– Осмотрите город, воины! – велел он. – Поищите выживших, быть может, Рыгдард Кровавый был милостив хотя бы к кому-нибудь. Где-то здесь должны быть мои соплеменники, не примите их за врагов. Езжайте! Я зажгу в воздухе сигнальный тотем, если мне понадобится ваше присутствие.

Синий маг принялся творить заклинания над телом мёртвого ребёнка, время от времени извлекая из висящего на поясе мешочка волшебный порошок и развеивая его по воздуху. Порошок вспыхивал синим огнем, исчезая, Альтемар перешёл к следующему телу и повторил действо. Его лицо становилось всё более задумчивым, и Трырд не стал мешать магу. Он разделил отряд на группы и начал объезд Главного Стана, с трудом сдерживая душащую его изнутри злобу. Кто бы это ни сделал, он заплатит! Главный Стан готовился к празднеству, в нём почти не было мужчин, несколько десятков торговцев да ремесленников, остальное – женщины, дети и старцы! Клан понёс ужасающие потери…

Могучие воины ехали по улицам, бессильно взирая на детские трупы, и безмерная ярость жгла их изнутри. Столько умерших детей и женщин… всюду сотни тел… Кто же остался в клане теперь? Много ли Орков были в тот момент заняты вне Главного Стана и уцелели? Чудовищная картина… Словно весь клан погиб тут, и он, Трырд Стремительный Выпад, ничего не может изменить… Клан не скоро оправится от таких потерь. Улицы медленно проплывали мимо, оставаясь позади одна за другой, но ужасающая обстановка всюду была одинакова: распахнутые двери домов, множество мёртвых тел и ни души вокруг. Время от времени Трырду и его воинам попадались закрытые двери, и они входили в жилища, надеясь обнаружить уцелевших. Но жилища были пусты, либо заполнены умершими, и скорбный осмотр продолжался.

Осмотрев порядка четверти Главного Стана, отряд Трырда достиг торговой площади и обнаружил там эльфийских магов. Несколько чародеев, подобно Альтемару, обходили мёртвых и творили над ними чары. Здесь трупов было столь много, что умершие лежали друг на друге, и когда-то просторные и длинные проходы вдоль торговых рядов напоминали поле прошедшей битвы, убийства в которой совершались неким бескровным оружием столь быстро, что погибшие умирали, не успев закрыть глаз. И сейчас сотни мёртвых женщин, детей и стариков смотрели в пустоту невидящим взором…

– Воины Небесной Тысячи, – один из тщательно экипированных для ведения магического боя Эльфов увидел приближающийся отряд и указал на него своему спутнику, облачённому в изысканные эльфийские доспехи, ненавязчиво поблёскивающие фиолетовыми чарами.

Тот оставил плетение заклинания и направился к подъезжающим Оркам. Трырд узнал в нём Великого Князя Эльвирлара Эльфийского и спешился.

– Мы приветствуем вождя наших братьев и их самих в Главном Стане нашего клана, – мрачно изрёк он, тяжёлым взглядом взирая, как один из Эльфов осторожно закрывает глаза мёртвому ребенку. – Мы пришли, как только узнали о великой беде. Верховный Маг Альтемар остался на военной площади возле арки портала. Вызвать?

– Мы ощутили вспышку портала и подали ему знак, – Великий Князь отрицательно кивнул: – Он явится сюда сам вскоре. Я слышал о твоём подвиге, Трырд Стремительный Выпад, и всем нам безмерно тяжело видеть столь жуткую трагедию, постигшую ваш клан.

– Как это случилось? – Трырд с трудом сдерживал клокочущую внутри ярость и, даже не видя, ощущал столь же яростную бурю в груди каждого из своих соплеменников, собравшихся подле него внимать Великому Князю.

– Всё началось здесь, – хмуро изрёк Эльвирлар Эльфийский, – на торговой площади. Магические потоки показывают, что мор вспыхнул внезапно, сразу в нескольких частях торговых рядов. Его первыми жертвами были Люди, от них зараза передалась окружающим. Распространялась она весьма быстро и поглотила весь Главный Стан менее чем за час. Яд убивал стремительно, и пока стало ясно, что произошло, было уже поздно: заражены оказались все. В городе в тот момент находилось всего два шамана-целителя преклонных лет, но их сил не хватило, дабы обуздать мор. Они умерли вместе со всеми. Последние жители заперли Главный Стан и вывесили на стенах предупреждение не приближаться к охваченному Смертью граду. Несколько шаманов из соседних кланов попытались спасти их и вошли в Главный Стан. Их тела находятся ближе к южным воротам.

– Стало быть, никто не выжил… – тихо прорычал Трырд. – Как же больные Люди попали в наш Главный Стан? С торговым караваном?

– С этим всё непросто, – мрачное лицо Великого Князя потемнело ещё сильней. – После того как умирающие обитатели Главного Стана заперлись внутри града, под его стенами начали собираться те, кто ехал сюда к празднеству. Первые из них видели, как умирали последние жители града, что со стен и башен предупреждали гостей не приближаться к стану. С их слов, одним из последних, кто умер на крепостной стене, был кто-то из оркских торговцев. Он сообщил, что перед самой вспышкой мора совершал сделку с авлийским купцом, с которым давно знаком. Купец тот имел на лице опухоль от сильного удара и дрожал, будто в лихорадке. В разговоре он пожаловался, что был бит легатом пограничного форта перед выходом каравана за то, что попытался отказаться взять с собой шпиона легата. И шпион сей после напоил его неким зельем из своей фляги, якобы лечебным. С тех пор авлийского торговца лихорадило. Через четверть часа после того разговора на торговой площади начали умирать Люди, а следом и все остальные.

– Авлийцы пожертвовали своими соплеменниками, дабы принести мор в наш Главный Стан?! – угрожающе вскинулся Трырд. – Они пожелали уничтожить наш клан?! Их войско движется сюда?!

– Авлия не пересекала границ Ругодара, – Великий Князь хмуро взирал снизу вверх на пылающих кровавыми взорами могучих оркских бойцов. – И это странно. Со стратегической позиции выгоднее нанести удар именно сейчас, как ты и предположил, Трырд Стремительный Выпад. Впрочем, теперь воспользоваться успехом авлийская армия не сможет.

– Наши соплеменники вступили в войну на их территории? – от испепеляющей разум ненависти Трырд сжал стальное древко хрардара так, что скрипнули латные перчатки. – Где лавины, что должны были вернуться из Ратхаш?

– Лавины сейчас собираются снаружи Главного Стана, – ответил Князь Эльвирлар. – К ним присоединяются войска соседей. Несколько часов назад в Авлию ушёл передовой отряд. Те воины, что первыми узнали о смерти обитателей града. Вас защищают амулеты величайшей Белой Волшебницы, мор вам не страшен. Езжайте к лавинам, храбрые воины, и удержите их от поспешных действий. Я присоединюсь к вам позже, как только мы закончим очищать Главный Стан. Ждать осталось недолго, отрава наделена своими создателями слабой живучестью и быстро гибнет.

– Мы исполним твою волю, Великий Князь, – Трырд на мгновение закрыл глаза и заставил себя сдержать непреодолимое желание устремиться на авлийское побережье прямо сейчас. – Смерть ещё властвует над Главным Станом? До встречи с тобой мы искали выживших.

– Если бы кто-то смог уцелеть, то он либо покинул град ещё утром и сейчас был бы снаружи крепостной стены, либо стоял тут, – Князь Эльвирлар с грустью покачал головой. – Этот мор создан искусственно. Тот, кто породил его, был магом Жёлтого ранга пятой ступени, хорошо знакомым с алхимией. Он смешал весьма опасные, но вполне обычные ингредиенты. Получившаяся отрава сама по себе не смогла бы сопротивляться целительным чарам. Два шамана-целителя, что погибли здесь, пытаясь спасти град, с лёгкостью справились бы с ней. Но тот, кто изготовил отраву, зачаровал её в Пентаграмме Силы, ибо изначально стремился создать мор, победить который целителю невозможно.

– Он с самого начала желал уничтожить наш клан! – задохнулся от ярости кто-то из бойцов Трырда. – Всем ведомо, что народу Орков не доступна магия свыше Жёлтого ранга! Но, клянусь доспехами, что надеты на мне сейчас, это не помешает нам отомстить!

– Эльсириолл не оставит своих братьев в беде! – в голосе Великого Князя зазвенел металл, и его серебряные глаза угрожающе сверкнули: – Кто бы ни был виновен в этом жутком злодеянии, он заплатит за содеянное! Ступайте, храбрые воины!

Эльвирлар вернулся к плетению заклятий, и отряд Трырда, оседлав коней, двинулся в сторону южных ворот через усеянные мёртвыми телами улицы. Время от времени им попадались эльфийские маги, уничтожающие заразу, но зрелище сие ничем не могло помочь обожжённым горем оркским сердцам. За четверть часа никто не проронил ни слова, потом с Трырдом поравнялся один из воинов и мрачно прорычал, указывая хрардаром на приближающееся здание:

– Это мой дом. Могу ли я войти в него прямо сейчас, или же мы спешим?

– Нам теперь некуда спешить, – столь же мрачно откликнулся Трырд. – Только на битву. Встретимся за южными воротами через час.

Воин молча кивнул и направил коня к своему дому, из распахнутых входных дверей которого виднелось неподвижно лежащее на полу детское тельце. Отряд проехал дальше, и спустя половину долгого перебега Трырд Стремительный Выпад достиг собственного дома. Высокое, красивое и горделивое строение в четыре этажа, взметнувшееся ввысь на пять размахов, увенчанное статуями славных воинов и прекрасных красавиц, прославивших Род, несущее на стенах горельефы великих сражений и знаменитых Победительниц… Распахнутые настежь двери и окна, и всюду тела умерших, утомлённые лица которых Трырд стал узнавать ещё издали.

Народ Орков не живёт в Главном Стане постоянно. Каждый Род имеет в нём свой дом, по обыкновению весьма большой, просторный и вместительный. Родовые семьи сопровождают табуны лошадей и бизонов, разведением которых занимаются, и потому большую часть времени проживают в походных станах, передвинуть которые с места на место не суть утомительная задача. Семьи, выращивающие овощи и питательные травы, тоже перемещаются от поля к полю по мере того, как тот или иной кусок земли находится под паром. Те, кто взращивает рощи и заготавливает лес, живут в пригодных для этого участках степи, от города весьма далёких. Даже ремесленники, мастерские которых сосредоточены внутри Главного Стана, часто покидают его, ибо им требуется добыть ресурсы или собрать падающий с небес Звёздный Металл.

Поэтому в Главный Стан семьи приезжают отдохнуть от трудовых деяний, посетить мастерские или торговую площадь, обратиться к шаману, вождю или принять участие в празднестве… И на празднество, готовящееся в честь возвращения лавин из знойных песков Ратхаш, приехали очень многие. Трырд шёл по родному дому и молча склонялся над каждым мёртвым телом. Он бережно закрывал глаза младшим братьям, аккуратно поправлял платьица крохам-сестрёнкам, с уважением складывал на груди руки мудрым старцам. В доме не оказалось ни одного взрослого мужчины, но женщины Рода съехались сюда с детишками в ожидании возвращения своих возлюбленных из доблестного похода, и Трырд нашёл их всех. Покинув родовой дом, он сел на коня и замер.

– Трырд Стремительный Выпад, – негромко окликнул его кто-то из воинов, и могучий Орк понял, что вот уже двести ударов сердца смотрит куда-то в пустоту, не делая ничего. – Эльвирлар просил нас поговорить с лавинами.

– Езжайте к своим домам, братья… – Трырд тяжёлым кивком стряхнул с себя оцепенение. – Я сам поговорю с вождями.

Могучие Орки разъехались, и он тронул коня рукой. Притихший скакун, непонимающе взирающий на обилие трупов, коему не предшествовала жаркая битва, неторопливо потопал по превратившейся в кладбище улице, с подозрением втягивая воздух скрытыми за доспешными прорезями носовыми пазухами.

Тихое детское хныканье, донёсшееся откуда-то слева, Трырд Стремительный Выпад принял поначалу за слуховую галлюцинацию, вызванную жутким горем. Он даже не обернулся на звук, и взгляд его, безучастно скользящий по телам умерших Орков, продолжил отрешённо блуждать. Однако хныканье повторилось вновь, и Трырд остановил коня, изумлённо оглядываясь. Где-то в оставшемся позади доме негромко плакал младенец. Совсем негромко и не требовательно, но плач его не был наваждением. Могучий воин соскочил с коня и бросился туда, откуда доносился звук, на бегу торопясь сориентироваться, где же именно находится дитя.

Он вбежал в нужный дом, двери которого были распахнуты настежь, подобно остальным, и рванулся вверх по широкой каменной лестнице. Это жилище ему знакомо, тут проживает славный оркский Род, с умелыми бойцами которого ему не раз приходилось сходиться в тяжёлых поединках в те лета, когда он проходил клановые испытания на вступление в Небесную Тысячу. Но сейчас в большом строении не было мужчин, и взору его открылась ужасающе знакомая картина детских и женских трупов, лежащих всюду.

Детское хныканье привело его в одну из спален, и закованный в мощные доспехи Трырд сходу вышиб закрытую дверь. Толстая дверная плита с жалобным хрустом разлетелась в куски, и могучий Орк замер, обшаривая глазами помещение. Женский труп, закрывающий собою детскую колыбельку, он узнал сразу. Это Мрирта, жена Крорга Тяжёлая Рука, его давнишнего приятеля, с коим они ещё мальчишками постигали азы боя на хрардарах на своих первых занятиях. Детское хныканье доносилось из недр колыбели, и Трырд поспешил снять с нее тело умершей матери, аккуратно уложив подле. В колыбельке обнаружился совсем крохотный младенец от силы пары недель от роду, облачённый в пеленки жёлтого цвета, сообщающего о женском поле ребёнка.

Голова младенца, разглядывающего громадного воина совершенно огромными детскими глазёнками, была наскоро перевязана праздничными лентами, плотно прилегающими к макушке. Между лентами и нежной детской кожицей, на которой едва просматривались крохотные пепельные волосики, была воткнута изящная заколка ручной работы, увенчанная крупным бриллиантом. Искусно огранённый драгоценный камень мягко светился изнутри несильным белым свечением, перепутать волшебство которого с любым иным было совершенно невозможно. Жизнь младенца защищал артефакт, сотворённый Белым Магом, и артефакт сей, вне всякого сомнения, являлся сугубо женским, работая только при контакте с шевелюрой носительницы. Мать младенца знала об этом, и потому попыталась сделать всё, дабы заколка надёжно прилегала к волосикам младенца, коих не сразу заметно даже пристальным взглядом. Если сей редкостный артефакт выйдет из зацепления с волосом девочки, мор убьёт её.

Трырд Стремительный Выпад очень осторожно коснулся обвивающих голову младенца лент, убеждаясь, что они достаточно плотно удерживают заколку, и с великой аккуратностью вынул младенца из колыбели. Осторожно ступая, он выбрался из дома, столь же осторожно уселся на коня и пустил скакуна шагом, дабы избежать лишней тряски. Можно попробовать прижать ладонью заколку к детской голове, но вдруг из-за нажима металл заколки соскользнет с её волосиков… их там всего ничего.

Добравшись до южных ворот, Трырд увидел нескольких бойцов своего отряда, с мрачной решительностью вращающих рычаги поворотного механизма, ответственного за открытие ворот. Увидев его ношу, воины удивлённо замерли на краткий миг и принялись за дело с утроенной скоростью. Мощные ворота начали распахиваться, и Трырд устремился наружу, едва просвет меж ними оказался достаточно широк.

Степь, прилегающая к крепостной стене Главного Стана, была пуста на расстоянии в пятьдесят размахов. Сразу за незримой границей находилось великое множество оркских воинов и их скакунов, ещё дальше тянулись россыпи шатров, перемежающихся с растянувшимися на земле табунами вьючных лошадей. Живое море бурлило, готовясь к военному походу, отчего в воздухе стоял негромкий тяжёлый гул. Увидев распахивающиеся ворота Главного Стана, клыкастые исполины умолкли, и над степью повисла тишина, прерываемая редкими криками парящих в небесах когтекрылов.

– Мы приветствуем наших братьев из Небесной Тысячи, Трырд Стремительный Выпад, – мрачно изрёк вождь клана Острого Клыка, выходя навстречу Трырду, только что осадившему коня. – Что говорят Эльфы? Когда мы сможем войти в Главный Стан, дабы в последний раз увидеть наших жён и детей?

Вождь увидел младенца в его руках и отпрянул:

– Она жива! Чья это дочь? Сколько ещё выживших в Главном Стане?

– Больше никого, – Трырд бережно прижимал к себе младенца. – Её защитил артефакт Белого Мага, который мать вложила ей в волосы, пожертвовав собой. Это дочь Мрирты и Крорга Тяжёлая Рука. Здесь ли он?

– Крорг Тяжёлая Рука ушёл с передовым отрядом, жаждущим мести, к авлийскому пограничному форту, откуда к нам пришёл мор, – вождь обернулся к кому-то из молодых воинов: – Беги к шатрам, найди его родичей, если кто-то остался.

Молодой воин убежал, и вождь указал Трырду на уходящие в степь шатры:

– Весь клан Острого Клыка собрался здесь. К вечеру подойдут семьи из самых дальних походных станов. Но уже сейчас ясно, что клан наш потерял две трети детей и женщин. Не знаю, переживёт ли клан такой удар, но те, кто нанёс его, точно не переживут. Мы готовимся к войне, и наши соседи объявили, что присоединяются к нам. Три часа назад я отправил гонцов в кланы северного Ругодара с известием о беде, постигшей нас. Ответа пока нет, но наши лавины собираются здесь. Как только наберем первый десяток, выступаем. Вступит ли в войну Небесная Тысяча и Эльфы?

– Небесная Тысяча седлает драконов! – яростно зарычал Трырд, но тут же понизил голос, ибо младенец в его руках захныкал. – Эльфийский корабль проделывает путь из Некроса в Ругодар за десять дней, потому наш Верховный Маг открыл портал в Главный Стан! Альтемар и Эльвирлар Эльфийский вскоре будут здесь, едва закончат вычищать заразу. Великий Князь изрёк мне полчаса назад, что Эльфы не оставят своих братьев в тяжёлый час. Однако же он выразил просьбу не отправлять лавины в бой немедленно и дождаться его появления.

Вождь выслушал Трырда и с хмурой мрачностью изрёк:

– Мы дождёмся Великого Князя. Но это ничего не изменит. Война уже началась!

Он указал рукой на Главный Стан, со стен которого свисали простыни, с наскоро написанными нетвердой рукой предупреждениями не приближаться к городу:

– Двести тысяч стариков, детей и женщин ждали там нашего возвращения. Но мы застали дома лишь пиршество Смерти. Теперь мы вернём его в Авлию и отплатим им сполна! Лавины уйдут, как было решено! – Он вскинул вверх руку, сжимающую хрардар, и рявкнул: – Кровь за кровь!

– Кровь за кровь!!! – яростно взревело многотысячное войско.

– Трырд Стремительный Выпад! – через ряды закованных в доспехи бойцов торопливо пробиралась молодая девушка в лёгких охотничьих кожаных одеждах. – Дай же скорее мне дитя! Она жива! Спасибо Рыгдарду Кровавому! Не может быть!

Девушка протянула руки к ребенку, и Трырд осторожно передал ей плачущего младенца, напуганного всеобщим разъярённым рёвом.

– Дождись Эльфов, женщина! – велел ей Трырд. – Покажи им девочку и до тех пор не касайся заколки в её волосах! На всякий случай!

Эльфы явились спустя час. Подле Трырда замерцало волнующееся синее зеркало магического портала, и вскоре из него вышел Альтемар. Следом появился Эльвирлар Эльфийский и множество Эльфов в боевых доспехах с двумя зачарованными мечами за спиной. Вождь клана Острого Клыка коротко поставил Великого Князя в известность, что первый вал лавин уходит к побережью Симиллы через час, и решение сие изменено не будет. Однако вождь Эльфов переубедил вождя Орков очень быстро. Эльвирлар Эльфийский молча выслушал всё, после чего извлёк из складок одежд флягу работы Людей и протянул вождю.

– Мы нашли её среди трупов на торговой площади, откуда начался мор.

– Это армейская фляга Авлии, – вождь вгляделся в набитые на металлическую поверхность клейма и гербы. – На ней знаки различия их Пограничной Стражи.

– Отрава, породившая мор, была доставлена в Главный Стан твоего клана в этой фляге, – суровый голос Великого Князя, усиленный магией, был слышен каждому воину. – Яд этот невероятно опасен и в то же время ничтожно слаб, если в схватку с ним вступил маг, рангом выше Жёлтого. Это означает, что войску, в составе которого всегда есть боевые маги в достаточном количестве, сей мор не страшен абсолютно.

Эльвирлар Эльфийский сделал паузу и тщательно произнёс:

– Скажи мне, вождь, если бы ты задумал содеять со своими врагами подобное жуткое злодеяние и при этом желал бы не быть уличённым, стал бы ты наливать отраву в армейскую флягу своей страны и посылать её сюда через легата своей армии, да ещё с десятником, труп которого мы нашли?

Мгновение вождь клана молчал, и его глаза, пылающие кроваво-красным огнем жажды битвы, яростно буравили флягу.

– Стало быть, авлийский Король отправил нам послание! – прорычал вождь, великим усилием сдерживая неистовую злобу. – Он желает, чтобы мы дрожали при одной только мысли о набегах на его земли? Он столь сильно напуган доблестью наших воинов, или же подобные фляги стоит ждать в своих станах всем прибрежным кланам?!

– С точностью я смогу ответить на твой вопрос, доблестный вождь бесстрашного клана Острого Клыка, после того, как мы возьмём Арденну! – Серебряные глаза Великого Князя полыхнули злобой не меньшей. – Пока же ясно одно: Авлия ждет твоего удара. И рассчитывает на него.

Он обернулся к Альтемару:

– Друг мой, изложи свои соображения ещё раз. Все мы нашли их логически обоснованными, и наши братья должны услышать твои слова!

– Слушаюсь, Ваша Светлость! – Альтемар выполнил полупоклон подбородком и обернулся к оркскому вождю:

– Авлийцы сознательно оставили здесь улики, дабы спровоцировать разделение наших войск. Они желают встретить передовое войско южных кланов Орков мощными силами и уничтожить до того, как в войну вступят кланы севера, Эльфы и Небесная Тысяча. Учитывая, что сейчас в Авлии два Синих мага и полтора десятка Лазурных, не говоря уже о боевых чародеях, коих там более трехсот, то план авлийцев увенчается успехом. Орки понесут большие потери, и чем бы ни закончилась война, которая разгорится после этого, кланы южного Ругодара ещё долго не будут представлять для Авлии угрозы. И первое, что они попытаются предпринять после вашей гибели, – это объединиться с другими Королевствами. Союз Авлии с Мергией более чем возможен, ибо Верховный Маг Мергии, маг Фиолетового ранга Вольдемар, теперь состоит в родстве с Домелунгом Пятнадцатым. Я не исключаю, что подобный союз уже тайно заключен. Если коротко, авлийцы считают, что если не выиграют в этой войне, то по крайней мере не проиграют. При этом главная их цель – ослабить южный Ругодар – будет достигнута в самом первом сражении. Это всё.

Синий маг умолк, и Великий Князь заговорил вновь:

– Исходя из вышеизложенного, я прошу наших братьев не идти на поводу у врага и не отправлять первый вал в битву в отрыве от основных сил. Мы соберём войско, зажжём порталы, перебросим с Некроса Небесную Тысячу и лавины кланов северного Ругодара сюда. После этого уже никто не сможет избежать нашей мести!

– Могучий вождь! – с дальней стороны лагеря верхом на боевом скакуне приближался молодой воин, и внимающие разговору вождей воины расступались, открывая ему дорогу. – Только что прилетела почтовая крылатка от отряда, патрулирующего побережье! С той стороны Симиллы пришла человеческая баржа, захваченная нашей передовой тысячей! На ней раненые и погибшие!

Воин спешился, отсалютовал присутствующим и вручил вождю донесение. Вождь несколько ударов сердца читал плотно исписанный текст, после чего объявил:

– Передовая тысяча взяла пограничный форт Авлии штурмом и перебила всех врагов до единого. Перед смертью легат форта заявил, что их Король уничтожит нас, ибо перед штурмом он отправил в столицу почтовую птицу. На вопрос об отраве он рассмеялся нашим воинам в лицо и назвал их примитивными глупцами. Дальше слушать его никто не стал. Передовая тысяча сожгла форт и все деревни, которые были рядом, и теперь двигается к Бриданне, ибо столь малая толика мщения только распалила гнев в разорванных горем сердцах воинов, и они жаждут встречи с войсками авлийцев, которые выдвинулись на помощь пограничному форту.

– Можем ли мы как-то убедить этих бесстрашных воинов вернуться? – хмуро поинтересовался Альтемар. – Их хрардары и ярость пригодятся в грядущих битвах.

– Я отправлю им крылатку, – мрачно изрёк вождь. – Но не знаю, успеет ли она. А если успеет, то убедит ли их мой приказ? Каждый из них остался один навсегда. Глазами зорких когтекрылов они видели усеянный мёртвыми телами Главный Стан и узнавали в умерших своих детей и возлюбленных. Никто из них не входил внутрь, но все узрели, что ждёт их там. В чём смысл их жизни теперь, помимо мести? В клане осталось молодых женщин в четыре раза меньше, нежели воинов. Случись наоборот, клан объявил бы Время Великой Скорби и возродился через поколение, как бывало в истории не раз после кровопролитных сражений. Теперь же у множества воинов нет иной цели, нежели доблестная гибель в битве.

Вождь клана Острого Клыка мгновение молчал, после чего мрачно изрёк:

– Лавины дождутся подхода наших братьев. Но после нас уже ничто не удержит.


Глава третья. Людская суть | Кровь за кровь | Глава пятая. Нежданность