home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава третья. Людская суть

– Извольте сообщить, с какой целью вы следуете в Мергию? – чиновник мергийского пограничного форта перевёл взгляд с опирающегося на клюку скрючившегося Сезуса, тщательно загримированного под дряхлого старца, на празднично выряженного Журуса.

– Я сопровождаю своего батюшку, о, влиятельный милорд! – с готовностью ответствовал Журус, указывая чиновнику на Сезуса. – Он уже весьма стар, и пешие передвижения даются ему с великим трудом. Посему батюшка изъявил желание посетить наших дальних родственников, что проживают в Королевстве Мергия. Очень возможно, что это его последний визит к ним.

– Уплатите въездную пошлину в одну серебряную монету и распишитесь в книге, – велел чиновник, пододвигая к Журусу массивную книгу и медное блюдо для сбора платежей. – Может ли ваш отец собственноручно поставить свою подпись?

– Осмелюсь попросить влиятельного милорда о снисхождении! – очень натурально обеспокоился Журус, подобострастно укладывая на блюдо монету. – Отец плохо видит, позвольте мне поставить подписи за нас обоих…

– Я ещё не настолько стар, чтобы не суметь поставить какую-то дурацкую закорючку! – тщательно имитируя старческую вредность забрюзжал Сезус, слабым движением пытаясь выхватить из рук Журуса писчее перо. – Дай сюда!

Он довольно убедительно не попал растопыренными пальцами в зажатое в кулаке Журуса перо, и тот, закатив глаза к потолку, мол, проще всего не спорить с этим капризным стариком, сам вложил перо ему в руку. Сезус царапнул что-то невнятное в пограничной ведомости и сунул перо обратно, недовольно ворча на своего спутника:

– Ну?! Сколько ещё мы будем тут стоять, бестолковый ты копытень?! У меня ноги болят! Ничего не можешь сделать правильно! Что за молодежь пошла! Эрдис Щедрейший, сделай так, чтобы мой взор не замечал больше всех этих недорослей…

Ворчание Сезуса перешло в неразборчивое бурчание, зазвучавшее ещё более недовольно. Журус виновато посмотрел на пограничного чиновника и пожал плечами, мол, с ним так всегда, не обращайте внимания.

– Что ты сказал?! – с трескучим старческим возмущением в голосе набросился на него Сезус. – Сколько раз говорить, не шепчи! Говори громко, у тебя что, язык отсох?!

– Я сказал, сию минуту, папенька, мы уже проходим! – поспешил заверить его Журус, торопливо расписываясь за себя. – Позволь, я помогу тебе идти!

Он протянул Сезусу руку, намереваясь поддержать «старика» за локоть, но капризный «старикашка» недовольно вырвался.

– Сам дойду! – недовольно заявил Сезус и поковылял дальше, налегая на клюку.

– Можете проходить, – мергийский чиновник вздохнул, поднимая блюдо с серебряной монетой, небрежно стряхнул её в стоящий на столе сундук и посмотрел на десятника пограничной стражи: – Зовите следующего!

Ворота пограничного форта остались позади, и Сезус облегчённо выдохнул, стирая рукавом пот, выступивший на лбу от напряжения.

– Перестань! – тихо зашипел на него Журус. – Сотрёшь грим, и кожа на лбу не будет выглядеть старческой! Нас сразу разоблачат! Делай вид, что ты спишь!

Их укрытая тентом повозка, запряжённая невзрачной тягловой лошадью далеко не лучших кондиций, двигалась по мергийской дороге к началу Королевского Тракта следом за фургонами других путешественников, только что проследовавших в Мергию. Выбраться из Авлии инкогнито оказалось легче, чем думал Сезус, хотя два десятка минут, проведенных на границе, заставили его изрядно перенервничать. Особой причины тому не имелось, никто из пограничников не устраивал путникам пристрастных проверок, и наложенный на Сезуса грим сделал своё дело. Однако отсутствие опыта в подобных авантюрах и страх быть разоблачённым изрядно выбивали его из колеи, заставляя каждый миг ожидать ареста. Теперь граница позади, вернуться обратно под этой личиной будет просто, однако страх перед задуманным не оставлял Сезуса, и легче ему не стало.

После того как легат, пусть Эрдис Щедрейший отправит его детей на корм некромантам, обобрал Сезуса до нитки, в душе торговца бушевало неистовое пламя злобы и жажды отмщения. Его вожделенное будущее рухнуло, даже не успев стать реальностью, и вместе с ним исчезли результаты едва ли не десятилетия жизни. Ни золота, ни товара у Сезуса не осталось, для осуществления своего плана он продал свою торговую лавку, склад и дом со всем содержимым. Чтобы не опоздать к назначенному легатом сроку, пришлось значительно снизить цену и продавать всё совсем не за те деньги, что можно было бы выручить при неспешной торговле. Сезус попытался было истребовать долги с пары должников, но не преуспел. Должники оказались на мели, а легат не пожелал помочь ему с должниками. Пришлось перепродать их долговые расписки в полцены другим купцам.

В результате всей этой весьма удручающей распродажи у Сезуса образовалась сумма, достаточная для снаряжения в Ругодар каравана средней руки. Полностью загрузить телеги дорогим вином этих денег не хватит, половину телег придётся загружать вином попроще, но вырученного в итоге золота будет всё равно гораздо больше, чем обычно. Гораздо! Надо только не сорвать перенапряжённые от страха и ненависти нервы и воплотить задуманный план.

В одиночку такое Сезусу не провернуть, поэтому пришлось привлечь к делу Журуса. Журус был скользким неприятным типом, промышлявшим торговлей краденым и контрабандным товаром. Если Сезусу удавалось провезти что-либо контрабандой, то именно Журус покупал это по неплохой цене. Ценность его заключалась в том, что Журус никогда не продавал контрабандный товар поблизости. Куда он увозил всё это, для Сезуса оставалось загадкой, но за семь лет знакомства Журус не прокололся ни разу. Помимо этого, сей скользкий тип время от времени предлагал купить различный товар по слишком низкой цене, что наталкивало на вполне конкретные мысли о происхождении этих вещей. Поначалу связываться с краденым было боязно, но со временем Сезус убедился, что товар Журус привозит столь же издалека, как далеко увозит контрабанду, и потому переживать не о чем.

Существенным минусом Журуса, всегда настораживающим Сезуса, была тяга к разврату. Журус часто зарабатывал приличные суммы, но никогда не оставался при деньгах надолго, вечно спуская их на кутежи с распутными женщинами. Из-за этого Сезус постоянно опасался, что когда-нибудь нехватка золота вкупе с жаждой разврата толкнёт Журуса на необдуманный риск, он продаст какую-нибудь партию краденого где-нибудь недалеко от места кражи, и всё закончится в участке Королевской Стражи. Всякий раз Сезус давал себе слово, что очередная сделка с Журусом была последней, но из-за безмерной алчности подлого легата золота всегда не хватало, и дешевый товар Журуса приходился весьма кстати.

Однако сейчас вечная потребность Журуса в золоте оказалась очень к месту. Когда Сезус сообщил ему о том, в чём нуждается, тот не колебался ни мига. Журус сразу заявил, что он именно тот, кто необходим Сезусу, ибо знает нужных людей и может организовать всё грамотно и чисто. За определенную плату, разумеется. Плата, названная Журусом, оказалась неожиданно велика, но Сезус не стал спорить. Всё требовалось сделать быстро, и иных вариантов у него не имелось. Не приходилось сомневаться, что «нужные люди» Журуса запросят за свои услуги ещё больше, но Сезус заранее смирился со всеми тратами, ибо душащая его злоба была велика.

Получив золото, Журус развил изрядную активность и к вечеру следующего дня явился в деревенскую таверну, в которой оставшийся без крова Сезус снимал самую дешёвую комнатушку. Он велел Сезусу собираться в дальний путь, но ни в коем случае не отменять плату за комнату, и сказать трактирщику как бы про между прочим, что уезжает он в город закупать товар для каравана. Не приходилось сомневаться, что эти слова дойдут до легата очень быстро, и потому Сезус сделал всё так, как было сказано. В полночь они тайком покинули деревню на повозке Журуса, и тот сразу направил лошадь к Королевскому Тракту.

План, подготовленный ушлым торговцем краденым, оказался весьма хорош. Всё, что задумал Сезус, он предлагал исполнить не в Авлии, а в соседней Мергии, дабы избежать любых подозрений и расследований, которые могут возникнуть в будущем. Нужные люди в Мергии у него имеются, и он доставит Сезуса к ним за два дня, если пересекать страну Порталами Королевского Тракта. Плату за прохождение через которые, разумеется, надлежит вносить Сезусу за них обоих. Это удорожание ещё сильнее опустошило кошель Сезуса, но выйти сухим из воды хотелось не в пример сильней, посему он согласился и на это. Тем более что быстрее добраться до Мергии невозможно, а времени у него почти не осталось.

Королевские Порталы стоят вдоль Королевского Тракта в каждом королевстве Людей вот уже три с лишним тысячи лет, если не четыре. Изобретены они не то Гномами, не то Эльфами, то ли, наоборот, Великими Магами Людей, и к Эльфам с Гномами отношения не имеют. Точно Сезус не знал, потому как не интересовался столь бесполезными подробностями, ибо какая разница? Главное, что они действуют. Проходящий через всё королевство Королевский Тракт был разделен на десять равных отрезков, каждый из которых начинался и заканчивался мощной портальной аркой. Поэтому любой отрезок Королевского Тракта можно преодолеть либо по дороге, либо посредством Портала. Портал мгновенно перемещал путника к концу отрезка, и таким способом можно было бы пересечь всю страну за пару часов, если бы не особенность магии порталов. По какой-то причине, ведомой только высшим магам, порталы не могут стоять рядом. Чтобы магические потоки столь мощных порталов не гасили друг друга, между ними должно сохраняться расстояние в пять миль или около того. Поэтому, пройдя Королевским Порталом, путнику придётся сперва добраться пешим или конным до следующего Королевского Портала, и только потом перенестись дальше посредством такового.

Изначально цепь Королевских Порталов была выстроена для военных целей, дабы в случае войны осуществлять быструю переброску войск, а также для путешествия монарших особ и высокопоставленных королевских чиновников. Посему портальные арки не стоят посреди дороги просто так. Вокруг них возведены мощные крепости, охраняющие сии стратегические пункты. Но сколько-то там тысяч лет назад, в общем, тоже давно, Гномы изобрели дирижабли, и с тех пор венценосцы и их приближённые путешествуют на борту сих летающих механизмов, и Верховные Маги открывают для них невероятно мощные порталы, поглощая Душу Демона. В какой-то момент при Дворе поняли, что Королевские Порталы могут приносить казне неплохую прибыль, и ворота портальных крепостей открыли для всех.

Во время войны их, конечно, перекрывают, и даже могут отключить сами порталы, ибо случалось и такое, что противник захватывал арку и начинал проводить через нее собственные войска. Но войны с Мергией не было уже давно и не предвидится с тех пор, как Вольдемар, нынешний Верховный Маг Мергии, безгранично могучий волшебник Фиолетового ранга, взял в жёны младшую двоюродную племянницу Его Королевского Величества Домелунга Пятнадцатого, законного монарха Королевства Авлия, чья красота была предметом чёрной зависти всех знатных дам авлийского Королевского Двора. Ходили слухи, что женская половина столичной знати встретила известие о переезде вышеуказанной дамы в Мергию с нескрываемым удовлетворением. Так что в ближайшее время войны с Мергией не будет уж точно.

В общем, за проход Королевским Порталом придётся заплатить немалую сумму, но никто не тянет туда путника силком. Ты волен сэкономить и пересечь страну верхом. Недели за четыре управишься, а если у тебя хороший скакун, то сумеешь и за три. Зато дешево. Или можешь сесть на вакрийский корабль, это дороже, нежели конному, но и путь займёт всего неделю. Собственно, морем подавляющее большинство грузов и перевозится, ибо хороший торговец всегда считает соотношение цены и качества. Сезус Королевскими Порталами не ходил никогда, дабы не увеличивать себестоимость товара и не уменьшать тем самым прибыль, из которой приходилось отдавать легату немалую долю. Но сейчас всё изменилось.

Авлию удалось пересечь за сутки, после чего Журус самолично загримировал Сезуса под дряхлого старика. Сие действо удалось ему столь убедительно, что Сезус усомнился в том, что его спутник всего лишь торгует краденым, не принимая участия в его добыче. Авлийскую пограничную стену они пересекли без всяких подозрений, на стороне Мергии всё тоже прошло с лёгкостью, и теперь оставалось лишь добраться до нужного места. Журус обещал быть там с наступлением ночи, и весь день Сезус разглядывал плывущие мимо холмы, раскинувшиеся всюду вокруг, чьи залитые ярким летним солнцем склоны были густо оплетены плодоносящими виноградниками. Закупить бы мергийское здесь, в деревнях, прямо на месте изготовления… Жаль, что это невозможно.

К исходу дня их повозка достигла крупного мергийского города, и они успели попасть внутрь за четверть часа до ночного закрытия ворот. Журус сразу направился в центр и долго колесил по городу, постепенно удаляясь в бедняцкие окраины всё глубже. К полуночи они оказались в таких трущобах, что Сезусу стало страшно за собственную жизнь не на шутку. Всюду тесное нагромождение бедняцких хибар крайней степени убогости, грязь, темень и ни души. Даже псы не лают, патрулей Городской Стражи вовсе не видно и не слышно. В таких местах можно запросто нарваться на грабителей, а то и похуже. Потом тучи закрыли слабо светящую в небе молодую луну, и опасения Сезуса подтвердились.

– Стоять! – Десяток вооружённых головорезов в чёрных плащах и масках возникли в ночной тьме, словно из-под земли. – Кошель или жизнь!

Бандиты оказались сразу везде, двое из них уже держали под уздцы их усталую тягловую лошадь, остальные окружили повозку, лишая своих жертв возможности спастись бегством. Сезус похолодел от ужаса, невольно вцепляясь руками в спрятанный на животе под одеждами кошель, но всё обошлось.

– Мы к Одноглазому, – тихо произнёс Журус, протягивая одному из головорезов какую-то маленькую вещицу, плохо заметную в темноте. – Я Журус. Привёз клиента.

Головорез забрал у него вещицу, но смотреть на неё не стал. Вместо этого он, не глядя, тщательно ощупал её пальцами, проверяя некие тайные знаки, незаметно выдавленные на поверхности. Удовлетворившись осмотром, он кивнул своим людям, и головорезы отступили, мгновенно растворяясь в ночном мраке. Пока Сезус судорожно переводил дух, Журус дал лошади поводьев, проехал с полсотни саженей и завёл телегу в какой-то сарай, ворота которого неожиданно оказались открытыми. Едва телега заехала внутрь, ворота закрылись, и в темноте вспыхнул свет, заставляя Сезуса болезненно зажмурить привыкшие к ночному мраку глаза.

– Одноглазый не ждёт тебя сегодня, Журус, – рядом с повозкой обнаружилась пара людей, затянутых в лёгкие кожаные доспехи чёрного цвета. Их шлемы закрывали лицо полностью, оставляя видимыми только глаза, из-под широких плащей виднелись многочисленные ножны с метательными ножами и кинжалами разной длины. В руках оба головореза держали гномские фонари. – Но тебе повезло. У него хорошее настроение. Он вас примет. Глаза закрыть! Руки сложить ладонями вместе!

Сезус повиновался и вскоре почувствовал, как ему на голову натягивают мешок, а запястья связывают верёвкой. Кто-то из головорезов вывел Сезуса из повозки и повёл куда-то вниз по ступеням. Ступеней оказалось неожиданно много, но после спуска его ещё полчаса водили по какому-то лабиринту весьма путаным маршрутом, изобилующим множеством поворотов, перемежающихся скрипом распахивающихся железных дверей. После очередного такого поворота его остановили, и Сезус услышал мягкий и добрый голос, никак не подходящий ко всей этой жуткой обстановке:

– Снимите с них мешки и развяжите.

Мешок с головы сорвали, и Сезус ощутил, как кто-то перерезает путы на его руках.

– Глаза можете открыть, дорогие мои незваные посетители! – продолжил добрый голос. – Надеюсь, вы действительно окажетесь дорогими, и я не зря трачу время.

Открыв глаза, Сезус обнаружил себя стоящим на пороге большой и роскошно обставленной залы, убранством своим не уступающей кабинету какого-нибудь вельможного дворянина. Журус был рядом, с него мешок сняли позднее, и сейчас второй головорез освобождал его руки от верёвок. Зала была мягко освещена гномскими фонарями немалой цены, умеющими менять свечение в угоду желанию владельца, и на заставленных дорогой мебелью стенах не имелось ни окон, ни картин. Посреди залы располагался весьма большой и очень изысканный полукруглый диван, по обоим краям которого стояли столы из редких сортов редонийского дерева. Один из них был заставлен дорогими яствами, другой оказался заполнен оружием, магическими артефактами и кристаллическими заготовками под них.

Посреди дивана вальяжно сидел человек в дорогих стильных одеждах столичного модника, поверх которых была надета лёгкая, но изысканная мантия волшебника, сотканная из дорогого сукна и с немалым вкусом расшитая крохотными кристаллами нимийского хрусталя. Хрустальный бисер мягко и ненавязчиво светился жёлтыми чарами. Пересекающая лицо мага повязка, закрывающая ему отсутствующий глаз, была выполнена подобно мантии, и свечение магии зачарованного бисера образовывало на её поверхности изображение глаза, не отличимого от настоящего. Глаз с повязки зрил точно в глаза Сезусу, куда бы он ни отвёл взор, и это вызвало у торговца мороз по коже.

По обе стороны от одноглазого мага, забравшись на диван и игриво прислонившись к волшебнику, расположились две полуобнажённые длинноволосые девушки, похожие друг на друга как две капли воды. Их идеальные тела были едва облачены в крохотные наряды, возбуждающие кровь Сезуса даже в столь рискованном месте. Но вместо алмазных подвесок, золотых браслетов, колье, бриллиантовых заколок и прочей женской роскоши, на их соблазнительных телах были укреплены ножны с кинжалами и отравленными иглами, а светящиеся жёлтой магией артефакты, искусно стилизованные под женские драгоценности, заменяли им утончённые украшения.

– Оставьте нас, – ласково изрёк Жёлтый маг головорезам, и те молча удались, унося с собой мешки и веревки.

Покинув роскошную залу, головорезы заперли за собой широкие двери, и Сезус услышал негромкий шорох задвигающегося снаружи засова. От этого мороз по его коже побежал ещё сильней, и он неуверенно посмотрел на Журуса, не решаясь вымолвить хоть слово. Было во всей этой доброте что-то жуткое, и это ощущение усиливалось у Сезуса с каждым ударом сердца.

– Многих лет жизни тебе, Одноглазый, – произнес Журус далёким от твёрдости голосом, и Сезус понял, что жутко здесь не ему одному. – Я пришёл без вызова, но это выгодное дело. Я привёл клиента, который нуждается в особенной услуге…

– Особенной? – ласкового переспросил Жёлтый маг, и глаз на его повязке вновь вонзил свой взор в Сезуса. – О! Я люблю особенные заказы! Это разнообразит мою непростую жизнь. – Он слегка прищурился и всё так же ласково произнес, ни к кому не обращаясь: – Девочки, наши гости явились сюда в грязной обуви.

Полуобнажённые красотки соскользнули с дивана и с хищной грацией, отчасти напомнившей Сезусу движения оркских дев, направились к ним, на ходу извлекая из крохотных кармашков какие-то шелковые тряпицы. Одна из неотличимых красоток приблизилась к Журусу, другая к Сезусу, и то, как побледнел Журус, не укрылось даже от косого взгляда торговца. Полуобнаженная красотка подошла к Сезусу вплотную, касаясь его грудью, и вблизи стало видно, что её руки и тело несут на себе множество едва заметных шрамов. Следы сии остались от клинковых ударов, полученных ею в разное время, и были исцелены столь искусно, что являли собой тончайшие ниточки на роскошной коже. Внезапно Сезус с ужасом понял, что следы эти не были исцелены полностью специально, дабы всякий, кто бросал взор на обольстительные тела, имел возможность догадаться, чего можно ждать от их обладательниц. Убийца в теле соблазнительницы смерила его томным взглядом, медленно и несильно лизнула в щёку и промурлыкала:

– Ты в гриме, о, загадочный незнакомец!

В следующий миг Сезус ощутил приставленное к основанию черепа холодное острое лезвие, и едва не поперхнулся словами:

– Я скрывал свою личность от пограничной стражи! Мне необходимо было инкогнито покинуть страну, иначе мой план не воплотить! У меня нет оружия, клянусь Эрдисом Щедрейшим! Я пришёл с деловым предложением!

– Как интригующе… – всё так же томно прошептала убийца, опускаясь к его ногам, при этом скользя руками по его телу с нажимом, не оставляющим сомнений в ведущемся обыске.

В какой миг нож в её руке сменился всё той же тряпицей, Сезус заметить не сумел. Зловещая красотка с силой ткнула его остро отточенным ногтем в подколенный сгиб, заставляя согнуть ногу, одною рукой приподняла его ступню, другою приложила шёлковую тряпицу к подошве его пыльного башмака. Ткань оказалась зачарована для сохранения чистоты, тряпица растеклась по его обуви, плотно облегая собой всю её поверхность, и впитала в себя грязь вместе с дорожной пылью. Полуобнажённая убийца грациозно поднялась, неторопливо обошла Сезуса, всё так же проводя руками по его телу, и опустилась возле другой ноги. Процедура с зачарованной шёлковой тряпицей повторилась, после чего красотка столь же не спеша двинулась обратно к дивану с туго набитым кошелём в руках. Сезус запоздало понял, что обыск окончен и что это именно его кошель она уносит с собой.

Тем временем вторая убийца с телом обольстительницы закончила всё то же самое с Журусом, и тот заметно расслабился, когда она направилась следом за первой. Полуобнаженная убийца добралась до дивана, грациозно взобралась на него, усаживаясь на колени подле Одноглазого, и протянула к нему ладони с кошелём. Жёлтый маг провёл над кошелём рукой, прислушиваясь к магическим потокам, и кивнул девушке в знак отсутствия угрозы. Убийца соблазнительным движением улеглась на диван, укладывая голову на бедро Одноглазого, словно на подушку, развязала кошель и принялась забавляться с его содержимым, засыпая золотом себя от живота до груди. Вторая убийца заняла своё место по другую руку Жёлтого мага, и тот перевёл взор с рассыпанного по обнажённому телу золота на Сезуса.

– Это мне? – на фоне его ласковых интонаций взгляд сотканного из магических мороков глаза на повязке был ещё более жутким. – Как любезно с вашей стороны, милейший гость! Теперь я вижу, что вы действительно деловой человек. Чем же может вам помочь скромный маг Жёлтого ранга?

– Мне… – Сезус судорожно сглотнул и облизал пересохшие от нервного напряжения губы. – Я… – Он заставил себя собраться с силами и почти спокойно изрёк: – Я хочу отомстить! Мне нужен яд. Сильная отрава, которая поразит, допустим, целую деревню. Гарантированно, без накладок. Там могут быть целители… Я хотел сказать, они там точно есть…

– О! – всё так же ласково протянул Одноглазый. – Весьма любопытный заказ! Отрава, поражающая целую деревню, с которой не в силах совладать Оранжевый маг! Давненько я не делал что-то подобное! Заказ действительно интересный, признаю. Я исполню его. Но прежде позволю себе нескромность задать вопрос: понимает ли мой человеколюбивый гость, что ни один правитель не оставит просто так гибель всей деревни, да ещё вместе с целителем? Виновника станут усердно искать.

– И они отыщут его, клянусь Эрдисом Щедрейшим! – зло воскликнул Сезус. – На это и расчёт! Он заплатит мне за все унижения и притеснения, кои я терпел десять лет!

– Подстава? – понимающе ухмыльнулся Одноглазый, и сей столь неожиданный бандитский жаргон, никак не сочетающийся с его внешним образом, резанул торговцу ухо. – Неплохой план! Но если он рухнет, советую тебе быть к тому моменту очень далеко от места событий. Иначе моим девочкам придётся отыскать тебя прежде, чем это сделает Тайная Полиция Авлии.

– План не рухнет! – твёрдо заявил Сезус. – Его цена – это десять лет моей жизни! И я намерен компенсировать их сполна! Я сделаю всё сам. И, клянусь жизнью, после того как всё получится, Тайной Полиции будет не до расследований!

– Будь по-твоему, мой добросердечный и незлопамятный гость! – ответствовал маг.

Он положил ладони на упругие тела соблазнительных убийц, словно на подлокотники, опёрся о них и встал с дивана. Одноглазый направился вглубь залы, к стоящей в углу богато отделанной алхимической лаборатории, и принялся возиться со множеством загадочных склянок. Изливающиеся из них жидкости, смешиваясь друг с другом, шипели, пускали дым и меняли цвет, то резко уменьшаясь в объёме, то, напротив, разрастаясь вдвое и более. Спустя четверть часа Жёлтый маг отошёл от лаборатории с небольшой склянкой в руках. Внутри неё виднелась буро-зелёная жидкость, курящаяся лёгким дымком.

Но это оказалось ещё не всё. Одноглазый со склянкой направился в другой угол залы, и Сезус только сейчас заметил отсыпанную там Пентаграмму Силы. Повелевающий бандитами чародей взошёл в её центр, взял склянку двумя руками и принялся шептать заклинания. Линии Пентаграммы засветились жёлтым свечением и с каждым его словом пылали всё сильней, усиливая творящуюся магию. Одно заклинание сменялось другим, склянка в руках Одноглазого постоянно озарялась вспышками жёлтой энергии, и буро-зеленая жидкость внутри неё становилась всё светлее и прозрачнее. Наконец, она перестала отличаться от воды абсолютно, и Жёлтый маг завершил чародейство, коротким шепотом гася Пентаграмму.

– Твой заказ готов, мой человеколюбивый гость! – Одноглазый устало выдохнул и подошёл к столу с яствами.

Он взял оттуда богато инкрустированный драгоценными каменьями золотой кубок, сделал из него несколько глотков и направился к Сезусу. Его магический глаз немедленно воззрился на торговца, и тому вновь стало не по себе.

– Вези сию колбу бережно, гость! – Одноглазый вручил Сезусу склянку. – Ибо магия Оранжевого ранга будет не в силах исцелить тебя от этой отравы!

Сезус принял зловещую колбу предательски трясущимися руками и торопливо убрал подальше в походную суму. Пребывающее в затяжном испуге воображение нарисовало ему жуткие картины своей случайной гибели, и он вновь облизал ставшие сухими губы:

– Она не разобьётся в дороге? Её можно положить плашмя? Яд не вытечет?

– Стекло и пробка защищены заклятием, – с неизменной ласковостью отозвался Одноглазый. – Колба выдержит удар камня, и откупорить её можно только руками. Но это ещё не означает, что стекло несокрушимо вовеки. Глупцу по силам сломать всё что угодно, если это «всё» суть вещи нужные и полезные.

– Как мне обращаться с ядом, когда придёт время? – Сезус невольно пытался уложить колбу внутри сумы понадёжней.

– Откупорь колбу и вылей содержимое в вино, воду или похлёбку, – ответствовал Одноглазый. – Помни, яд ленив, пока не попадёт внутрь человека. Оказавшись же там, он вступит во взаимодействие с внутренними жидкостями организма, и станет весьма заразным. Яд разовьётся внутри первой жертвы за четверть часа. Именно столько времени будет у тебя, дабы убраться подальше, прежде чем Смерть явится и за тобой. Ибо после того яд будет передаваться от больного к здоровому за десять ударов сердца на расстоянии в двадцать пять саженей. И так будет до тех пор, пока он не поглотит всех либо не будет исцелён.

– Ты же сказал, что его нельзя будет исцелить… – начал было Сезус, но осёкся, увидев зловещий взгляд несуществующего глаза бандитского чародея.

– Я сказал, что с ним будет не в силах совладать Оранжевый маг, – ласково поправил его Одноглазый, отчего Сезусу стало ещё страшней. – И это так. Ибо отрава сия зачарована магией Жёлтого ранга. Сие означает, что Жёлтый маг пятой ступени, или же более сильный, сумеет развеять чары. И можешь не сомневаться, что таких магов вскоре там будет множество, ибо нет в природе такой заразы, что была бы неподвластна целителю. Оранжевый маг может не справиться с эпидемией, потому что она масштабна, но не потому, что ему не достаёт сил извести заразу. Всё, что не поддаётся целительным чарам, суть создано не природой, но более сильным магом. И всякому чародею ведомо сие правило. Посему столь массовой смертью заинтересуется не только Королевская Стража с Тайной Полицией, но и Верховный Волшебник королевства. Так что в твоих интересах сделать так, дабы столь любимая тобою деревня вымерла прежде, чем туда нагрянут сильные чародеи. Если яду станет некого поражать, он умрёт спустя десять часов, и его следы развеются в воздухе.

– В таком случае, никто и никогда не найдёт сих следов! – осклабился Сезус, понимая, что разоблачить его будет некому. – Нам нечего опасаться, клянусь жизнью!

– Я принимаю твою клятву, – медовым голосом ответил Одноглазый, отчего Сезус едва не поперхнулся следующей фразой. – А теперь ступай, мой добрейший гость. Дальнейшее моё время стоит золота, которого у тебя более нет.

При этих словах он коснулся какого-то магического артефакта, укреплённого на рукаве богато расшитой мантии, и опешивший Сезус услышал звук отпирающегося засова. Двери в залу распахнулись, и внутрь вошли шестеро головорезов в чёрных доспехах и масках. В руках двоих из них имелись объёмистые мешки, размерами своими как раз подходящие для того, чтобы уместить внутри себя человеческое тело. Держащие их головорезы окинули взглядом залу в поисках трупов и удалились, не скрывая разочарования. Остальные мастера отравленного кинжала натянули на головы Сезусу и Журусу мешки, связали руки и повели прочь.

Обратный путь длился ещё дольше и был много крат путанее дороги сюда. Судя по тому, что по долгим ступеням пришлось взбираться несколько раз, головорезы Одноглазого выводили гостей иным лабиринтом, и запомнить маршрут Сезус не смог даже на десятую его часть. Впрочем, он и не пытался. Логово бандитского главаря было столь же жутким местом, как его хозяин, но всё закончилось успешно, и Одноглазый остался позади. И потому думы Сезуса были заняты предстоящим делом, ибо теперь осталось воплотить самую опасную часть плана.

Ночевать в Мергии Сезус наотрез отказался, и Журус, не произнёсший за весь вечер и десятка фраз, не стал спорить. Он лишь признался, что в какой-то момент испугался, что обольстительные девушки-убийцы прирежут их обоих, ибо такое могло произойти запросто, если у Одноглазого вдруг сменилось бы настроение. Но заказ Сезуса бандитскому магу явно понравился, и теперь всё, чего желает Журус, суть убраться отсюда подальше. Поэтому обратно к мергийско-авлийской границе они направились немедленно, потратив на то всю ночь и управляя повозкой поочередно.

При пересечении пограничных фортов никаких сложностей не возникло. Тамошние чиновники помнили капризного деда, и никто из них не удивился, услышав от Журуса, что вредный старикашка успел за столь короткий срок переругаться со всеми своими дальними родственниками и пожелал вернуться восвояси. Ещё через сутки они достигли Бриданны, ближайшего к Симилле крупного авлийского города. Там Журус внезапно заявил, что остаётся здесь и далее не поедет, и Сезусу придётся добираться дальше самому.

– Это два дня пути пешему! – ошеломлённо воскликнул торговец. – Я опоздаю к сроку! Дай мне хотя бы повозку! У меня не осталось денег, последнее ушло на оплату Королевских Порталов, Одноглазый забрал у меня всё!

– Тихо! – зашипел на него Журус. – Придержи язык! То, что между нами и ним сейчас лежит вся Авлия, ещё не значит, что можно трепать о нём направо и налево! Тайные дела любят тишину! Добирайся, как пожелаешь, я остаюсь! Из-за тебя меня чуть не убили там, и я не желаю рисковать ещё и здесь!

– Ты ничем не рискуешь! – Сезус перешёл на шепот. – Дальше я сделаю всё единолично! Дай мне повозку в долг! Я заплачу тебе за неё позже!

– Позже?! – окрысился Журус. – Позже ты отравишь множество народа! Я не желаю, чтобы меня, как твоего сообщника, искали по всему королевству все маги Авлии вкупе с Тайной Полицией! Когда ты сказал, что тебе нужен сильный яд, я думал, что ты собрался отравить своего дружка легата, но не более! Ты ничего не упомянул о том, что хочешь извести целую деревню! Думаешь, я столь глуп, что не понимаю задуманного тобою? Деревня, о которой ты заливал Одноглазому, на самом деле авлийский пограничный форт! Ты обезумел! Ты хоть понимаешь, что после этого начнётся?! Да тебя из-под земли достанут! И меня вместе с тобой!

– Никто не узнает обо мне ничего! – разозлился Сезус. – Я же сказал! Всё продумано! Я не собираюсь травить форт, я не столь глуп! Яд нужен мне для иных целей! Тебе нечего опасаться! В крайнем случае, скроешься в Мергии!

– Где меня прирежут люди Одноглазого? – усмехнулся Журус. – Дабы сохранить в тайне своё участие в массовом убийстве королевских пограничников?

– Никто ничего не узнает! – жестко повторил Сезус. – Я поболе твоего заинтересован в успехе и жить хочу не меньше! Я не повезу яд в пограничный форт! Яд предназначен для Орков! Поэтому я потребовал сделать его таким! Чтобы их шаманы не справились с исцелением! У них там Оранжевый ранг – это уже редкость, а Жёлтый – как у нас Синий! Опасаться нечего!

– Для Орков?! – Журус был до крайности удивлён. – А они-то тебе чем помешали?

– Тем, что до сих пор не убили этого к*Зирдского крысёныша с эмблемами легата! – зло огрызнулся Сезус. – Теперь я заставлю их его выпотрошить!

– Ты задумал подставить легата перед Орками?! – до Журуса дошёл смысл сказанного. – Желаешь спровоцировать нападение Орков на его форт?! Это же война!

– Не будет никакой войны, – зловеще засмеялся Сезус. – Орки далеко не глупцы, и наш Король тоже не безумец. Я отравлю какой-нибудь самый маленький охотничий стан зеленокожих, и следы яда приведут Орков в форт, который они вырежут подчистую вместе с легатом, и отомщу этому к*Зирдскому дерьму за всё! Вести о резне дойдут до Короля, но ему сейчас не нужна война с Орками! В Ратхаш перенаселение, бои с к*Зирдами на границе случаются еженедельно! Король лучше двинет войска в пески, дабы проредить поголовье змеиных языков! Пользы от этого больше, нежели губить войска в кровавой резне с Орками, которых сразу же соберется весь Ругодар! Король это превосходно понимает и потому отправит к Оркам послов! Дипломаты обо всём договорятся, и всё закончится! В крайнем случае казна выплатит Оркам какую-нибудь мзду! Орки вернутся в Ругодар с добычей, довольные победой, и устроят по этому поводу очередное празднество! Для которого я продам им отличного вина по великолепной цене! И заработаю то, что не мог заработать из-за этого вонючего кровопийцы в латах! И ты тоже можешь извлечь неплохую прибыль, если вложишься в мой караван! Только держи язык за зубами, и всё будет превосходно! Я гарантирую тебе тройную прибыль! А сейчас дай мне повозку и можешь оставаться в Бриданне, пропивать моё золото!

– Это моё золото! – огрызнулся Журус. – Я его заработал! Рискуя шкурой для тебя!

– Да ради Эрдиса Щедрейшего! Пусть так! – не стал препираться Сезус. – Лишь бы ты не трусил! Так ты дашь мне повозку или нет?!

Журус колебался ещё минут десять, но после того как Сезус назвал ему конкретные цифры ожидающихся прибылей, согласился отдать повозку в долг. Большего Сезусу не требовалось, лишь бы успеть добраться до деревни вовремя. Если к назначенному легатом сроку не приготовить караван, кровопийца в доспехах отберёт у него последнее, что осталось. Даже если после этого легат не пожелает отдать его под суд или тихо убить и утопить тело в Симилле, Сезуса ждёт нищета и бродяжничество. Нет, подобный финал жизни суть совсем не то, что он вожделел всю жизнь. Почти пятнадцать лет он отказывал себе во многом, жил в убогих пограничных деревнях, питался как обычный работяга – всё для того, дабы каждый сэкономленный медяк вкладывался в торговлю и увеличивал прибыль. Прибыль, которая в итоге сколотит Сезусу состояние, и он наконец-то заживёт достойно, подобно успешным купцам и именитым дворянам.

В тот день, когда легат за несколько ударов сердца лишил его средств, на добычу которых ушло почти десять лет, кровопийца в доспехах подписал себе смертный приговор! Себе и всем своим прихвостням заодно, ибо взбешённые Орки не будут выяснять, кто там хороший, а кто плохой. И это весьма хорошо! Туда им и дорога! А Сезус восстанет из пепла, как восстанет из пепла пограничный форт, который Королевская Пограничная Стража отстроит на прежнем месте в любом случае. И Сезус неплохо заработает на поставках всевозможных товаров строителям. И никто уже не сможет ему помешать! Новый легат будет честен и непорочен. Хотя бы первые лет пять, пока не привыкнет к своему месту. Сезусу этих лет хватит. Сейчас он наскрёб золота на не самый лучший караван, но празднество Орков сделает эту торговлю очень выгодной. Потом будут ещё, к*Зирдов расплодилось столь много, что одним рейдом Дети Ругодара не ограничатся. Надо только держать ухо востро.

Добравшись до своей деревни, Сезус первым делом продал трактирщику повозку Журуса вместе с лошадью, благо трактирщик давно подыскивал себе тяглового коня, и сделка получилась выгодной. В этот же день Сезус собрал все свои повозки с лошадьми, нанял возниц и вновь выехал в Бриданну. Там он провёл двое бессонных суток, закупая вино бочками и торгуясь за каждый медяк. Чтобы караван случился как можно более прибыльным, он даже продал телеги и лошадей, купив взамен них по низкой цене вконец изъезженные развалюхи и ужасных кляч. Ничего, один раз до места торгов всё это доедет, а большего от них и не требуется.

За десять ударов сердца до назначенного легатом времени Сезус во главе доверху гружённого каравана стоял перед воротами пограничного форта в ожидании открытия перехода. Лязганье цепей, накручивающихся на барабан, поднимающий входную решётку, он воспринял как звук горна, трубящего атаку. И даже привычный и застарелый страх перед легатом сегодня был не столь остёр, заглушаемый предвкушением расплаты.

– Ты поступил благоразумно, не став искушать судьбу, – легат вышел к нему в сопровождении десятка доверенных воинов в тот момент, когда прочие солдаты заканчивали досмотр караванных телег.

Он перевёл вопросительный взгляд на десятника, командовавшего досмотром, и тот доложил, с подозрением глядя на Сезуса:

– Он приехал на других телегах с другими лошадьми! Прежде у него были добротные повозки, а ныне это развалюхи, запряжённые престарелыми клячами.

– Я всё вложил в дело, влиятельный милорд! – поспешил объяснить Сезус как можно более подобострастным голосом. – Это редкая торговая возможность! Зато я загрузил телеги вином доверху! На каждый вложенный золотой я получу три! Мы получим! – торопливо поправился он. – А повозки можно обновить позже, сейчас важно не упустить момент!

Легат вновь перевёл взгляд на десятника, и тот подтвердил слова торговца:

– Телеги действительно загружены вином. Больше там ничего нет. Но дорогое вино у него не везде. Есть два десятка бочек обычного пойла.

– Я вложил в товар всё, что у меня было! – продолжил унижаться Сезус. Легат прекрасно знал обо всем, что происходит в прилегающих к форту деревнях, и был осведомлён о том, что Сезус продал всё своё имущество ещё неделю назад. Но вызвать сейчас очередной приступ всемогущества у кровопийцы в доспехах было никак нельзя и потому приходилось терпеть ради вожделенной цели. – Я докупил простого вина на последние деньги, чтобы телеги не ушли в караван недогруженными!

– Торгаш всегда остаётся торгашом, – презрительно поморщился легат. – Другого ответа я и не ждал. Веди свой караван, Сезус! Я даю тебе твой последний шанс! Десятник! Поедешь с ним, посмотришь, чтобы он ничего не утаил! Поменяй доспехи, дабы не волновать Орков, и езжай!

– Могущественный милорд! – спохватился Сезус, изо всех сил стараясь выглядеть смиренно, но убедительно: – Позвольте милорду десятнику путешествовать в доспехах Королевской Пограничной Стражи! Я представлю его Оркам как официальное лицо! Иначе его не пустят со мной в Главный Стан! Сейчас воины кланов в набеге, в станах остались лишь старцы, женщины, дети, торговцы да совсем немного бойцов, и потому Орки не позволяют охране человеческих караванов сходить на берег. Если милорд десятник не будет отличаться от простого охранника, его оставят ожидать на барже!

– Как меня оставят ожидать на барже, если у тебя нет более охранников? – усмехнулся десятник.

– А ведь верно, – легат надменно ухмыльнулся. – Где же они? Или ты продал своих охранников работорговцам, чтобы хватило денег на товар?

Заполнившие небольшой внутренний двор пограничного форта солдаты дружно заржали, испепеляя ненавистного торгаша уничижительными взглядами, и Сезус поспешно засмеялся вместе со всеми.

– Я обязательно бы поступил именно так, если б смог! – тоном раболепствующего подхалима ответил он. – Но любой из них много более меня искусен в обращении с клинком, и ещё неизвестно, кто кого бы продал, случись такая оказия! Денег у меня более не осталось, и потому нанять охрану было не на что. Я смиренно надеялся, что доблестная Пограничная Стража Авлии сопроводит меня до причала, это совсем недалеко. А по ту сторону Симиллы караван поведут воины Орков.

– Смени доспехи, десятник, – лениво велел легат. – Не стоит привлекать к себе излишних взглядов. Особенно на причале.

Десятник отсалютовал и поспешил скрыться в казарме, легат же продолжил ещё более надменным тоном:

– Если у тебя более не осталось денег, чем ты собрался заплатить лоцману за наём баржи, а грузчикам за погрузку?

– Я смиренно надеялся получить нужную сумму в долг у вашей милости… – Сезус втянул голову в плечи и попытался придать себе максимально жалкий вид.

– Да ты совсем утратил почтительность, торгаш! – Подобный оборот несказанно удивил легата. – И вкупе с нею, как я вижу, ты утратил инстинкт самосохранения!

– Не гневайтесь, ваша милость! – в ужасе залепетал Сезус. – Молю вас Эрдисом Щедрейшим! Я изрёк глупость, пощадите! Я договорюсь с лоцманом и грузчиками о работе в долг! Через четверо суток я вернусь с набитыми золотом кошелями и заплачу им вдвое! Не извольте беспокоиться! Не желает ли ваша милость вложить какую-либо сумму в покупку шкур с брюха щиторога? Сейчас цены на них невероятно выгод…

Легат неожиданно, без замаха, ударил его сжатой в кулак латной перчаткой в лицо. Сезус упал на бревенчатый пол крепостного двора и несколько секунд не мог подняться из-за боли, потери ориентации и сильного головокружения.

– Тебе что, жалкий торгаш, вздумалось, что я подобен тебе?! – навис над ним легат с искажённым злобой лицом. – Или, быть может, что кто-то из нас подобен тебе?!

Латный сапог врезался Сезусу в грудь, и он захрипел, не в силах сделать вдох. Но новых ударов не последовало, и ему удалось отдышаться.

– Смилуйтесь… – просипел он, – влиятельный милорд… Я ни в коем случае не желал оскорбить вас… Я хотел услужить вам… вновь проявил глупость…

– Ещё раз проявишь её – мы разрубим тебя на куски и скормим копытням! – с ненавистью прошипел легат. – А теперь вскочил, забрал своё торгашеское дерьмо и пшёл вон! Когда вернёшься, мы обсудим нанесённое тобою всем нам оскорбление!

С трудом поднявшись на ноги, Сезус доковылял до головной телеги и взобрался на козлы, борясь с головокружением. Из разбитой губы капала кровь, щека быстро опухала, и язык ощущал острый обломок вместо зуба на месте удара. Он нетвёрдым движением дал лошади поводьев, и сопровождаемый злобными взглядами солдат караван потянулся прочь из пограничного форта. Позади раздался грохот опускающейся решётки ворот, ведущих к границе, и Сезус принялся стирать с дорожного плаща закапавшую его кровь. Вскоре опухоль на разбитом лице выросла ещё больше, но головокружение прошло, боль в глазах утихла, и управлять повозкой стало легче.

Торговец оглянулся, убеждаясь, что все его повозки покинули пограничное укрепление, но тут же столкнулся взглядом с десятником легата. Тот был уже здесь, сидел на крайней телеге рядом с возницей и с ненавистью буравил Сезуса глазами. Пришлось отвести взор, осмотреть телеги и отвернуться. Ничего, он стерпит и это. Всё равно теперь терпеть осталось недолго. Разбитое лицо и сломанный зуб болели, никаких медикаментов у Сезуса не имелось, но сейчас сие даже к лучшему. Орки спросят, что случилось с его лицом, и легат, сам того не зная, облегчил Сезусу воплощение плана. И даже дважды, потому что десятник не сменил доспехи целиком, а лишь избавился от нагрудника и шлема, несущих на своих поверхностях эмблемы Королевской Пограничной Стражи Авлии. Вместо них он надел точно такие же армейские доспехи, только без знаков различия, а меч его и вовсе остался прежним, и в нём без труда можно было узнать оружие регулярной армии. И широкий дорожный плащ, надетый поверх всего этого, ненамного замедлит сие опознание.

Две мили, разделяющие пограничный форт и причал, Сезус проехал молча, стараясь не шевелить головой, при всяком движении испытывающей тупую боль. Формально территории, располагающиеся между пограничными фортами и Симиллой, считаются нейтральными, подобно Пустоши между землями Людей и песками бескрайней Ратхаш, и жить на них запрещено. Ибо сии две мили предназначены для того, чтобы дозорные разъезды Королевской Пограничной Стражи, стерегущие границу, имели возможность обозревать ровную местность как можно дальше и быстро обнаруживать появляющиеся на ней следы шпионов неприятеля.

Но на деле эти территории редко бывали полностью безлюдны. Никаких поселений тут не было, никто не желал в случае внезапного нападения Орков или к*Зирдов оказаться на пути вторгающихся войск. По этой причине многочисленные пограничные деревушки, являвшиеся домом для капканщиков, охотников и рыбаков, располагались за линией пограничных фортов, зачастую прилепившись к таковым у самых их стен. Зато вышеуказанный люд, сиречь промысловых дел мастера, посещал нейтральные земли постоянно. Капканщики устанавливали ловушки на зверей, пытая счастье добыть турлана, пушистая шкурка которого весьма ценилась у портных вельможных дворян и имела изрядную стоимость. Охотники бродили вдоль Симиллы, высматривая идущую на водопой дикую живность, рыбаки промышляли установкой сетей. Некоторые даже ловили с лодок, если не опасались течений и им было не в тягость всякий раз доставлять лодку от деревни до Симиллы.

Ниже по течению реки, в верховьях устья, заканчивающегося могучим водопадом, низвергающимся в море с высоких обрывистых скал, на речном побережье даже возник небольшой порт. Порт сей более походил на пристанище всевозможных рыбацких лодок, баркасов и нескольких грузовых барж, перевозивших торговые караваны Людей в Ругодар. Но в силу великой воинственности оркских кланов, приводящей к частым набегам и стычкам, торговлею с Орками занимались лишь самые отчаянные и рисковые купцы, коих было весьма немного, и серьёзного развития порт так и не получил. Гораздо безопаснее было не рисковать жизнью и товаром в степях Ругодара, а дождаться, когда оркские купцы сами прибудут в пограничный форт.

Здесь же, в опасной близости не только от Ругодара, но и от Ратхаш, никто не решался строить что-либо на побережье. Изредка кто-нибудь из рыбаков мог отважиться и оставить на берегу лодку на ночь или две, понадеявшись на милость Эрдиса Щедрейшего. Даже причал напротив пограничного форта был всего лишь самым что ни на есть обычным речным причалом: несколько десятков бревенчатых свай, забитых в дно прибрежных вод и укрытых таким же бревенчатым настилом. Ровно столько, сколько необходимо, чтобы вручную погрузить или разгрузить баржу. За три дня до того, как подвести караван к переправе, торговец отправляет почтовую крылатку в порт в верховьях устья, сообщая владельцу баржи о своих намерениях, и, если крылатка приносит положительный ответ, договаривается в деревне с местными о погрузочных работах. В нужный час возле причала собираются грузчики, подходит баржа и сам караван.

В этот раз хозяин баржи ответил согласием сразу, из чего Сезус сделал вывод, что о готовящемся в Ругодаре празднестве ещё никто не знает. В смысле те, кто проведал об этом столь же удачно, как он сам, благоразумно держат язык за зубами, не желая терять столь редкостные по своей выгоде прибыли, и все подряд не бросились фрахтовать баржу. Едва его караван приблизился к причалу, предположения торговца подтвердились. Баржа уже стояла у причальной стенки, рядом лениво слонялись грузчики, среди которых Сезус узнал нескольких местных охотников и пару капканщиков. Стало быть, никакого ажиотажа пока нет.

Более того, услышав о работе в долг, грузчики и лоцман возмущались совсем недолго. Сезус торговал в этих краях вот уже десять лет, его хорошо знали, и обещания двойной оплаты по возвращении вполне хватило для их согласия. Тем более что в процессе погрузки выяснилось, что многие охотники и капканщики сидят сейчас без работы. Потому что в Ратхаш наплодилось бесконечное число змеиных языков, и к*Зирдские тумены стали всё чаще заходить вглубь нейтральных территорий. А в последнее время приближаться к Пустоши и вовсе опасно, ибо можно натолкнуться на очередное побоище Орков с к*Зирдами и оказаться посреди мясорубки. Не убьют – так схватят! А это прямой путь в рабство, потому что денег на богатый выкуп простому капканщику взять неоткуда.

Выслушав все рассказы и раз двадцать пробурчав что-то нейтральное в ответ на вопрос о разбитом лице, Сезус дождался погрузки каравана на баржу, удалился в трюм и до самого окончания переправы просидел там, смывая кровь с сильно опухшего лица. Десятник легата, тщательно прислушивавшийся ко всем фразам Сезуса, спустился в трюм следом за ним, уселся на телегу подальше и прилежно исполнял приказ своего кровососа-командира не спускать с торговца глаз. За минувшую неделю лето вошло в пик зноя, Симилла обмелела ещё сильней, и до Ругодара баржа дошла гораздо спокойнее, нежели в прошлый раз.

У оркского причала, который размерами своими превосходил причал отправления раз в десять и при этом был обычно столь же пуст, сегодня обнаружился небольшой походный стан Орков. Несколько походных шатров были разбиты недалеко у побережья, рядом стоял столь же небольшой табун вьючных лошадей, непривычно здоровенных на человеческий взгляд, снаряжённых в празднично украшенную сбрую и только что вымытых. Ватага оркских подростков лет двенадцати грузила в их вьючные мешки корзины со свежевыловленной рыбой. С десяток оркских женщин помогали здоровенным клыкастым старцам сворачивать сети, недавно извлечённые из воды, и Сезус невольно косился на соблазнительные тела зеленокожих красавиц, облачённые в лёгкие и мокрые одежды.

Четверка конных оркских бойцов появилась со стороны севера сразу, едва баржа пристала к причалу. Пока караван выгружался, Орки добрались до причала, и Сезус узнал воинов, встречавших его в прошлый раз. Командир разъезда смерил взглядом опухшее лицо торговца, внимательно оглядел возниц и остановил взор на десятнике.

– Где твоя охрана, человек Сезус? – поинтересовался он.

– Я не стал нанимать воинов, – шевелить опухшими губами было трудно, и приходилось прикладывать усилия, причиняющие несильную, но неприятную боль. Однако у Орков в цене мужество, и если выглядеть сейчас несчастным, то вместо сострадания запросто получишь презрение. – Зачем платить им золото, если караван всё равно станут охранять могучие бойцы клана Острого Клыка, с которыми им не сравниться? Я вложил эти деньги в великолепное вино, которое счастлив предложить Детям Ругодара. Скажи, могучий воин, не опоздал ли я к празднеству?

– Послезавтра День Малой Воды, – здоровенный Орк вновь изучающе посмотрел на десятника и перевёл взгляд на Сезуса: – Мы ожидаем возвращения лавин сразу после полудня. Празднество начнется с заходом солнца, как только спадёт зной. Садись в свою повозку, человек Сезус, мы отправляемся!

Торговец занял место возницы головной повозки, и караван тронулся следом за передовой парой исполинских клыкастых всадников. Десятник, усевшийся на последней телеге, был единственным пассажиром каравана, и это не укрылось от внимания Орков. Они периодически бросали на него пристальные взоры, и десятник в эти мгновения принимался с интересом разглядывать их боевых скакунов, огромных в сравнении с любой породой человеческих лошадей.

К полудню повозки Сезуса обогнал караван Орков на вьючных лошадях, тех самых, что встретились ему возле причала. Судя по направлению движения, они тоже держали путь в Главный Стан клана Острого Клыка и торопились привезти улов. Каждый из них восседал на легко нагруженной вьючной лошади и вёл за собой ещё двоих таких же, нагруженных изрядно, но в силу крупных размеров оркские лошади двигались быстрее, и караван Сезуса вскоре отстал. С того момента в раскинувшейся вокруг бескрайней степи, пылающей разноцветьем трав и благоухающих полевых цветов, никто более не появлялся. До заката солнца Сезус боролся с жаром, терзающим опухшее лицо, потом солнце село, и он забылся тревожным сном, сидя на козлах.

К утру опухоль немного уменьшилась и перестала саднить. Сезус как мог привёл себя в порядок, дабы въехать в Главный Стан без следов крови на лице. Орки – не Люди, они не станут просто так расспрашивать, почему лицо разбито. Разбито – так разбито. Быть может, это произошло во время сражения с врагами, отработки воинских приёмов или же в ходе Поединка До Третьей Крови. Причин может быть много, и все они достойные, ибо не получал ран лишь тот, кто никогда не сражался. А таких среди Детей Ругодара не существует. В другое время Сезус бы порадовался сему положению вещей, ибо не пришлось чувствовать себя стыдливо и неловко. Но сейчас придётся самому заострить внимание зеленокожих на своей травме.

С восходом солнца караван достиг Главного Стана клана Острого Клыка. Сезус невольно скривился в пренебрежительной ухмылке, глядя на изумлённую физиономию десятника, уставившегося на приближающуюся исполинскую крепостную стену, увенчанную ещё более исполинскими башнями. Ухмылка вызвала боль, но оно того стоило. Безмозглый солдафон явно никогда не был в Ругодаре и ожидал увидеть здесь что угодно, только не такое. Стан диких варваров оказался неприступной крепостью, выстроенной и вооружённой по высшему уровню, и отличие его от авлийских крепостей состояло в том, что последние были вдвое менее мощны. А ведь это ещё не самый большой из Главных Станов Детей Ругодара. Сезус как-то слышал от оркских торговцев, что наиболее крупными являются Главные Станы клана Дробящего Кулака на юге и клана Разъяренного Щиторога на севере. Их размеры и величие настолько грандиозны, что поражают даже самих Орков.

Пока десятник таращился на всё подряд, караван достиг торговой площади, и Сезус принялся заключать торговые сделки. Несмотря на раннее утро, Главный Стан бурлил деловой суетой. Всюду уже виднелись признаки готовящегося празднества: устанавливались подмостки для пиршеств, устраивались места для праздничных костров, ристалища для Танца и иные необходимые для веселья приспособления. Человеческих караванов в стане не оказалось, и это сильно упростило Сезусу торговлю. Цену на вино удалось получить весьма выгодную, и заняло всё это едва половину дня. Последние бочки с дорогим вином он придержал для Бдарда Деловая Хватка, которого в Главном Стане почему-то не оказалось, и план Сезуса едва не дал трещину. К счастью, оркский торговец появился к полудню, и Сезус явился к нему в торговые ряды прямо на телеге, гружённой последними бочками.

Бдард Деловая Хватка весьма обрадовался проявленной им любезности, и весь товар выкупил сразу, не торгуясь. Несколько минут Сезус поддерживал вежливую беседу, всячески демонстрируя Орку травмированное лицо, но клыкастый гигант не задавал нужных вопросов, и Сезуса стало невольно потряхивать от разрастающегося внутри нервного напряжения.

– Здоров ли ты, уважаемый Сезус? – Бдард Деловая Хватка внимательно всмотрелся в радужку глаз Сезуса. – Ты чувствуешь озноб? У тебя трясутся руки.

– Надеюсь, что здоров, – Сезус виновато потупился, всем своим видом показывая, что всячески стремился избежать этого разговора.

Но вопрос Орка был как нельзя кстати, и в голове торговца мгновенно созрел нужный ответ.

– После того как я сделал глупость, попытавшись перечить повелению легата пограничного форта, который требовал от меня взять в караван своего человека, легат предъявил мне весомые аргументы! – Сезус хмуро указал на опухшее лицо и скривился от боли так, чтобы Орк увидел расколовшийся зуб. – Не стоило перечить представителю власти. Я слишком часто общаюсь с представителями благородного народа Орков и поневоле проникся их принципами чести и достоинства. В нашем Королевстве это наказуемо. Это не стоит твоего внимания, мудрый Бдард, я сам виноват. Просто воспаление долго не проходило… десятник дал мне испить какого-то целебного зелья из своей фляги, спасибо ему и на том! Теперь мне лучше, только руки трясутся. Он сказал, что это пройдет вскоре.

– Люди прислали к нам своего соглядатая? – усмехнулся клыкастый исполин. – И что им это даст? Мы не прячем свой Главный Стан ни от кого.

– О, нет! – Сезус засмеялся и тут же скривился от боли. – Нет, уважаемый Бдард, я сомневаюсь, что легат выслал бы сюда шпиона столь глупейшим способом! Он всего лишь желает нажиться на моём караване. Легат дал мне кошель с золотом, дабы я вложил его в выгодную сделку, и десятник бдительно следит за моей честностью. Обычные дрязги Людей, не достойные оркского слуха! Поведай лучше, могучий Бдард, как чувствует себя твоя внучка?

– Превосходно! – зеленокожий исполин расплылся в клыкастой улыбке. – Ей всего две недели, а она уже узнает дедов и различает нас! Весьма смышлёное дитя!

– Я рад это слышать! – воодушевлённо заявил Сезус и неожиданно закашлялся. Немедленно подавив кашель, он прочистил горло и изрёк: – От лечебного зелья десятника у меня першит в горле. Как воины пьют эту гадость?! Однако мне пора возвращаться к каравану, посему не буду отвлекать тебя от дел торговых!

Он попрощался с Орком и направился к своей телеге. Сезус доехал до оркских торговцев, предлагающих снедь, и купил жаренного в пряных травах мяса на всех своих людей, не пожалев денег. Зеленокожая красотка завернула дымящиеся куски мяса в широченные салатные листья, и Сезус принялся укладывать их в повозке, якобы заботясь о бережном размещении.

За этим занятием он украдкой достал из походной сумы склянку Одноглазого и армейскую солдатскую флягу, несущую на своём металле клеймо Королевской Пограничной Стражи Авлии. Чтобы добыть эту флягу, пришлось заплатить карманнику вдвое, дабы тот совершил кражу в Оркольме, подальше от местного форта. Вор сработал чисто, благо фляга суть мелочь, из-за которой никто не станет учинять серьёзное расследование. Вполне возможно, что солдат, лишившийся её, вообще решит, что попросту утерял казённое снаряжение. Однако страх быть обысканным был столь велик, что Сезус до последнего не решался перелить яд во флягу. Теперь же время пришло, и от этого его руки тряслись ещё сильней. От сильного волнения он едва не пролил яд себе на пальцы, и две капли упали мимо фляги. Садиться в телегу стало слишком страшно, и обратно к каравану Сезус возвращался, ведя лошадь под уздцы.

– Я распродал весь товар! – торжественно объявил он возницам, слезающим со своих телег при его появлении. – Цены столь выгодные, что у Орков не хватило золота для оплаты! Поэтому сейчас я поеду с ними на другой конец Главного Стана, туда, где находятся их дома, они вынесут недостающее золото. А вы пока насладитесь обедом! Я угощаю!

Он указал рукой на исходящие лёгким паром куски мяса, завернутые в листья и аккуратно сложенные в своей телеге:

– Мясо бизона по-оркски! В травах! Только что зажаренное! Невероятно сочное, изумительный вкус! Весьма рекомендую, милорд десятник! – Сезус немедленно сделал подобострастное лицо. – Вы такого ещё в жизни не пробовали, клянусь Эрдисом Щедрейшим!

Десятник смерил его презрительным взглядом, но ничего не сказал и предназначающийся ему кусок мяса взял. Сезус извлек из телеги флягу с отравой и вручил одному из возниц:

– А это – настоящее мергийское! Сейчас оно стоит здесь безумно дорого, поэтому фляга невелика. Выпейте за успех моего предприятия, но не упивайтесь, вы мне ещё понадобитесь. Пока меня не будет, советую посетить торговые ряды! Сегодня здесь столь богатый выбор, что столичный рынок Арденны позавидует! Я оплачиваю расходы!

Он сунул руку в карман и достал заранее приготовленный кошель:

– Здесь по пятьдесят серебряных монет на каждого! Это сверх платы за работу!

Пока Сезус распрягал самую живенькую из всех своих стареньких лошадок, возницы уселись толпой на паре стоящих рядом телег и принялись за еду и выпивку, довольные неожиданным подарком. Десятник сидел отдельно, но свою порцию взял, и торговец, уезжая, краем глаза видел, как кто-то из возниц протянул ему простенький деревянный стакан с вином. В этот момент нервное напряжение внутри Сезуса достигло столь высокой отметки, что сердце зашлось в паническом стуке, в висках загремели удары крови, отдающиеся пульсирующей болью в разбитом лице, и тело затряслось против воли. Всю дорогу, пока он ехал до городских ворот, ему казалось, что прямо сейчас позади раздадутся крики, множество Орков бросятся за ним, настигнут и изрубят своими жуткими топорами.

Вскоре к этому страху прибавился ещё один: отпущенные Одноглазым тысяча ударов сердца истекли. Там, на другой стороне Главного Стана, отрава уже должна была начать убивать возниц, слоняющихся по заполненной Орками торговой площади, и Сезус с ужасом ожидал, что чудовищный яд распространится столь быстро, что догонит его самого, и он умрёт в невероятных мучениях прямо в городе Орков, с распиханными под одеждой кошелями, до отказа набитыми золотыми монетами. Как он выехал из противоположных ворот Главного Стана, Сезус даже не понял. В открытые ворота постоянно входили и выходили оркские женщины, дети и старцы, ведущие в поводу навьюченных лошадей, и охрана не препятствовала ему покидать город. Он не ощущал палящего зноя, не видел полуобнажённых женских фигур, не чувствовал боль в травмированном лице. Единственное, что владело им всецело, была отчаянная мысль: только бы не сорваться и не пустить лошадь вскачь! Только бы не сорваться!

Трезвость сознания вернулась к нему с закатом солнца, когда спадающий зной сменился свежим степным ветром. Сезус вздрогнул, всё ещё ощущая на себе множество пристально следящих оркских взглядов, и внезапно понял, что вокруг на многие мили нет никого, кругом простирается цветущая степь, по которой бредет его лошадь без всякой цели, куда глаза глядят. Видимо, оголодавшее животное, не ощущая воли хозяина, в какой-то момент свернуло с дороги, дабы перекусить, и с тех пор объедает кусты диких ягод, углубляясь в степь всё дальше. Осознав, что его давным-давно никто не видит, Сезус стеганул лошадь поводьями и помчался прочь, насколько хватило сил у старенького животного.

День Малой Воды! Завтра День Малой Воды! Зациклившимся эхом билось в его мозгу. В этот день воды Симиллы спокойны едва ли не единственный раз в году! Он сможет переплыть реку верхом на лошади, на к*Зирдский манер! Никто его не увидит! Ни Орки, ни Люди! Он переправится и сразу отправится в Бриданну, в обход дорог и деревень! У него есть золото, достаточное количество золота! Этого хватит, чтобы переждать нападение Орков и собрать караван! Он восстанет из пепла, как вожделеет, и на этот раз никто ему не помеха! Только бы не попасться патрулям Орков на берегу! Но если в Главном Стане уже начался мор, то все сейчас спешат туда, и патрулей должно быть гораздо меньше, а, может, не будет вовсе! Нет смысла стеречь обмелевшую реку в те часы, когда из Ратхаш к ней приближается огромное войско Орков! Лавины переправятся через реку верхом и направятся в свои станы, значит, войска растянутся на десятки, на сотни миль! И он успеет проскользнуть через реку до их появления! Лишь бы не загнать лошадь раньше времени!

С третьего раза Сезус заставил себя позволить хрипящей от быстрой скачки старой кляче перейти на неторопливый бег, определил направление на побережье и на всякий случай распластался на конской спине. Так его силуэт меньше, и шансов не быть замеченным больше.


Глава вторая. Доблесть сильнее смерти | Кровь за кровь | Глава четвёртая. Чудовищная катастрофа