home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава вторая. Доблесть сильнее смерти

Поток уродливых членистоногих гадов ожидаемо хлынул из бесчисленных щелей пропитанной некромантией трухлявой горы, и Трырд Стремительный Выпад привычно рванул поводья, заставляя своего скакуна выполнить длинный прыжок. Закованный в стальные конские доспехи оркский тяжеловес взвился в воздух, мощным прыжком выходя из-под удара, и кишащая уродливыми клешнями и челюстями масса хитиновых тварей плюхнулась на пыльные россыпи ядовитого камня. Трырд Стремительный Выпад развернул коня и устремился в атаку, занося для удара зачарованный хрардар. Раздался хруст разрубаемого хитина, вверх взметнулись брызги белесой жижи, заменяющей кровь тварям Некроса, и эхо принялось многократно отражать предсмертный визг рассечённых надвое гадов.

– Не трожь зубами эту гадость! – укорил коня Трырд, без устали расчленяя неослабевающий поток уродливых тварей. – Сколько раз говорить?! Снова придётся лечить зубы!

Его боевой конь, увлечённо терзающий какого-то особо крупного гада, сомкнул челюсти, со смачным хрустом перекусывая пополам хитиновую тушку, и тут же недовольно вскрикнул, выплёвывая труп и выкашливая попавшую в пасть жижу.

– Дави лапами и бей хвостом! – велел скакуну Орк, очередным ударом проредив поток тварей, атакующими прыжками бьющихся в мерцающие чернильными чарами доспехи. – Мы установили тебе превосходные лезвия на хвостовые пластины!

Клинок хрардара с коротким свистом рассёк пропитанный некромантией воздух, и с десяток тварей развалились надвое прямо в прыжке. Справа и слева к Трырду уже мчались бойцы его отряда, и вскоре непрерывно льющегося из недр трухлявой горы потока тварей стало не хватать. Десяток бесстрашных и могучих Орков Небесной Тысячи верхом на своих боевых конях – это двадцать смертоносных бойцов, и никакая стая безмозглого зверья Некроса не сможет выстоять в схватке с доблестными детьми Ругодара!

С небес раздалось громкое стрекотание, мелькнула стремительная тень, в трёх размахах над уничтожающими тварей Орками завис дракон, обводя кипящую мясорубку хищным взглядом. Восседающий в основании его мощной гибкой шеи среброокий Эльф в изысканных серебряных доспехах ручной работы коротко поинтересовался:

– Ускорить бой?

– Что за вопрос! – Могучий оркский боец разрубил ещё один десяток хитиновых гадов. – Разумеется, нет! Эленар, друг мой! Разве это бой?! Рыгдард Кровавый послал своим детям эту визжащую мелочь, дабы мы смогли разогреться перед настоящим сраженьем! Поведай лучше, чувствуешь ли ты Детей Некроса?

– Пока нет, – покачал головою Эльф. – Но они должны быть где-то здесь. Разведчики засекли их с воздуха точно в этом квадрате. Дочь Некроса бросила в бой своих Зомби и успела скрыться под их прикрытием, но уйти далеко она не могла. Портал, через который она ретировалась, был слишком слаб. Её логово недалеко.

– И мы разыщем его, клянусь Рыгдардом Кровавым! – взревел Трырд, круша беснующееся зверьё Некроса направо и налево.

Внезапно дракон изогнул изящную шею и с хищным стрекотанием распрямил её в сторону гнилой горы, исторгающей потоки хитиновых тварей. Из его усеянной острыми роговыми пластинами зубов пасти ударила мощная Струя Огня, и жидкое пламя захлестнуло гору, мгновенно превращая её в гигантский костёр. Вся хитиновая нечисть, что не сгорела в первый удар сердца, полопалась от ужасающей температуры во второй, и поток визжащих гадов иссяк, быстро разлетевшись на обрубки под ударами могучих клыкастых бойцов. Дракон воззрился на могучих Орков внимательным взглядом и требовательно защёлкал, ожидая похвалы.

– Мы не можем укорить своего боевого брата за то, что он не сумел сдержать в себе жажду битвы! – воскликнул Трырд Стремительный Выпад, резким взмахом стряхивая с зачарованного лезвия липкую жижу. – Прекрасный удар, Мург!

Закованные в броню гиганты грянули дружным хохотом, и Эльф с улыбкой погладил своего дракона. Дракон коротко щёлкнул, довольный похвалой друзей своего собрата, и опустился к подножию пылающей горы. Там он отыскал наиболее крупную из зажарившихся тушек, коротким ударом шипастой лапы расколол её надвое и принялся поглощать содержимое.

– Однако же постарайся не поступать так слишком часто! – подначил дракона Трырд и обернулся к своим воинам: – Продолжим же поиски, храбрые Орки!

Мург сделал вид, что безмерно увлечён трапезой и не слышит сказанного. Весело ухмыляющийся оркский отряд развернулся в поисковую цепь и вновь двинулся через мёртвые пустоши Некроса. Трырд ставшим уже машинальным движением проверил, что камень Истинной Чистоты надёжно держится в креплениях конских доспехов, и проводил взглядом проносящуюся в небесах четвёрку всадников на драконах. Вторая четвёрка парила в половине долгого перебега левее, ещё одна шла на бреющем полёте далеко впереди. Но судя по отсутствию в небе сигнальных тотемов, разведчики ещё не нашли врага и потому расширяют радиус поисков.

Признаки присутствия некромантов в этом районе встречались уже давно, но напасть на след Детей Некроса не удавалось. Вечно гниющие Некромосы скрывались в своих подземных логовах и искусно прятали входные врата, ведущие в их стальные чрева. Отыскать логово некромантов всегда было весьма трудной задачей, и с каждым десятком лет Некромосы прячутся всё усердней. Но как бы ни прятались вечно гниющие Дети Некроса, им нет и никогда не будет покоя. Залог тому – Небесная Тысяча, основанная благородными Орками в тот день, когда великий шаман народа Орков, Черный Рыцарь Трэрг Огненный Смерч обменял свою жизнь на будущее Ругодара.

Пять тысяч лет минуло с той поры, но Небесная Тысяча свято блюдёт данный обет, который столь же незыблем, как Черная Башня, возвышающаяся в самом сердце бескрайней Родины бесстрашных зеленокожих бойцов. Вознёсшееся ввысь на сотню шагов волшебное строение в виде копья хрардара и по сей день угрожает застывшему в небесах Всепожирающему Огню. Исполинский океан кипящего пламени, раскинувшийся на многие долгие перебеги, беззвучно ревёт в бессильной ярости и злобе, стиснутый отовсюду могучей волей легендарного шамана. Исторгнутый на Ругодар некромантами, Всепожирающий Огонь не в силах вырваться из заточившего его Узилища, и вот уже пять тысяч лет Родина благородных Орков процветает.

Но бесстрашные клыкастые гиганты не питают иллюзий. Пока последний некромант не исчезнет с лица Парна, война не окончена. В любой миг гнилые Дети Некроса способны обрушить на Ругодар великие беды, и потому защитники Родины всегда на страже. Пять тысяч лет назад великий шаман уничтожил два города Некромосов из трёх. Но, вопреки ожиданиям, третий город Детей Некроса не пожелал вступить в битву и отомстить за гибель своих собратьев. Некромосы не стали начинать открытую войну. Вместо этого вечно гниющие развили бурную тайную деятельность, и не было сомнений в том, что некроманты желают восстановить силы, дабы ударить по Ругодару позже, в момент, который они сочтут благоприятным. Посему с тех самых пор Небесная Тысяча ревностно исполняет свой удел: везде и всюду без устали разыскивает и умерщвляет Некромосов, не позволяя им набрать сокрушительную мощь.

Летопись Небесной Тысячи тщательно ведётся с самого первого дня, и за минувшие тысячелетия многое изменилось. Обнаружить подземный город Некромосов так и не удалось, хотя поиски велись по всему пропитанному некромантией мёртвому континенту. Дети Некроса лучше кого бы то ни было ориентируются на смертельных просторах своей Родины, а ведь Некрос едва ли не вдвое обширнее Эфрикка. Они отлично понимают, что сидеть всем скопом в одном, пусть даже очень хорошо защищённом городе, суть путь к неминуемому поражению. Посему Некромосы тайно расползаются по всему материку, разыскивают особенно пропитанные некромантией места, роют там подземные логова и возводят над ними свои магические сооружения. Внутрь сих стальных пещер некроманты помещают демонов, кои следят за порядком и повелевают машинами Некромосов, добывающими для хозяев мёртвую магическую энергию. Подвергать себя риску Дети Некроса не спешат и потому везде разводят толпы Зомби, исполняющих за них всю работу.

В деяниях чужими руками некроманты преуспели изрядно, и летописи гласят, что с каждым столетием пестуемые ими Зомби становятся всё опасней. Они лишены страха, не чувствуют боли, без всякой мысли преданы своим создателям и при этом сохранили способность делать многое из того, что было доступно им при жизни. Детям Некроса всё меньше и меньше приходится рисковать собственной вечно гниющей шкурой, и оттого разыскивать их становится всё сложней. И процветание работорговли неоспоримо свидетельствует о том, что некроманты копят силы не только терпеливо, но и успешно. Спрос на рабов по-прежнему высок, и искоренить сие зло так и не удалось. Ибо Некромосы дают за рабов столь заманчивую цену, что Люди лишь на словах выражают своё осуждение работорговли. При этом деяния их далеки от смысла ими же сказанного.

Что не удивительно. Некроманты всегда отличались тонким знанием всей глубины низкой и гнилой людской натуры. Им прекрасно ведомо, за какие ниточки надобно тянуть, дабы добиться искомого. И Некромосы успешно добиваются такового. К*Зирды и пираты охотно скупают рабов у всех желающих и не просто предлагают за них золото. Время от времени на рынок попадают Души Демонов, цена которых исчисляется тысячами единиц живого товара. Во времена войн или стихийных бедствий она доходит до восьми тысяч рабов. И Короли Людей не гнушаются приобретать их под весьма благовидными предлогами: сии Души Демонов будут переданы могучим магам для усмирения природных катастроф или защиты государства от идущих войною врагов. При этом сами благородные маги совсем не против их применения. Дескать, раз уж Душа Демона имеется, то нет смысла игнорировать возможности, которые она открывает. Ибо всё делается во благо государства и его жителей.

Разумеется, никто из Людей не ведет торговлю с Детьми Некроса самолично. Некромосы хитры и изворотливы, они тайно строят Магические Врата в бескрайних песках Ратхаш и на диких рифовых островах, непригодных для жизни и затерянных далеко в океанской глуши. Работорговцы Людей продают живой товар к*Зирдам или пиратам, те торгуют друг с другом, создавая запутанную цепочку перекупщиков, которая в итоге доставляет рабов к Рабским Вратам. Если бы Люди были истинно заинтересованы в искоренении сего зла, то навсегда прекратить работорговлю было бы можно, пусть даже ценой великих усилий. Но на деле столь прибыльная торговля устраивает не только пиратов и змееязыких Детей Ратхаш. И посему Некромосы будут ещё долго черпать из сего источника крови и Зомби.

Лишь благородные Орки и Эльфы неустанно разыскивают Рабские Врата и уничтожают их, едва завидя. Но алчность прочих обитателей Эфрикка охраняет работорговлю лучше любых заклятий. Уничтоженные в одном месте, Рабские Врата возникают в другом, и обмен золота на живой товар продолжается. Чтобы оправдать себя, Люди даже начали использовать рабский труд в шахтах и каменоломнях, дабы официально выдавать лицензии на торговлю осуждёнными на казнь преступниками. Причем случилось это сразу после ухода из жизни Айлани Величайшей, ибо в тот миг стало некому удерживать людскую алчность от столь заманчивого заработка. Официально Люди объявили, что труд рабов необходим Королевствам, дабы восстать из пепла. С того дня минуло пять тысячелетий, из пепла давным-давно восстало всё, что только могло, но об отмене работорговли никто не помышляет.

Посему Небесная Тысяча презрела помощь Людей изначально. Вечный союз благородных Орков и Эльфов более чем самодостаточен, и нет никакой нужды ослаблять и оскорблять его заключением альянсов с Королевствами Людей. Пусть прошло пять тысяч лет, но мы хорошо помним, сколь призрачны и чего стоят их альянсы. Трусам и предателям нет и не будет ни уважения, ни прощения! Да и не желают Люди сражаться с Детьми Некроса. Сидят себе в своих Королевствах, живут своей жизнью, и никто из них за пять тысячелетий даже не попытался явиться на Некрос и сразиться с Некромосами. Они убеждены, что сие суть не их забота. Но это не имеет никакого значения! Рано или поздно Небесная Тысяча отыщет город Детей Некроса, и бесстрашные Орки и Эльфы в великой битве сразят последних некромантов! Но сперва их предстоит найти.

Трырд Стремительный Выпад вновь скользнул взглядом по парящим в мутных ядовитых небесах драконам и внимательно всмотрелся в окрестности. Вечно однообразный пейзаж мёртвого материка в этих местах претерпел некоторые изменения. Обычная для Некроса картина – лишенные жизни бесконечные пустоши, усеянные разновеликим каменным крошевом, из которого кое-где выпирают выщербленные ураганами скалы да сочащиеся некромантией деревья. Каменное крошево громоздится на пустошах Некроса невысокими неровными холмами, форма, размер и местоположение которых зависят от часто бушующих здесь ураганов, ибо таковые ураганы на бескрайней открытой местности набирают весьма изрядную скорость. И лишь воля Великих Богов не позволяет им покидать пределы Некроса и устремляться прочь, разнося некромантию по всему Парну. Воды на мёртвом лике Некроса нет, в силу сильной трухлявости здешних каменистых россыпей: она не в силах удержаться на поверхности, и потому реки текут глубоко под землёй. При этом их воды непригодны для питья, ибо столь же пропитаны некромантией, как весь материк. Потому некротическую воду приходится очищать посредством гномских водяных механизмов.

Однако есть на поверхности мёртвого материка местности, подобные той, по которой ступает сейчас отряд Трырда. Здесь всюду высятся трухлявые горы Некроса, обильно расположенные на значительной площади. Сами по себе горы невелики, это не величественные хребты седого Доргалинда, вознёсшиеся ввысь на несколько долгих перебегов. Горы Некроса имеют различную высоту, но даже самые высокие из них едва выше одного быстрого перебега. Однако их склоны весьма обрывисты и изобилуют длинными торчащими камнями и насквозь проржавевшими железными жилами. Влезть на такой склон решительно невозможно, потому как трухлявый камень Некроса немедленно обломится или раскрошится под рукой или ногой скалолаза. Даже драконы приземляются на их вершины далеко не всегда, ибо не каждая такая гора способна выдержать вес благородного животного. В Некросе всё, что выше местного дерева, трухляво, ненадёжно и пронизано бесконечными сотнями пустот, в которых живут бесконечные тысячи хитиновых гадов.

Но именно среди таких вот горных скоплений Дети Некроса любят прятать свои подземные логова. Нагромождение трухлявых возвышенностей облегчает им заботы по сокрытию своих механизмов, добывающих Некромосам их некромантию. Укрытые искусными мороками и сетями, раскрашенными под окружающую местность, механизмы Некромосов незаметны со стороны, и увидеть их обычным взглядом невозможно. Драконьи всадники обнаруживают их при помощи эльфийских поисковых артефактов, но и они не всесильны и потому требуют для своей эффективности близкого расстояния. Некроманты знают об этом и потому закапывают на подступах к своим логовам могучие смертоносные заклятья. Посему воин наземного отряда должен быть всегда настороже.

Тем более что зачастую Дети Некроса самостоятельно лишь создают смертельные заклятья. После чего они помещают готовые заклятья в Узилища и выдают их своим подручным Зомби, которые и прячут Узилища на подступах к логову. Но не все Зомби получаются у Некромосов смекалистыми. Некоторые из них бывают ненамного сообразительнее местной живности и потому не проявляют большого усердия в сокрытии Узилищ. Трырду не раз доводилось замечать некротическое заклятие разрушительной силы, укрепленное тупым Зомби прямо на дереве. Учитывая вполне заметные размеры Узилища, узреть таковое несложно, если не терять бдительности.

Потому что деревья сии на истинные деревья похожи лишь названием, ибо являют собой толстые обрубки разной длины, густо усеянные отравленными иглами. У некоторых из деревьев имеются ветви, которые растут вверх, а не вбок, и часто возвышаются над стволами, из-за чего сие и без того уродливое дерево напоминает кривой трезубец. Иные деревья могут быть ростом с Орка, но чаще высотою своей они не выше колена, а то и менее. Другой растительности на Некросе не имеется, и почему местные твари не сожрали деревья подчистую суть загадка. Верховный Маг Небесной Тысячи, Могущественный Альтемар, один из мудрейших эльфийских мужей, говорит, что сок деревьев Некроса столь ядовит, что мгновенно умерщвляет даже местных тварей. Твари знают об этом и не пытаются пожирать деревья.

Зато из яда сих деревьев получается отличное моющее средство, с лёгкостью смывающее отовсюду любую грязь, даже невероятно липкую жижу, коей наполнены хитиновые тела здешних гадов. Ничего похожего на благородных животных Эфрикка тут нет и в помине. Всякая тварь Некроса имеет скелет снаружи, а тело внутри него, снабжена множеством лап, клешней и клыков, обилием суставов, шипов и жал, а также совершенно невероятным количеством мелких, лишенных зрачков и не имеющих никакого выражения глаз. У иных гадов таковыми глазами буквально засеяно полголовы. Но главной отличительной чертой зверья Некроса является полное отсутствие у них вменяемой способности соображать. Местные гады тупы невероятно, и единственное благородное существо сего мёртвого материка суть дракон. Даже мудрый Альтемар признаётся, что для него загадка, как появление столь сообразительного зверя стало возможным. Единственное объяснение сему факту – воля Великих Богов.

Лично он, Трырд Стремительный Выпад, ни единого удара сердца не сомневается, что это полусерьёзное-полушуточное предположение суть истинная правда. Рыгдард Кровавый лично создал драконов, дабы храбрые дети его обрели новых друзей и могучее оружие в борьбе с вечно гниющими Детьми Некроса. Создал же он новых Эльфов взамен старых, в этом никто не сомневается, так почему бы Небесному Отцу доблестных воинов не создать для детей своих могучих драконов? Тем более что именно верхом на драконах Небесная Тысяча вот уже пять тысячелетий разыскивает и уничтожает логова некромантов. В конном строю патрулировать столь бесконечные пустоши пришлось бы до бесполезного долго.

Вести наблюдение с высоты драконьего полёта гораздо сподручнее, к тому же драконьему всаднику помогает волшебство его дракона, ибо магия Некромосов драконам чужда, и благородные животные чувствуют близость мёртвых энергий Детей Некроса. Драконий всадник обозревает большую площадь и заранее подаёт сигнал наземным отрядам. Но даже с драконом над головой бойцу наземного отряда нельзя терять бдительности. Драконий всадник не пропустит Некромоса или его Зомби, но он не станет обращать внимание на бесчисленное количество тварей Некроса, что кишат всюду в трухлявых недрах, обуреваемые вечным голодом. И голод этот постоянно толкает сих безмозглых гадов в самоубийственные атаки. Хитиновое зверьё пропитанного некромантией континента бросается на всё, что считает едой, включая друг друга. Ибо собственные сородичи зачастую есть для них единственный источник пропитания. Нападения бесящихся от лютого голода гадов, подобные произошедшему только что, случаются постоянно.

Высоко в небе раздалось исполненное ярости громогласное стрекотание, и Трырд увидел Эленара, стремительно пикирующего верхом на Мурге по направлению к ближайшей трухлявой горе. Дракон был вне себя от злости, и могучий оркский воин понял, что благородное животное почуяло некромантов. Эленар коротко взмахнул рукой, шепча скороговорку заклинания, и в воздухе за горой вспыхнул сигнальный тотем. В следующий миг Мург исторг из пасти Струю Огня, заливая пламенем невидимое отсюда подножие трухлявой горы, и снизу в него полетели сгустки боевых заклятий Детей Некроса.

– Храбрые Орки! – взревел Трырд, взмахивая хрардаром. – Враг обнаружен! К бою!

Конный отряд сомкнул строй, ощетиниваясь копьями хрардаров, и пустил коней шагом, огибая трухлявую гору по широкой дуге в ожидании своего мига. С небес туда один за другим пикировали всадники на драконах, выжигая огненными струями невидимого противника. Двенадцать драконов образовали смертоносную карусель, восседающие на них Орки разили врага ударами эльфийских боевых жезлов, и ливень сыплющихся на врага заклятий не ослабевал ни на удар сердца. Противник отчаянно огрызался россыпями Боевых Пульсаров, стремительными потоками Стальных Стрел и оставляющими после себя длинные дымовые шлейфы Взрывающимися Болидами. Враждебные заклятья били в Магический Щит Эленара, тонули в пылающих черными чарами доспехах оркских бойцов и рикошетили от струящихся по телам благородных драконов магических потоков. В воздухе оглушительно ревела непрекращающаяся канонада, земля вздрагивала, трухлявые горы низвергались водопадами обломков, но враги явно не собирались сдаваться.

Конный отряд клыкастых воинов обогнул трухлявую гору, выходя на прямую видимость вражеских позиций, и глаза могучих исполинов вспыхнули жаждой битвы. Трырд Стремительный Выпад привстал в стременах и вгляделся в объятую множеством взрывов картину боя. У подножия горы находилось не меньше двух десятков каменных нор, залитых толстым слоем некротического камня. Внутри нор некроманты разместили могучие боевые артефакты, и сии орудия Детей Некроса вели сейчас бой с драконьими всадниками. Чуть поодаль, за изрыгающими смертельные заклятья норами, из каменных россыпей знакомо выпирали механизмы Некромосов, предназначенные для накопления некромантии. Мощные Струи Огня, испускаемые благородными драконами, только что сорвали с механизмов морок, но входа в само логово некромантов видно не было. Или его скрывают беспрерывно расцветающие взрывы, или же вход находится вдали от сторожевых нор.

Одна из таких каменных нор испускала Взрывающиеся Болиды немалой силы, и взрывы их изрядно сотрясали воздух, мешая драконам держать положенную для атаки частоту взмахов крыльями. Трырд увидел, как Мурга дважды подряд швырнуло на курсе, и дракон рассвирепел. Он устремился на каменную нору, поливая её огнём, и едва не впился в неё мощными шипами лап, стремясь разломить пополам. Эленару стоило немалых трудов убедить благородное животное выйти из-под непрерывных ударов, и могущественный Эльф развёл руки в стороны, шепча заклинание, несмотря на высокую скорость дракона, заходящего на следующий боевой разворот. Внизу, прямо на месте каменной норы, в небо взметнулся Огненный Смерч, и сражающиеся драконы оглушительно защёлкали от восторга. Благородные животные обожали мощные заклятья и Эленар, имеющий Лазурный ранг магии, временами баловал их в моменты длительного отсутствия жарких сражений.

Смертоносный Эльф направил дракона в облёт Огненного Смерча, но не стал перемещать заклятие и оставил яростно бурлящий пламенем вьюн точно на сторожевой норе. Боевая магия некромантов не выдержала схватки с эльфийскими чарами, и нора полыхнула взрывом, слабо заметным в ревущей над ней огненной круговерти. Эленар сместил Огненный Смерч на следующую каменную нору, и она повторила судьбу предыдущей. Поток вражеских заклятий стал ослабевать, боевой натиск драконов и их всадников нарастал, и вскоре некротические каменные норы полопались одна за другой под безжалостными ударами. Сражение стихло, оглушительный грохот разрывов иссяк, и Эленар коротким заклятием заставил клубящееся в воздухе море пыли осыпаться наземь.

– Я не вижу входа в логово Детей Некроса, – негромко изрёк ближайший к Трырду клыкастый боец. – Некроманты сокрыли его где-то ещё. Наверняка там нас ожидают зарытые в землю заклятья.

– Это воистину так! – согласился Трырд. – Побережём скакунов, дождёмся сигнала драконьих всадников.

Тем временем наездники на драконах тоже не обнаружили входа в логово Некромосов и принялись за поиски такового. Могучие драконы на малой высоте кружили вокруг уничтоженных каменных нор, неторопливо расширяя радиус поисков, и обдавали поверхность земли Струями Огня, стремясь сорвать морок с места входа. На раскрытие хитрости некромантов ушло порядка получаса. Наконец, один из драконов, удалившись от разрушенных каменных нор на изрядное расстояние, почуял близость некромантии. Он излил жаркое пламя на трухлявый пригорок, незаметный среди множества точно таких же, и некротическое заклятье не выдержало мощи благородного животного. Морок распался, и вместо пригорка взорам доблестных воинов предстала выпирающая из-под земли большая каменная петля с круглыми вратами внутри. Лежачие ворота некромантов были плотно запечатаны, и вскрыть их могла магия рангом не менее Лазурного. Или лезвие хрардара, зачарованного самим Чёрным Рыцарем!

Трырд Стремительный Выпад ощутил, как кипящая в крови жажда битвы обуревает его всё сильнее, и выдохнул, переводя дух. Уже скоро. Терпеть бездействие, глядя, как твои соплеменники ведут бой, есть ужасное испытание для бесстрашного воина Орков, но высокая ратная дисциплина суть часть воинского искусства Детей Ругодара. Некрос не прощает ошибок, и нетерпеливый рубака рискует здесь в лучшем случае остаться без коня. В худшем же – погибнуть самому и привести сражение к краху, позволив коварным Некромосам ускользнуть от храбрых детей Рыгдарда Кровавого, некроманты только и ждут этого.

Обнаружив вход в логово, всадники на драконах прекратили поиски и поднялись высоко в небеса, оставляя возле некротических врат лишь Эленара. Могущественный Эльф плотнее обхватил бёдрами драконье седло, убеждаясь, что надёжно удерживается на драконе, и велел Мургу зависнуть в воздухе точно над входом. Эленар выставил себе свежий Магический Щит, тщательно проследив за тем, чтобы Щита хватило не только себе, но и дракону, после чего прочёл заклинание. Могучее заклятье сотрясло трухлявые почвы вокруг логова, и зарытые в землю заклятия Некромосов пробудились. Грянула череда мощных взрывов, окольцовывая лежачие ворота столбами огня и фонтанами разлетающегося во все стороны густого стального крошева, и земля вновь дрогнула под лапами закованных в броню оркских коней-тяжеловесов. Оглушительный грохот потонул в защитных чарах шлемов, и Трырд Стремительный Выпад воздел в воздух хрардар, мерцающий чернильной чернотой непобедимых чар:

– Храбрые Орки! Наш черед настал! В атаку!

Конный десяток устремился в разбег, игнорируя осыпающуюся сверху каменную труху и стальное крошево некромантов, отскакивающее от доспешной стали. Зависший над лежачими вратами Мург пожелал ускорить своим боевым братьям вступление в бой и выдохнул Струю Огня в запечатанные створы Детей Некроса. Внезапно за его спиной ближайшая трухлявая гора дрогнула, роняя множество обломков, и из её склона прорезалось сторожевое жало некромантов. Мург и Эленар одновременно ощутили всплеск некромантии, дракон рывком развернулся в сторону угрозы, запуская по своему телу потоки защитной магии, и сидящий на нём Эльф выкрикнул заклятие, перевыставляя Магический Щит.

Но жало некромантов опередило их на половину удара сердца. Сочащийся некромантией артефакт Некромосов мгновенно раскалился докрасна и рванулся в цель, стремясь вонзиться в дракона и взорваться внутри его тела. Мощный взрыв сотряс воздушные массы, заставляя их ринуться во все стороны, и навстречу мчащемуся к лежачим воротам отряду ударила жаркая воздушная волна. Скакуны-тяжеловесы удержались на лапах, однако скорость пришлось сбросить и далее двигаться весьма осторожно. Дым от взрыва некротического жала развеялся, и Трырд увидел негодующего от ярости Мурга. Одну из его шести лап срезало ударом заклятья, остальные чары Некромосов увязли в Магическом Щите Эленара, заставляя защиту лопнуть. Но разъярённому дракону уже не было дела до ослабевшей защиты. Благородное животное с яростным щёлканьем ринулось к трухлявой горе, вцепилось в её склон и могучими ударами шипастых лап отрывало куски от торчащего оттуда боевого механизма некромантов. Разодранное чрево машины густо брызгало искрами и конвульсивно содрогалось, не в силах устоять под ударами дракона.

Вцепившийся в уздечку одною рукою Эленар взмахнул Трырду мечом в знак того, что путь к вратам в логово некромантов свободен, и зашептал заклинание Молнии, стремясь помочь своему дракону добить ненавистный механизм. С клинка эльфийского меча сорвался могучий электрический разряд, впиваясь во чрево трухлявой горы, и часть её, на краткий миг дрогнув, расцвела обширным взрывом. Склоны горы рухнули, обнажая скрывающийся под ними стальной скелет машинерии некромантов, и Мург немедленно испепелил сие некротическое непотребство Струёй Огня. Липкое пламя дракона мгновенно растеклось по железным костям уродливого механизма, и находящееся глубоко внутри него хранилище боевых заклятий Некромосов с гулким грохотом взорвалось, изламывая конструкцию Детей Некроса.

В следующий миг к Эленару с Мургом присоединилась ближайшая четверка драконьих наездников, и Трырд перестал наблюдать за заканчивающейся схваткой. Механизму некромантов не выжить, а оторванная лапа Мурга отрастёт заново. Драконы весьма прочны и ещё более живучи, отломанные конечности, клешни и шипы у благородных животных всегда отрастают вновь, было бы время. Происходит сей процесс не то чтобы быстро, но в составе Небесной Тысячи пять сотен драконов, и всегда найдётся, кем заменить Эленара и Мурга на ближайшую пару месяцев.

Конный отряд оркских бойцов достиг перепаханных буйством некротических заклятий каменистых россыпей, и Трырд отдал команду спешиться. Дальше воины пойдут пешком, дабы не рисковать лошадьми. Если вдруг некроманты упрятали где-то здесь ещё один слой залежей смертоносных заклятий, то скакуны могут получить множественные переломы или даже погибнуть. А доспехи и хрардары Небесной Тысячи зачарованы Чёрным Рыцарем ещё пять тысяч лет назад, но до сих пор хранят чары великого шамана так, словно были сотворены вчера.

Однако в ту давнюю пору жестоких битв события развивались стремительно, и у легендарного Трэрга Огненный Смерч не было времени, чтобы зачаровать броню всех скакунов. Чары Чёрного Рыцаря легли на доспехи коней первых трёх сотен будущей Небесной Тысячи, и за пять тысячелетий это количество уменьшилось. Ибо лошадиное тело не столь приспособлено к магии, как тела Людей или Орков, и чары с облачающих его доспехов рассеиваются с течением времени. Сейчас в Небесной Тысяче имеется две сотни конских доспехов, ещё хранящих на себе чары великого шамана, остальные же скакуны защищены эльфийским волшебством.

Что само по себе является защитой огромной степени, ибо среди Эльфов всегда имеются два-три Фиолетовых мага, а Верховный Волшебник Небесной Тысячи денно и нощно следит за состоянием боевой сбруи скакунов и драконов. Потому что смертоносные заклятья некромантов не пережить коню в обычных доспехах. Да и магия Зелёного ранга, свойственная благородным драконам, способна превзойти не все умения Детей Некроса. Случается, что заклятия вечно гниющих порой оказываются столь сильны, что для защиты от них не достаёт и магии Синего ранга. В таких сражениях гибнут и бесстрашные Орки, и благородные драконы, и могучие эльфийские маги. Небесная Тысяча несёт потери, но немедленно восполняет свои ряды, ибо желающих вступить в битву с Детьми Некроса среди Орков и Эльфов многократно больше, нежели в состоянии принять Небесная Тысяча.

Потому что главная угроза Некроса заключена не в смертоносных заклятьях Некромосов, а в отравляющей всё живое жуткой некромантии, насквозь пропитавшей сей проклятый Великими Богами материк. Незримая некромантия пронизывает всё вокруг, даже воздух Некроса подвластен ей, и любой, даже самый мощный телом Орк, если у него нет амулета Белого Мага, обречён умереть в безжизненных пустошах к исходу третьих суток. И хрардары с боевыми заклятьями тут бессильны.

Могучий Трырд машинально коснулся грудной пластины мощных доспехов, под которой висел небольшой амулет Истинной Чистоты. Супруга Чёрного Рыцаря Айлани, Величайший Белый Маг древности, целительскому умению которой с тех пор ещё ни разу не было равных, создала ровно тысячу таких. Маленький кристаллик на серебряной цепочке, светящийся слабым и мягким, словно пушинка, белым светом, окутывал своего носителя незримым эфемерным коконом. Кокон сей был совершенно бесполезен в битве и не в состоянии отразить даже укус крохотной пчёлки. Однако для всепроникающей некромантии мёртвого материка он являлся непреодолимой преградой, и незримая смерть отскакивала от него, словно дождевые капли от стального доспеха. Но защитить кого-то помимо носителя амулет Истинной Чистоты не может, ибо сей сокровенный магический артефакт настраивается на жизненные потоки своего владельца.

Чтобы уберечь от всепроникающей некромантии скакунов, Айлани Величайшая сотворила тысячу камней Истинной Чистоты. Такой кристалл должно вмонтировать в конские доспехи, и только тогда всадник может покинуть пределы Крепости Небесной Тысячи. За пять тысяч лет охоты за вечно гниющими Детьми Некроса, множество бесстрашных Орков и Эльфов пали в боях с некромантами, покрыв себя неувядаемой славой воинов, отдавших жизни за будущее Родины. Не раз случалось, что вместе с павшими героями гибли их амулеты и кристаллы скакунов, и столь редкостных артефактов постоянно не хватает.

Могущественный Альтемар, Верховный Маг Небесной Тысячи, частенько отдаёт кому-нибудь из новичков свой амулет, бесстрашно рискуя жизнью в неравной схватке с некромантией мёртвого материка. Несколько дней эльфийское волшебство изо всех сил сопротивляется безжалостной незримой смерти, но в конце концов иссякают силы даже Синего мага, и Альтемар отправляется к Людям. Там он предстаёт перед их Белым Магом, с коими всегда водит дружбу. Белый Маг исцеляет храбреца, изготавливает для него Амулет Истинной Чистоты, и благородный эльфийский чародей возвращается в Крепость. Так, благодаря постоянной дружбе Альтемара с Белыми Магами, Небесная Тысяча пополняет запасы бесценных амулетов и кристаллов. Однако приток этот невелик. Не родилось ещё такого Белого Мага, кто мог бы повелевать столь огромными потоками целительных энергий, кои были доступны Айлани Величайшей. И Альтемар с сожалением признавал, что новые амулеты Истинной Чистоты редко бывают столь же надёжны и долговечны, как творения величайшей целительницы древности.

Бесценные древние реликвии, сотворённые Чёрным Рыцарем и его супругой, вот уже пять тысяч лет передаются внутри Небесной Тысячи от ветеранов к новичкам. И в этом кроется своя трудность: хрардар, несущий на себе чары великого шамана, подходит любому бойцу; амулеты и камни Истинной Чистоты быстро привыкают к новому носителю; а вот тускло пылающий чернильно-чёрной боевой магией доспех пригодится лишь тому, кому подходит по размеру. Из-за этого Небесная Тысяча не может принять в свои ряды любого храброго бойца, неоспоримыми победами на турнирах и кровавыми подвигами в сраженьях доказавшего своё мастерство. Тысяча за две весны объявляет размеры доспехов, кои будут оставлены ветеранами вскоре. И храбрые дети Рыгдарда Кровавого, жаждущие прийти на смену бесстрашным отцам своим, начинают состязания за право вступить в Небесную Тысячу.

А вот Эльфам приходится сложнее, ибо эльфийских доспехов, зачарованных Чёрным Рыцарем, не существует. Посему они зачаровывают собственную броню у своих Фиолетовых магов, но даже столь невообразимо великая мощь, свойственная этому рангу высшей магии, не в силах сравниться с чарами Чёрного Рыцаря. И потому по обоюдному решению Детей Рыгдарда Кровавого, кои суть Орки и Эльфы, в состав Небесной Тысячи входит лишь сотня молодых эльфийских магов. Их могущественные заклинания умерщвляют Детей Некроса и их слуг с воздуха, но в наземный бой всегда идут только воины Орков, облачённые в древние доспехи. Ведь самые главные сражения всегда разворачиваются под землёй, в стальных пещерах некромантов, куда дракону не попасть. Вот почему наземные отряды бесстрашных оркских бойцов великим усилием воли обуздывают кипящую в крови жажду битвы и не бросаются в атаку при первых вспышках боевых заклятий. Ибо воздушный бой суть лишь вступительная схватка, открывающая путь наземному отряду туда, где укрылись, ощетинившись боевыми жезлами, некроманты со своими Зомби.

– Посмотрим, насколько прочны сии врата Детей Некроса! – Трырд Стремительный Выпад, перепрыгивая через дымящиеся воронки, достиг запечатанного входа в логово некромантов.

Могучий оркский боец перехватил двумя руками зачарованный хрардар и мощным ударом вонзил бесконечно чёрное лезвие в некротическую стальную толщу. Тускло мерцающий чернильным светом клинок пробил в металле дыру глубиной в четверть размаха, словно рубил бумагу, но толщина лежачих ворот оказалась вдвое больше. Пришлось вырубать их по кускам, и зеленокожие гиганты терпеливо вырубали фрагменты ворот до тех пор, пока образовавшейся дыры не стало достаточно для уверенного проникновения внутрь втроём. Затем в прорубленную дыру сбросили зачарованный канат, и закованные в броню гиганты один за другим заскользили по нему вниз.

Внутреннее строение этих стальных пещер Детей Некроса мало чем отличалось от других таких же, кои Трырду доводилось узреть за минувшие восемь лет. Вертикальный спуск длился чуть менее одного быстрого перебега и переходил в горизонтальный тоннель. Невысокий и не особо широкий, тоннель сей имел железные стены, в которых по обе стороны располагались двери. Сам тоннель длиною своею описывал квадрат, замыкаясь там, где начинался, и квадрат этот обыкновенно никаких боковых ответвлений не имел. В центре его, за мощными дверьми, располагалась зала с волшебными механизмами Некромосов, что накапливают для своих хозяев некромантию, которую другие механизмы, установленные на поверхности, черпают из потоков мёртвых энергий, окутавших проклятый Великими Богами материк. В зале той безраздельно властвует демон, и входить туда можно только в доспехах с чарами Чёрного Рыцаря. Иначе демон сожрёт твою душу в мгновение ока.

Великие шаманы и высшие эльфийские чародеи способны сразиться с демоном в поединке Разумов, так гласят предания. В Небесной Тысяче шаманов нет, их место занимает сотня эльфийских боевых магов, умения которых не хуже, а магическая сила выше. Поначалу храбрые Эльфы, стремясь повторить путь Чёрного Рыцаря, коего считают образцом для подражания, бесстрашно бросались в битву Разумов с каждым демоном, которого удавалось отыскать. Но демоны некромантов невероятно сильны не только в сказаниях старцев. Одолеть их оказалось по силам далеко не каждому, и множество Эльфов пало в этих схватках. Однако позже выяснилось, что незримый клинок, коим демоны поражают разум, не в силах пробить зачарованный Чёрным Рыцарем доспех, и изгонять демонов стало много проще. Закованные в древние доспехи воины Орков врывались в залы демонов и вырубали из его стальной плоти демонические души до тех пор, пока демон не спасался бегством или умирал.

Двери, располагающиеся по другую сторону стальных пещер, обычно вели в кельи, в коих проживали Зомби, или в хранилища, в коих размещалась различная некротическая утварь. Сами некроманты обнаруживались в столь малых логовах крайне редко, ибо всю работу за них делали Зомби, ведомые демоном, всегда покорным воле своих хозяев. Доблестные воины Орков уничтожали Зомби, изгоняли демона, драконьи всадники в это время разрушали наземные механизмы Детей Некроса, после чего кто-нибудь из Эльфов спускался в очищенные от врагов подземные пещеры и обрушивал их при помощи заклятий.

Однако на этот раз Трырду попалось не простое логово Детей Некроса. Эти пещеры были вдвое обширнее, имели боковые ответвления и множество охраны. Где-то здесь укрылся один из Некромосов, а это значит, что в этих пещерах некроманты хранят добытую из рабов кровь и потому будут оборонять их до смерти.

Первые боевые заклятья ударили в Трырда ещё до того, как его ноги коснулись пола вертикальной шахты. Стоящий внизу подъёмник некромант разрушил, дабы не позволить штурмующим поднять его и спустить вниз ещё большие силы. Зачарованный древний доспех поглотил некротическую магию, и Трырд устремился в атаку, резким прыжком уходя от следующего заклятия. Доблестным Оркам не требуются ещё большие силы! Десятка могучих и бесстрашных бойцов, каждый из которых выиграл не два и не три турнира, дабы обрести право попасть в Небесную Тысячу, достаточно для уничтожения некромантской гнили!

Пару сторожевых артефактов, мечущих в него короткие Стальные Стрелы с невероятной скоростью, Трырд разрубил за один удар сердца. Позади него в шахту спустились остальные воины, и исторгающие боевые заклятья некротические жала были разрублены вместе с укрывающими их стальными плитами. Тогда приспешники некроманта попытались отгородиться от Орков самодвижущимися железными стенами, запереть их со всех сторон, после чего заполнить образовавшийся стальной мешок ядовитыми испарениями. Но яд не смог просочиться через целительный кокон амулетов Истинной Чистоты, и прислужники Некромоса подожгли испарения, стремясь выжечь воздух и умертвить храбрых Орков удушьем. Но чары Чёрного Рыцаря с лёгкостью выдержали испепеляющую всё живое вспышку, а оставшегося внутри целительного кокона воздуха с лихвой хватило, чтобы прорубить здоровенный проход прямо в стальной стене.

Могучие оркские бойцы устремились вглубь железных пещер, и подручным некроманта пришлось вступить в бой. Зомби, к вящей радости Детей Ругодара, оказалось очень много. Пожалуй, за прошедшие пару лет это первое логово Некромосов, которое охраняет такая толпа. Трырд с разбега врубился в ощетинившийся копьями щитовой строй затянутых в латы Зомби, перегородивших проход, следом подоспел второй боец, затем третий, и всюду закипела отчаянная рубка. Зомби при жизни если и не были профессиональными королевскими солдатами, то отношение к клинку однозначно имели. Лишённые страха и чувства боли, бездушные приспешники некроманта сражались грамотно, умело используя численное преимущество и узость стальных пещер. Пока несколько передних рядов падали под ударами хрардаров, находящиеся в тылу Зомби на своих плечах поднимали арбалетчиков, пускающих в Орков зачарованные стрелы. При попадании в цель стрелы взрывались, подобно Боевым Пульсарам, однако нанести прямой урон закованным в древние доспехи клыкастым гигантам не могли.

Потеряв несколько коридоров и полсотни солдат, Зомби изменили тактику. Молчаливые рабы некроманта отступили до ближайшего перекрёстка и попытались окружить рубящихся Орков, неожиданно выведя им в спину из распахнувшихся позади дверей не меньше сотни латников. Манёвр этот был не нов, таким способом Зомби часто пытались завлечь клыкастых бойцов в открывшиеся помещения, дабы внезапно захлопнуть двери и отсечь их друг от друга. Обычно уничтожить таким способом зеленокожих гигантов не удавалось, потому что несущее на себе чары Чёрного Рыцаря лезвие хрардара с лёгкостью прорубало в стальных дверях здоровенную дыру, через которую запросто можно выбраться. Однако сам факт изменения тактики воинами-Зомби свидетельствовал о том, что Дитя Некроса где-то здесь, и это он руководит гарнизоном логова.

Трырд решил не разделять силы и перебить всех Зомби по очереди, после чего не торопясь добраться до некроманта, однако Дитя Некроса сделало ход первым. Убедившись, что Орки не реагируют на приманку, Некромос принялся откачивать воздух из всего железного логова. Поняв, что магические артефакты клыкастых бойцов вычищают яд из воздуха, если таковой отравлен, некромант решил лишить Орков самой возможности сделать вдох. Воздух, который останется внутри зачарованных шлемов, закончится прежде, чем храбрые Орки успеют добраться до его вечно гниющей шкуры. И зеленокожие гиганты либо погибнут от удушья, либо будут вынуждены отступить.

Пришлось срочно менять стратегию. Отряд устремился напролом, прорываясь через прорубленные в рядах Зомби бреши, и чтобы не увязнуть в обилии подручных Некромоса, Трырд оставлял позади одного бойца. Толпа Зомби набрасывалась на одинокого гиганта, но сразить закованного в зачарованный древний доспех исполина с пламенеющим чёрными чарами хрардаром в руках было непросто. К тому моменту, когда Трырд нашёл некроманта, весь его отряд был рассеян по стальному чреву логова Некромосов, и бесстрашные Орки рубились в полном окружении, не собираясь отступать ни на шаг. Воздуха в пещерах уже не осталось, но Зомби продолжали наступать, натянув на лица магические маски Некромосов, дарующие им дыхание через подходящую ко рту гибкую измятую вену.

Дитя Некроса, как предупреждал Эленар, оказалась самкой, столь же уродливой, как всё племя Некромосов. Она укрылась в самой дальней пещере, в которой обнаружилась очень небольшая арка портала и очень большая цистерна из прозрачного металла некромантов, заляпанная изнутри засохшей кровью. К вящему разочарованию Трырда, Дочь Некроса торопилась не зажечь арку портала, а уничтожить её. Неуклюже переваливаясь на кривых ногах разной длины, толстая и низкорослая самка некромантов трясущимися руками укрепляла на портальной арке несколько Узилищ с заклятиями, вызывающими взрыв. Значит, устремиться следом за ней в другое логово некромантов не получится. Очень печально! Это была бы славная битва! Могучий Орк взревел и бросился в бой, мощным ударом перерубая пару телохранителей уродливой самки Некромосов.

Дочь Некроса коснулась какого-то светящегося красным кристалла на своём гладком и округлом доспехе, и портальная арка разлетелась на куски, окутываясь дымной вспышкой несильного взрыва. Отовсюду в клыкастого бойца ударили сторожевые артефакты некромантов, и Дочь Некроса дёргаными движениями направила на него тяжёлый боевой жезл. Потоки заклятий впились в зачарованный доспех со всех сторон, угрожая вскоре перегрузить даже такую защиту, но Трырд был опытным бойцом и не предоставил врагу подобной возможности. Он резким прыжком ушёл с линии атаки, избегая вереницы Боевых Пульсаров, исторгнутых самкой Некромосов, таранным ударом могучего тела расшвырял ещё одну пару её телохранителей и в стремительном выпаде нанёс ей удар копьём хрардара. Среагировать на столь быструю атаку Дочь Некроса не смогла, и зачарованное копейное остриё пробило ей горло. Уродливая самка конвульсивно задёргалась и безвольным мешком рухнула наземь. Не теряя ни единого удара сердца, Трырд Стремительный Выпад в два прыжка достиг выхода и скрылся от сторожевых артефактов некромантов, непрерывно изрыгающих в него смертоносные заклятья.

В стальной пещере на него со всех сторон набросились Зомби, опоздавшие защитить свою хозяйку, и дальше пришлось прорубаться через стену латников, взирающих на Трырда пустым взглядом. В спину вновь полетели зачарованные арбалетные болты, следом за ними с гулким грохотом сильно ударило что-то мощное, и непрерывно наносящий удары оркский боец оглянулся. Позади, из недр разверзшейся стены, одна створка которой заклинила и дергалась в конвульсивных содроганиях, испускал боевые заклятья Железный Голем Некромосов. Четырехрукое человекообразное чудовище билось в нераскрывшийся дверной створ, стремясь выбраться наружу, и заклинившая часть двери быстро выгибалась под его ударами.

Увидев сильного противника, Трырд Стремительный Выпад взревел, предвкушая славный поединок, и бросился к Голему. Зомби, коих стало меньше на треть, не стали ему мешать и пожелали перегруппироваться, дабы ударить в спину сообща. Едва могучий Орк приблизился к тайной нише Голема, четырехрукий механизм некромантов вышиб преграждавший путь стальной полустенок и зашагал навстречу зеленокожему исполину. Железные руки, сращённые с мощными боевыми жезлами, испустили в оркского бойца потоки Стальных Стрел и цепочки Боевых Пульсаров, с плеч механического монстра один за другим срывались Взрывающиеся Болиды. Смертоносная некромантия ударила в Трырда, бесследно растворяясь в чёрном мерцании доспешных чар, и могучий Орк взмахнул пламенеющим чёрным огнем хрардаром. Зачарованное лезвие вспороло Магический Щит Голема, словно древесный лист, и отсекло некротическому механизму одну из рук.

Но Голем был искусен в битве и не растерялся. Он неожиданным движением подпрыгнул и ударил Трырда обеими стальными ногами в грудь, одновременно отталкивая оркского бойца от себя и отталкиваясь от него сам. Клыкастого исполина отбросило на полтора размаха прямо в ряды рвущихся в атаку Зомби, но Трырд удержался на ногах. Зомби ринулись на него всем скопом, пытаясь перерубить колени, и клыкастому воину пришлось несколько ударов сердца биться с подручными Некромосов. Железный Голем в сии мгновения времени не терял. Отлетев к стене и рухнув на спину, он неуклюже, но весьма быстро поднялся и осыпал Трырда потоками новых боевых заклятий. От многочисленных взрывов, рвущих в кровавые куски облепивших Орка Зомби, чрево стальной пещеры заволокло ядовитым дымом, и Трырд понял, что ему не хватает воздуха. Запасённый внутри доспеха воздух заканчивался, амулет Истинной Чистоты не пускал отраву в лёгкие клыкастого воина, но дышать было почти нечем.

Трырд вдохнул в себя последние остатки воздуха, затаил дыхание и ринулся во вторую атаку, прорубая в рядах Зомби кровавую просеку. Железный Голем ждал его приближения и усилил частоту испускания боевых заклятий столь сильно, как только мог. Но магия некромантов суть ничто перед мощью легендарного древнего шамана, и зачарованный пять тысяч лет назад доспех защитил своего воина столь же надёжно, как защищал все эти эпохи каждого благородного носителя. Пять ударов сердца чернильно-чёрные чары доспеха поглощали смертельные заклятия некромантов, и этого времени хватило умелому бойцу Ругодара. Трырд стремительной контратакой оттеснил Голема к стене и перешёл на серию мощных акцентированных ударов. Голем поочередно лишился рук, плеч и головы, после чего был рассечён надвое и рухнул, обильно испуская искры из зияющих ран. Его обрубки железных рук всё ещё пытались наносить удары оркскому воину, но могучий Орк вбил в рассечённую стальную грудь механизма затянутый в латную перчатку кулачище и вырвал оттуда Узилище Души Демона, дарующее Голему умение жить. Лишившись Узилища, изрубленный Голем замер, и обрубки его конечностей бессильно осыпались на залитый кровью Зомби пол.

Оставшихся приспешников Некромосов Трырд перебил, окрылённый победой. Дышать было нечем, лёгкие разрывались от охватившей их нестерпимой рези, перед глазами плыла кровавая пелена, и было ясно, что добраться до выхода из логова некромантов ему не суметь. Ерунда! Он уйдет в Звёздный Стан Рыгдарда Кровавого с честью! Десятки Зомби и Железный Голем пали в этом бою от его руки, и ему не будет стыдно взглянуть в глаза грозному и непобедимому Отцу Детей Ругодара! Трырд Стремительный Выпад окинул тяжёлым взглядом пол, усыпанный трупами, пинком пододвинул к стене изрубленную тушу Железного Голема и уселся на него, словно на трон. Могучий Орк опёрся на хрардар и закрыл глаза, утопая в рвущейся из пылающих лёгких кровавой мути.


Глава первая. Издержки профессии | Кровь за кровь | Глава третья. Людская суть