home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава восьмая. Воздушный бой

Исполинская стена, преграждающая узкий перевал, была заполнена войсками по всей своей протяжённости, и через каждые пять саженей по всей её немалой ширине имелась Пентаграмма Силы, внутри которой стоял боевой маг в окружении коробки щитоносцев в зачарованных им же доспехах. Второй ряд войск располагался позади стены у самого её подножья, дабы, когда придёт время, заменить собою тех, кто сейчас занял оборону на стене. Вторая линия войск, тоже в двухрядном построении, находилась в сотне саженей от стены, изготовившись атаковать порталы, которые Эльфы обязательно попытаются открыть, дабы не штурмовать неприступную стену, а сразу высадиться внутри Галтании. Ещё дальше вглубь тыла размещались позиции третьей линии, войска которой будут направлены туда, где баталия станет складываться наиболее напряжённо. Остальные полки находились в резерве в миле от перевала, готовые вступить в сражение за считаные минуты.

Фольтард Третий, стоя на вершине надвратной башни, закончил обзор своих войск и развернулся в сторону Ратхаш. Он сосредоточил здесь, у Гномского Перевала, полмиллиона воинов. Ещё столько же находятся сейчас на марше, двигаясь сюда. А в центре Королевства уже собирается вторая армия, в которую объединяются войска дворянства. Вассалы Короля исполняют свою вассальную клятву и требуют её исполнения от собственных вассалов, всё это займёт определённое время. Посему армия из войск знати собирается медленней, нежели регулярные Королевские Войска, зато в ней хватает умелых бойцов и магов низких рангов. Эффективность вассальной армии много выше, нежели у войск, собранных по мобилизации, но и мобилизация тоже объявлена. Вся эта мощь собирается не ради Гномов. Чтобы раздавить этих подлых подземных недомерков не потребуется и половины регулярной армии. Галтания собирает все силы, дабы противостоять Эльфам.

Которые уже здесь. Фольтард поднёс к глазам подзорную трубу. Труба, кстати, гномская. И весьма неплохая. Приближает превосходно, и столь же превосходно обозревает ночью. До наступления ночи ещё шесть часов, солнце высоко, облаков нет, видимость прекрасная. Особенно хорошо видны останки гномского каравана, сожранные Огненными Смерчами. Три дирижабля ударили ими одновременно, и напыщенные подземные индюки полопались вместе со своими хвалёными Железными Големами. Но это ещё не значит, что возмездие свершилось! Он отправил к их низкорослым Предкам всего два десятка подлых коротышек – ничто в сравнении со смертью двоих королевских наследников! Не говоря уже о потерях в сталелитейных мануфактурах и хрустальных каменоломнях. Гномы задолжали ему много больше!

Но трусливые подлецы не пожелали честной битвы. Шавки воззвали к своим хозяевам. Он предвидел сие заранее. И потому войска Галтании загодя изготовились к битве, а сам он взирает сейчас на эльфийский портал фиолетового цвета. Нет ничего странного в том, что враги зажгли его столь высоко в небе. Галтанийское плоскогорье возвышается над уровнем остальных Королевств на полторы лиги. Почти на всей своей протяжённости оно имеет отвесные стены, лучше любых крепостей и укреплений преграждающие путь в страну. Стены сии суть сплошной камень без всяких уступов, и даже трещин в этом едином скальном массиве не имеется. Какой-нибудь великий мастер в искусстве лазанья по горам, быть может, и сумеет взобраться по такой стене, если будет на то воля Валардиса Мудрейшего. Но вряд ли кто-то станет так рисковать собственной жизнью, ибо даже Орки во времена нападений на Галтанию предпочитают взбираться по крепостной стене, а не по стене плоскогорья, ибо последняя многократно выше.

Естественные стены плоскогорья на юге обрываются прямо в Пустошь, окольцовывающую Ратхаш, а на востоке – в земли Сабии. И ровно в четырёх местах по всей своей протяжённости Галтанийское плоскогорье имеет пологие спуски к общему уровню земли. Один такой ведёт в Сабию, и три – в Пустошь. Конкретно этот перевал суть ближайший к Доргалинду и с незапамятных времён именуется Гномским, ибо караваны Гномов проходят в Галтанию именно через него. Спуск здесь, как и на прочих перевалах, достаточно полог для того, чтобы по ним можно было ехать на телеге вверх или вниз, но уклон всё равно значителен. Поднимающийся вверх всадник пустит своего коня шагом, даже если конь его особенно быстр и вынослив, дабы не утомлять скакуна без причины. Кроме того, сами по себе перевалы достаточно широки, этот, например, имеет ширину чуть более полумили, да и другие не меньше.

Неудивительно, что мысль перегородить перевалы стеной пришла к галтанийцам многие тысячи лет назад. В верхней четверти перевалов была выстроена весьма высокая, мощная и широкая стена изрядной толщины. Обошлись сии строительства предкам недёшево, ибо размеры стен действительно колоссальны, зато с тех пор Галтания стала фактически неприступной. Взять стену штурмом удавалось лишь Оркам, и более никому. Провесить портал в тыл, за стену, и высадить там воинов можно лишь тогда, когда магическая мощь противника значительно превышала таковую мощь армии Галтании. Такое иногда случалось в истории, но вовсе не часто. По этим же двум причинам Галтания никогда не страдала от набегов к*Зирдов.

Если сравнить злоключения человеческих Королевств в целом, то именно Галтания являлась, бесспорно, самым безопасным государством Людей. Ибо оборона её сводилась к перекрытию войсками всего лишь четырёх перевалов, и осуществить сие было стократ легче и эффективнее, нежели вести сражения с противником на весьма широком фронте. Вот и сейчас родное плоскогорье помогает своим защитникам, вынуждая Эльфов атаковать в узком месте перевала, перекрытого крепостной стеной. Эльфы об этом прекрасно осведомлены и попытаются обустроить различные способы избежать прямого штурма великолепно укреплённых галтанийских рубежей. Тем более что масса катапульт и баллист установлена не только на самой крепостной стене перевала, но и на вершинах скальных гряд, кои сия стена соединяет.

В этих местах высота Галтанийского плоскогорья даже выше полутора лиг, но зажжённый Эльфами портал горит и вовсе на высоте в три лиги. Вряд ли Эльфы собрались выпрыгивать оттуда и разбиваться оземь. Они хотят вывести через портал свои дирижабли, дабы преодолеть перекрывающую перевал стену по воздуху. Но их ожидает неприятное известие: три дирижабля Галтании окружили выход из портала и немедленно распечатают самые мощные свои Узилища, направив сокрытые в них смертоносные заклятья в того, кто первым появится оттуда. Творения врагов сейчас уничтожат своих создателей!

Крупное чёрное нечто, размерами своими занимающее добрую половину портала, неожиданно появилось в его фиолетовом свечении и тут же рухнуло вниз. Окружившие портал дирижабли не успели среагировать на появление, да и вряд ли это требовалось, если спустя несколько мгновений те, кто пришли порталом, разобьются вдребезги. Весьма странный способ лишить себя жизни, они ведь не могли не знать, что портал открыт на изрядной высоте. Фольтард попытался через подзорную трубу разглядеть падающее нечто, дабы понять, что это было, как вдруг чёрный предмет словно разжался, становясь ещё крупнее, и оказался громадным ужасающим чудовищем, стремительной свечой взмывающим в небо.

– Дракон!!! – заорал кто-то из солдат, держащих оборону за зубцами крепостной стены, и по рядам защитников пополз тревожный ропот.

Фольтард направил на дракона подзорную трубу, но не смог успеть за слишком быстрым полётом чудовища. Тогда монарх коснулся волшебного кристалла, инкрустированного в поверхность трубы, и оная тихо зашелестела линзами. Под воздействием магии, линзы подзорной трубы поворачивались и сами следили за скоростной целью, при необходимости направляя удерживающие трубу руки в нужную сторону. Наблюдателю оставалось лишь немного поворачиваться следом за трубой, прислушиваясь к её желаниям. Дракона сразу же стало видно, и Король Галтании всмотрелся в шестикрылое чудовище.

Ужасающий монстр Некроса был значительно меньше дирижабля, и это отчасти успокаивало. Увидеть дракона над полем битвы Фольтард не ожидал, всё же Небесная Тысяча почти никогда не покидает мёртвый материк и ещё реже вмешивается в дела, не имеющие отношения к вечной войне с некромантами. Десять лет назад драконьи всадники атаковали Авлию вместе с Ордой, но причины того конфликта были и остаются весьма запутанными, посему не разгаданы до сих пор и вряд ли будут. Однако Галтания не принимала участия в той войне, да и сейчас не убивала ничьих детей или женщин, тем более оркских, посему Фольтард вполне резонно полагал, что в эту войну Небесная Тысяча вступить не пожелает.

Отчасти он оказался прав, потому что дракон был всего один, и выпустивший его эльфийский портал сразу же угас. Сей противник, конечно, неприятен и весьма опасен, но три дирижабля, напичканные мощнейшими Узилищами и имеющие на борту пятёрку боевых магов, без особых подвигов справятся с драконом. Ибо хорошо известно, что дракон обладает магией Зелёного ранга, и пусть даже он много более вынослив в сравнении с человеческим чародеем, соотношение сил в этой воздушной баталии не оставляет ему шансов. Тем более что всадник этого дракона даже не боевой эльфийский маг, а всего лишь Орк. Одинокую оркскую лучницу, сидящую на спине у дракона далеко позади всадника, можно и вовсе не учитывать. Против магии Зелёного ранга бессильны даже стрелы Орков, хоть для человека они более напоминают копьё своею длиною.

Тем временем дракон чёрной молнией пронзил воздушное пространство снизу вверх, быстро оказываясь намного выше дирижаблей, и ринулся в атаку на самый дальний из них. Дирижабли немедленно принялись набирать высоту, одновременно разворачиваясь, и Фольтард увидел, как по их верхним палубам бегут боевые маги и лучники со щитоносцами, дабы занять наиболее выгодную для ведения боя позицию. Дракон стремительно рухнул на избранный целью дирижабль, но не стал устраивать столкновение с мерцающим лазурными чарами каркасом и помчался вдоль него на расстоянии в пару саженей. В этот же миг чудовище исторгло огненное дыхание, обдавая дирижабль неожиданно огромным облаком огня. Липкое драконье пламя захлестнуло верхнюю палубу воздушного корабля, мгновенно заливая её целиком, и объятые пламенем воины разразились истошными воплями, пытаясь сбить с себя огонь. Дракон резким движением шеи выбросил к дирижаблю свою ужасающую пасть, схватил ближайшего к краю пылающего человека и помчался дальше, со зловещим хрустом пережевывая добычу.

Пока маги читали заклинания, гася пожар, дракон поднырнул под второй дирижабль, оказываясь в мёртвой зоне для его стрелков, и вынырнул прямо перед третьим, вновь обдавая его огненным дыханием. Залив воздушный корабль липким пламенем за один удар сердца, чудовище Некроса стремительно взмыло ввысь, весьма быстро набирая огромную высоту, и ринулось в атаку на второй дирижабль, пикируя на него вертикально. Ударить по молниеносно падающему сверху дракону магам мешал корпус собственного корабля, и дирижабль перешёл на максимальную скорость, стремясь выйти из мёртвой зоны.

Небесные корабли весьма быстры, за ними не угнаться даже лучшему нимийскому скакуну, завоевавшему победы на всех самых престижных скачках, но дракон оказался быстрее дирижабля более нежели вдвое. Фольтард недовольно скривился. Этот факт является новостью, точных данных о возможностях драконов нет, ни Эльфы, ни тем более Орки никогда и ничего не желают о них рассказывать. Вся имеющаяся информация собирается очевидцами, кои весьма редки. Второй дирижабль так и не сумел выйти из мёртвой зоны, дракон рухнул на него сверху, обдавая огненным дыханьем, и в мгновение ока сожрал ещё одного человека. Однако маги на борту воздушного корабля сделали выводы и ожидали сию Струю Огня. Чародеи погасили её в считаные мгновения и немедленно ударили в ответ.

Вслед дракону устремились Боевые Пульсары, но монстр Некроса запустил собственные магические потоки вдоль тела, и заклятия не смогли сразить чудовище. Боевые Пульсары врезались в его естественную чёрную броню, лоснящуюся на ярком солнце зелёным отливом защитной магии, и с грохотом взорвались. Защиту дракона сбило, но сам монстр повреждений не получил и немедленно запустил по телу новый поток защитных чар. В этот момент оставшиеся дирижабли погасили пожар и устремились в погоню. Монстр попытался спастись бегством, и Фольтард усмехнулся. Вот и весь ваш дракон! Убить его хватит и двух дирижаблей. И чем дальше он от них улетает, тем проще дирижаблям умертвить монстра. Сейчас на него направят Узилище Великой Молнии Синего ранга, и бой на этом закончится.

Дракон оторвался от мчащихся следом преследователей и неожиданно взмыл вверх, описывая петлю, центром которой стали несущиеся на полной скорости дирижабли. Узилища мощнейших заклятий расположены в гондолах небесных кораблей, гондолы сии размещены внизу, под основным корпусом дирижабля, заполненным подъёмным газом, и монстр Некроса вновь оказался для них в мёртвой зоне. Боевые маги и лучники, не теряя времени, полезли на поверхность корпуса по опутывающим его лестницам, и Фольтард пожалел, что никто не догадался установить сверху дирижабля хотя бы несколько Узилищ. Обычно дирижабли наносят удары сверху вниз и друг по другу, и размещать магическое оружие сверху не было необходимости. После этого боя он прикажет исправить сию оплошность!

Монстр Некроса ринулся в следующую атаку, молниеносно сблизился со средним дирижаблем и залил его липким пламенем целиком. Несколько вспыхнувших воинов, карабкавшихся по лестницам, с надрывными воплями полетели вниз, и дракон сожрал одного из них на лету. Маги и лучники двух прочих дирижаблей добрались до поверхности корпуса и ударили по выходящему из пике чудовищу. Монстр Некроса извернулся в воздухе, мгновенно меняя направление полета на противоположное, и встретил Боевые Пульсары Струёй Огня. Большинство заклятий с грохотом взорвались в воздухе, остальные врезались в драконье тело, вспыхивая взрывами, но пробить защиту не смогли. Потоки стрел отражались от брони чудовища, словно приносимый ветром песок от каменной стены, и сближающийся с третьим дирижаблем монстр вновь исторг из себя огненное дыханье.

Стоящие наверху дирижабля маги выставили общий Магический Щит, защищая себя и воинов, и дракон промчался мимо. В следующее мгновение второй дирижабль справился с пламенем, с ним поравнялся первый, и человеческие силы вновь возросли. В дракона ударили Молнии, и он хаотично заметался в воздухе, затрудняя боевым магам прицеливание. Чтобы уйти от пятнадцати боевых магов, стоящих поверх своих дирижаблей, монстру пришлось нырнуть под небесные корабли, и в этот миг возмездие настигло его. Один из дирижаблей распечатал Узилище Великой Молнии и исторг сие могучее заклятие в проносящегося под собой дракона. Смертельное заклятье ударило точно в монстра, и сидящий в основании его шеи Орк вскочил навстречу ослепительному разряду.

Галтанийский монарх коротко хихикнул, глядя на то, как толстая кривая электрическая дуга впивается ему в грудь, и сразу же потрясённо замер, застывая с открытым в усмешке ртом. Заклятье, способное обрушить крепостную башню, бесследно исчезло в доспехах громадного Орка. И клыкастый монстр, вместо того чтобы испариться, воздел ввысь хрардар и что-то взревел. Дракон, повинуясь его приказу, заложил ещё одну петлю, выныривая из-под дирижаблей на огромной скорости, и в лучах солнца доспехи Орка закипели чернильно-чёрными боевыми чарами. Летающее чудовище перевыставило защиту и ринулось на первый дирижабль, проносясь над вторым.

Стоящие на поверхности оного маги и лучники изготовились к нанесению удара ему во след, но неожиданно Орк спрыгнул с драконьей шеи, ловко приземляясь прямо среди них. Клыкастый монстр, пылая кроваво-красным взором, с рёвом взмахнул чёрным хрардаром и разрубил надвое ближайшего лучника. В Орка полетели стрелы и ударили Боевые Пульсары, но стрелы лишь отскочили от мощной брони, а смертельные заклятья, должные прожечь его насквозь, словно древесный лист, бесследно канули в её чернильной поверхности. Клыкастый гигант рванулся в бой, каждый удар сердца сокрушая очередного противника, и щитоносцы сомкнулись перед ним в щитовую коробку, ограждая от боевых магов. Маги вновь ударили заклятьями, но броня Орка поглотила их с прежней лёгкостью, и зеленокожий монстр принялся прорубаться через щитовой строй.

Его чудовищный топор прорубал латников, словно тонкую щепу, в воздух ударили фонтаны крови, в стороны полетели отсечённые конечности, и падающие трупы заливали алыми потоками округлую поверхность дирижабля. Кто-то из боевых магов понял, что этого противника так не сразить, и выкрикнул команду. Коробка рассыпалась, и все бросились врассыпную, стремясь добраться до лестниц. Разъярённый Орк настиг троих, разрубая пополам, остальные уже спускались в гондолу, где экипаж дирижабля торопливо разворачивал могучее Узилище. Фольтард одобрил замысел боевых магов: они желают заманить Орка вниз и подставить под удар Узилища. Столь много мощнейших заклятий его броня не выдержит, и зеленокожего можно будет сразить. Или же просто столкнуть вниз, бросившись на него всем экипажем, ибо это десятки людей.

Но закованный в чёрные доспехи Орк не погнался за магами. Вместо этого он взревел ещё громче и принялся рубить хрардаром корпус дирижабля. Чтобы пробить топором защитное зачарование, наложенное на металл Лазурным магом, придётся потратить пару недель. Однако Орку хватило одного удара. Кипящее чёрным волшебством ужасающее лезвие вспороло зачарованный металл с невероятной лёгкостью, будто клыкастый монстр рубил бумагу, и Фольтард с ужасом увидел, как из громадной пробоины вырываются призрачные клубы газа. Яростно ревущий Орк продолжал рубить корпус, словно заведённый, и в считаные мгновения вырубил в нём огромную дыру. После чего бросился бежать, промчался десяток саженей и вновь принялся рубить. Король запоздало понял, что Орку прекрасно известно устройство дирижабля, и он знает, что корпус его, наполненный подъёмным газом, разбит на отсеки, дабы в случае пробоины весь газ не покинул ёмкость. И теперь зеленокожий монстр прорубает дыры в каждом из них!

Кто-то из генералов тоже понял это и схватился за Камень Зова, стремясь предупредить экипаж. Тем временем воздушная баталия развивалась всё более трагически. Оставшийся без всадника дракон залил следующий дирижабль липким огнём и принялся стремительно кружить подле него, через каждые несколько мгновений исторгая огненное дыхание или хватая пастью тех, до кого имел возможность дотянуться. Постоянно находясь под изливающимся со всех сторон потоком огня, маги дирижабля оказались вынуждены держать защиту и тушить пламя, ежесекундно вспыхивающее вновь. Бить дракона заклятиями им удавалось редко, и ударов сих не хватало для нанесения урона чудовищу Некроса. Экипаж небесного корабля пытался развернуть в сторону дракона Узилища, но слишком высокая скорость чудовища не позволяла им осуществить прицеливание. Вместо этого их захлестывало огненное дыхание, и люди катались по палубе, пытаясь сбить пламя, пока сбившиеся с ног целители тушили их одежды и излечивали ожоги.

Переломить сию угрожающую обстановку должен был третий дирижабль, но, едва Фольтард перенёс на него взор зрительной трубы, его губы сжались в бессильной ярости. Третий дирижабль не имел возможности ударить по дракону из Узилищ, ибо дракон своим искусством полёта всё время держался между ним и дирижаблем, который заливал огненным дыханием. Пылающий дирижабль, превратившийся в огромный небесный костёр, закрывал своим соратникам обзор, и последний воздушный корабль пытался маневрировать, дабы получить возможность ударить по дракону. Но в силу катастрофического проигрыша в скорости воплотить сии манёвры оказывалось невозможно.

Дабы хоть как-то помочь пылающему кораблю, маги последнего дирижабля, собравшиеся на самом его верху, стремились разить дракона заклятьями, однако весьма быстро сами оказались в смертельной опасности. Ибо стоящая на драконьей спине оркская лучница, которую никто не посчитал противником, разила их эльфийскими стрелами. Стремительно мчащиеся в прозрачном воздухе стрелы поблескивали синими чарами острых стальных наконечников, и каждая такая стрела, попадая в цель, взрывалась с изрядной силой. Несколько таких попаданий полностью сбивали с боевого мага его защиту, и волшебнику приходилось укрываться за спинами щитоносцев. И если в этот момент в воинский щит попадала таковая стрела, то щит разлетался на куски, а его владелец падал сражённым.

Очень скоро боевые маги перестали бить заклятиями по дракону, сосредоточившись на лучнице, но поразить её никак не удавалось. Лучница оказалась привязанной к дракону за щиколотку весьма длинным страховочным фалом, никак не стеснявшим её движения, и ни мгновения не стояла на месте. С ужасающе смертельной грацией она носилась по спине стремительно мчащегося дракона, словно водные всплески в беспорядочно взбалтываемом кубке. Лучница выполняла высокие прыжки, на краткий миг излавливая удобную для выстрела позицию, в мгновение ока делала меткий выстрел, и в тот же миг страховочный фал срывал её за собою, следуя за уносящимся драконом. Но лучница немедленно делала воздушный кувырок, безошибочно приземляясь на драконью спину, и вновь срывалась с места в стремительных пируэтах, одновременно извлекая из колчана новую стрелу.

Её безумные по своей опасности прыжковые кувырки переходили в кувыркающиеся прыжки и прочие, ещё более невыполнимые па, образуя завораживающий своим запредельным риском и невероятной грацией танец. Каждое мгновение она должна была погибнуть, не успеть вернуться из воздуха на дракона или же попасть под удар заклятья, но всякий раз её невероятная отточенность движений и редчайшее умение баланса позволяли ей закончить очередной смертельно опасный каскад движений метким выстрелом и, не останавливаясь, начать новый. Боевые маги осознали, что лучница пускает стрелы быстрее, нежели они читают заклинания, и стрел этих у нее достаточно для того, чтобы в какой-то момент успеть сразить оставшегося без щита мага. Зелёные чародеи сосредоточили удары своих заклятий на лучнице, но сразить её никак не удавалось.

Ибо дракон, по спине которого она металась в танце смерти, мчался вокруг пылающего дирижабля слишком быстро, и разглядеть её не получалось. Маги били наугад, зачастую промахиваясь, а весьма редкие заклятья, посланные точно в цель, принимал на себя дракон, твёрдо вознамерившийся сохранить лучницу для своего боевого собрата. Крылатый монстр Некроса быстро сообразил, что из-за пылающего пожара и его великой скорости большую часть ударов маги наносят наугад, и стал кружить подле горящего дирижабля ещё быстрее, провоцируя их попадать по своим охваченным огнём соратникам.

– Всем магам наносить удары по дракону и Орку! – прошипел Фольтард вне себя от злобы, оборачиваясь к стоящему подле юному Верховному Магу.

– Дирижабли в погоне за драконом отошли слишком далеко, – хмуро ответил Лорд Марден. – Магам низких уровней до него не достать. Наши наиболее могучие чародеи находятся в готовности отразить эльфийский удар. Если они атакуют дракона, то не смогут предотвратить его. Ибо Эльфы читают заклинания быстрее Людей и потому успеют нас опередить.

Он указал куда-то вниз, и Король Галтании бросил туда взгляд, с трудом сдерживая клокочущую внутри ярость. Войско Эльфов стояло у подножия Гномского Перевала в пешем строю. Увлёкшись наблюдением за воздушной баталией, Фольтард не отвлекался от зрительной трубы и пропустил момент появления Эльфов. Тысяча боевых эльфийских магов изготовилась к битве и ожидала лишь приказа. За спинами каждой сотни в Пентаграмме Силы стоял Эльф в таких же серебряных доспехах, но плащ его нёс на себе лазурный узор, на флангах войска застыла пара Синих магов, где-то вдали, под воздушной баталией, виднелась далёкая фигура ещё одного Эльфа в синем волшебном плаще, и неподалёку от него стояли все трое эльфийских Князей и с десяток учёных Гномов, с интересом наблюдающие за битвой дракона и его всадника с тройкой дирижаблей.

Если галтанийские маги ударят сейчас по дракону, штурм начнется немедленно. И к тому моменту, когда они дочитают следующее заклинание, Эльфы успеют нанести сосредоточенный удар. Они и без того могут ударить раньше. Но разрядить магов прямо сейчас – это будет стоить больших потерь. Фольтард, кипя злобой, понял, что Эльфы специально устроили сей бой именно так, дабы показать ему и его армии, кто тут самый могучий и непобедимый.

– Валардис Мудрейший… – прошептал Лорд Марден. – Дирижабль падает… – Он всмотрелся в небесную баталию и воскликнул: – Ваше Величество! Я должен открыть портал на борт! Иначе они все погибнут!

Король вскинул подзорную трубу и вновь стиснул губы в бессильной злобе. Орк в чёрных доспехах прорубил в корпусе дирижабля десяток огромных дыр и теперь рубил воинов и магов, запоздало взбирающихся к нему. Быстро теряющий подъёмный газ дирижабль терял высоту, падая всё быстрее, и оставалось лишь гадать, что произойдёт с его Узилищами в момент удара о землю.

– Спасите, кого сможете, Лорд Марден! – изрёк Фольтард. – Только постарайтесь сделать так, чтобы этот Орк не оказался вместе с ними прямо здесь!

Юный Синий маг зашептал заклинание, и на борту падающего дирижабля вспыхнуло сияние портала. Все, кто его увидел, бросились спасаться, кто-то что-то прокричал воинам и магам, сражающимся с Орком, и те попытались отступить. Густо покрытый кровью клыкастый гигант снова не стал их преследовать. Вместо этого он издал громкий яростный рёв и с разбега бросился с поверхности дирижабля вниз. Летящий вниз клыкастый монстр распластался в воздухе подобно падающему древесному листу, и Фольтард невольно подумал, что если Валардис Мудрейший надоумил его разбиться об землю в кровавую смятку, то сейчас для этого самое время.

Но там, где появляются Орки, ничего хорошего ждать не приходится, и ничего хорошего не случилось и на этот раз. Услышав рёв Орка, его дракон стремительным ускорением вышел из боя и молниеносным рывком оказался рядом. Дракон схватил Орка шипастыми лапами прямо на лету, перехватил зубами и забросил себе на спину. Клыкастый монстр, не выпуская из руки хрардар, ловко приземлился на ноги на спину монстру летающему, хватаясь за узду, и издал боевой рёв. Дракон откликнулся громогласным щёлканьем и ринулся в лобовую атаку на третий дирижабль. Момент представился весьма удачный, и экипаж третьего дирижабля понял это, направляя на стремительно приближающегося дракона Узилище Великой Молнии.

Дракон рванулся вперёд ещё быстрее, но Люди оказались расторопнее. До дракона оставалось не более двадцати саженей, когда Узилище рассыпалось, исторгая из себя заклятье смертоносной мощи. Но за миг до этого Орк, стоящий в основании драконьей шеи, сорвался с места, словно взбесившийся, и помчался по шее несущегося дракона. Клыкастый монстр оттолкнулся от драконьей головы, совершая гигантский прыжок вперёд, и на лету развернул хрардар плашмя, принимая Великую Молнию на его чернильную поверхность, словно на щит. Исполинский заряд вонзился в чёрные чары древнего клинка и утонул в них бесследно. Дракон сшиб находящегося в воздухе Орка головой, направляя его в дирижабль, словно мячик, и пронёсся мимо. Клыкастый гигант на лету взмахнул хрардаром и врубился в гондолу небесного корабля, повисая на рукояти вонзившегося в зачарованный металл топора.

– Не понимаю! – раздосадованно воскликнул юный Лорд Марден. – Если эти чёрные чары действительно почернели в силу великой древности, будучи изначально фиолетовыми, то как сии доспехи могут держать зачарование пять тысяч лет?!! За это время в них попали миллионы всевозможных ударов! Чары должны были давно иссякнуть! Почему сие не случилось до сих пор?!! Это антинаучно!

– Однако же это реальность, происходящая на наших глазах! – зло процедил Фольтард, усилием воли запрещая себе срываться на мальчишку. Как закончится сегодняшняя битва, ему теперь уже неведомо. Но если он сохранит жизнь и престол, без этого могущественного сопляка ему не обойтись. – Позже мы с вами обязательно измыслим более существенные меры противодействия! Не сомневаюсь, что ваш пытливый разум сумеет изобрести что-нибудь, недоступное закостенелым старческим мозгам наших стариков!

Лорд Марден пробормотал что-то насчёт того, что постарается, и Король вновь прильнул к подзорной трубе. За эти мгновения Орк, орудуя хрардаром, как горным молотком, взобрался в гондолу дирижабля, и сыплющийся на него сверху град заклятий, стрел, клинковых ударов и трупов, пронзённых эльфийскими стрелами, оказался не в силах помешать этому. Клыкастый исполин бросил взгляд на своего дракона, вновь терзающего огненным дыханием пылающий дирижабль, и с яростным рёвом устремился в атаку. Экипаж дирижабля предпринял попытку сплотиться перед ним в щитовой строй, пока находящиеся на самом верху небесного корабля боевые маги спешно спускались вниз по лестницам, но Орк неожиданно развернулся и ринулся внутрь дирижабля.

– Куда он направился?! – опешил Лорд Марден. – Вот болван! Там же нет ничего, что может заставить дирижабль упасть!

– Он идёт к Узилищам! – Фольтард отпрянул от подзорной трубы и резко обернулся к генералам: – Камень Зова! Немедленно! Приказ дирижаблям! Отступать в Галтанию на полной скорости! Не пускать Орка к Узилищам с самыми мощными заклятьями!

Но было уже поздно. Получив приказ, оба дирижабля заложили вираж, беря курс на крепостную стену Гномского Перевала. Объятый пламенем небесный корабль, преследуемый драконом, без устали заливающим его огнем, двигался медленнее, ибо дракон постоянно толкал его, сбивая с курса и заставляя двигаться кривыми зигзагами. Находящаяся на его спине лучница разила стрелами всех, кого могла разглядеть за бушующим огнем, и её смертоносность повысилась, ибо теперь вести с ней бой стало некому. Маги тушили беспрерывно вспыхивающее пламя, грозившее вскоре прогрызть истончающиеся защитные чары, держали Магический Щит и исцеляли раненых. Фольтард подумал, что теперь отлично понимает, почему в летописях, описывающих войну Альянса с Ругодаром десятилетней давности, ничего не сказано о боевом применении авлийских или мергийских дирижаблей. Потому что монархи сих Королевств даже не стали поднимать их в воздух. Дабы не терять дорогостоящие механизмы в воздушной баталии, одержать верх в которой нет ни единого шанса.

Лишившийся подъёмного газа дирижабль рухнул, могучие Узилища на его борту раскололись, и место падения сожрало взрывом, состоящим из множества всевозможных энергий. От воздушного корабля уцелели лишь куски смятого железа, разбросанные по Пустоши, и оставалось радоваться тому, что через портал Лорда Мардена спаслась большая часть экипажа. Король перевёл взор зрительной трубы на оставшиеся воздушные корабли, пытающиеся отступить.

Передовой дирижабль был уже недалеко от Галтании, находясь прямо над эльфийским войском, когда ненавистный Орк всё-таки пробился к Узилищам. Король успел лишь заметить, как возле могучего артефакта мелькнул чёрный бронированный силуэт с кроваво-красным взором, преследуемый толпой солдат, и в боевом замахе взметнулся вверх столь же чёрный хрардар. Узилище раскололось надвое и в следующий миг рассыпалось в прах, высвобождая смертоносную энергию огромной силы. Дирижабль исчез в исполинской вспышке, сменяющейся изломанным вьюном Огненного Смерча, сразу же раздался второй взрыв, затем третий, и образовавшееся в небе огненное облако засверкало яркими дугами электрических разрядов. Во все стороны полетели обломки, и те из них, что сыпались на головы Эльфам, не долетая до их рядов десятка саженей, ударялись в пустоту, едва заметно вспыхивающую фиолетовым свечением Магического Щита, и отшвыривались прочь.

Увидев это, дракон издал разъярённое громоподобное щёлканье и устремился прямо в пылающее облако, непрерывно стрекоча. Когда до облака оставалось не более пары драконьих корпусов, из него неуклюже вывалилось тело Орка, сжимающего в руках хрардар. Дракон мгновенно изменил направление полёта, уходя от столкновения с облаком под прямым углом, метнулся вниз и схватил падающего оркского воина передней парой шипастых лап. Чудовище Некроса извернулось в воздухе вокруг своей оси, забрасывая Орка себе на спину, и к рухнувшему на драконью броню бронированному телу бросилась лучница со страховочным фалом в руках. Дракон набрал высоту и ринулся к пылающему дирижаблю, приближающемуся к пылающему облаку. Маги дирижабля как раз закончили тушить пожар и встретили чудовище заклятьями, сбивая с него защиту, однако повредить самого дракона не смогли. Времени навести на него Узилища не хватило, дракон исторг из себя огненное дыхание и умчался ввысь, уходя в мёртвую зону.

– Три дирижабля и пятнадцать боевых магов не смогли сразить одного дракона! – в бессильной злобе выдохнул Фольтард. – Как сие возможно?!!

– Чародеи не имеют опыта воздушных битв против драконов, – мрачно изрёк Главнокомандующий, взирающий на небесную баталию исполненным тоски взглядом. – Они действуют, как должно действовать в наземном бою: держат Магический Щит, прикрывая воинов и друг друга, гасят пламя, спасая бойцов, и наносят удары. Но наземная тактика не годится для противодействия дракону! Дирижабль имеет мёртвые зоны и слишком медленен в сравнении с драконом! И дракон оказался много более сильней, чем волшебник Зелёного ранга! Сие чудовище исторгает из себя количество огня за троих таковых чародеев одним дыханием! И ему не требуется читать заклинания! Его пламя исторгается с каждым выдохом! Его Магический Щит держится в несколько крат дольше!

– Дракон не сильнее боевого мага! – нервно возразил юный Лорд Марден. – Он много выносливей, но их силы равнозначны! Этот монстр Некроса многократно крупнее человека, поэтому его заклятья имеют много большую длительность, а само чудовище способно испускать их значительно дольше! Но сила его соответствует Зелёному рангу, как сказано в научных фолиантах! Сам по себе сей дракон не нанёс дирижаблям фатального вреда! Лазурные чары, защищающие корпус воздушных кораблей, не успели иссякнуть под его огненным дыханием! Оба дирижабля уничтожил Орк! Его броня неуязвима, а имеющиеся на топоре чары пронзают всё! Я не понимаю, как стало возможным столь антинаучное действо!

– После этой войны, если мы останемся живы, – зло прошипел галтанийский монарх, – необходимо сделать все возможные выводы из этой баталии! А сейчас необходимо спасти хотя бы один дирижабль!

С небес вновь раздалось громогласное щёлканье, и Король прильнул к подзорной трубе. Дракон уже перевыставил собственную защиту и в стремительном пике мчался сверху к последнему воздушному кораблю. Монстр ударил в корпус дирижабля, направляя его в пылающий в небе огнём и молниями исполинский шар энергий, яростно клубящихся в воздухе на месте гибели предыдущего воздушного корабля. Команда дирижабля сопротивлялась изменению курса, изо всех сил пытаясь избежать попадания в бурю бушующих заклятий, но дракон с огромной скоростью пикировал на небесный корабль вновь и вновь, нанося удар за ударом и без устали заливая его липким пламенем.

Ему бы обязательно удалось затолкать дирижабль в облако взъярившейся магии, но Валардис Мудрейший сжалился над экипажем, и облако медленно угасло. Оставшийся после него закопчённый измятый комок металла, бывший недавно корабельным каркасом, со скрежещущим грохотом рухнул на эльфийское войско, но соскользнул по куполу Магического Щита и свалился в нескольких шагах от эльфийских рядов, конечно же, никого не задев.

Сразу после этого дракон зашёл на очередную петлю, и оказалось, что его всадник пришёл в себя. Орк дождался сближения с дирижаблем и спрыгнул на самый верх его корпуса. Похоже, он был ранен, потому что вместо обычного лёгкого приземления на ноги упал на колено и тяжело поднялся, опираясь на хрардар. Но было предельно ясно, что это совершенно не помешает ему рубить дыры в корпусе дирижабля, дабы выпустить весь подъёмный газ.

– Лорд Марден! – вскричал Фольтард. – Атакуйте Орка мощным заклятьем! Только вы! Остальным чародеям ожидать эльфийского удара!

Юный Синий Маг торопливо шагнул в отсыпанную в центре надвратной башни Пентаграмму Силы и зашептал заклинание. Клыкастый монстр встал на ноги, с яростным рёвом взмахнул хрардаром и вонзил его в поблёскивающий лазурными чарами металл корпуса. Древний топорищище прорубил в обшивке длинную дыру, и оттуда широкой призрачной струёй ударил газовый поток. Орк пошатнулся, но удержался на ногах. Лорд Марден дочитал магическую формулу, и в клыкастого монстра вонзилась Великая Молния весьма крупного размера. Чернильно-чёрные древние доспехи поглотили её без следа, словно губка малую каплю росы, и Орк вновь взмахнул хрардаром. Дыра в обшивке увеличилась вдвое, и юный Синий Маг зашептал следующее заклинание.

За двадцать ударов сердца он ударил Орка ещё четырежды, но пробить чёрные чары так и не смог. Зато клыкастый монстр за это время прорубил в корпусе дирижабля две здоровенные дыры, и экипаж небесного корабля никак не смог противостоять ему, ибо был полностью поглощён тушением пожара, беспрерывно устраиваемого кружащим подле дирижабля драконом, и отражением выстрелов лучницы. Её эльфийские стрелы с подрагивающими волшебной синевой наконечниками сбивали магическую защиту и разили щитоносцев, сама же она вновь металась по драконьей спине в смертельном танце, и из-за пожара и драконьих виражей надёжно прицелиться в неё не имелось никакой возможности. Её попросту не было видно в клубах буйствующего пламени, среди которого на огромной скорости носился разъярённый дракон.

Спасся дирижабль едва ли не чудом. Теряющему подъёмный газ воздушному кораблю удалось дотянуть до Галтании и перевалить через горный кряж. В результате высота под ним уменьшилась с трех лиг до полутора, и капитан, не мешкая, повёл дирижабль на снижение. Где-то в это же время у лучницы иссякли стрелы, а Орк, дабы не свалиться с гладкой поверхности дирижабля, спускающегося вниз с сильным дифферентом на нос, схватился за край прорубленной дыры и повис на одной руке, сжимая в другой свой топор. После всего этого Верховный Маг Эльсириолла Эльтанарил воздел к небу руку, произнося заклинание, и в небе над Орком вспыхнул сигнальный тотем. Увидев его, дракон перестал заливать дирижабль пламенем, вышел из боя и промчался поверх воздушного корабля, подхватывая шипастыми лапами болтающегося на одной руке Орка.

Дракон с оглушительным щёлканьем умчался в небеса, заложил вираж и улетел в тыл эльфийскому войску, приземляясь далеко позади, возле эльфийских Князей и Гномов. Фольтард проводил хмурым взглядом охваченный пламенем дирижабль, более похожий на гигантский летающий костёр. Вскоре маги потушат пламя, и если в отсеках корпуса осталось достаточно подъёмного газа, для того чтобы дирижабль смог хотя бы просто висеть в небе, то его Узилища ещё можно будет применить в битве. Если бы Эльфы не приказали дракону отступить, его всадник, несомненно, низвергнул бы дирижабль наземь, что неминуемо привело бы к уничтожению корабля. Вряд ли Эльвирлар Эльфийский неописуемо дорожил жизнью какого-то там Орка, который, скорее всего, погиб бы в результате падения. Орков в Ругодаре кишит, бери не хочу. Это был весьма прозрачный намёк на то, что Эльфы предлагают ему, Королю Галтании, сложить оружие и сдаться на милость победителей.

Никогда! Фольтард Третий злобно скривился. Он будет сражаться, и у него ещё имеется надежда на победу! Монарх прильнул к гномской подзорной трубе, приближая изображение, и вгляделся в Великого Князя и его спутников. Все стояли неподалёку от приземлившегося дракона и взирали, как монстр Некроса огромной пастью снимает со своей спины Орка и укладывает на потрескавшуюся глинистую корку Пустоши. Следом спрыгнула лучница, устремляясь к неподвижному телу воина, но шагающий к Орку эльфийский маг в подрагивающем синими чарами плаще поверх серебряных доспехов жестом велел ей отойти. Маг вызвал Око Целителя столь же синего цвета и принялся читать медицинские заклинания.

– Я узнаю этого Эльфа, – сквозь зубы процедил Фольтард, протягивая подзорную трубу Лорду Мардену. – Это Альтемар, Верховный Маг Небесной Тысячи. Если он здесь, значит, Эльфы вознамерились натравить на нас всех драконов, а не лишь одного. И произошедшая сейчас перед нашими взорами небесная баталия суть предупреждение о том, что нас ожидает, если мы проявим дерзость и не пожелаем покориться Эльфам!

– Это действительно он! – воскликнул юный Синий Маг, всматриваясь в подзорную трубу. – Я видел его образ, запечатлённый в магических потоках, на уроках в Школе Магов! Небесная Тысяча не вмешивается в конфликты, не имеющие отношения к некромантам! Теперь Милената Нимийская не сможет отказать нам в помощи! Я немедленно воззову к ней!

Юный Верховный волшебник торопливо извлёк из складок одежд Камень Зова, сжал его в руке и тихим шёпотом принялся взывать к Белому Магу. Тем временем один из эльфийских Синих чародеев, находящихся с войском, прочёл короткое заклятье и заговорил.

– Я обращаюсь к Королю Галтании! – усиленный магией надменный голос Эльфа зазвучал по всей протяжённости Гномского Перевала. – Великое Княжество Эльсириолл даёт вам шанс предотвратить множество бессмысленных смертей! Объявите о капитуляции, сложите оружие и выдайте нам убийц, подло умертвивших наших гномских братьев! Если таковое не произойдет спустя сто ударов сердца, мы сочтём сие объявлением войны!

– Неслыханная низость! – процедил Фольтард. – Они ещё смеют назвать нас убийцами! Иного от Эльфов я не ожидал! Но сии напыщенные гордецы напрасно пытаются запугать нас! Нас не устрашить!

– Великий Князь не пожелал обратиться к монарху другого государства лично! – возмутился стоящий по другую руку от Короля Главнокомандующий. – Он даже не поручил сие какому-либо из Князей! Это прямое оскорбление!

– Милорд! – Король Галтании обернулся к Лазурному магу телохранителей. – Извольте усилить мой голос!

Волшебник исполнил приказ, и галтанийский монарх с достоинством изрёк:

– Я – Фольтард Третий, законный монарх Королевства Галтания! Я обращаюсь ко всем Эльфам, ибо не желаю терять время на обмен дипломатическими нотами с вашими правителями! Выдайте мне убийц моих подданных, подлых заговорщиков с их приспешниками, и возместите весь нанесённый Галтании ущерб! Только в этом случае между нами возможен мир!

Синий эльфийский маг пожал плечами и ничего не ответил. Вместо этого в небесах над Гномским Перевалом вспыхнул морок в виде сердца, отсчитывающего удары. Эльфийское войско молча выждало сотню ударов, и единым движением вскинуло руки, начиная скороговорку магических формул. Маги Людей немедленно принялись читать ответные формулы, и вскоре в мгновение назад чистом воздухе полыхнули тысячи заклятий. Мощные взрывы, сливаясь в бесконечный оглушительный грохот, расцвели по всей протяжённости могучей крепостной стены перевала, ввысь взметнулись клубы огня, обломки камня и искорёженные тела. Магическая мощь Эльфов была несравненно выше, и защита галтанийских чародеев пропускала особенно могучие смертоносные удары.

– Долго мы так не выдержим! – Главнокомандующий с тревогой переводил взгляд с охваченной взрывами крепостной стены на эльфийские позиции. Войско Эльфов беспрерывно било заклятьями, при этом их собственный общий Магический Щит, удерживаемый Лазурными магами, не просел даже наполовину. – Необходимо ударить врукопашную! В числе клинков мы имеем значительное численное преимущество! Оно позволит нам уравнять возможности наших магов с вражескими!

– Потери будут огромны, – Фольтард невольно вздрогнул от прямого попадания Великой Молнии, сотрясшей закрывающий вершину надвратной башни Магический Щит Лорда Мардена. – Эльфы немедленно зажгут Огненные Смерчи!

– Иного шанса победить у нас нет! – возразил Главнокомандующий. – Когда наши маги обессилят, бросать воинов в огонь заклятий будет уже бессмысленно!

– Начинайте атаку, Граф! – Галтанийский монарх хмуро прильнул к подзорной трубе. – Да поможет вам Валардис Мудрейший!

Крепостная стена, перекрывающая Гномский Перевал, уже была объята непрекращающимися взрывами целиком. Всюду призрачно дрожали, быстро истощаясь, едва заметные сферы Магических Щитов, утопающие в огненных, электрических и каменных ударах, сыплющихся на них беспрерывно. То тут, то там тот или иной Магический Щит лопался от перенапряжения, но на его месте немедленно вспыхивал новый. Галтанийские чародеи пусть и пропускали удары, но держались весьма стойко, ибо баталия только началась, и сил у них было ещё много. Боевые маги даже отвечали Эльфам заклятьями, и на позиции неприятеля сыпался приличных размеров поток смертоносной магии. Эльфийская защита, удерживаемая совместно всеми их Лазурными чародеями, держала удар много лучше галтанийской, но именно сейчас это именно то, что нужно Фольтарду.

Ибо, если разговор Лорда Мардена с Миленатой Нимийской увенчается успехом и Белый Маг явится сюда, она должна узреть картину, полную кровавой несправедливости: могучие Эльфы умертвляют Людей, кои значительно слабее их. Вылазка, задуманная Главнокомандующим, будет весьма ценна, если гибель первой волны атакующих случится на глазах Белого Мага. В этом случае она обязательно вступит в битву на стороне Галтании, и вот тогда численный перевес в числе клинков поставит жирную точку на безразмерном эльфийском чванстве.

Позади Короля затрубил боевой рог, возвещая о приказе войскам, и огромные массивные ворота перевала отворились с громким стальным скрежетом. Армейский полк ринулся в атаку, быстро занимая собою всю ширину перевала, и Фольтард увидел, как эльфийские Лазурные маги обмениваются жестами с Синими. Оба стоящих на флангах Синих эльфийских чародея вышли из боя, переключившись на приближающуюся галтанийскую пехоту, и вновь зашептали заклятья. Два Огненных Смерча весьма могучей силы вспыхнули одновременно, возносясь в небо в лиге друг от друга, и поползли на наступающий полк, громко треща завывающим пламенем.

Сигнальный рог зазвучал вновь, и полк начал отступление бегом. Фольтард вгляделся в Синих эльфийских магов. Замысел Главнокомандующего ясен: всякий раз бросать в атаку пехоту, дабы провоцировать чародеев противника на Огненные Смерчи, немедленно отступать при зажжении сих смертельных заклятий и вновь атаковать, как только они угаснут. И так до тех пор, пока эльфийские маги не истратят свои силы. Было бы в Галтании прямо сейчас три Синих волшебника, сие позволило бы открыть порталы ровно в тылу Эльфов и бросить пехоту врукопашную немедленно. Но Синий маг у Фольтарда лишь один, а здесь у Эльфов их два, не считая Альтемара, пока ещё не присоединившегося к битве. Они погасят портал юного Лорда Мардена, и он лишь впустую истратит силы. Поэтому придётся действовать тем, что есть. Беда в том, что Эльфы тоже это понимают.

Огненные Смерчи поползли за отступающим полком, но никаких рывков не совершали, и солдаты успели достичь ворот. Смерчи погасли, и авлийский монарх понял, что таким способом придётся утомлять Эльфов слишком долго. Нужен более быстрый манёвр, пока эльфийские Князья демонстративно не обращают внимания на баталию.

– Есть ли известия от Белого Мага, мой друг? – Король обернулся к юному Лорду Мардену. – Ответила ли вам Милената Нимийская?

– Она заверила меня, что вскоре будет здесь! – возбуждённо воскликнул новый Верховный чародей Галтании. – Но я не уверен в её настрое! Она постоянно вещала о недопустимости кровопролития!

– Её настрой изменится, едва она узрит бесчинства Эльфов! – заверил его Фольтард и посмотрел на Главнокомандующего: – Граф! В следующую вылазку пошлите конный полк! Пусть его легаты пребывают в готовности! Как только Эльфы зажгут Огненные Смерчи, Лорд Марден погасит один из них, и в этот миг конница должна устремиться в прорыв, возникший на месте угасшего вьюна! Если всадники сойдутся в рубке с эльфийскими рядами, их Синие Маги более не станут зажигать Смерчи, дабы не нанести урона своим же!

– Моих сил недостаточно, дабы погасить Огненный Смерч пятой ступени Синего ранга! – воскликнул юный Верховный Маг.

– Объединитесь с Лазурными чародеями! – изрёк Фольтард. – Возьмите их столько, сколько потребуется!

– Но наша защита сильно ослабнет! – ещё сильнее разволновался Синий маг. – Крепостная стена подвергнется множественным эльфийским ударам!

– Если наш манёвр удастся, мы сможем навязать Эльфам рукопашную, в которую введем полмиллиона клинков! – убедительно ответствовал Король. – Им очень быстро станет не до крепостной стены!

Юному Синему чародею не хватило опыта баталий и военных знаний, дабы просчитать, что всё далеко не столь просто, и он принялся объединять Лазурных чародеев. Вскоре конная вылазка началась, и Фольтард спрятал недовольную гримасу. Где эта Милената Нимийская?! Самое время ей появиться здесь, дабы узреть всё воочию!

Конный полк ринулся в атаку на полном скаку, эльфийские Синие маги зажгли пару Огненных Смерчей прямо в гуще наступающих всадников, и грохот баталии дополнился надрывными воплями заживо сгорающих людей и лошадей. Ветер принёс тяжёлый запах горелой плоти, и Король видел оторопь в глазах Лазурных магов, не ожидавших столь самоубийственной атаки. Тем не менее они содеяли то, что было задумано: один из эльфийских Огненных Смерчей угас, и конница устремилась в прорыв, более спасая себя, нежели мчась в бой. Оставшийся смерч пополз следом, пожирая тех, кто был близко, и Лорд Марден попытался погасить его. Сие ему не удалось, он тут же начал читать заклинание ещё раз, вновь забыв воззвать к Лазурным чародеям, но на этот раз сии волшебники сами начали вторить ему, и Огненный Смерч угас. И тут же взметнулся вновь уже в ином месте, опять посреди атакующей конницы, ибо Синих магов у Эльфов было двое, и каждый из них читал своё заклинание.

– Граф! – властно выкрикнул Фольтард, – второй конный полк в прорыв! Немедленно! Пока ещё есть возможность!

– Но… – Главнокомандующий с тревогой посмотрел на Короля: – Они же помешают первому полку отступить! Маги неприятеля ещё полны сил…

– Выполняйте, Граф! – резко оборвал его Король. – Никакого отступления! В атаку!

Сигнальный рог затрубил вновь, и второй конный полк ринулся из распахнутых ворот перевала. Всадники первого полка, пытаясь избежать смерти в пламени Огненных Смерчей, увидели, что путь к отступлению закрыт, и замешкались, ища спасения.

– Повторите сигнал в атаку! – рявкнул Фольтард. – Немедленно! Пусть наступают!

Рог затрубил в третий раз, и в этот миг в самом центре скучившихся кавалеристов взметнулся второй Огненный Смерч, пожирая десятки всадников в один удар сердца. Лорд Марден вкупе с магами запоздало погасил предыдущий смерч и заторопился читать новое заклятье. Кавалерия, неся огромные потери, устремилась на Эльфов, и Фольтард увидел, как сразу несколько эльфийских Лазурных волшебников бросили держать общий Магический Щит и зашептали новую скороговорку. Четыре Огненных Смерча вспыхнули на пути атакующей конницы почти одновременно, преграждая ей путь, и ещё два, более крупных, вознеслись на флангах.

– Ваше Величество! – дрогнувшим голосом произнес Главнокомандующий. – Позвольте кавалерии отступить! Они все погибнут!

Фольтард безмолвно выругался. Да где же эта старуха?! Она должна видеть всё это! Ради её убогой впечатлительности он жертвует сейчас своими полками!

– Трубите сигнал к отступлению! – зло выдохнул Король.

Огненные Смерчи совершили рывок одновременно, вгрызаясь в разворачивающиеся для бегства конные ряды, и в одно мгновение два кавалерийских полка лишились четверти своего состава. Истошные вопли людей и лошадей смешались в единую жуткую истеричную какофонию, густо овеянную смрадом горящей плоти, и Фольтард в ярости сжал подзорную трубу, что было сил желая лично забить ею насмерть всех Эльфов в мире.

– Какой ужас! – Сдавленный болью женский вскрик заставил его обернуться.

Милената Нимийская, заломив руки возле сердца, исполненными ужаса глазами взирала на гибнущих в пламени. Позади неё светился фиолетовыми чарами портал, из которого только что появился Лорд Занладир и ещё один маг в изысканной Мантии Резонанса, светящейся богатой фиолетовой инкрустацией. Фольтард внутренне выдохнул. Наконец-то! Старуха всё-таки явилась сюда, и даже привела с собой обоих Фиолетовых магов! Из фиолетового портала продолжали выходить маги, теперь уже в синих мантиях, и Милената Нимийская вскричала:

– Милорды! Погасите же пламя! Умоляю!

Она вызвала Око Целителя, немедленно превращая его в Биение Жизни, и разросшаяся сфера белого волшебства поглотила её фигуру, превращая из шестидесятилетней старухи в силуэт юной девы. Огненные Смерчи угасли, подчиняясь велению Фиолетовых волшебников, и Биение Жизни полыхнуло тёплым белым светом, испуская бесчисленные тысячи лучей целительной энергии, коими мгновенно соединило себя со всеми ранеными и умирающими. Ожившие воины и кони вскакивали и бежали к воротам, стремясь укрыться, и Эльфы прекратили наносить удары. Эльфийское войско молча держало защиту, не отвечая заклятьями на заклятья, и Фольтард увидел, как Князья Эльфов отходят от дракона и направляются к своему войску.

– Могущественные милорды! – Фольтард торопливо обернулся к прибывшим магам. – Необходимо атаковать сейчас, пока на нашей стороне преимущество и удачный момент!

– Не смейте! – Биение Жизни погасло, и Милената Нимийская возмущённо набросилась на него: – Не смейте!!! Вы слышите?!! Никакого кровопролития!!! Прекратите битву! Сейчас же! Прекратите эту жуткую вакханалию Смерти!!!

– Я их сюда не звал! – Галтанийский монарх зло ткнул рукой в сторону эльфийского войска, неподвижно стоящего под градом ударов заклятий, потоками стрел и дождём снарядов катапульт. – Как не просил их умерщвлять мою жену и детей!

– Это чудовищно… – прошептала Белый Маг, обливаясь слезами. – Прекратите… умоляю вас, Ваше Величество… Мы можем завершить это без новых смертей…

– Извольте уважать просьбу величайшей целительницы Парна! – требовательно заявил Лорд Занладир, и его синие глаза сверкнули вызовом. – Иначе все мы покинем это место прямо сейчас!

Вступать в конфронтацию вместо обретения альянса Фольтард не стал и потому хмуро изрёк, окидывая всех величественным королевским взглядом:

– Мне не нужны лишние смерти! В отличие от Гномов с Эльфами, я не получаю от этого извращённое удовольствие! Я лишь требую справедливости! Граф! Трубите войскам передышку!

Едва бой стих, Белый Маг извлекла из складок Мантии Резонанса Камень Зова и воззвала к Эльфам. Те явились порталом прямо к ней: все Гномы, три эльфийских Князя, Верховный Маг Небесной Тысячи и Орк в чёрных доспехах, драконий всадник. На вершине надвратной башни стало тесно, и Фольтард поблагодарил Валардиса Мудрейшего за то, что Эльфы не притащили сюда ещё и дракона. Эльфийские маги абсолютно проигнорировали всех, кроме волшебников высоких рангов, и выразили отдельное приветствие Белому Магу.

– Могущественные милорды! – Милената Нимийская отёрла текущие по щекам слёзы. – Что случилось между вами?! Почему сие чудовищное кровопролитие стало возможным?! – Она посмотрела на нового Верховного Мага Галтании полным боли взглядом: – Этот юноша сообщил мне жуткие вести!

– Гномы вступили в заговор с изменниками Галтании! – запальчиво воскликнул юный Лорд Марден. – Они подло убили жену и детей Короля Фольтарда Третьего, едва не убили его самого, а после того как мы принесли возмездие убийцам, напали на наши рудники и умертвили более тысячи человек! Вот почему кровопролитие стало возможным!

– Это грязная клевета! – возмутился бородатый Гном в богатых доспехах с королевскими гербами подгорного царства. – Наскоро слепленная на коленке! Гномы никогда не опускаются до политической возни в Королевствах Людей! Сие нам глубоко безразлично! Как безразлично то, кто там сидит на троне или под ним! Наши соплеменники были подло умерщвлены!

– Ваши соплеменники – подлые детоубийцы! – не выдержал юный Лорд Марден.

Меж ним и Гномами немедленно возник скандал, и Белый Маг вновь воззвала к всеобщему благоразумию. После чего заявила, что прямо сейчас у всех есть возможность выяснить суть случившегося во всех подробностях. Все присутствующие изъявили желание, и Фольтард увидел в руках Лорда Занладира Каплю Правды. Это воодушевило монарха, но неожиданно всё оказалось долгим, запутанным, весьма странным и ещё более туманным.

Все Гномы и Великий Князь Эльвирлар Эльфийский категорически отрицали свою причастность к взрыву дирижабля, убийствам и нападению на мануфактуры и каменоломни. И Капля Правды подтвердила их слова. А после подтвердила слова всех свидетелей, которые выжили после нападения Гномов и воочию видели их воинов и Големов. Но найти кого-либо из заговорщиков не удалось. Фиолетовые маги лично переместились в Башню бывшего Верховного Мага Галтании, распутали следы порталов, открытых её аркой в день покушения, и нашли истинную точку бегства изменников. Она действительно оказалась в Пустошах, на высоте в полмили. Туда отправились все, включая Эльфов, и сразу же обнаружили на земле останки тел, разбившихся вдребезги от падения с огромной высоты, и сильно обглоданные падальщиками. Белый Маг сама творила над ними чары и заявила, что это и есть трупы заговорщиков.

Великий Князь предположил, что прежний Верховный Маг Галтании настолько одряхлел, что не понял, куда открывает портал, и допустил ошибку в расчётах. Он и Герцогиня вошли в магический переход, вышли из него на огромной высоте и разбились насмерть. При этом никаких следов дирижабля Гномов, который мог бы находиться на этой высоте в этой точке в тот день, найдено не было. Фольтард понял, что Эльфы стремятся представить всё так, будто никто ни в чём не виноват, и если виновные и были, то они либо разбились, либо скрылись, оставшись неизвестными. А Белый Маг из-за своей патологической непереносимости сражений, всячески потворствует Эльфам, лишь бы не допустить кровопролития. Ибо сие для неё много более важно, нежели справедливость.

Фольтард возмутился сим лицемерием и потребовал проверить Каплею Правды всех Гномов вообще, дабы изобличить тех, кого видели свидетели нападения, но Король Гномов заявил, что его подданных сотни тысяч, и подобное расследование займёт годы. При этом оно совершенно бесполезно, ибо никто из Детей Доргалинда на подобное злодеяние не способен. Вспыхнул ещё один конфликт, и Белый Маг вновь призвала всех к спокойствию и откровенности. Но никакой откровенности не может быть там, где есть Эльфы или Гномы. Лицемерные подлецы стояли на своём, и даже всеобщий визит на места нападений не пролил свет на тщательно скрываемую ими истину. Фиолетовые маги с обеих сторон долго исследовали следы кровавых атак, после чего пришли к выводу, что в обоих случаях имел место морок Синего ранга пятой ступени. И не факт, что Гномы и Големы, коих видели свидетели, были таковыми в действительности. Более вероятно, что это дело рук человеческого мага и его приспешников.

После этого стало окончательно ясно, что Эльфы беспардонно стремятся возложить всю вину на Галтанию и объявить всё произошедшее её внутренней междоусобицей. Это перешло всякие границы, и Фольтард вместе с юным Лордом Марденом обвинили Эльфов в нежелании докопаться до истины, в укрывании детоубийц и вновь потребовали проверки всех Гномов посредством Капли Правды. Скандал, разразившийся в третий раз, отличался тем, что несколько Синих магов встали на сторону юного Мардена, ибо были разочарованы тем, что Эльфы столь уничижительно и прозрачно намекали на ущербность людского племени, предлагая Людям искать виновников среди собственных Синих магов. Фиолетовые чародеи, внимая всему этому, сохраняли нейтралитет, лишь становясь всё мрачнее, чем запутаннее становился сей фарс, именуемый расследованием.

Итогом всего этого стал целый перечень взаимных обвинений, закончившийся заявлением Великого Князя Эльвирлара о том, что отныне Эльсириолл прерывает всякое общение с Людьми и более их бед никак не касается. Эльфы не будут препятствовать отдельным Людям и своим соплеменникам поддерживать личные контакты в частном порядке. Но общение на государственном уровне переполнило чашу их терпения и отныне претит им. В ответ на это Фольтард рассмеялся Эльфу в лицо, заявив, что эльфийской поддержки, отличной от той, что Галтания получила сегодня, никто не видел уже пару веков. Эльфы лишь надменно поусмехались и передали слово Гномам. Подлые коротышки заявили, что присоединяются к Эльфам, чем никого не удивили. Эльфийские Князья добавили, что всегда рады человеческим волшебникам высоких рангов, даже несмотря на нежелание таковых признать очевидное, после чего открыли портал и покинули Галтанию.

Конфликт был исчерпан для всех, кроме Фольтарда, но добиваться большего было бессмысленно, и он, скрепя сердце, принял решение согласиться с великими волшебниками. И воспользоваться сложившимся положением дел, дабы упрочить отношения с Белым Магом. Раз ей в рот смотрят все самые могущественные чародеи Парна, то имеет смысл обзавестись её благосклонностью. Посему перед убытием Миленаты Нимийской в Нимию он обратился к ней с просьбой облегчить его безмерные душевные страдания, вызванные утратой семьи. Белый Маг сотворила над ним целительные чары, вновь пуская слезу, и пообещала посещать его в Королевском Дворце еженедельно до тех пор, пока боль сия не перестанет быть острой.

Это было, надо признать, лучше, нежели ничего, и Фольтард сосредоточился на делах государственных, обещая себе никогда не отказываться от желания воздать по заслугам и Эльфам, и Гномам, и всем прочим, кто повинен в свершившихся злодеяниях и потворстве таковым, если волею Валардиса Мудрейшего таковая возможность когда-нибудь выпадет.


Конец Второго Эпизода


Глава седьмая. Неожиданная встреча | Кровь за кровь |