home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава седьмая. Неожиданная встреча

Следующие двое суток целиком ушли на посещение Главных Станов северных кланов. Северная часть Ругодара крупнее южной, и кланов на севере больше, нежели на юге. Дабы успеть оповестить всех без лишнего промедления, Трырд покинул подножие Чёрной Башни ещё до рассвета, приближение которого ощутил свойственным Орку инстинктом, ибо разглядеть скрытые Всепожирающим Огнём небеса невозможно. Дракону улетать от Чёрной Башни не хотелось, но Трырд напомнил собрату о словах Альтемара, обещавшего могучую бурю высоко над Хрустальным Озером в землях Клана Атакующего Парда, и благородное животное выразило согласие продолжить путешествие.

Добраться до Хрустального Озера в первые сутки не получилось. Клан Атакующего Парда был одним из самых северных, его земли прилегали к Эсмаэль и граничили на востоке с землями Клана Свирепого Бизона, самого ближнего к Галтании. В результате получилось, что эти два клана будут двумя последними пунктами в маршруте Трырда. Дабы никуда не торопиться и не торопить дракона во время его поединка с ураганом, он решил сперва закончить возложенное на него Небесной Тысячей задание и уже после такового вернуться к Хрустальному Озеру. Главный шаман Клана Атакующего Парда объяснил, как сие озеро найти, и это оказалось делом несложным. Озеро находилось в десяти долгих перебегах от Эсмаэль и располагалось у опушки небольшой светлой рощи, состоящей из Белого Древа.

– Найти в степи подобное место весьма просто, – напутствовал его умудрённый летами старый целитель. – Тем более с воздуха.

– Благодарю тебя, мудрый шаман, – Трырд вскочил в седло дракона под радостные крики многочисленной зеленокожей детворы. – Сильны ли ураганы, бушующие там?

– Хрустальное Озеро безмятежно, – объяснил тот. – Его воды глубоки и идеально прозрачны. Сейчас пора цветения, их поверхность тепла, подобно молоку, и если ты пожелаешь взбодриться, то ныряй глубоко. Там вода всегда прохладна. Если погрузиться ближе ко дну, то освежит так, что согреваться придётся!

– Но как же ураганы огромной силы?! – опешил Трырд. – Верховный Маг Небесной Тысячи Эльф Альтемар сказал мне, что в это время года над Хрустальным Озером они особенно мощны!

– Могущественный Эльф не обманул тебя, – согласился шаман. – Наши земли прилегают к Эсмаэль, за нею лежит Эльсириолл, за которым простираются бескрайние горные цепи седовласого Доргалинда. Там, в небесной выси, попираемой его снежными пиками, сейчас бушуют исполинские ураганы, играючи слагающие на склонах горных хребтов столь же исполинские снежные одеяния. Ураганы сии столь мощны, что зачастую срываются с бесконечно высоких пиков и уносятся вдаль, оказываясь над Ругодаром. Их основные пути как раз проходят над Хрустальным Озером. Но происходит это на высоте столь большой, что до поверхности озера доходит лишь лёгкое их дуновение, не способное потревожить хрустальную водную гладь.

Услышав о весьма большой высоте, дракон встрепенулся и радостно затрещал, возвещая собрату, что очень заинтригован и уже хочет выяснить, что это за ураганы такие. Последующие три часа Рырд регулярно интересовался, когда же настанет черед отправиться к Хрустальному Озеру, и даже отказался от охоты на бизонов, ибо негоже воину вступать в схватку на полный желудок. Последний пергамент Небесной Тысячи был доставлен на закате, и благодаря нити порталов к полуночи они были где-то в районе Хрустального Озера. Дракон изъявил желание погрузиться в сон, дабы подойти к битве со стихией полным сил, и собратья заночевали посреди степи. Опасаться врагов в этих землях не приходится, до неприятельских границ весьма далеко, ночные же хищники приближаться к дракону благоразумно не пожелали, пусть даже тот пребывал во сне.

Поутру Рырд проснулся с первыми лучами солнца, сообщив, что более терпеть не может, и потому Хрустальное Озеро надлежит начать искать немедленно. Пришлось просыпаться и лететь дальше. Озеро обнаружилось быстро. Оно оказалось небольшим, чуть больше одного быстрого перебега в поперечнике. Рощица из Белого Древа, подле которой находилось озеро, и то была вдвое крупней. Вид белоснежных деревьев вблизи весьма удивил дракона, и благородное животное поинтересовалось, можно ли их есть.

– Нет, дружище, деревья не едят, – объяснил Трырд. – Но из них делают множество полезных вещей. Оружие, мебель, утварь всякую.

Дракон, услышав слово «оружие», вопросительно застрекотал, обернулся и для убедительности тюкнул рогами по рукояти хрардара, торчащей из седельной сумки, вызывая звук соударяющегося металла.

– Ты совершенно прав, Рырд, – согласился Трырд. – Хрардар изготавливается из стали. А лучшие хрардары, как этот, созданы из Звёздного Металла, извлечённого искусными кузнецами из упавших звёзд! Звёздный Металл необычайно прочен и лучше любой иной стали держит зачарование. Но из дерева делается другое оружие. Например, стрелы для битвы с врагами или для охоты на бизонов.

Мгновение Рырд размышлял, после чего вновь застрекотал, на этот раз оглядывая лес с изрядной настороженностью.

– Нет, всех бизонов стрелами не перебьют, – успокоил его могучий оркский воин. – Так что сжигать лес не нужно. Мы с тобой охотимся на диких бизонов, их в степях очень много. Но есть ещё стада, которые находятся под защитой кланов, таких тоже немало. Рода и семьи сопровождают их по степи и следят за популяцией. Бизоны – это основная пища Орков, и все заинтересованы в том, чтобы их всегда было вдоволь.

Рырд пришёл к выводу, что это весьма правильная постановка вопроса, поэтому теперь он спокоен и может отправляться на поединок с ураганом. Он посмотрел на Трырда и вопросительно щёлкнул.

– Нет, я останусь здесь, – закованный в мощный доспех могучий оркский воин извлёк из седельной сумки мерцающий чёрным огнём хрардар и легко спрыгнул с огромного дракона. – Искупаюсь пока и посплю немного. Там, на такой высоте, наверняка слишком холодно, да и баланс у тебя без меня будет лучше. Кто знает, какую силу имеют ураганы Доргалинда! Может, снять с тебя сёдла?

Дракон коротко застрекотал, сообщая, что сёдла ему не помеха, и вообще, он никогда не страшится доброй битвы и с удовольствием сразится с любым ураганом, даже с самым мощным в мире. Посему он вернётся сюда после полудня, а если же он не вернётся до вечера, то они с Трырдом встретятся в Звёздном Стане отца драконов. Могучее благородное животное взмыло ввысь, и Трырд поднял ему вслед древний хрардар, напутствуя ратным салютом. Рырд издал в ответ боевое щёлканье и стремительно исчез в небесах.

Оставшись один, Трырд окинул взглядом окружающую местность. От горизонта до горизонта ярким разноцветным ковром распростёрлась цветущая степь, далеко впереди виднелись крохотные силуэты бизоньего стада, высоко в небе парил дикий степной когтекрыл, потревоженный улетающим драконом. Затихшие было кузнечики и крохотные полевые пичуги вновь залились мелодичными трелями, и зеленокожий гигант направился в рощу, дабы подыскать укромное местечко для сна.

Это оказалось не столь просто, как он ожидал. Роща состояла только из Белого Древа, а оно, как известно, весьма крупное, ровное и высокое. Покрытые густой шелковистой листвой мощные ветви начинают расти от середины ствола, и пространство между самыми нижними ветвями и землёй совершенно пусто. А это на пару голов выше, нежели рост оркского воина. Часто в рощах меж деревьев растут различные кусты, но в этой местности сия рощица была единственной на несколько долгих перебегов во все стороны, и потому весь здешний подлесок оказался съеден степной живностью. В изобилии тут росли лишь травы и соцветия, и чтобы укрыться среди них, требовалось отыскать хотя бы какую-нибудь впадинку. Зато сама роща была прекрасна: белая, словно снег, залитая ярким солнцем и усеянная распустившимися цветами.

Побродив по ней полчаса, Трырд вернулся на опушку, отыскал-таки посреди цветочных зарослей небольшую ложбинку и принялся снимать с себя доспехи. Пропитанная древней боевой магией броня одевалась легко, быстро схватываясь с другими частями доспеха, а вот сниматься весьма не любила. Пришлось провозиться почти четверть часа, ибо в одиночку разоблачаться являлось далеко не самой простой задачей. Закончив, наконец, сие нелёгкое дело, Трырд разбежался и мощным кувырком отправил своё могучее тело в воздух над озером. Настоящий оркский воин достаточно силён для того, чтобы, будучи облачённым в полный доспех, подпрыгнуть на высоту собственного роста. Или под покровом ночи взобраться по отвесной стене вражеской крепости, орудуя лишь пальцами рук, намертво вцепляющимся в стыки каменной кладки. А если таковые стыки окажутся слишком узки, то оркский воин, повиснув на пальцах одной руки, другою рукою извлечёт нож и проковыряет стык до достаточной ширины. Без доспехов прыжок получился ещё выше, и Трырд, несколько раз кувыркнувшись в воздухе, выпрямился и пронзил водную гладь, словно стрела.

Вода действительно оказалась тёплой у поверхности и холодной на глубине, и он с удовольствием то нырял как можно ниже, то зависал на самой глади озера. Мелкие рыбёшки, шарахавшиеся от него поначалу, заинтересовались столь странным гостем, совершенно не проявлявшим агрессии, и стайка цветастых крох, объединившись в сверкающее праздничными чешуйками облачко, весело сопровождала его вверх-вниз. Вдоволь накупавшись, Трырд выбрался на узкий песчаный берег, быстро обсох под горячим летним солнцем и осторожно, дабы не помять цветочные стебли, забрался в ложбинку. Убедившись, что не оставил за собою следов, могучий оркский воин поправил растущие вокруг соцветия так, чтобы скрыться среди множества их чашечек, и погрузился в сон.

Во сне он впервые за долгое время не рубился с Людьми, с бешеной яростью выискивая магов, скрывшихся за стальными рядами латников с отравленными флягами в руках. Вместо этого он летел в небесах над Ругодаром, летел сам, будто имел за спиною крылья, хотя таковых не было, и взирал с высоты полёта на восхитительно прекрасную степь, охваченную Порой Цветения. Вдали показались знакомые могучие крепостные стены с мощными башнями, и он узнал Главный Стан своего клана. Трырд летел над раскинувшимся посреди степи градом и видел внизу множество оркских ребятишек, играющих на улицах и упражняющихся на тренировочных площадках. Некоторое время он боялся, что в следующую секунду столь чудесный сон сменится кошмаром, заполненным мёртвыми детскими телами, но сон шёл, его полёт продолжался, и никакой беды не случалось.

Проснулся он от ощущения постороннего присутствия. Кто-то крался среди деревьев неподалёку, то замирая, то осуществляя короткие быстрые перебежки, то замирая вновь. Неизвестный что-то делал, что-то неслышное, потом снова коротко перемещался, останавливаясь, но не прекращал невидимой активности. Похоже, в рощу прокрался враг, и сейчас он ставит среди деревьев смертельные ловушки! Как враги оказались так глубоко внутри Ругодара незамеченными? Однако иных вариантов быть не могло. Ибо если бы ловушки ставил охотник, он бы не таился столь сильно. Перебегать на цыпочках, крадучись, тут не от кого. Орк не станет скрываться от Орков, а диких зверей сейчас в роще нет. Трырд осторожно, дабы не шелохнулся ни единый цветок, поднялся и внимательно осмотрелся.

Враг, как и следовало ожидать, позаботился о том, чтобы его не было видно, и занимался своим тайным делом среди деревьев в глубине рощи. Чтобы его обнаружить, придётся углубиться в лес, а там нет подлеска, хорошая видимость, и подкрасться незамеченным будет сложно. А тут ещё ветерок дует со стороны Трырда, так что заранее унюхать человеческого шпиона не удастся. В том, что это человек, сомнений не было. В нескольких шагах от своей ложбинки Трырд обнаружил следы на примятой траве. Для к*Зирда они были слишком велики, для могучего оркского бойца слишком малы. Значит, это человек крался в рощу, очень стараясь не наследить. И это ему почти удалось. Скорее всего, это маг, укрытый мороком, дабы его не было видно издали.

Всё так же осторожно, не издавая ни звука, Трырд Стремительный Выпад принялся надевать доспехи. Древняя броня любила битву и любила облегать тело воина, посему её стальные сегменты укладывались легко и немедленно сцеплялись друг с другом, сращиваясь тихим свечением боевых чар. Спустя минуту могучий Орк был полностью облачён и, изготовив хрардар для мгновенного удара или блока, бесшумно двинулся вглубь рощи. Аккуратно переходя от дерева к дереву, Трырд прошёл несколько размахов и остановился, невольно ощущая неловкость.

Впереди, на залитой ярким солнцем широкой полянке, кружилась в вихре Танца обнажённая оркская девушка. Её идеально сложенное тело то замирало на месте на четверть удара сердца, то струилось, подобно небольшому ласковому водопаду, то взмывало вверх в сложных акробатических па, то вновь кружило по полянке, и тяжелый густой водопад её нежно-голубых волос, длиною своею доходящих до бёдер, развевался подобно шёлковому плащу, реющему в порывах могучего ветра. Судя по рисунку перемещений и набору движений, девушка отрабатывала объяснение в любви перед воображаемым доблестным воином. Но, в отличие от технической составляющей, исполняющейся на весьма высоком уровне, эмоциональная окраска Танца удавалась ей не особо. То ли прекрасная танцовщица не могла сконцентрироваться на предмете своего обожания, то ли всему виной явилась усталость, но танцевальные образы оркской красавицы более походили на ежедневную тренировку, нежели на пламенное обращение.

Мешать девушке изливать чаяния своего сердца в Танце было действительно неловко, и Трырд тихо отступил назад, собираясь столь же бесшумно удалиться прежде, чем будет замечен. В этот миг очаровательная танцовщица, стремительно кружащая на носочках вокруг своей оси, выполнила пируэт, переходящий в прыжок, и с лёгкостью взвилась в воздух, совершая вращение, подобно колесу. Вращающееся тело красавицы устремилось вниз, и в какой-то миг Трырду показалось, что сейчас она вонзится головою в землю. Но за мгновение до этого, танцовщица изогнулась, делая размах руками и ногами, и замерла, оказываясь стоящей вниз головою, на одной руке в поперечном шпагате с глубоким прогибом. Её свободная рука застыла параллельно земле в изящном жесте, и четыре удара сердца искусная танцовщица пребывала с закрытыми глазами, не шелохнувшись, будто являлась статуей, высеченной гением из зелёного мрамора.

– Прости, могучий воин, я не желала разбудить тебя, – глаза красавицы распахнулись, оказываясь столь же голубыми, как рухнувший на траву водопад её волос. – Но поблизости более нет уединённого места, где я могла бы упражняться.

Она плавным движением соединила ноги, выходя из шпагата в свечу, свободной рукой поправила волосы, дабы не встать на них случайно, и опустилась на ноги.

– Я принял тебя за врага, – Трырд снял шлем, дабы не пугать девушку, и повесил его на пояс. – Глупо, наверное… Сказалась многолетняя привычка. Я вернусь на озеро, ты можешь упражняться дальше, искусная танцовщица!

– Разве здесь могут быть враги? – удивилась красавица, с неожиданной внимательностью вслушиваясь в звучание его голоса. – В самом сердце степи?

– Десять лет назад весь наш клан считал так же, – хмуро изрёк клыкастый гигант.

– Ты из Клана Острого Клыка… – тихо выдохнула девушка, и её взгляд потемнел от печали. – Прости, могучий воин… Вот почему твоё лицо не несёт знакомых черт. Спящим ты выглядел добрее… я рассердила тебя неуместным вопросом?

– Вовсе нет, – Трырду вновь стало неловко. Сначала опростоволосился с маскировкой, потом помешал девушке упражняться, а сейчас ещё и напугал. – Обычно я всегда такой, это моё нормальное состояние. Даже не знаю, как так случилось во сне. Может, потому что сон приснился добрый. Обычно я предпочитаю не видеть снов. Как ты заметила меня? Где я допустил ошибку в маскировке?

– Нигде, – красавица улыбнулась. – Я нашла тебя случайно! Потому что ты спал в ложбинке, куда я обычно складываю свою одежду перед Танцем!

Она направилась к краю полянки, где под одним из деревьев обнаружилось аккуратно свернутое лёгкое платье, плетённые из кожаных ремешков летние сапожки и походная сума для ношения через плечо. Рядом, прислонённые к стволу Белого Древа, стояли ножны с охотничьим кинжалом, лук и наполненный стрелами колчан.

– То есть ты подошла ко мне вплотную, а я не проснулся, – Трырд сконфуженно потёр подбородок. – Старею…

– Я очень старалась не шуметь, дабы не потревожить твой сон, – очаровательная танцовщица принялась застегивать на себе короткое летнее платье. – Я видела твои доспехи. Они струятся чёрными чарами! Ты – воин Небесной Тысячи! Всем известно, что удел воина Небесной Тысячи весьма труден, полон опасности и почти лишен возможности пребывания на Родине… Нельзя мешать такому воину насладиться минутами столь редкого отдыха.

Она надела сапожки и укрепила на голени ножны с кинжалом:

– Мой трижды прадед был воином Небесной Тысячи. Он пал в бою с некромантами, забрав с собой жизнь одного из них. Легенда о его подвиге живёт в нашем роду. Мой супруг тоже хотел пройти испытания Небесной Тысячи…

Красавица умолкла и повесила за спину колчан с луком.

– Сезон отборочных турниров начался, – произнес Трырд. – Он может участвовать.

– Четыре весны назад он погиб в песках Ратхаш во время битвы с к*Зирдами, – очаровательная танцовщица затянула на талии охотничий пояс. – Мы были вместе два лета, но этого оказалось недостаточно, и Рыгдард Кровавый не послал нам ребёнка. С тех пор я охочусь и собираю целебные травы для шаманов клана. Оказалось, что в поиске редких трав мне весьма везёт. Уходя на поиски Семилистника, я ни разу не вернулась с пустыми руками. Мне нравится искать травы. Это увлекательно и весьма помогает концентрироваться. – Она улыбнулась: – Иногда даже слишком! Так я оказалась в этой роще.

– Тут растёт Семилистник? – удивился Трырд. – На вид не скажешь!

– Ты не ошибся, могучий воин, – красавица вновь улыбнулась. – Семилистник тут не растёт. Здесь много целебных трав, коими исцеляют себя захворавшие животные. Они любят заходить в рощу и щипать траву меж деревьев. Но Семилистник встречается на берегу Эсмаэль, если хорошенько поискать. Собирать его нужно на полную луну, в прошлое полнолуние я нашла его там и решила заночевать на берегу. Ночью мне приснился дивно прекрасный сон. Странно, но я сразу же забыла, о чём он был. Осталось лишь ощущение чего-то невероятно красивого и голос. Который велел мне упражняться в Танце в роще Белого Древа у Хрустального Озера. Я вернулась в стан, отдала Семилистник шаману и пришла сюда. Мне здесь понравилось, и с тех пор я упражняюсь здесь в Танце каждый день.

Она закончила снаряжаться и приблизилась к Трырду, любопытно прищуриваясь:

– А как ты оказался столь далеко от станов, могучий воин Небесной Тысячи?

– Я ожидаю здесь своего собрата, – объяснил Трырд. – Нам было рекомендовано посетить это озеро. Поэтому мы явились сюда, как только завершили все дела.

– Рекомендовано? – В глазах красавицы вспыхнули взволнованные огоньки: – Вы тоже слышали во сне голос? Он был похож на… – Прекрасная танцовщица на миг замешкалась: – Запомнился ли тебе тот голос, могучий воин? Он был женским?

– Этот голос запомнился мне очень хорошо! – негромко расхохотался Трырд. – Ибо он принадлежит Верховному Магу Небесной Тысячи, мудрому Эльфу Альтемару! Перепутать его было бы непросто! Особенно в тот миг, когда он отчитывает тебя в очередной раз, называя «юным воином» в сорок два лета! Впрочем, Альтемару четыреста тридцать, так что его можно понять!

– А голос мудрого Альтемара похож на твой? – уточнила красавица.

– На мой?! – весьма удивился Трырд. – Ни капли не похож, разумеется! Эльфы и Орки суть братья, ибо являются детьми Рыгдарда Кровавого, однако голоса наши не перепутает даже дитя. Разве тебе не доводилось видеть Эльфов?

– Доводилось, конечно, – смутилась красавица. – Эльсириолл через реку! Просто я… – она смутилась ещё сильней. – Извини, могучий воин, я даже не назвала тебе своё имя! Я – Грарта из Клана Атакующего Парда. Могу ли я узнать, как зовут тебя?

– Трырд Стремительный Выпад, – представился Трырд. – Из Клана Острого Клыка. Так что же тебя насторожило в моём голосе?

– У тебя очень милый голос! – засмеялась Грарта. – Он совсем не настораживает! Разве только немножко кажется, что сейчас ты зарубишь меня хрардаром, но это незначительный пустяк! Просто голос, что я слышала во сне… Он… Ну, он похож на твой. И вначале мне подумалось, а вдруг голос, который велел тебе явиться сюда, был женским и был похож на… в общем, тоже на кого-нибудь похож. А потом мне стало любопытно, не похожи ли ваши голоса с мудрым Эльфом… В общем, обычные женские глупости, не принимай их во внимание, могучий Трырд Стремительный Выпад. – Она окинула его снаряжение быстрым взглядом и добавила: – Ты не брал с собой провизию, а я как раз собиралась обедать. Есть ли у тебя время разделить со мной трапезу? Вдвоём веселее. Или ты торопишься? Твой собрат ещё не вернулся…

– Он должен появиться вскоре, – Трырд сверился с положением солнца. – И наверняка будет весьма голоден, посему мы отправимся на охоту. Но я с удовольствием дождусь его, беседуя с тобой, прекрасная Грарта. – Он жестом предложил девушке покинуть рощу: – Тебе весьма хорошо удаётся Танец. Ты участвовала в состязаниях?

– Я давно уже не состязаюсь, – Грарта смутилась. – Последний раз я выходила на ристалище шесть вёсен назад, в день своего двадцатилетия. Это было моё третье лето в соревновательном Танце и восьмые по счету состязания. В тот день я вышла в финал, но Победительницей стать не смогла. – Она улыбнулась, вспоминая прошлое: – В то время мне очень хотелось победить! Я планировала участвовать в состязаниях до тех пор, пока рано или поздно не стану Победительницей! Но вскоре я стала хранительницей семейного очага, а замужние женщины не участвуют в состязаниях, ибо супруге всегда есть, для кого исполнить Танец… – Красавица грустно улыбнулась: – Теперь танцую для деревьев. Им нравится.

– Мне тоже понравилось, – не стал скрывать Трырд. – Очень впечатляет.

– Правда? – Грарта бросила на него недоверчивый взгляд. – Тебе действительно понравилось? Эмоций же совсем нет… Одна техника…

– У меня тоже нет эмоций, – пожал могучими плечищами воин. – Ну и что? За десять лет привык. А технику такую ещё поискать надо. К тому же мне думается, что я видел живые чувства. Они были где-то глубоко внутри, но я точно их видел. Мне понравилось. Я бы ещё раз с удовольствием посмотрел. – Её веки дрогнули, и он поспешно добавил: – Что-нибудь не такое личное, я имел в виду. В Танце же много рисунков.

– Тысячи… – Грарта отвела глаза и принялась копаться в своей походной суме: – У меня есть ломоть бизоньего мяса, зажаренного в пряных травах! Я сама его приготовила, надеюсь, вам с твоим собратом понравится!

– Нам его точно не хватит! – Трырд с тихим смехом придержал её руку, прекращая возню. – Так что мы не станем съедать твой обед! Пойдем, я посижу с тобой у костра, а ты пока перекусишь.

– Но ломоть достаточно большой… – точеная красавица немного поникла, но сразу встрепенулась: – Я подумала, что тебе станет интересно, как я умею готовить мясо, но раз ты не голоден, то вопросов нет.

– Вообще мы сегодня ещё не ели, – Трырд ощутил, как в разговор о еде вмешивается пустой желудок. – Но кусок мяса, если он лежит в твоей сумке, нам ничем не поможет. Им даже коня не накормишь. – Они вышли к озеру, и он огляделся: – Где ты оставила свою лошадь?

– Я пришла пешком, – ответила Грарта. – Я же ищу травы, а верхом половину пропустишь! Торопиться мне некуда, я люблю гулять в степи, поэтому на лошади езжу редко. А где твой конь, могучий Трырд Стремительный Выпад?

– Погиб в битве в Авлии десять лет назад, – зеленокожий гигант посмотрел в небеса. – С тех пор у меня нет боевого скакуна.

– Ты добрался досюда пешим? – начала было оркская красавица, но в следующее мгновение солнце затмила громадная тень, и в небе раздалось оглушительное победное щёлканье. Грарта отпрянула, хватаясь за лук, и застыла, с восхищением глядя ввысь: – Дракон… – зачарованно выдохнула она.

Могучий дракон, сверкая на солнце облепившими его броню крохотными ледяными снежинками, приземлился подле Трырда, обдавая всё вокруг холодным дыханием исполинских ураганов Доргалинда, и вновь издал победное щёлканье, обращая в бегство схоронившееся в траве мелкое зверьё.

– Ты победил! – Трырд довольно потрепал драконий бок, стряхивая с него тающую на солнце ледяную чешую. – Поздравляю! Славная ли выдалась битва?

Благородное животное горделиво выгнуло шею и застрекотало, вещая подробности.

– Столь сильных бурь нет даже в Некросе? – восхитился за собрата Трырд. – Вместо камней там лютый холод и ледяное крошево, способное резать броню из-за своей огромной скорости? Но ты всё равно вышел победителем! Магия, дарованная драконам их отцом, сильнее великой стужи!

Дракон издал победный стрёкот, сообщая, что собрат его понял всё правильно, и перевёл взгляд на Грарту, принюхиваясь.

– Знакомьтесь, – Трырд Стремительный Выпад представил их друг другу: – Это Рырд, мой собрат, боевой дракон Небесной Тысячи, только что победивший ураган Доргалинда! А это Грарта из Клана Атакующего Парда, она собирает целебные травы и пытается угостить нас обедом, плохо осознавая размеры нашей прожорливости!

– Твоего дракона зовут Рырд? – улыбнулась девушка. – Как красиво! Трырд и Рырд!

Благородный зверь немедленно застрекотал, сообщая, что имя у него действительно прекрасное, и вообще, он и сам очень даже ничего: невероятно могуч и весьма хорош собою. После чего перевёл взгляд на Трырда и издал вопросительное щёлканье.

– Эмм… – опешил Трырд, невольно косясь на девушку. – Нет, Рырд, она не собирается откладывать яйца с моими птенцами. Мы познакомились четверть часа назад.

Однако дракона этот ответ не убедил, он поднёс к Грарте в упор свою голову, размером большую, нежели сама Грарта, вновь принюхался с особой тщательностью, после чего обернулся к Трырду и настойчиво застрекотал.

– Что он сказал? – прекрасная танцовщица восхищённо взирала на дракона.

– Что-то неразборчивое, – ответил Трырд. – Драконы иногда издают звуки, которые не имеют перевода.

– Обманывать нехорошо, – скромно изрекла Грарта, напуская на себя кроткий вид. – Особенно доблестному драконьему всаднику. Умудрённому опытом сотен битв. Закалённому множеством побед над приспешниками некромантов. От одного вида которого дрожат человеческие…

– Достаточно! – насупился клыкастый гигант. – Он считает, что я должен забрать тебя в своё гнездо, потому что ты, по его мнению, весьма подходишь мне для того, чтобы высиживать моих птенцов. – Трырд обернулся к Рырду: – Это не столь просто, как ты думаешь. Мы совсем не знаем друг друга. А если она не согласится?

Дракон внимательно выслушал и коротко прострекотал. Трырд насупился ещё сильней, собираясь что-то сказать, но Грарта заговорила первой:

– А ты спроси, могучий Трырд Стремительный Выпад!

Мгновение Трырд недоуменно взирал на очаровательную танцовщицу:

– Ты понимаешь драконий язык? Где ты научилась?

– Нигде, – девушка сделала большие глаза. – Я его не понимаю! Но я рада, что он понимает меня! Вот если бы ещё ты меня понимал…

– Что?! – Клыкастый гигант переводил суровый взгляд с дракона на девушку и обратно: – Вы что, сговорились? Она меня видит впервые в жизни! – заявил он дракону и обернулся к ней: – Ты видишь меня впервые в жизни!

– Впервые, – согласилась прекрасная танцовщица. – Но я знаю твой голос. Ты позвал меня сюда, когда мне было совсем плохо. И я пришла, если ты заметил. Думаешь, это запросто?

– Не звал я тебя никуда! – опешил Трырд. – Ты слышала голос во сне! С чего ты взяла, что это был мой голос?! Ты могла ошибиться!

– Ты зовёшь меня сюда каждую ночь целый месяц, – с милой улыбкой заявила Грарта, взирая на него исполненным тревоги взглядом. – Вот этим самым своим злющим голосом. Я не могла ошибиться. У меня идеальный слух. Это проверено восемью состязаниями. Ты позвал меня. Я здесь. Чем не причина узнать друг друга немного лучше?

Внимательно прислушивающийся к их разговору дракон узнал знакомые фразы и вновь издал настойчивый стрекот.

– Да не звал я её! – обернулся к нему Трырд. – Не слушай её! Не было такого!

Дракон непонимающе склонил голову на бок и снова застрекотал.

– Что значит «какая разница, раз она всё равно уже тут»? – возмутился могучий Орк. – А вдруг она мне не нравится? Почему ты решил, что если она не против, то и я обязательно согласен?

Рырд посмотрел на мгновенно сникшую красавицу, потом вновь вернул взгляд на Трырда, склонил голову в другую сторону и вопросительно щёлкнул.

– Вот именно! – подтвердил клыкастый гигант. – Вдруг она мне не нравится? Об этом ты не подумал. И потом, у нас разница в возрасте шестнадцать лет…

Дракон прострекотал, что всё понял, и знает отличный способ закончить затянувшиеся обсуждения. Он широко распахнул пасть, усеянную здоровенными роговыми пластинами зубов, и едва не перекусил Грарту пополам. В самый последний миг Трырд успел схватить её за локоть и задвинуть себе за спину. Громадные челюсти громко щёлкнули, и Рырд довольно застрекотал, взирая на Трырда.

– Что значит «вот видишь»?! – ошарашенно смотрел на него клыкастый исполин.

– Это было страшновато, – раздался из-за спины слегка подрагивающий от ощущения резко миновавшей смертельной опасности женский голос. – Что во мне такого, что заставляет тебя так упрямиться, могучий Трырд Стремительный Выпад? Что мешает тебе не улетать отсюда сразу и провести со мной немного времени? Ты же хотел увидеть Танец… – она умолкла, переводя дыхание.

– Мне страшновато, – передразнил её могучий Орк, вытаскивая из-за своей спины и ставя перед собой. – Я двадцать лет один. Десять лет у меня нет иных родичей, кроме Рырда. А тут… – он умолк, глядя на катящуюся по её щеке крохотную слезинку, и закончил: – Прекрасная Грарта, время обеда уже миновало, а мы с Рырдом ещё не завтракали. Не желаешь ли ты отправиться с нами охотиться на бизонов? Тебе понравится полёт. У нас будет возможность поговорить, пока станем готовить мясо и наслаждаться трапезой. Позже мы вернём тебя в любой из станов твоего клана.

Точёная красавица смахнула слезинку и улыбнулась, заставляя себя унять дрожь:

– Я мечтала покататься на драконе с тех пор, как в возрасте четырёх лет впервые услышала легенду о подвиге легендарного Предка. Я с радостью принимаю твоё приглашение, могучий Трырд Стремительный Выпад. Только обещай, что не вернёшь меня в стан слишком быстро. Я прихожу в рощу Белого Древа почти три десятка дней подряд, ведомая твоим голосом. Хотелось бы разобраться, что же это значит.

– Наше дело в Ругодаре окончено, – Трырд помог ей взобраться на дракона. – Полагаю, мы можем задержаться здесь на день или два. Пока Верховный Маг не призовёт нас обратно.

Он усадил девушку на место гостя, уселся в седло и понял, что Альтемар не дал ему никаких указаний относительно даты и способа возвращения в Некрос. Пожалуй, можно подождать пару суток, а если за это время Верховный Маг не пришлет ему никаких указаний, то Трырд свяжется с ним посредством Камня Зова. Сей камень всегда с собой у каждого воина Небесной Тысячи, и выкладывать его из волшебной сумки строго запрещается.

Услышав, что все заняли места, дракон поднялся в небо и радостно застрекотал, предвкушая охоту и роскошную трапезу в виде нескольких бизоньих туш. Но не прошло и двух ударов сердца, как волшебный подсумок с Камнем Зова внутри потеплел, сообщая о пробуждении артефакта. Клыкастый гигант сунул руку внутрь волшебной сумы и сжал Камень Зова в громадной ладони:

– Внимаю тебе, мудрый Альтемар!

– Трырд Стремительный Выпад! Я чувствую, что ты находишься у границ Эльсириолла! – безо всяких приветствий изрёк Синий маг. – Немедленно направляйся в Элеарэбил! Встретимся там! Жду на главной площади! Поторопись!

– Со мной на драконе девушка! – выпалил Трырд, дабы Альтемар не успел разорвать магические потоки, соединившие оба Камня Зова. – Нужно высадить её на землю! Это быстро, тут везде безопасно!

– Нет времени! – отрезал Верховный Маг. – Пусть летит с тобой. В случае чего, оставим её в Эльсириолле. Быстрее же! Галтанийцы умертвили делегацию Гномов, мы на пороге войны. На месте событий нужен дракон, и ты ближе всех!

Камень Зова погрузился в сон, и Трырд потянул за узду, издавая громкое отрывистое щёлканье. Дракон защёлкал в ответ, резко меняя курс, и могучий Орк ответил:

– Не знаю. Но вполне возможно, что нас ожидает битва! Весьма удачно, что мы с тобой не успели перекусить! Голодные мы злее!

Рырд прострекотал, что устроить войну прежде, чем он пообедал, было весьма неразумно со стороны врагов, потому что теперь он пообедает ими, и даже недавняя битва с ураганом Доргалинда не помешает ему насладиться этой трапезой. Сидящая позади Грарта, восхищённо разглядывающая проносящуюся внизу цветущую степь, увидела быстро приближающуюся Эсмаэль и окликнула Трырда:

– Ты что-то сказал, могучий воин? Ветер уносит твои слова! Почему мы летим к реке? Ведь нельзя охотиться на животных на водопое!

– Охота откладывается, прекрасная Грарта! – громко прорычал Трырд. – Предстоит битва! Мы летим в Элеарэбил! Я высажу тебя там, погостишь пока у Эльфов!

– Как же так… – расстроилась зеленокожая красавица, но более не произнесла ни слова, лишь глаза её, наполнившись грустью, взирали на безмятежную эльфийскую реку, с каждым мгновением становившуюся ближе.

Громадный дракон молнией пронёсся над кристально чистыми водами Эсмаэль, и Трырд успел заметить плывущую у самого дна стайку ярких разноцветных рыбок. Учитывая высоту полёта и изрядную глубину реки, эти крохотные рыбки на самом деле должны быть размером с руку, раз их видно с такого расстояния. Как всё же удивительна прозрачность эльфийской реки! Сам он воочию видит Эсмаэль второй раз. Первый раз он пересекал реку на эльфийской каравелле, забиравшей с ругодарского побережья молодых воинов, прошедших отбор в Небесную Тысячу. Было это двадцать лет назад, и воспоминания от того плавания затерялись в памяти. В основном потому, что затёрлись воспоминаниями о другом плавании, состоявшемся сразу после этого: десять суток корабль добирался до Некроса через Хмурый Океан, разъяряющийся частыми штормами.

Но теперь Трырд вспомнил, что сложенные шаманами песни и легенды ничуть не приукрашивают чистоту вод древней эльфийской реки. Одна из таких легенд гласит, что где-то на дне Эсмаэль лежат обломки Летающих Големов старых Эльфов, давно покинувших этот мир. Пять тысячелетий назад величайший шаман народа Орков Трэрг Огненный Смерч сжёг сих Големов и низверг их на дно реки. Обломки не стали поднимать, ибо это память о Чёрном Рыцаре, и с тех пор они так и лежат на дне. Вот бы посмотреть! Надо будет спросить у Грарты, где находится то место, она наверняка знает, ведь это земли её клана.

Едва заметно мерцающий в воздухе призрачный Магический Щит, окружающий страну Эльфов, впустил в себя дракона и вновь затаился, исчезая из вида. Вскоре впереди показался идеально ровный берег Эльсириолла, и клыкастый гигант узнал эльфийский ландшафт. Страна Эльфов была крохотной, но младшие братья Орков любили свою Родину и тщательно о ней заботились. Эльсириолл выровнен травинка к травинке и подобран камешек к камешку с идеальностью, доступной только магическим потокам. Покрытые ровной травой лужайки, залитые ярким солнцем; усыпанные гармонично подобранными по цветовым гаммам соцветиями ровные холмы с ажурными белоснежными беседками на вершинах, аккуратные рощицы, кустарники, высаженные в строго продуманных узорчатых композициях и подстриженные, словно игрушечные, – всё в стране Эльфов было продумано до мелочей и не росло само по себе. Эльфийские маги, заботящиеся о природе родной земли, знали каждое растение и каждого зверя, обитающего в своей стране.

Проносящаяся внизу шёлковая равнина сменилась огромным лесным массивом, и вскоре с высоты драконьего полёта в изрядной дали горизонта показались резные иглы белоснежных башен Элеарэбила. Эльфийский лес был под стать эльфийской равнине: весьма густой, сочно-зелёный и залитый солнечными лучами. Величественные деревья вздымались высоко в небо, и Рырд удивлённо прострекотал, что сии древа гораздо выше тех, что он видел в роще Белого Древа у Хрустального Озера. И их во много раз больше. В очень много раз! Посему у него возникают опасения, не станут ли из этих деревьев изготавливать стрелы для охоты на бизонов.

– Из эльфийского дерева изготавливаются стрелы для битвы, – успокоил дракона Трырд. – Отличное выходит древко, лучше не бывает! Не ломается и служит столетиями, так что эльфийские стрелы лучше не терять. Особенно если их наконечники зачарованы Лазурными магами Эльсириолла! Десяток попаданий способны сбить Магический Щит даже с боевого мага. Тратить столь редкостное дерево на охотничьи стрелы неразумно.

Дракон выразил согласие со столь правильной позицией и взмыл выше, разглядывая приближающийся Элеарэбил. Столица Эльфов, являющаяся единственным их городом, Рырду понравилась. Много высоких башен и остроконечных шпилей, всё белое, подобно седине Доргалинда, и пропитано магией. Особенно дракону понравились эльфийские дворцы, увенчанные массивными куполами в виде полушария. Полушарие сие имело весьма крупные размеры и располагалось высоко, отчего дракон заявил, что вполне мог бы устроить на этом куполе гнездо, как на драконьем холме. Высота подходящая, размер удобный, и кругом магия, которая не позволит куполу обрушиться под тяжестью гнезда. Единственный минус – тут нигде нет некромантии, причём совершенно. А без некромантии гнездо сие годится лишь в качестве места временного отдыха, ибо ни вырастать, ни высиживать яйца, ни отращивать утерянные в битве конечности тут невозможно. Но всё равно красиво. Особенно повсеместная ажурность. Было бы неплохо взять с собой в Некрос какое-то количество белого камня и выложить там из него Драконий Холм, дабы разнообразить царящую всюду вечную серость.

Сияющую фиолетовой магией арку портала, занимающую целую площадь посреди эльфийской столицы, Трырд заметил издали. Клыкастый гигант направил дракона туда, и вскоре благородное животное коснулось мощными шипастыми лапами белоснежных камней Портальной Площади, подогнанных друг к другу с идеальной точностью. Сама площадь ещё была пуста, лишь возле сияющей арки стоял Верховный Маг Небесной Тысячи вместе с Верховным Магом Эльсириолла Эльтанарилом. На плечо Альтемара был наскоро накинут изысканный ремень из кожи щиторога, на котором висел боевой эльфийский лук неожиданно оркского размера, а также колчан, туго набитый стрелами, тускло мерцающими под ярким солнцем призрачными синими чарами. Со всех сторон города к площади спешили Эльфы в своих серебряных доспехах и волшебных плащах, кои заменяли им Мантии Резонанса, и каждый из них, подобно Чёрному Рыцарю народа Орков, нёс на спине укреплённые крест-накрест зачарованные мечи.

– Трырд Стремительный Выпад! – Альтемар обернулся к закованному в древние доспехи зеленокожему гиганту, с лёгкостью спрыгивающему с огромного дракона. – Ты вовремя! – Он перевёл взгляд на благородное животное: – Приветствую тебя на земле Эльфов, Рырд! Как ты находишь Элеарэбил?

Дракон издал громкое щёлканье, сообщая, что эльфийские земли весьма красивы, а столица и вовсе хороша, особенно купольные крыши дворцов. Однако есть серьёзный минус: за всё время полета он не увидел ни одного бизона.

– Бизоны водятся только на Земле Падающих Звёзд, друг мой! – улыбнулся стоящий подле Альтемара эльфийский Верховный Маг, пожимая Трырду громадное предплечье в приветствии детей Рыгдарда Кровавого. – У тебя ещё будет возможность насладиться охотой, пусть сие тебя не тревожит. Однако же прямо сейчас у меня есть для вас задание ещё более интересное: война!

Услышав любимое слово, дракон взвился на дыбы и издал оглушительное боевое щёлканье, грохотом разнесшееся по городу, и лица собирающихся на площади эльфийских воинов озарились лёгкими хищными улыбками.

– Кого необходимо сразить?! – взревел Трырд, с трудом сдерживая мгновенно вскипевшую в крови ярость битвы. – Летим в Галтанию? Вновь Люди?!

– Вновь, – Князь Эльтанарил недовольно нахмурился. – Беды от них возникают с завидной постоянностью. Весьма противоречивые существа. В народе этом немногие выдающиеся умы и доблестные сердца постоянно соседствуют с великим множеством самых что ни на есть низких, гадких и ни на что не годных особей. Не могут они спокойно жить, не пролив безвинной крови. Пришла пора в очередной раз поставить их на место!

Верховный Маг Эльсириолла указал Трырду на пылающую арку портала:

– По ту сторону сего портала вы увидите Гномский Перевал Галтании. – Эльфийский Князь перевёл взгляд на дракона: – Будь внимателен, Рырд! Выход из портала открыт высоко в небесах, и ты сразу окажешься в воздухе! – Там, на стенах перевала, стоит армия Галтании. Но не она ваша цель. Ею займемся мы. Ваша забота – три боевых дирижабля, парящие в небе вокруг портала. Они уже рядом и нацелили на портал мощные боевые артефакты, собираясь сразить всякого, кто оттуда появится.

Эльтанарил вновь взглянул на клыкастого исполина снизу вверх:

– Ваша задача: показать Людям, на что способен один-единственный драконий всадник и его дракон, ибо за десять лет они явно забыли сии уроки. Мы специально отправляем туда вас только вдвоем. Пусть Люди увидят небесный бой трое на одного. Сие более чем соответствует их храбрости.

– Это будет славная битва! – Трырд кровожадно ощерился, но тут же спохватился: – Только нас сейчас трое! У меня на драконе девушка… – Он замялся: – Так случайно получилось… я не ожидал…

– И в самом деле! – Альтемар воззрился на Грарту, тихо сидящую на драконьей спине. – Подойди к нам, милое дитя!

Грарта невесомым движением поднялась на ноги и грациозным прыжком сорвалась с дракона, устремляясь вниз в обороте через себя. Она столь же невесомо приземлилась на ноги, словно прыгала не с огромного дракона, а с невысокой древесной ветви, и приблизилась к Эльфам.

– Великолепный выбор, Трырд Стремительный Выпад! – Альтемар окинул точёную оркскую красавицу взглядом знатока. – Поздравляю! Давно бы так! Как твоё имя, прелестное дитя?

– Грарта из Клана Атакующего Парда, – красавица приложила руку к сердцу.

– Оказывается, – Альтемар покосился на Трырда, – у тебя хороший вкус, юноша!

– Мы познакомились час назад… – смутился клыкастый гигант, – при весьма странных обстоятельствах…

– Вы превосходно смотритесь вместе! – бесцеремонно перебил его Альтемар. – И наверняка отлично подходите друг другу.

Услышав сии слова, дракон издал стрекотание, и Альтемар согласно кивнул:

– Тем более! – Он снял с плеча ремень с луком и колчаном и протянул его Грарте: – Юное дитя! Это мой тебе свадебный подарок! Стрелы взрываются, так что будь внимательна! – Альтемар перевёл взгляд на Трырда: – Возьми её с собой в битву! Доблестное сражение прояснит любые странности и лучше всяких слов сблизит вас! Ибо отец наш, Рыгдард Кровавый, благоволит храбрым и умелым! Не медлите более, враги уже заждались! Мы прибудем под стены Галтании следом за вами.

С этими словами оба Верховных Мага направились к выстроившимся в безукоризненные ряды Эльфам, и Трырд ошарашенно посмотрел на Грарту:

– Тебя могут убить…

– Невелика потеря! – отмахнулась она, и её небесные глаза вспыхнули: – Но если не убьют, я твоя навеки! Имей в виду! Так что если ты всё ещё страшишься чего-то, то не забудь сбросить меня в разгар боя с самой большой высоты!

– Я обдумаю этот способ, – озадаченно изрёк Трырд, беря её за руку.

Они взобрались на дракона, Трырд усадил Грарту в седло на драконьей спине, извлёк из походной сумы страховочный фал и принялся обвязывать им девушку вокруг талии.

– Фал волшебный, – объяснил он. – Его зачаровал мой друг Эленар, эльфийский маг Лазурного ранга. Так что фал не оборвётся сам, выдержит удар стрелы и даже некоторые заклятья. Я привяжу тебя к драконьей сбруе, но запомни: как только увидишь, что небо и земля начинают меняться местами – хватайся за поручни и держись крепче! Иначе повиснешь на фале и будешь болтаться за драконом, как воздушный шарик!

– Вступай в битву, могучий воин! – точёная красавица легонько коснулась губами его щеки, и от неожиданности Трырд замер. Воспользовавшись моментом, она ласковым движением отобрала у него страховочный фал: – Я привяжусь сама!

Дракон довольно застрекотал и пару раз выразительно щёлкнул громадной пастью. Трырд снял латную перчатку, бережно коснулся рукой щеки зеленокожей красавицы и направился к своему седлу, на ходу надевая перчатку вновь. Дракон вновь застрекотал, на этот раз требовательно, и могучий оркский воин ответил:

– Ты. Признаю, Рырд, ты был прав.

Трырд Стремительный Выпад уселся в седло, одной рукою накрепко хватаясь за узду, извлёк из седельной сумы древний хрардар и воздел его ввысь:

– В бой! – Громадный дракон хищно пригнул голову и устремился в портал.


Глава шестая. Нападение | Кровь за кровь | Глава восьмая. Воздушный бой