home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава вторая. Священный долг

Гонимый горячим ветром, иссушенный комок пустынного суховея выкатился из-за барханов и промчался мимо разлёгшихся на песке к*Зирдских лошадей. Вечно голодные скакуны пустыни разом бросились за ним, норовя схватить пастью, но быстро поняли, что перед ними, и разочарованно улеглись на песок прямо там, где остановились. Стоящий неподалёку к*Зирдский воин в настоящих стальных доспехах пустынного цвета не обратил на это ни малейшего внимания. Сколько лошадей ни корми, они никогда не наедятся до отвала. Однажды, будучи молод, он любопытства ради попытался накормить своего скакуна досыта. Итог был предсказуем: конь ел, пока его не раздуло втрое, после чего едва не умер от переедания. Скакун расплылся по песку прямо возле кормушки, уснул и проспал трое суток. Проснувшись, он вновь был столь же голоден, будто не ел всю жизнь. Позже, когда священная воля Богов будет исполнена и паладины вернутся в Цитадель Ордена, коней покормят. Это будет уже второе кормление за неделю, и это вдвое обильней, нежели достаточно для к*Зирдской лошади. Но Древние Посланцы Богов завещали светлым паладинам заботиться о скакунах, дабы те не подвели в решающий миг битвы, и сей завет соблюдался столь же свято, как весь прочий Священный Канон Ордена.

– Старший Паладин Цо! – Меж ближайших барханов появился к*Зирдский воин в доспехах попроще, но тем не менее тоже изготовленных из металла и тоже выкрашенных в песочный цвет. – Мы выследили работорговцев! Они долго запутывали следы и целые сутки ходили кругами, но терпение Ордена безгранично! Работорговцы уверовали, что никто не знает об их присутствии, и вновь двигаются к рабским вратам!

– Нужно быть как можно ближе к их каравану! – воин в стальных доспехах поправил висящий на груди тяжёлый боевой жезл. – Никто не знает, где некроманты зажгут рабские врата, нельзя упустить их!

– Этот караван велик, и в нём лишь рабы из числа Детей Ратхаш, – возразил воин в доспехах попроще. – Возиться с ним Некромос будет дольше обычного. За караваном крадутся наши лучшие следопыты, я оставил с ними самого быстрого гонца! Грязь не сумеет укрыться от Ордена! Смерть некромантии!

– Смерть некромантии! – Старший Паладин Цо ответил салютом на салют и обернулся к небольшому отряду из тысячи воинов, сидящих по трое на распластавшихся по песку скакунах: – Паладины! Наш час настал! Разведчики выследили работорговцев, вскоре нам надлежит исполнить свой священный долг!

Сидящие на конях воины воодушевленно вскинули вверх руки с зажатыми в кулаках короткими луками и тихим шепотом изрекли:

– Смерть некромантии!

Отряд поднял лошадей и бесшумно устремился в пустыню, следуя за Старшим Паладином. Цо, как подобает одному из высших чинов Ордена, восседал на своём скакуне один, ибо в случае столкновения с врагами ему предстоит разить приспешников Некромосов из боевого жезла вереницами заклятий и сидящий впереди попутчик будет сильно мешать сему процессу.

– Туда! – один из разведчиков, скачущих подле Старшего Паладина вдвоём на одной лошади, указал в сторону горизонта, на фоне которого несильный ветер вяло сдувал песчаную пыль с шапок высоких барханов. – Ветер скроет наши следы, и мы обойдём караван слева! Выйдем точно на их тропу!

Около часа отряд двигался против ветра, всячески соблюдая правила бесшумного передвижения по пустыне, потом ветер стих, и впереди одновременно показалась широкая вереница следов, теряющихся вдали меж барханов, и едва заметная фигурка всадника, скачущего по сим следам навстречу отряду. Всадник поравнялся со Старшим Паладином и осадил коня:

– Работорговцы остановились двести ударов сердца назад! В воздухе пред ними вспыхнули рабские врата, и оттуда явился некромант! Сейчас он принимает живой товар! Я сразу же помчался к тебе, Старший Паладин, остальные следят за врагами!

– Всем оставаться здесь и ждать моего приказа! – Приказал Цо и повелел гонцу: – Веди меня туда! Только тихо! Не спугни некроманта!

Гонец помчался обратно, и Старший Паладин устремился следом. Вскоре пришлось спешиться, дабы не быть заметными, и красться меж барханов, сильно пригнувшись.

– Вон они! – чуть слышно прошептал гонец, указывая вдаль. – Некромант стоит подле рабских врат!

Старший Паладин извлёк из подсумка доспехов гномскую подзорную трубу, осторожно разложил её, дабы труба не издала никаких щелчков, и поднёс сие волшебное зрительное средство к глазам. Взирать на Некромоса посредством обычной подзорной трубы крайне опасно. Некромант может заметить блеск её стёкол, вызванный солнечными лучами. Если такое произойдет, Дитя Некроса немедленно скроется в портале. Но прежде он исторгнет в наблюдателя массу смертоносных заклятий, ибо Некромосы всегда являются за рабами во всеоружии. Выстоять в схватке один на один с некромантом крайне тяжело, за пять тысяч лет существования Ордена очень немногим удавалось подобное, и лишь дважды Некромос был повержен насмерть.

Но гномская подзорная труба являлась магическим изделием и потому никогда не имела бликов, зато умела видеть в ночной тьме демоническим взглядом. Заметить её некроманты не могли, но это ещё не значит, что угрозы никакой! Некромос способен ощутить присутствие шпиона по теплоте его тела. Здесь, во власти бескрайней Ратхаш, тепловой нюх Детей Некроса действует на малом расстоянии, ибо всё вокруг, от песка и до воздуха, много горячее к*Зирдского тела. Но подкрасться к некроманту вплотную всё равно не получится, он заметит тебя прежде, чем ты сумеешь вонзить ему в спину нож. Впрочем, это иносказательное выражение, ибо ножом гладкий доспех Некромосов не пробить. Тут нужны клинки, зачарованные могущественными эльфийскими магами.

Или же отборная вереница Боевых Пульсаров, испущенная из тяжёлого жезла, коими вооружены только Старшие Паладины. Сам Цо такой жезл, разумеется, имел, но пускать его в дело не торопился. Потому что Старший Паладин суть слишком ценная фигура, и риск его жизнью должен быть оправдан. Сейчас не тот случай. Сигнала Цо ждёт Небесная Тысяча, и некромант сей не главное. Главное – рабские врата, через которые Некромосы забирают на Некрос живой товар. Врата эти расположены где-то неподалёку, он разыскивает их третий год, и на этот раз непременно найдёт. Старший Паладин покрутил колесико подзорной трубы, приближая изображение.

Караван действительно был большим, не меньше двух тысяч рабов, и все они были Детьми Пустыни. Работорговца Цо узнал сразу. Это торговый визирь одного из трёх ханов, чьи территории располагались вокруг этого места. Согласно докладам шпионов, сей визирь отвечает у хана исключительно за торговлю рабами и более не занимается ничем. Впрочем, определить в точности, какому именно хану принадлежат сии пески, невозможно. В этом затерянном клочке пустыни никто не живет и жить никогда не станет, ибо до ближайшего оазиса почти полторы тысячи феракхов. В столь безжизненные, насквозь прокалённые солнцем пески никто не заходит десятилетиями, если не реже, и подобных вечно заброшенных мест в лоне великой Ратхаш тысячи. Именно в таких всеми забытых захолустьях некроманты тайно размещают свои рабские врата.

Пять тысяч лет Орден светлых Паладинов разыскивает эти пристанища гнили и сообщает о находке Небесной Тысяче. Множество рабских врат было уничтожено за эти века благодаря отваге Ордена. Но нельзя просто так взять и найти рабские врата. Никто не знает о том, где Дети Некроса построили их в очередной раз. Поэтому Паладины ведут долгую и кропотливую шпионскую работу, выслеживая работорговцев и их прихвостней. И сделать это весьма непросто. Потому что некроманты называются некромантами не просто так. Они повелевают армиями Зомби, в которых превращают купленных рабов. Работорговцы всегда делят рабов на категории: одни сгодятся на кровь, из других Дети Некроса сделают Зомби, третьи просто будут работать во благо Некромосов, пока ужасная некромантия мёртвого материка не убьёт их. Что происходит очень быстро, и потому потребность некромантов в рабах никогда не иссякает.

Проследить всю цепочку работорговли от первого покупателя до некроманта крайне тяжело именно потому, что последними звеньями в этой цепи являются Зомби. Не какие-то там тупые куски мяса с саблями и безмозглым взглядом, не умеющие ничего, кроме как рубить и колоть. А очень сообразительные Зомби высоких уровней, девятого или даже десятого! Такие при жизни были умелыми знатоками своего дела и, став Зомби, утратили лишь душу, но не умения. Именно такие Зомби являлись работорговцами, кои составляют финальные звенья торговой цепи. Они преданы своим хозяевам абсолютно и никогда не выдадут никого и ничего, хоть пытай, хоть уговаривай.

Но даже выследив такового Зомби-работорговца, ты не отыщешь рабских врат. Потому что караваны с живым товаром никогда не подходят к ним вплотную. В назначенный час, ведомый только Зомби, в определённой точке пустыни вспыхивает портал некромантов. Из него выходят Зомби-солдаты и убеждаются, что подле выхода нет засады или иной западни. Потом оттуда же появляется Некромос. Он забирает у работорговцев живой товар, отдаёт ему золото и уводит рабов в портал. И вот там, куда приводит сей портал, и находятся истинные рабские врата, через которые рабы попадают в Некрос. И ты абсолютно не понимаешь, где же они.

Однако способ определить это есть! От хитроумия и терпения светлых Паладинов не скрыться даже некромантам! Если долго отслеживать Некромосов, забирающих рабов у работорговцев, и всякий раз наносить места, в коих сие происходило, на карту, то со временем на карте появляется множество точек. И все они так или иначе рассеяны вокруг общего центра. Сей центр и является местом, в коем расположены рабские врата. Разумеется, Некромосы хитры, им ведомо, что их малый портал имеет ограниченную дальность действия, и потому они всякий раз зажигают его на разном удалении от рабских врат. Но упорство Ордена преодолевает любые козни Детей Некроса! Рано или поздно район, в котором нужно вести поиски, всё равно становится понятен при умелом чтении карты. И тогда светлые Паладины взывают к Небесной Тысяче.

Потому что самостоятельно к рабским вратам лучше не приближаться. Мало того что врата охраняют отряды Зомби, вооружённые саблями и стрелами, смазанными смертельным ядом. На подступах к ним, глубоко под толщей песков, Некромосы размещают колдовские мешки, туго набитые некромантией, доставленной из чрева Некроса. Для непосвящённого подступы сии ничем не отличаются от пустыни – кругом песок да барханы. Понять, что некромантия пожрала тебя, ты сможешь лишь тогда, когда гниль Некроса разольётся по твоей крови, обрекая тебя на медленную и мучительную смерть. Трое суток ты будешь гнить заживо, покрываться струпьями и исходить кровью, с каждым часом становясь всё слабее. Потом ты умрешь, испытывая непрекращающиеся боли.

Некоторые недалёкие разумом ханы время от времени пытаются искать рабские врата, дабы грабить караваны работорговцев, возвращающиеся от них с вырученным золотом. Но никто и никогда не бывает столь глуп, чтобы грабить сами рабские врата. Впрочем, те, кто отваживается нападать на прислужников некромантов, долго не живут. Возмездие Детей Некроса всегда неотвратимо. Рано или поздно такового хана пожрёт смертельная болезнь, что поглотит его вместе с визирями, гаремом и всем ближним окружением. Все об этом прекрасно знают, и сей недальновидный хан рискует получить нож в спину задолго до того, как его отыщет гнев Детей Некроса.

Поэтому сознательно заходить в Запретные Земли никто не собирается. Конечно, кто-нибудь может забрести туда случайно, если он умалишённый и решил заехать так далеко в пески, лишённые воды и песчаников. Или если он вызвал гнев своего хана, спасает свою жизнь бегством и потому желает скрыться от преследователей там, куда искать его никто не пойдет. Если сей неудачник случайно набредет на рабские врата, то вряд ли успеет умереть, поражённый гнилью Некроса. Ещё раньше его схватят Зомби, охраняющие врата, и он пополнит их ряды. Неудивительно, что выведать точное место расположения рабских врат не у кого. Те, кто способен рассказать, такового не знают. Те, кто знает, рассказать не способны.

Старший Паладин Цо вгляделся в Дитя Некроса. На своём веку он видел их одиннадцать раз и в то же время не видел ни разу. Разглядеть Некромоса не удавалось никогда. Некроманты всегда облачены в длинный и тяжёлый чёрный плащ с глубоким капюшоном, и жуткая жара, которая должна царить под таким одеянием, не страшит их. Увидеть лицо Некромоса невозможно, ибо под плащом у него гладкий магический доспех тёмного цвета, а забрало шлема закрыто столь же гладкой черной бронёй. Говорят, некромант видит через неё ещё лучше, нежели без. Но со стороны забрало кажется непроницаемым. Все Дети Некроса ходят странною, дёрганою походкой, словно ноги плохо слушаются их, однако при этом конечности свои они переставляют достаточно быстро. Часто ноги их или руки бывают разной длины, случается, что на одной из них может быть два колена, а на какой-либо руке два локтя. Но всё это можно лишь угадать, разглядывая двигающегося Некромоса, ибо без плаща Цо ни разу некроманта не видел.

Вот и этот Дитя Некроса был похож на остальных весьма сильно. Пожалуй, ростом он был меньше, нежели одиннадцать предыдущих, на полголовы выше среднего к*Зирдского мужчины. Зато двигался он проворнее остальных, ибо его ноги оказались одинаковой длины и без лишних коленей. Правда, руки у некроманта были весьма коротки, что бросалось в глаза сильно, но это не мешало Дитя Некроса весьма умело манипулировать всевозможными жезлами некромантов. Одним из таких он обвёл стоящих в рабских путах пленников, после чего на поверхности жезла возникли письмена Некроса, и Некромос сверился с ними.

– Что делает эта гнилушка? – с вызовом прошептал гонец, осторожно отползая за спину Старшему Паладину. – Это боевой жезл?

– Этим артефактом Дети Некроса ведут подсчёты, – тихо объяснил Цо, не отрываясь от наблюдения. – Жезл сообщил Некромосу, сколько рабов в караване, какого они качества и сколько золота надо за них заплатить.

Некромант сверился с жезлом и что-то сказал торговому визирю хана. Тот ответил, и между ними состоялся короткий диалог. Понять, что говорит Некромос, было невозможно, и потому Старший Паладин навёл трубу на губы работорговца. Искусству чтения по губам Паладины обучались в первую очередь, ибо для шпиона и соглядатая сие умение незаменимо. Прежде чем стать Старшим Паладином, Цо служил в Ордене простым разведчиком пятнадцать лет и бесчисленное количество раз избегал смерти именно благодаря умению прочесть по губам. Оно позволяло заранее узнать, что некто задумал или приказал убить тебя.

– Они торгуются, – определил Цо. – Визирь получил приказ от хана добиться более выгодной цены. Некромант не желает уступать. Пока их переговоры не принесли результата. Сейчас самое удобное время воззвать к Небесной Тысяче.

Старший Паладин погрузил руку в доспешный подсумок, хранящий Камень Зова, и сжал его что есть силы, переполняясь гордостью. Магия подхватила мысли его! Только лучшие из Детей Гремучей Праматери отмечены Великими Богами быть сопричастными с магией! И он в числе сих немногих! Двадцать пять лет, потраченные на достижение этой вершины, стоили того, чтобы ждать и терпеть! Далеко не каждый из соплеменников может похвастать тем, что вообще прожил столько! Зато теперь его жизнь стоит того, чтобы жить! Камень Зова потеплел в его руке, и Цо изрёк:

– Старший Паладин Цо взывает к Небесной Тысяче! Орден обнаружил рабские врата! Прямо сейчас взираю я на некроманта через подзорную трубу!

Мгновение магические потоки вибрировали в его руке, после чего в голове раздался знакомый голос Верховного Мага Небесной Тысячи:

– Старший Паладин Цо! Твой зов услышан! Драконы направляются к тебе!

Камень Зова погрузился в сон, но Старшего Паладина потряхивала дрожь от охватившего его перевозбуждения. Он вновь вызвал драконов! Могучих существ, коим принадлежат небеса всюду, где они появляются! И вскоре он вознесётся ввысь на их спинах! Такой триумф выпадал ему дважды, и сегодня будет третий!

– Небесная Тысяча ответила? – тихим шёпотом спросил гонец, с нарастающей тревогой следя за Некромосом. – Некромант что-то почувствовал! Он озирается!

– Отправляйся за воинами и приведи отряд сюда! – исполненным одухотворенности голосом изрёк Старший Паладин. – Я вызвал драконов! Мы будем держать позицию, пока они в пути! Смерть некромантии!

– Смерть некромантии! – благоговейно прошептал гонец, осознавая величие момента, и торопливо пополз прочь, скрываясь среди барханов.

Цо вновь поднес к глазам подзорную трубу, некромант действительно что-то ощутил. Быть может, почувствовал исходящее от Камня Зова волшебство? Вроде бы не должен… Дети Некроса могут ощутить вибрации Камня Зова только на малом расстоянии, сейчас же до Некромоса четверть феракха – это достаточно далеко. Может, кто-то из разведчиков, следящих за караваном с другой стороны, спугнул его?

Тем временем некромант сверился с несколькими своими артефактами, перемигивающимися разноцветными огоньками, и согласился на завышенную цену. Он извлёк из складок плаща несколько кошелей и передал их работорговцу. Тот, не считая, убрал их в карман. Что характерно, все работорговцы абсолютно доверяют Детям Некроса. Никто и ни разу, сколько Цо наблюдал за такими сделками, не стал пересчитывать деньги или проверять золотые монеты на предмет фальшивок. Однажды Цо видел, как Некромос продал работорговцу Узилище Души Демона. За эту покупку некромант взял плату золотом, и он тоже не пересчитывал и не проверял монеты. Впрочем, смошенничать в сделке с Некромосом – это надо опоить самого себя зельем хфат-хут и вдобавок к сему искать способы свести счёты с жизнью каким-нибудь весьма мучительным способом.

Работорговец прокричал своим воинам приказ, и они принялись выстраивать рабов попарно перед входом в портал. Несколько Зомби, явившихся вместе с некромантом, достали небольшого размера жезлы и заняли места по обе стороны от портала. Подгоняемые ударами кнутов надсмотрщиков, рабы подходили к порталу, зомби тыкали им в плечо жезлом, после чего заталкивали внутрь мертвенно-бледного свечения. Старший Паладин вгляделся в один из сих жезлов. Ему уже доводилось видеть подобное прежде. Укус такого жезла отбирает у раба волю на какое-то время. Раб не хочет совершить побег, не сопротивляется и вообще не желает ничего, кроме как замкнуться в себе и молчаливо исполнять приказы.

Утратившие волю рабы пара за парой исчезали в портале, но Некромос остался недоволен скоростью обработки живого товара и велел ещё четверым своим Зомби присоединиться к одурманиванию рабов. Поток рабов начал двигаться много быстрее, и уже спустя десять минут от двух тысяч пленников по эту сторону портала осталось не более двух десятков. Внезапно некромант ощутимо напрягся и замер, словно прислушивался к неким голосам, зазвучавшим в его голове. Пару мгновений он стоял неподвижно, потом что-то выкрикнул своим Зомби и немедленно скрылся в портале. Его Зомби заторопились, а вместе с ними заторопился работорговец. Он бегом устремился к своей лошади, вскочил в седло и что есть силы рванул в пустыню. Его охрана и надсмотрщики поскакали следом, и Цо понял, что медлить нельзя.

– Светлые Паладины! – вскричал он, взбираясь на ближайший бархан. – В бой! Прислужники некромантов не должны избежать расплаты! Догнать и умертвить!

Старший Паладин вскинул тяжёлый боевой жезл, тщательно прицеливаясь, и принялся испускать смертоносные заклятья короткими цепочками, посылая их вдогонку работорговцу. Столько золота упускать нельзя! Эти рабские врата более существовать не будут, таиться нет смысла, так что местные ханы отыщут других торговцев! А золото пригодится Ордену. И лично ему, ибо Старшему Паладину, чей отряд добыл трофеи, полагается от них неплохая доля!

Несколько Боевых Пульсаров с грохотом разорвались, опережая работорговца на десяток феракхов, в воздух взметнулись фонтаны песка, дым и огненные брызги. Лошадь работорговца пришла в ужас и ринулась в противоположную сторону. Цо изменил прицел и испустил десяток Боевых Пульсаров в самую гущу тумена охраны, срочно пытающегося скрыть своего хозяина в собственных рядах. В этот момент им наперерез устремились светлые Паладины, размахивая саблями, и один из разведчиков подбежал к Цо, ведя в поводу его скакуна. Старший Паладин вскочил в седло, краем глаза замечая движение возле портала, и резко развернулся, направляя туда боевой жезл.

Однако подвластные Некромосу Зомби собирались сразить заклятьями не его. Они не успели одурманить четверых рабов, и один из Зомби прямо сейчас испускал в них заклятья из маленького боевого жезла. Остальные Зомби один за другим запрыгивали в портал, и оставшийся торопился, ибо понимал, что портал сейчас угаснет. Он метко испустил по паре заклятий в двоих рабов, отчего их разорвало почти пополам, и оставшиеся двое в ужасе бросились бежать. Связанные одной верёвкой, они рвались в разные стороны, отчего мешали друг другу и спотыкались. Один из них был весьма тощим к*Зирдским подростком лет пятнадцати, другой тоже был тощ, однако же взросл и потому более силён. Он рванул верёвку на себя, пытаясь закрыться подростком от Зомби, но подросток не удержался на ногах и полетел наземь прежде, чем инерция бросила его на взрослого к*Зирда. В этот момент Зомби весьма искусно испустил следующее заклятье, и оно вырвало мужчине грудную клетку едва ли не целиком. Брызжущий кровью труп рухнул на подростка, Зомби испустил в него ещё одно заклятье, вновь брызнули ошмётки плоти, и прислужник некроманта, не желая рисковать сверх меры, тут же запрыгнул в портал.

Едва он исчез в магическом свечении, оно немедленно погасло, и Старший Паладин заколотил пятками по лошадиным бокам, заставляя коня устремиться к месту общей сечи. Его отряд уже преградил путь тумену работорговца и храбро осыпал врагов стрелами, избегая ближнего боя. Враги также вели обстрел из луков, одновременно пытаясь разделиться на две части. Одна стремилась навязать Паладинам рукопашную, вторая желала спасти своего господина. Цо сократил дистанцию, насколько позволяло время, загнал скакуна на бархан повыше и вновь вскинул боевой жезл. Его Паладинов всего тысяча, в тумене работорговца не менее шести тысяч сабель, но это ещё ничего не значит!

Орден не бедствует и всегда печётся о своих воинах. Каждый Паладин, как только перестаёт быть послушником, получает полный комплект доспехов, изготовленных из настоящего металла Людей! Причём собственными мастерами, ибо Орден взрастил таковых тысячи лет назад, и с тех пор они передают своё умение по наследству. А Старшие Паладины облачены в доспехи из самой прочной стали, которую только можно купить в человеческих Королевствах! Доспехам Паладинов не страшны сабельные удары, а также стрелы, падающие на излёте или бьющие вскользь. Опасаться необходимо только прямых колющих попаданий, но это много проще, нежели бояться пропустить любой удар. Кроме того, Паладины искусны в обращении с оружием Детей Пустыни, ибо практикуются в этом ежедневно.

Но самое главное – это отменный боевой дух Паладинов! Сломить его нелегко! Ибо он подкреплён тяжёлыми боевыми жезлами Ордена! Цо принялся испускать густые цепочки Боевых Пульсаров, посылая их в самую гущу вражеского тумена, и пустыня наполнилась грохотом взрывов, кровавыми брызгами и предсмертными воплями. Умертвив не менее сотни врагов, Старший Паладин вновь пустил коня вскачь, преследуя сильно удалившихся солдат работорговца, и далее пришлось испускать заклятья прямо на скаку, демонстрируя отменное умение владеть тяжёлым жезлом. Глуповатые враги запоздало поняли, что их преследует всего один Паладин, и попытались развернуться, дабы прорваться в пустыню через него. Пришлось срочно отступать, но даже так Цо исхитрялся разить врагов, ибо сидел на скакуне один и имел большую скорость, нежели у солдат работорговца.

Потеряв ещё сотню воинов, работорговец отправил свою половину тумена на прорыв, жертвуя второй половиной, которой повелел сражаться с Паладинами. Дабы не упустить приспешника Некромосов и его золото, пришлось разделить отряд. Большую его часть Старший Паладин оставил сражаться, меньшую повёл за собой в погоню. Паладины отважно вступили в рукопашную, но таково предназначение истинного Паладина! Сражаться со злом!

Вскоре работорговец понял, что одинокий Паладин, повелевающий боевым жезлом ужасной силы, скачет быстрее, нежели его телохранители. Работорговец бросил всех своих солдат задержать его и попытался скрыться с сотней телохранителей, коих оставил на конях по одному. Цо был вынужден также бросить в рукопашную всех, кто у него остался, и продолжить преследование в одиночку. Он бы достойно справился с этим вызовом, но тут в небесах раздалось разъярённое громогласное щёлканье, от которого зазвенело в ушах, и спикировавший сверху дракон залил исполинской Струёй Огня всех трусливо убегающих врагов сразу. Скакун Старшего Паладина в ужасе встал колом у границы образовавшегося на их месте озера огня и отказался лезть в бушующее пламя.

Осуждать коня Цо не стал. Он терпеливо дождался, когда огонь спадёт, спешился и лично добрался до обугленного трупа работорговца. Все кошели с золотом оказались при нём, и Старший Паладин перегрузил трофеи в свои подсумки. Кошели немного обгорели, и золотые монеты кое-где расплавились, слипшись в золотой ком, но это не столь важно. Умельцы Ордена расплавят золото и отольют из него новые монеты по всем правилам изготовления таковых, принятых у Людей. И никаких фальшивок! Орден – организация хоть и весьма тайная, но репутацией своей дорожит изрядно! Ибо так записано в Священном Каноне, оставленном светлым Паладинам Посланниками Великих Богов.

Вернувшись к месту событий, Цо застал сражение оконченным. Его отряд потерял половину воинов убитыми и ранеными, но победа была одержана. Золото приспешников Некроса захвачено, рабские врата разоблачены! Пока Паладины, обуреваемые великой гордостью, вытаскивали с поля боя раненых и убитых, рядом с Цо приземлился дракон, и с его могучей шеи спрыгнул громадный Орк, закованный в древний доспех, отливающий на ярком солнце чернильно-чёрными боевыми чарами.

– Трырд Стремительный Выпад! – Старший Паладин торжественно отсалютовал командиру отряда своим жезлом. – Орден Паладинов приветствует тебя в песках великой Ратхаш! Смерть некромантии!

– Смерть некромантии! – отсалютовал клыкастый гигант. – Цо! Зачем ты устроил такую резню?! Ты разделил силы, и твои воины понесли большие потери. Мы подоспели вовремя, иначе их осталось бы ещё меньше!

– Нельзя было позволить приспешнику некроманта уйти и увезти с собой золото! – гордо ответствовал Старший Паладин. – И мы не позволили ему скрыться! Это была великая битва! Паладины стояли насмерть, как подобает великим воинам!

– Сражались вы храбро, не спорю, – согласился могучий Орк. – Но бойцов можно было и поберечь.

– Пасть в битве со злом – великая честь! – ещё более гордо заявил Цо и спокойным тоном добавил: – Если Паладины будут бояться сражений, их станет слишком много. Качество личного состава упадёт. Поэтому мы сражаемся без зелья хфат-хут. Так Орден выявляет лучших и отсеивает слабых. Паладины одурманивают себя, только когда враги нападают на Цитадель или на Убежища Ордена.

– Что-то в этом есть, – Орк не стал продолжать дискуссию и спросил: – Где врата Детей Некроса, храбрый Старший Паладин?

– Они неподалёку! – Цо достал карту и показал её могучему оркскому командиру: – Смотри же, доблестный Трырд Стремительный Выпад! Мы находимся вот здесь! Вот эти отметки суть места, где некроманты забирали рабов сорок раз подряд за три лета. Всякий раз, когда нам удавалось выследить Зомби-работорговцев, мы с великой осторожностью тайно крались за ними, и когда некроманты являлись к своим приспешникам посредством портала, мы ставили на карте отметку! Когда в одном месте скапливалось несколько отметок, мы нападали на очередного работорговца и храбро сражались с его охраной, позволяя приспешнику Некромосов бежать! Дабы сохранить свою тайну, некроманты более не открывали портал на старом месте и переносили его в новое!

– Понимаю, – кивнул оркский военачальник. – Если вынудить Некромосов открывать порталы в разных точках, то в какой-то момент станет понятно, откуда именно они открываются. Магический ранец, который зажигает Детям Некроса порталы, не в силах протянуться далее половины долгого перебега. И обладающий им некромант всегда находится подле рабских врат. То есть, наложив известный радиус действия портала на карту с отметками его выходных точек, можно приблизительно определить район, в котором находится точка входа. И сейчас она… – клыкастый гигант на миг задумался и ткнул в карту огромным пальцем: – Где-то здесь!

– На два феракха левее, непобедимый Трырд Стремительный Выпад! – гордо поправил его к*Зирд. – Но для дракона это неважно! С воздуха он быстро узрит рабские врата! За минувшие три лета мы множество раз вынуждали приспешников Некроса менять точку выхода из портала, и накапливающиеся на карте отметки со временем образовали дугу из точек! Для надёжного определения места входа мы нуждались в последней проверке, которая должна была состояться вдали от всех прочих точек. Частыми атаками на караваны работорговцев мы вынудили их уйти далеко от прежних мест выхода, сюда, в другую сторону! Множество Паладинов пали в тех схватках, но теперь я могу с точностью сказать, что вход в портал находится тут! – Старший Паладин ногтем очертил на карте небольшой круг. – А рядом со входом в портал находятся и сами рабские врата, ведущие в обитель некромантии!

Цо воззрился в небо, в безоблачной выси которого тройка драконов описывала неторопливые круги над полем прошедшего боя, и с сожалением добавил:

– С невыразимой печалью хочу сообщить, что некромант как-то почувствовал нашу слежку. Возможно, я был недостаточно осторожен с Камнем Зова… Хотя мне казалось, что я нахожусь от Дитя Некроса достаточно далеко. Но Некромос забил тревогу сразу после того, как я воззвал к Небесной Тысяче. Удастся ли драконам настичь его?

– Сейчас узнаем! – заявил зеленокожий гигант, запоминая изображённую на карте схему района предстоящих поисков. – Даже если некроманту удалось скрыться, рабские врата ему уже не укрыть. Садись на дракона, Цо! Пришла пора раздавить сию язву, вспухшую на теле Ратхаш!

Могучий Орк обратился к своему дракону и издал отрывистое щёлканье. Тот прощёлкал в ответ и улегся на брюхо, поджимая шипастые лапы, покрытые естественной бронёй. Старший Паладин с благоговением приблизился к волшебному существу, робея от осознания огромной высоты, на которую вскоре предстоит вознестись, но заметил приближающихся подчинённых и с превеликой гордостью и одухотворённостью взобрался на драконью спину.

– Старший Паладин Цо! – взгляды явившихся к нему Паладинов переполнились восхищением при виде своего командира, стоящего на спине дракона. – Что нам делать с рабом?

Один из Паладинов за шкирку вёл рядом с собой подростка лет пятнадцати, обильно испачканного в крови. Подросток не сопротивлялся и пребывал в ужасе от всего пережитого вообще, и от приближения к огнедышащему дракону в частности. Приглядевшись, Цо узнал в подростке того самого, которого стремился умертвить заклятьем из малого боевого жезла последний Зомби некроманта. Видимо, его заклятье ударило в упавший сверху труп, и юноша чудом уцелел.

– Как твоё имя? – властно вопросил Цо, пока могучий оркский гигант усаживался на дракона. – Откуда ты?

– Меня зовут Меж Ща Хед, о, великий хан! – юноша рухнул на колени и принялся судорожно отбивать поклоны столь немыслимо могучему вельможе. – Я из оазиса хана Кян Лю Виша! Меня продали в рабство родители, потому что в семье слишком много детей и всех не прокормить, а я самый старший! Работорговец сказал, что из меня получится хороший Зомби первого уровня! О, великий хан! Молю, не отдавайте меня некромантам! Я буду чистить доспехи вашим воинам и убирать за скакунами испражнения! Я ем совсем мало! Всего половину чашки мокриц в день! Мне больше не надо! Содержать меня очень выгодно!

– Возьмём его с собой, в Цитадель! – решил Цо. – Не бросать же здесь. Собирайте трофеи, ловите скакунов приспешников Некромоса и перевязывайте раненых! Ждите меня тут! Я вернусь, как только драконы предадут огню рабские врата!

Паладины гордо отсалютовали Цо, затем ещё более гордо отсалютовали оркскому командиру и с превеликой гордостью исполнили салют Ордена дракону. Огнедышащий повелитель неба коротко щёлкнул громадной пастью, способной запросто проглотить к*Зирда не разжёвывая, и поднялся на лапы. На мгновение Цо показалось, что именно так он сейчас и поступит со всеми тремя стоящими перед ним к*Зирдами, но Трырд Стремительный Выпад тронул поводья, что-то тихо щёлкая, и дракон с сожалением отвернулся, грозно поглядывая по сторонам.

– Держись крепче, Старший Паладин! – громогласно объявил могучий Орк.

Цо торопливо уселся в седло, приготовленное на драконьей спине для перевозки небольших грузов или попутчика, и обеими руками вцепился в поручни. Огнедышащий дракон застрекотал шестью исполинскими крыльями, прозрачными, словно вечерний мираж, и прочными, словно зачарованный доспех, и взмахи их стали столь быстры, что слились в единое призрачное марево. Повелитель небес издал довольное щёлканье и с невероятной стремительностью взмыл в жаркую высь.


Глава первая. Человек за бортом | Кровь за кровь | Глава третья. Рабские врата