home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава девятая. Вопросы без ответов

Арка портала Башни Мага Раканны озарилась фиолетовым свечением, и из вспыхнувшего сияния энергий появились королевские телохранители с гербами Королевского Двора Мергии. Возглавляющий их офицер обвёл взглядом присутствующих, торжественно отсалютовал Домелунгу Пятнадцатому и кивнул одному из своих людей. Воин исчез в свечении портала, и спустя несколько мгновений оттуда появился Фиолетовый маг Вольдемар совместно с мергийским монархом. Монаршие особы поприветствовали друг друга согласно этикету, и Король Мергии перешёл к делу:

– Мы закончили переброску магов, наши чародеи занимают свои места согласно разработанному нами совместному плану битвы. Для полной готовности нам потребуется порядка часа. Появились ли неприятельские драконы?

– Они на горизонте прямо перед нами, – ответствовал Домелунг Пятнадцатый. – Однако же наблюдатели насчитали таковых порядка двухсот. В битве за Бриданну их было много больше, не менее чем вдвое. Где сейчас остальные – неизвестно. Небо полностью захвачено неприятелем, поднять в воздух шары или дирижабли мы не можем.

– Возможно, Лорд Вольдемар сможет узреть их посредством сей Башни? – произнёс Лорд Мерлот, второй Синий маг Авлии, являющийся хозяином Башни подле Раканны. – Я уступлю вам Башню, могущественный Вольдемар, ибо в союзе с вами от неё будет больше пользы, нежели от меня.

– К моему глубокому сожалению, – откликнулся Фиолетовый чародей, – мне придётся воспользоваться вашим предложением. Башня даст мне преимущество в поединке с эльфийскими Князьями. Известно ли, где они сейчас?

– Великий Князь Эльвирлар находится на борту своего дирижабля, – ответил Верховный Маг Авлии, указывая рукою в стрельчатое окно Башни. – Вы можете увидеть его отсюда. Остальные Князья пока не обнаружили себя. Но они где-то неподалёку. Полагаю, их дирижабли скрываются от нас на большой высоте, укрытые мороком. Едва начнется штурм, они приблизятся, дабы не позволять Башне Мага влиять на ход баталии, как это было устроено в Бриданне. Тогда Эльвирлар Эльфийский подвёл к Башне свой дирижабль и гасил все заклятья моего ученика, а после того, как тот уступил мне Башню, и мои собственные. За всё сражение я не смог нанести неприятелю никакого урона. Лорд Мерлот, находившийся в тот момент в городской Цитадели, преуспел значительно более моего безо всякой Башни.

– Погасить заклятье Фиолетового ранга, усиленное Башней, будет непросто! – возразил Лорд Мерлот. – Суммарная мощь Башни и Фиолетового ранга огромна!

– Однако же эльфийских Князей будет трое, – в голосе Лорда Нимтала, задумчиво разглядывающего Орду, окружившую Раканну сплошным стальным морем, явственно звучала грусть. – Можем ли мы быть уверены, что один Фиолетовый маг, слившийся с Башней, превзойдет троих таких же, Башни не имеющих?

– Не сомневаюсь, что у Великого Князя припасены для нас некие неприятные сюрпризы. – Лорд Вольдемар подошёл к Лорду Нимталу и проследил его взгляд. – Однако же есть только один способ выяснить, чья мощь возьмёт верх. Полагаю, определённые шансы у меня есть.

– Это, несомненно, так, могущественный Лорд Вольдемар, – негромко согласился Лорд Нимтал и ещё тише добавил: – Как печален бывает порой сарказм Истории… Пять тысяч лет назад Орда спасла этот город от полного уничтожения… И вот сегодня она вернулась, дабы собственными руками уничтожить спасённое…

– Я вижу, ваш боевой дух не в лучшей форме, Лорд Нимтал, – мергийский Король перевёл взгляд на Короля Авлии. – Вас столь сильно впечатлила мощь Эльфийских Князей?

– Нет, Ваше Величество, – Верховный Маг Авлии отвесил Королю союзного государства поклон вежливости. – Мощь Высших магов Эльсириолла велика, но она не страшит меня. Пусть даже Лорд Вольдемар, слившись с Башнею, не сможет сразить Фиолетовых магов Эльфов, но действиями своими он свяжет их, не позволяя участвовать в баталии. Точное количество Синих чародеев в рядах Эльфов нам неизвестно, но точно не менее пяти. Я, Лорд Мерлот и Лорд Бэринтол, ученик могущественного Лорда Вольдемара, вступим с ними в схватку без колебаний, но втроём не одолеть пятерых, каждый из которых опытнее каждого из нас на несколько столетий. Достичь равновесия магических сил в Синем ранге не выйдет. Стало быть, удар как минимум двоих Синих эльфийских магов примут на себя наши Лазурные волшебники. Отныне на нашей стороне суммарно три десятка Лазурных чародеев, но мы не знаем, сколько таковых в эльфийском войске. В битве за Бриданну их было восемь, все верхом на драконах, что свидетельствует о том, что сии маги суть часть Небесной Тысячи, но не воинства Эльфов. Будем надеяться, что наших Лазурных чародеев окажется достаточно. Однако пятьсот драконов и тысяча оставшихся Эльфов – это полторы тысячи боевых магов. Это вдвое больше того, что есть у нас суммарно. Для того чтобы уверенно говорить о победе, нам нужна помощь Белого Мага. А она не дала согласия на мою просьбу присоединиться к битве.

– Полагаю, у нас тоже есть, чем удивить неприятеля, – мергийский монарх позволил себе лёгкую усмешку. – Не так ли, Лорд Вольдемар?

Он посмотрел на своего Верховного Мага, и тот уверенно продолжил, обращаясь к авлийскому коллеге:

– Именно так. Четверть часа назад я вернулся из Нимии. Мне удалось убедить Леди Миленату Нимийскую явиться на поле боя. Более того, Леди Милената при мне воззвала к Лорду Занладиру, Фиолетовому чародею Сабии. Услышав её просьбу о помощи, он выразил желание немедленно поддержать её устремления. Полагаю, в течение часа здесь появится ещё один Фиолетовый волшебник, несколько Синих и Лазурных чародеев и Белый Маг. Возможно, будут и другие. Наших противников ожидает неприятный сюрприз.

– Это весьма обнадёживает! – Верховный Маг Авлии склонил голову в знак признания правоты собеседника. – Однако же я опасаюсь, что мы учли не всё. Мы постоянно ведем речь об Эльфах и не учитываем Орков, подразумевая, что без эльфийской поддержки Дети Ругодара не страшны нам… – Лорд Нимтал вновь посмотрел в окно и заскользил взглядом по передовым шеренгам далёких оркских лавин. – При этом ворота в башнях Бриданны и проломы в её стенах пробили не заклятия Эльфов. А оркские воины Небесной Тысячи в зачарованных доспехах, с лёгкостью выходящие живыми из недр Огненного Смерча Синего ранга. И чары, наложенные на их оружие и броню, выглядят исключительно чёрными.

– О, на тему «Чёрный Рыцарь. Быль или легенда?» я бы охотно подискутировал с вами, мудрейший Лорд Нимтал! – улыбнулся Фиолетовый волшебник. – Не будь у нас войны, мы бы славно провели за этой беседой не один час! Но, к сожалению, мы не можем позволить себе подобную роскошь сейчас. Чёрные ли это на самом деле чары или же фиолетовые, почерневшие от времени вкупе со свойствами Звёздного Металла и воздействия некромантии Некроса, мы не знаем. Не исключено, что сия баталия поможет нам прояснить сей прелюбопытнейший научно-исторический вопрос!

– Вы, бесспорно, правы, милорд, – согласился Синий волшебник.

– Теперь, когда наши силы возросли, – заявил Домелунг Пятнадцатый, – мы назначим отдельный отряд Лазурных магов, которые станут совместно разить заклятиями сих Орков в древних доспехах, сосредотачивая всю свою мощь на каждом из них по очереди. Любое зачарование можно перегрузить со временем, ибо сталь далеко не столь энергоёмка, как Узилище или мозг чародея. Пусть даже оркский Звёздный Металл уникален в этом, сопротивляться сосредоточенным ударам пяти Лазурных магов бесконечно он не сможет. Как только к нам явится Белый Маг и иные волшебники, мы немедленно создадим сей отряд!

– Весьма грамотное решение, – поддержал авлийского монарха мергийский. – Кстати, Милената Нимийская весьма переживала, что Эльвирлар Эльфийский оказался способен на столь вопиющую жестокость, как сравнять с землёй целый город. Эльфы так и не изменили своих нелепых требований?

– Нет, – Домелунг Пятнадцатый позволил себе кривую усмешку. – Они по-прежнему желают, дабы мы выдали им всех негодяев, якобы виновных в устроении мора в Главном Стане одного из оркских кланов. Начиная от исполнителей, включая мага, изготовившего яд, и заканчивая теми, кто измыслил сие злодеяние и отдал приказ воплотить его. Причем эльфийский Синий маг Альтемар, явившийся передать мне сии требования, взирал на меня взором столь надменным, что в нём без труда угадывался намёк, кого именно Эльфы считают зачинщиком вышеозначенного злодеяния. Неслыханная наглость и оскорбление!

– Требовать от Королевства выдать собственного Короля?! – Мергийский монарх расхохотался. – Мне сложно представить себе более действенный способ объявить о войне до полного поражения одной из сторон! Эльфы, как всегда, уверены в своей непобедимости! Что ж, пришла пора выяснить, насколько оправданна их уверенность!

– Весьма верно замечено! – оценил Домелунг Пятнадцатый, усмехаясь про себя.

Разумеется, мергийский монарх может позволить себе громкие лозунги. Он ведь ведет баталию не на своей территории. Ему не пришлось потерять четверть Королевства менее чем за неделю и остаться без трети армии. Финансовые убытки и вовсе не поддаются подсчёту, ибо никто не понимает, что творится сейчас на захваченной Ордой территории. Оттуда не пришло ни единого беженца, и сие означает, что либо Орки умертвили вообще всех, либо народ скрывается в лесах и боится выходить даже на опушку.

Продвижение Орды оказалось столь стремительным, что все заготовленные планы обороны рухнули. Передовые оркские лавины на высокой скорости проходили за день сотни миль, отрезая от Авлии обширные территории и окружая крепости и небольшие города. Утомлённые скоростным маршем лавины не бросались на штурм, но лишь обеспечивали глухую осаду, из которой никто не имел никакой возможности выбраться. Потом к передовым лавинам неприятеля подходило основное войско Орков, которое оказалось впятеро крупнее самых смелых расчётов авлийского генералитета. Сия громадная армада отправляла вглубь Авлии свежие лавины и начинала штурм крепостей и городов.

Королевство уже лишилось девяти городов различного размера, не считая Бриданны, разрушенной Орками до основания. От города осталась лишь Башня Мага, уничтожить которую невозможно. Впрочем, агрессоры даже не предпринимали к тому попыток. Эльфы проигнорировали опустевшую Башню, не став захватывать её Сосредоточие. Что дало возможность Лорду Нимталу переместиться в Башню посредством портала и узреть то, что осталось от Бриданны: огромное поле обломков высотой в полторы сажени, обильно испускающее в небо множество дымов от утихших пожарищ.

В военном плане потери были не менее ощутимы. Армия Авлии лишилась трети солдат и младших офицерских чинов, количество погибших магов низких уровней было чрезмерным, и от идеи истрепать Орду необходимостью проведения частых осад пришлось отказаться. Распределённые по крепостям и городам войска порознь гибли весьма быстро, и Домелунгу Пятнадцатому пришлось изменить тактику и стянуть все силы к Раканне, дабы дать неприятелю генеральное сражение. Фактически сие означало оставить полстраны без защиты, чем Орки воспользовались немедленно. Орда отрядила множество отрядов грабить Авлию, и воспрепятствовать им было некому. Более того, заранее отключённые Королевские Порталы, стоящие вдоль Королевского Тракта, сыграли с государством дурную шутку.

Неприятель взял штурмом уже четыре крепости, охранявшие сии портальные арки, и эльфийские Фиолетовые маги вновь зажгли их. И теперь оркские лавины свободно перемещаются через них, что ещё более сокращает им время захвата Авлии. Сегодняшняя битва за Раканну суть кульминация всей войны для авлийского Королевства. Если неприятель будет разгромлен, то война из скоротечной превратится в затяжную и позиционную. Это сильно увеличивает авлийские шансы. Союзники пришлют войска, из Сабии прибудут батальоны наёмников, Редония не пожелает упустить возможность извлечь выгоду из военных поставок. Кто-нибудь из её магов и волшебников иных Королевств вступит в битвы, ибо миф о непобедимости Эльфов изрядно пошатнётся.

Но если Раканна падёт, то у Авлии останется лишь один шанс: разбить войска неприятеля у столицы. Сделать сие, учитывая потери, которыми обернётся сегодняшняя баталия, будет много сложнее. Потеря Арденны будет означать полный разгром Авлии со всеми вытекающими отсюда последствиями. Для Мергии же война будет только начинаться, ибо даже после захвата авлийской столицы Орда доберется до мергийских границ не сразу. Быть может, и вовсе не доберется, если неприятель решит, что цель его достигнута, и перегруженные добычей Орки повернут назад. Да и вообще, мергийский монарх уже стар, и терять ему особо нечего! Если бы он, Домелунг Пятнадцатый, был Королем Мергии, а не Авлии, в теперешней ситуации он бы тоже не скупился на громкие заявления, пышущие небывалой отвагой!

– Однако же я предлагаю оставить сию Башню и переместиться во дворец, – изрёк авлийский монарх. – Белые Маги не любят Башен, и Леди Милената наверняка пожелает явиться в менее суровое с её точки зрения место. С Астрологической Башни дворца обзор местности, окружающей Раканну, даже более удобен, и тактическая картина баталии будет более полной.

Возражений не последовало, и Лорд Нимтал вновь зажёг арку портала. Все, кроме Фиолетового волшебника и хозяина Башни, Лорда Мерлота, прошествовали через её свечение в Залу Порталов дворца Раканны, после чего переместились на верхний этаж Астрологической Башни. Первый, кого узрел Домелунг Пятнадцатый, следом за телохранителями выходя на обзорную площадку верхнего этажа, был Главнокомандующий с гномской подзорной трубой в руках, направляющийся к нему торопливым шагом.

– Ваше Величество! Баталия началась! Эльфы пошли на приступ!

– Раньше, чем хотелось бы… – идущий следом за Домелунгом Пятнадцатым мергийский монарх разложил собственную подзорную трубу. – Ещё не все наши чародеи заняли свои боевые позиции.

– Открытие мощных порталов из Мергии в Авлию не укрылось от внимания Эльфов, – произнёс Лорд Нимтал, взирая на приближающиеся к Раканне со всех сторон дирижабли Гномов. – И неприятель сделал выводы. Я вижу, Великий Князь пожелал применить прежнюю тактику, оправдавшую себя в битве за Бриданну.

– Стало быть, сейчас эльфийские Князья атакуют Башню Мага, дабы сковать её боем и исключить из общей баталии! – заявил Главнокомандующий и воззрился через подзорную трубу в сторону Башни.

Подтверждение его предположения не заставило себя долго ждать. Едва дирижабль Великого Князя устремился к Башне Мага, высоко в небесах над ней появились ещё два таких же. Сняв скрывавший их морок, дирижабли стали быстро снижаться. Управляющие ими Гномы были весьма искусны в делах воздушных, и все три дирижабля оказались на одинаковом удалении от Башни одновременно.

– Почему они медлят? – вопросил мергийский монарх, глядя в подзорную трубу.

– Ждут, когда Лорд Вольдемар первым нанесёт удар, – хмуро объяснил Лорд Нимтал. – Эльфийские Князья не станут принимать участия в битве. Они считают своею ролью нейтрализацию Башни Мага, дабы Орки не несли слишком больших потерь. Они дают нам понять, что это честный бой.

– Или же они понимают, что их сил недостаточно ни на что, кроме сдерживания Башни! – усмехнулся Король Мергии. – Как бы то ни было, цель достигнута! Не только они исключили из баталии Лорда Вольдемара, но и Лорд Вольдемар исключил их из оной! Один к трём – достойный размен!

На это никакого ответа не последовало, ибо прочие дирижабли Гномов сблизились с Раканной достаточно, и находящиеся на их бортах отряды эльфийских магов ударили заклятьями по крепостной стене. Обороняющие город волшебники ответили тем же, и сражение вспыхнуло сразу по всей протяжённости городских укреплений. Воздух вокруг зубцов крепостной стены и сторожевых башен пылал буйством боевых энергий, всюду мерцали истончающиеся Магические Щиты, вспыхивали, взрывались и вонзались тысячи заклятий, пылало пламя, разлетались облака осколков и размазывались взрывной волной дымные шапки.

В небе вокруг Раканны зажглись сигнальные тотемы, и Орда двинулась на приступ. На этот раз Орки атаковали в пешем строю, изготовив к стрельбе луки, но в первых шеренгах, сближающихся с надвратными башнями, шли всё те же воины в мерцающих чёрными чарами доспехах, и Домелунг Пятнадцатый посмотрел на Башню Мага, остриё шпиля которой озарилось фиолетовым светом. Лорд Вольдемар стал новым хозяином Башни и нанёс свой первый удар. Небо над ближайшим оркским отрядом, облачённым в древние доспехи, потемнело, словно наливаясь кровью, и в мгновение назад чистой выси расцвели сотни багровых бутонов.

– Расплавленный Камнепад! – удовлетворенно произнес мергийский Король.

Однако закончить свою мысль он не успел. Все три дирижабля эльфийских Князей коротко сверкнули столь же фиолетовым свечением, и быстро набухающие кровавые бутоны так же быстро потухли, растворяясь в небе. Король Авлии перевёл взгляд на своего Верховного Мага. Тот, судя по выражению лица, ожидал именно такого развития событий и сразу же зашептал заклинание, разводя руки в стороны. Несколько гвардейцев немедленно устремились к нему с мешочками волшебного порошка в руках и принялись отсыпать Пентаграмму Силы прямо вокруг плетущего чары Синего мага. Лорд Нимтал закончил чтение заклятья, и в помутневшем воздухе возник Камнепад обычный, свойственный Синему рангу, и с треском устремился вниз, на закованных в чёрную броню оркских воинов.

В следующий миг откуда-то сверху с невероятной скоростью появился дракон и ринулся следом за падающим морем каменных глыб. Восседающий на драконе Эльф на лету прочёл заклинание, и между низвергающимися глыбами и атакующими Орками вспыхнуло лазурью прозрачное мерцание Магического Щита. Падающий Камнепад без труда пронзил его заклятье, однако скорость падения глыб замедлилась, и Домелунг Пятнадцатый мрачно взирал на то, как громадные камни отскакивают от облачённых в древние доспехи Орков. Низвергающиеся глыбы, не попавшие по Оркам, били в землю с такой силой, что место удара мгновенно превращалось в сильный взрыв, исторгающий густой фонтан земляного крошева, образующий воронку и изрядно встряхивающий почву. Несколько клыкастых монстров упали, не удержав равновесия, но тут же вскакивали на ноги и продолжали атаку.

– Ударьте огнём! – потребовал мергийский Король. – Перегрузите их защиту!

– Не поможет! – откликнулся Лорд Нимтал, отступая в сторону, дабы гвардейцы могли закончить отсыпку Пентаграммы Силы. – Жар от огненных заклятий слишком велик! Орки быстро сблизятся с крепостной стеной, и я своими ударами более наврежу нашим магам, нежели неприятелю! Всё это уже было в Бриданне! Гвардейцы! Отсыпьте Пентаграмму Силы Лорду Бэринтолу рядом со мной! Мы будем действовать в паре! Лорд Бэринтол! Помогите мне бить орков в чёрных доспехах Великими Молниями! Нам надобно попытаться вонзать заклятие в одну цель одновременно!

Пока Синие маги читали заклинания, висящее на горизонте облако чёрных точек резко набрало ускорение, и вскоре к Раканне мчалось две сотни драконов.

– Драконы сзади! – раздался крик наблюдателя. – Нас атакуют с небес!

Домелунг Пятнадцатый обернулся. Второе драконье войско падало на город прямо с неба позади него, стремительно пикируя.

– Щит!!! – выкрикнул Лорд Нимтал, и оба Синих Мага одновременно зашептали защитное заклятье.

Над дворцом вспыхнуло призрачное синеватое мерцание, и спустя два удара сердца город утонул в низвергающихся с небес Струях Пламени. Синим Магам стало не до Орков, две сотни драконов погрузили всё в истинный океан огня, и авлийский монарх сквозь мерцающий Щит различал множество боевых заклятий, сыплющихся с небес густым потоком. Восседающие на драконах Орки были не только облачены в древние доспехи и потому неуязвимы. В их руках имелись боевые эльфийские жезлы, исторгающие из себя заклятия зелёного, а подчас и лазурного цветов. Вскоре рой драконов, мчащихся к Раканне, достиг города, и видимость окончательно пропала, сменившись буйством пламени.

– Я должен покинуть дворец и перебраться ближе к сражению! – к Домелунгу Пятнадцатому подбежал Главнокомандующий. – Управлять войсками отсюда нет никакой возможности! Вас же, Ваши Величества, я попрошу не покидать Астрологической Башни! Пока Синие маги удерживают Щит, здесь наиболее безопасное место во всей Раканне!

Не дожидаясь ответа, старый Герцог убежал, сопровождаемый отрядом гвардейцев.

– Два Синих мага смогут держать Щит достаточно долго, – изрёк мергийский монарх, – этого хватит, чтобы дождаться появления Миленаты Нимийской. С поддержкой Белого Мага ситуация на поле боя кардинально изменится.

К тому моменту, когда Белый Маг появилась в Астрологической Башне, Орки Небесной Тысячи, атаковавшие в пешем строю, вырубили ворота, и Орда хлынула внутрь города. На стенах и улицах закипела жестокая рубка. Сделавшие выводы из поражения в Бриданне войска, ожидая такого, заранее разбились на очаги сопротивления, сплотившись вокруг боевых магов и целителей. Очаги сии некоторое время удерживали оборону, но происходило это более благодаря тому, что драконы, дабы не пожечь союзников, значительно умерили натиск.

Если бы среди защитников города вообще не было магов, то для полного разрушения Раканны хватило бы всего одного дракона. Ибо мощь дракона хоть и была сопоставима с Зелёным рангом, но выносливость его оказалась выше человеческой. Всех боевых магов пришлось распределить на противостояние драконьим атакам, но суммарно Эльфов, драконов и их всадников было много больше, и надолго человеческих волшебников не хватит. Поражение являлось неизбежным, даже не будь здесь Орков вообще, ибо сие был бы лишь вопрос времени. Сразить же миллионы Орков, вырезающих всё на своём пути, попросту нечем. Войска до сих пор держатся лишь благодаря большому количеству целителей и магов низких рангов, разящих зеленокожих монстров из-за солдатских спин. Единственная надежда – появление Белого Мага и неуязвимость, которую она дарует союзным войскам.

– Извольте уступить мне свою Пентаграмму, милорд! – вместо приветствия воскликнула облачённая в изысканные белые одежды женщина в столь же белой Мантии Резонанса и алмазной Диадеме Силы, венчающей очень густой и весьма длинный водопад молочно-белых волос, среди естественной белизны которых частые седые пряди почти не бросались в глаза.

Белый Маг выбежала из зажегшегося посреди обзорной площадки фиолетового свечения портала и устремилась к творящему чары Лорду Нимталу. Следом за ней из портала вышел подтянутый, рослый и очень строгий на лицо маг лет пятидесяти, облачённый по всем правилам ведения чародейского поединка: изготовленный Гномами Посох Сверхпроводимости, Диадема Силы, богато расшитая хрустальными нитями Мантия Резонаса, поблескивающая фиолетовыми чарами. На боку у могущественного мага висела сума с Кристаллом Распада, в кармашке на перевязи виднелось Узилище Души Демона. Домелунг Пятнадцатый не был знаком с ним лично, однако не понять, что перед тобой Верховный Маг Сабии Занладир, было невозможно, ибо иных Фиолетовых чародеев в Королевствах Людей не имеется.

Неожиданно из открытого Занладиром портала стали один за другим выходить иные волшебники, облачённые в мантии синего и лазурного цветов, и обзорная площадка быстро заполнилась могучими чародеями.

– Пришла пора нанести эльфийской гордыне ответный удар! – многообещающе заявил Король Мергии, однако события стали развиваться совсем иначе.

Белый Маг едва ли не вытолкала из Пентаграммы Силы Лорда Нимтала, тут же сплела заклинание Ока Целителя и немедленно превратила его в Биение Жизни. Внутри волшебной сферы, сотканной из первозданных целительных потоков дарующей жизнь магии, её обнажённый силуэт был эфемерен, лёгок и необычайно строен, более соответствуя юной деве в расцвете красоты, нежели умудрённой пятью десятками лет жизни немолодой женщине. Биение Жизни усилило своё свечение, линии Пентаграммы Силы, ранее синие, вспыхнули белоснежным сиянием, и Домелунг Пятнадцатый ощутил исходящее от великой целительницы мягкое тепло. Множество почти незримых лучей, словно свет от солнца, хлынуло во все стороны, уносясь далеко прочь, и сыплющиеся с небес боевые заклятия прекратились.

Лорд Занладир прошептал заклинание, и пожирающее город пламя начало спадать. Прибывшие с ним волшебники немедленно присоединились к Фиолетовому магу, и видимость быстро прояснилось. Авлийский Король приблизился к краю обзорной площадки и окинул взглядом Раканну. Город был охвачен кровавой рубкой, всюду виднелись Орки, в исступлённом бешенстве размахивающие громадными топорами, но магическое противостояние быстро сходило на нет. Драконьи всадники уже не испускали заклятья из боевых жезлов, поднимая своих драконов всё выше. Эльфийское воинство на борту гномских дирижаблей не наносило ударов, лишь выставляло Магические Щиты вокруг яростно рубящихся Орков и поддерживало их целительными чарами.

Присмотревшись, Король понял, что вновь прибывшие волшебники тоже не атакуют Эльфов. Они защищают солдат и магов, дерущихся на передовой с Орками, гасят пожары, но не наносят урона. И судя по тому, что там, внизу, в кровавом месиве рукопашной, на ноги поднимаются не только павшие Люди, но и Орки, Белый Маг исцеляет всех подряд, не делая разницы.

– Что вы делаете, Миледи? – Мергийский монарх тоже заметил это и приблизился к Биению Жизни. – Вы исцеляете солдат неприятеля! Мы и без того несём тяжёлые потери, оставьте своё извечное миролюбие хотя бы сейчас!

– Нет, это вы, Ваше Королевское Величество, хотя бы сейчас умерьте свою кровожадность! – гневно заявила Белая Маг прямо из Биения Жизни. – Я не позволю никому, слышите?! – никому! – начать тут всемирную войну, которая утопит в крови весь Парн! – Она коснулась рукою своей талии, сжимая нечто, незримое через Биение Жизни, и произнесла: – Лорд Альтемар, друг мой, взываю к вам! Явитесь же ко мне сейчас, убедительно прошу вас!

Эльфийский маг не стал заставлять себя уговаривать. Подле сияющей белым теплом сферы Биения Жизни открылся небольшой портал синего цвета, препятствовать которому никто из присутствующих вокруг чародеев не стал, и из него явился Верховный Маг Небесной Тысячи.

– Леди Милената! – Эльф выполнил Биению Жизни поклон подбородком, после чего окинул всеобщее собрание надменным взглядом: – Могущественные милорды! – Адресованный им кивок был значительно менее глубок. На обоих Королей заносчивый Эльф, как водится, даже не посмотрел.

– Могущественный Альтемар, извольте исполнить мою просьбу! – срывающимся от напряжения голосом заявила Белый Маг, не прекращая всеобщего исцеления. – Сообщите Великому Князю, что я буду безмерно благодарна, если он остановит битву хотя бы на время и явится сюда, дабы побеседовать со мной!

– Да будет так, Великая! – Эльфийский маг вновь склонил подбородок в уважительном поклоне и исчез в своём портале.

Несколько мгновений ничего не происходило, потом в небе вспыхнули сигнальные тотемы Орков, и Орда начала выходить из боя. Дирижабли прекратили магические воздействия, драконы поднялись на недосягаемую высоту, и поглотившая полуразрушенный город рукопашная стала быстро стихать. Однако ни Орки, не Эльфы не стали покидать захваченных позиций. Воины неприятеля лишь отошли на несколько шагов и остались стоять там, с лютой ненавистью взирая на человеческих солдат и магов, тяжело дышащих после жестокого сражения, измотавшего их душевные силы пуще физических.

Спустя десять минут битва окончательно стихла, и посреди обзорной площадки Астрологической Башни вспыхнуло сразу два фиолетовых портала. Из одного из таковых появился Лорд Вольдемар в сопровождении Лорда Мерлота, из другого же явился Великий Князь Эльвирлар с целой процессией: два эльфийских Князя, Синий маг Альтемар и совершенно громадных размеров Орк, облачённый в древние доспехи, тускло мерцающие угольно-чёрными чарами.

– Брорг Быстрее Ветра! – Милената Нимийская погасила Биение Жизни и посмотрела на зеленокожего монстра. Похоже, в отличие от всех остальных она знала, кто перед ней. – Что заставило Небесную Тысячу презреть священный обет?!

– Пусть Рыгдард Кровавый сделает твои дни долгими, Великая! – прорычал монстр на языке Людей. – Небесная Тысяча блюдёт свой обет всецело! И потому мы здесь! Ибо поклялись повсеместно уничтожать зло, желающее умерщвлять всякую жизнь ради умерщвления!

– Что означают твои слова, могучий бесстрашный вождь?! – изумилась Белый Маг.

– Авлия начала войну на уничтожение! – злобно зарычал монстр, с ненавистью вонзая в Домелунга Пятнадцатого и его свиту кроваво-красный взор. – Они наслали мор на Главный Стан клана Острого Клыка в тот день, когда почти все воины были в набеге! Сто восемьдесят тысяч детей и женщин умерли в жестоких мучениях! Клан на грани вымирания! Весь Ругодар жаждет мести!

– Это клевета! – не выдержал Домелунг Пятнадцатый. – Беспардонная ложь! Авлия понятия не имеет, что произошло в каком-то там варварском клане! В отличие от обезумевших от жажды крови Орков, мы не пересекаем Симиллу и не ходим в набеги на земли Ругодара!

– Я вызываю тебя на поединок До Смерти, жалкий трус! – взревел Орк, делая шаг.

Королевские телохранители немедленно обнажили мечи и сомкнулись вокруг своего монарха, образовывая стену щитов, но Белый Маг тут же устремилась к хватающемуся за хрардар Орку и встала между ним и Людьми.

– Прекратите! – воскликнула она. – Прекратите сейчас же! Даже если вы все перебьёте друг друга, мёртвые от этого не восстанут! – Милената Нимийская бросила на Лорда Нимтала испытующий взор: – Насколько соответствуют действительности эльфийские обвинения?

Авлийский Король недовольно скривился. Она тоже игнорирует монарших особ и ведёт разговор лишь с волшебниками высоких рангов, словно истинных самодержцев здесь нет вовсе! Все высшие маги недалеко ушли от Эльфов и своею самоуверенностью вызывают у него изрядное раздражение. Для него загадка, как Король Мергии находит общий язык со своим Лордом Вольдемаром. Зато теперь он точно понимает, почему сюда не явился ни Король Нимии, ни Король Сабии.

– Авлия не имеет к этой трагедии никакого отношения! – немедленно заявил Верховный Маг Нимтал. – Ни я, ни Его Величество, ни Главнокомандующий, ни какой-либо другой государственный муж никогда не отдавал столь чудовищного по своей сути распоряжения! Для нас весьма загадочен сам факт возникновения сих обвинений!

Лорд Нимтал умолк и устремил весьма выразительный взгляд на Лорда Занладира. Домелунг Пятнадцатый покосился на Фиолетового волшебника и запоздало увидел в его руках Каплю Правды.

– Верховный Маг Авлии не лжёт, – возвестил тот.

– Именно! – гневно возмутился авлийский монарх. – Я требую от Эльсириолла и Ругодара немедленных извинений! И выплаты репараций за все причиненные зверства! Сначала они натравливают на нас своих обезумевших Орков, после подло умерщвляют дипломатическое посольство, отправленное нами с благородной целью урегулировать возникшее недоразумение, затем устраивают кровавую войну, а после обвиняют в преступлениях, коих мы не совершали! У каждого терпения имеется свой предел!

– Ещё одно слово, жалкий червяк, – взбешённо прорычал Орк, – и война будет продолжена прямо сейчас!

– Могучий вождь! – надрывно, едва ли не рыдая, воскликнула Милената Нимийская. – Я умоляю вас держать себя в руках! – На Домелунга Пятнадцатого она всё так же не обращала внимания. – Неужели я не заслужила того, чтобы вы исполнили эту мою столь малую просьбу?!

Зеленокожий монстр угрюмо насупился, но ничего не сказал. Вместо него заговорил Великий Князь:

– Леди Милената, мы понимаем ваши стремления и помыслы, благородство которых никогда не подвергалось нами сомнению и не имело себе равных. Однако смею надеяться, что за десятилетия дружеских контактов с Эльсириоллом, вы имели возможность убедиться, что Эльфы никогда и ничего не предпринимают без веских на то оснований. Таковые имеются у нас и сейчас!

Эльвирлар Эльфийский извлёк из подсумка своих изысканных серебряных доспехов простую армейскую флягу и протянул её Белому Магу со словами:

– Эта ёмкость была найдена нами в эпицентре мора. Отраву в Главный Стан клана Острого Клыка доставили именно в ней. И свершил сие чудовищное злодеяние пришедший из Авлии торговый караван, в котором под видом возницы находился десятник авлийской армии. Я специально не уничтожил яд полностью. Вы сможете найти немного инфекции внутри.

Милената Нимийская немедленно откупорила флягу и приложила ладонь к её горлышку вместо крышки, на миг закрывая глаза.

– Какой ужас! – Великая целительница вздрогнула, словно от удара, и воззрилась на Лорда Нимтала расширившимися глазами: – Этот яд создан магом Жёлтого ранга пятой ступени! Он специально зачарован так, дабы шаманы не смогли справиться с болезнью! На этой фляге герб Авлии и клеймо авлийской армии!

– Мы не имеем к этому отношения! – гневно воскликнул Домелунг Пятнадцатый. – Вы же взирали на Каплю Правды, миледи! Так воззритесь на неё вновь! И заодно объясните мне, для чего я стал бы подсовывать кому бы то ни было яд во фляге с собственными гербами! Кто-то решил сделать из Авлии виновницу оркских бед! Интересно, кому сие было выгодно? Ведь мы могли бы весьма быстро разрешить это трагическое недоразумение, не начиная войны! Если бы Орки совместно с Эльфами не перебили дипломатическое посольство, направленное мною в Ругодар!

– Как? – на этот раз Милената Нимийская не смогла не посмотреть в его сторону. – Она словно попыталась вглядеться вглубь души авлийского монарха, но тут же обернулась к громадному Орку, ибо тот взревел:

– Мы не убиваем послов! Никакого посольства к нам не приходило!

– Один из невинно умерщвлённых успел предупредить нас за миг до своей смерти! – выразительно изрёк Король Авлии. – У него имелся Камень Зова! Мы незамедлительно выслали на место убийства магов, и они нашли на месте преступления множество луж крови и обильные следы высокоуровневой магии!

– Хорошо ли служит тебе слух, червяк?! – взревел Орк. – Мы не убиваем послов!

Реагировать на подобное было ниже королевского достоинства, и Домелунг Пятнадцатый лишь презрительно усмехнулся в лицо зеленокожему гиганту, коему все присутствующие едва доставали головами до груди.

– При всём моём уважении, Великая Милената, – вновь заговорил Эльвирлар Эльфийский. – Мы не уничтожали посольство и ничего не знаем о том, что оно было к нам направлено. Равно как и о том, существовало ли оно на самом деле!

– Лорд Занладир? – Белый Маг обернулась к Верховному волшебнику Сабии.

– Все, кто держал слово в этом помещении, сказали правду! – Фиолетовый чародей смотрел на лежащую в своей ладони Каплю Правды. – Боюсь, причины произошедшего гораздо более запутаны, нежели видится нам на первый взгляд… Леди Милената? Миледи? Вы слышите меня?

Все немедленно воззрились на Белого Мага. Глаза великой целительницы были закрыты, дыхание тяжело, руки тряслись, вцепившись во флягу так, будто сия ёмкость была раскалена, и волшебница изо всех сил пыталась не разжать обгорающие до костей пальцы. Внезапно она пошатнулась, роняя флягу, и осела на руки подхватывающих её Эльфов.

– Благодарю… – Милената Эльфийская встала на ноги, судорожно выдыхая, – вас… милорды… – Она потёрла руками виски и сплела короткое заклинание, излившееся на флягу. – Мне… лучше. Я видела Главный Стан… сколько жизней погублено… Сие чудовищно… всюду мёртвые дети…

Белый Маг на несколько ударов сердца умолкла, из её глаз скатились слёзы. Наконец, она взяла себя в руки и сообщила:

– Но не авлийские государственные мужи содеяли это. Я видела человека, держащего в руках эту флягу. Он стоял посреди Главного Стана… он торговец… он что-то залил в эту флягу… Потом… он отдал её своим спутникам. Все они мертвы, но сам он жив. Я чувствую это… Простите меня, милорды, но более я не смогу ничего увидеть… Слишком больно… столько оборванных жизней… крохотных жизней… остановите войну… здесь нет виновных…

Слёзы вновь хлынули у неё из глаз, и она безучастно села прямо на пол, не издавая ни звука и не реагируя на окружающих. Вокруг неё немедленно началась суета, потом Белому Магу стало лучше, и обсуждения продолжались ещё два часа. Домелунг Пятнадцатый приказал начать поиски неизвестного торговца немедленно, и Тайная Полиция взялась за дело ещё до того, как сия встреча закончилась. Итогом её стало решение об окончании войны, принятое Орками и всеми высокоранговыми магами с обеих сторон. Орда вернулась в Ругодар, Эльфы убрались в Эльсириолл, и никто не пожелал компенсировать Авлии разрушения и гибель множества граждан. Словно убитые Орками авлийцы были чем-то хуже, нежели умерщвлённые каким-то там торговцем Орки.

Ненависть к Оркам и Эльфам в народе подскочила до грандиозной величины, и, пожалуй, впервые Домелунг Пятнадцатый был искренне и полностью согласен со своими подданными. Всяческие контакты с Ругодаром прекратились сами собой, и даже караваны, уходящие на противоположный берег Симиллы, принадлежали мергийским купцам. Однако закончилось всё ещё более категорично.

Спустя месяц Тайная Полиция отыскала торговца, доставившего в оркский стан армейскую флягу. Им оказался некто Сезус, имевший торговые контакты с тем самым кланом порядка десяти лет. Как, зачем и почему сей торговец содеял столь жуткое злодеяние, выяснить так и не удалось. Потому что сыщики Тайной Полиции, шедшие по следу Сезуса, обнаружили его мёртвым в одном из столичных постоялых дворов. Вместе с ним в тот же день был обнаружен труп какого-то мелкого торговца краденым. Оба тела имели в спинах воткнутые иглы с ядом и были ограблены полностью. Ни следов, ни свидетелей убийствам не нашлось, и следствие на этом пришлось завершить.

Орки немедленно заявили, что Люди специально устроили подобный финал, дабы не нести ответственности и сокрыть истину. Всеобщая обоюдная ненависть вспыхнула ещё сильнее. Зеленокожие твердили о ста восьмидесяти тысячах убитых детей и женщин, Авлия скорбела о потерях втрое больших, пусть даже большинство из павших были воинами. Сожжённые города и разграбленные хозяйства красноречиво напоминали о том, как выглядят истинные лица Ругодара и Эльсириолла. Закончилось всё тем, что Орки прекратили всякое общение с Людьми вообще, вне зависимости от Королевства, а их пострадавший клан заявил, что оставляет за собой право ходить на Авлию в набеги в частном порядке.

Надменный Эльсириолл никак не отреагировал на сие заявление Детей Ругодара, чем усилил и без того немалую ненависть простого люда. И без того нечастые контакты Людей с Эльфами стали и того реже. Впрочем, сие Домелунга Пятнадцатого никак не расстроило. Ибо никакой пользы от Эльсириолла Авлии не было, и чем дальше надменные выскочки будут находиться от его Королевства, тем спокойнее будет его правление. Надеяться на их помощь не приходилось и в былые времена, сейчас же она не требовалась и подавно. Авлии предстоит зализать раны, поднять из пепла сожжённые города и усилить пограничные укрепления.

Впрочем, теперь основное внимание необходимо сосредоточить на границе с Ратхаш. Дети Пустыни уже знают о прошедшей войне, и вскоре множество ушлых ханов пожелают испробовать на прочность рубежи ослабленного вторжением Королевства. Кровь авлийских солдат будет литься ещё долго, да сразит Эрдис Щедрейший всех Орков и Эльфов, явившихся тому виной.


Глава восьмая. Война | Кровь за кровь | Глава первая. Человек за бортом