home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Жизнь третья. Осада башни

Прижавшись к стене, я косил глазами на улицу, где увидел, как выходившие из лесочка не особо развитые твари устремлялись к телам мёртвых мутантов. Вот уж не думал, что они каннибалы. Хотя чему я удивляюсь? Заражённые набрасывались на тела и рвали их на части, заглатывали куски плоти, давясь и не прожёвывая, толкаясь с другими заражёнными. Причина такого поведения стала понятна через минуту. Из леса стали выходить твари покрупней. Лотерейщики, подобравшись к телам, отпихивали бегунов, а особо ретивых или просто глупых убивали на месте. Но и лотерейщики питались недолго, так как из леса выходили всё новые и новые мутанты. Крупнее и массивнее, и однозначно опаснее.

Здоровенная туша кусача неспешно и даже немного вальяжно, подошла к кучке жрущих заражённых. Утробно рыкнув, монстр начал наклоняться к понравившемуся ему телу, как вдруг внезапно замер. Поводил головой из стороны в сторону и точно как торпеда, поймавшая отклик от цели, навёлся на башню. Громко заурчал, так, что вся толпа заражённых подняла головы и уставилась на него, а он устремился к входу в башню.

– Нюхач долбаный! – перепрыгивая со ступеньки на ступеньку, я ломился вниз по винтовой лестнице как молодой лось, впервые ощутивший зов самки. Бежал и думал о том, что скорость я набрал довольно высокую, и сломать сейчас ногу от неправильного движения было бы куда как неправильно. Мысль прилетела и, промелькнув, оставила мимолётный след, а я уже вбегал на первый этаж. Миновал внешнюю клетку, внутреннюю, и вот я уже около двери. А в оставленный мною проём уже просунулась рука с громадными когтями в попытке её отворить. Не знаю, что именно хотел сделать монстр: нащупать засов или просто достать через отверстие что-нибудь вкусное. Думать о его мыслях мне было некогда.

Размахнувшись, я ударил мечом по плечу кусача, в надежде перерубить руку, но клинок только звякнул о костяную броню немного её деформировал и отколол совсем небольшой кусочек. Однако удар монстру не понравился – рука исчезла, а вместо неё в проёме возникла часть головы с внимательно осматривающим помещение глазом.

Совершенно не думая о бешеных реакциях высших заражённых и об их запредельных скоростях, я ударил вновь. От плеча двумя руками, на манер пикинёров полностью вкладываясь в удар, я попытался пронзить ненавистный глаз. За секунду до соприкосновения глаза мертвяка и кончика лезвия меча, между ними образовалась тонкая, но крепкая заслонка. Кусач просто моргнул в попытке защитить глаз, но он всё же не был элитой или даже рубером, и это ему не помогло. Лезвие преодолело преграду и сантиметров на сорок проникло в мозг. Туша дёрнулась и повалилась на землю возле двери, загородив её практически полностью. Меч выдернуть я успел, хоть и в последний момент.

Из-за двери послышалась возня и голодное урчание многочисленных глоток.

– Не нравится, отродья бездны? А вот хрен вам всем! Не выковырять меня из башни! – адреналин от молниеносной схватки и победы над врагом вызывал состояние эйфории.

Тело поверженного монстра резко задёргалось, и в оконце снова появился просвет. «Да они его оттаскивают» – догадался я. А вот помогать им в этом не надо. Я натянул на уши оберегающие голову от резких звуков строительные наушники, которые нашёл вчера в куче оборудования, подскочил к вырезанному окну и принялся палить из автомата одиночными выстрелами, пытаясь выцеливать головы заражённых. Троих бегунов успел свалить, пока не отшатнулся от двери из-за резкого холодного ветра, взъерошившего волосы на затылке. Это снова включилось моё предвиденье опасности, в очередной раз подсказывая, что мне угрожает нешуточная опасность. Откуда-то сбоку в проём просунулась бронированная лапа в попытке ухватить меня. Выдал очередь в конечность, пытаясь попасть между пластинами костяной брони. Пули входили в мясо с громкими хлюпами, не причиняя видимых повреждений, но рука всё же втянулась наружу.

Снова осторожный подскок и очередь по заражённым. Сбоку, где была мёртвая зона моего обзора, прилетел внушительный удар по двери. Да такой, что она содрогнулась и даже немного прогнулась, но всё же выдержала. Я с опаской окинул взглядом сварочные швы – пока держат. Но это только пока, силы в этих биологических машинах для убийства просто немеряно, а потому рано, или поздно дверь рухнет под их напором. И вот для того, чтобы это случилось «поздно», надо активнее шевелиться.

Снова очередь и ещё один заражённый рухнул на землю. А потом в проёме я заметил то, что меня очень сильно напрягло. Трое заражённых, очень сильно похожих на вчерашнего носорога, стояли в отдалении и смотрели на меня сквозь смотровое окошко. Против таких тварей только пулемёт поможет, и то, пока будешь разбираться с одним, остальные до тебя точно доберутся.

Отвлекаться на лишние мысли я не стал, некогда было, бой идёт как-никак. Закончились патроны в автомате, быстрая перезарядка и снова стрельба. Снова мощный удар по двери, и металл, не выдержав, всё же лопнул. В ту же секунду в новый проём пролезла и ухватилась за край когтистая лапа и потянула дверь на себя, увеличивая проём ещё больше. Э нет, так мы не договаривались!

Очередь в центральный проём под углом, в попытке зацепить скрывающуюся тварь, а затем две гранаты в ту сторону. Громко бумкнуло, раздался тонкий свист осколков, но наушники справились со звуковой волной и меня не оглушило. Снова очередь в проём, перезарядка. Осталось ещё три заряженных магазина, затем придётся брать в руки немецкий автомат. Времени на переснаряжение пустых магазинов мне никто не даст.

Я на мгновение выглянул в проём, оценил диспозицию врага и вновь взялся за гранаты. Дверь так и так долго не простоит, так лучше сейчас их использовать. Когда твари проникнут внутрь, не до них будет. Да и опасно это, сам пострадать могу. Выкинув все три гранаты, я дождался взрывов и, подойдя максимально близко к проёму, снова принялся выцеливать мертвяков. Дистанция маленькая, оружие, как оказалось, привычное, так что ничего удивительного, что я попадал именно туда, куда намеревался. Старался бить по не слишком бронированным тварям, так больше толку будет. Свалил ещё четверых, пока не заметил, что к двери несётся громадная туша одного из носорогов. Надоело им ждать, видать, вот и пошли в атаку.

Догадаться чем закончится столкновение восьмисоткилограммовой бронированной туши с дверью, труда не составило. Отпрыгнул назад и упёрся в прутья первой клетки. Удар от столкновения был страшен – верхние швы сварки, что ещё держали дверь, лопнули. и она, чудом оставшись держаться на нижних швах, просто прогнулась внутрь. Отсчёт пошёл на доли секунды и потому, взяв с места спринтерскую скорость, я выбежал из первой клетки, миновал вторую, и встал за станину пулемёта. В этот момент первый рубер уже протискивал своё немаленькое тело во входной проём. Развитость заражённого сыграла с ним злую шутку – плечи были настолько широки, что просто не проходили по ширине, а повернуться боком тварь догадаться не успела. Не дал я ей время на аналитику ситуации. Длинная очередь крупнокалиберными бронебойными пулями вошла точно в самую верхнюю точку головы наклонившейся твари. Броня не выдержала напора и раскололась, а мертвяк затрясся в агонии.

Вышедшую передышку я использовал на все сто процентов. Подкатил поближе столик с патронами под автомат Зиверта, и не сводя глаз с входного пролома, принялся набивать магазины. Руки подрагивали, некоторые патроны валились на пол, но наклоняться и поднимать их времени не было. Со стороны улицы особо громко уркнули и под топот ног я снова схватился за пулемёт. Но увидев, кто вбегает в проём, отпустил пулемёт и снова поднял автомат.

Твари решили взять меня измором, потому как толпа вбегающих мутантов особым уровнем не отличалась, так мелочь одна, но было их много. Очень много. Расстреляв полный магазин, я схватился за «немца», а когда и он щёлкнул вхолостую, пришлось снова браться за пулемёт.

Проход быстро зарастал телами почти доверху, но их оттаскивали в сторону и пытались пробираться снова. Во время очередной передышки я умудрился заменить ленту в пулемёте. И, как оказалось, вовремя. Мелькнула тень в оконце напротив, и машинально стрельнув туда взглядом, я увидел, как в него протянулась лапа одного из высокоразвитых монстров, разбила стекло, и начала отколупывать по кусочку саму стену, пытаясь расширить проём.

«Башня всё же хорошее оборонительное место», – в который раз подумал я. Высота первого этажа – три с половиной метра, а сами маленькие оконца находятся почти под потолком. Вот и получалось, что большим монстрам не пролезть из-за узости прохода, а мелочь в виде бегунов просто не дотягивалась до них.

Оценив масштаб трагедии открытия второго фронта, я успокоился. Ковырять эту дыру под свой размер кто бы там ни был с той стороны, придётся долго. Надо лишь почаще посматривать в ту сторону и всё.

В центральном входе вновь образовался завал, но на этот раз несколько модифицированный мной. Я подпускал бегунов поближе и убивал их практически у самых прутьев первой внешней клетки, таким образом со временем заполнив практически весь её объём. Последних я убивал уже возле самой двери, обойдя клетку сбоку и стреляя между прутьями. Посчитав, что нужный мне объём заражённых, мешающих нормальному проникновению внутрь, достигнут, я на время прекратил бойню.

За то время, пока урчащие от непреодолимого желания разорвать меня на куски монстры устраняли завал, я успел переснарядить все магазины. Положил ещё с десяток заражённых и наплыв прекратился. Больше никто не пытался зайти в башню, и это настораживало. Даже тварь, пытавшаяся расширить оконный проём, исчезла. Насколько я знал, заражённые не умеют ждать, и при виде человека у них включается ничем не заглушаемый инстинкт, следуя которому они уверены, что его необходимо незамедлительно уничтожить. Поэтому и эта внезапная тишина, напоминала затишье перед грозой. И она таки грянула!

Мои размышления прервал таранный удар в стену, на три метра левее от двери. Здание содрогнулось, сверху посыпалась штукатурка. Стена в месте удара выдержала лишь частично – внутрь здания вывалился кусок приличного размера. Через две секунды удар повторился, но отвлекаться на него я уже не мог – пошёл второй раунд прорыва. На этот раз в ход пошла тяжёлая артиллерия – сначала в проём устремились лотерейщики, и пока я их скашивал пулемётным огнём, твари покрупнее разламывали дверной проём, постепенно расширяя дыру.

Третий удар неизвестной твари всё же проделал дыру в стене, и пришлось дать туда очередь. Но видимого эффекта это не принесло. Тварь весом не меньше чем в тонну, лезла внутрь, ввинчиваясь в сделанную ею дыру, не обращая внимания на бронебойные пули калибра 12,7. Они с визгом рикошетили от её лобовой брони, и пролетали в опасной близости от меня, жужжа как шмели-переростки.

Снова взгляд на входную дверь. Там всё было плохо – прорвавшиеся руберы уже проникли во второй контур. Поняв, что и второй задержит их ненадолго, я принял решение ретироваться с поля боя. Закинул на плечо две оставшиеся пулемётные ленты, подхватил пулемёт с треноги и скакнул к лестнице. Влетев на второй этаж, обернулся, оценил размер лестницы и, поняв, что руберы в неё не пролезут, остановился и приготовился к бою.

Но первыми к лестнице подоспели не они. Элитник – самый опасный вид заражённых на Континенте, разломав мешающую ему металлоконструкцию, вцепился когтями в бетонный блок пола и втягивал себя на второй этаж. Понимая, что его броня держит пулемётную пулю, я принялся бить короткими очередями ему в локти. Делать это с двух рук, как из автомата, не представлялось возможным – весила бандура килограммов двадцать. Я хоть и не обделён силушкой, но до Геракла мне далеко, поэтому при вчерашнем планировании обороны пришлось немного подумать.

На втором этаже, как и на третьем, из пары блоков и мешков с цементом была обустроена огневая точка, и устроившись в ней, я открыл огонь по рвущемуся ко мне монстру.

В локтевом сгибе элитника броня всё же уступала по крепости грудным или лобовым пластинам, и у меня всё же получилось нанести ему повреждения. Лапа не оторвалась полностью, она просто повисла безжизненной плетью. Правда, на действиях монстра это никак не отразилось, тот продолжал карабкаться вверх и на одной лапе.

Запиликал таймер, на часах оповещая меня, что прошло ровно двадцать четыре часа с момента активации безопасной зоны. Эта божественная мелодия заставила меня вновь ожить и обрести новые силы. Схватив пулемёт, я перебежал к следующей лестнице, ведущей на третий этаж. Забравшись туда, снова перебежал, уже к чердачной лестнице. Возле неё положил пулемёт и стрелой влетел на самый вверх.

Приготовленный шприц со спеком лежал на импровизированной тумбочке. Я воткнул его в ногу Зиверта, нажал на поршень и, не обращая внимания на результат, скатился по лестнице вниз на третий. Очнётся Зиверт или нет, а бить элитника надо до последнего патрона. На третьем было пусто, значит тварь ещё сражается с лестницей между первым и вторым этажом. Я устремился к лестнице, ведущий на второй этаж, и еле успел остановиться в паре шагов от неё. Элитник был уже на втором этаже и проламывался на третий. Я снова залёг за импровизированное укрепление и дал очередь по суставам. В голове промелькнула невольная мысль, что если я не улечу на респ, то буду долго ныть от почти раздробленного плечевого сустава, куда долбился отдачей пулемёт. Из «Корда» так не стреляют, но мне никто не оставил выбора.

Патроны закончились, и я отбросил ненужное сейчас оружие. Вынул меч и отошёл к лестнице на чердак. Вот и всё, впереди последний и решительный, так чего тянуть? Мутант, конечно, излохмачен пулями, но это не мешает ему оставаться чертовски быстрым, да к тому же самым сильным хищником Континента. Только вот у меня есть что ему противопоставить.

Зерно и орех в рот, проглотить, на системки смотреть некогда, выживу – тогда и гляну. Следующий шаг – игла от шприца с лайт-спеком вонзилась в левое бедро, и по всему организму растеклась волна чистой энергии. Спектр зрения немного сместился в ультрафиолет, а восприятие реальности перешло на качественно иной уровень. Активация суперрежима меча и я бешеной торпедой рванул навстречу монстру, тут же получив удар лапой по груди. Энергия энергией, а к возможностям нового тела надо привыкать хотя бы пару секунд.

Меня не убило и даже не ранило – в районе соприкосновения лапы монстра и моей груди расцвела синим цветом мелкоячеистая сеть, которая и приняла всю губительную мощь удара. Но и совсем без травм не обошлось – рёбра ныли со страшной силой и просили выходной. К тому же меня отбросило немного назад, но упасть я себе не позволил, и снова бросился в бой.

Взмах лапой, от которой я теперь уже смог увернуться, и тут же перекатом ушёл влево от тянущейся ко мне пасти мертвяка. Наши скорости с элитником почти сравнялись – я под ураганным ускорением и баффами, и суперубийца, наполовину застрявший в проходе и раненый везде, где только можно. Но именно что почти. Всё же я был чуточку быстрей, или просто тварь не могла развернуться. Сейчас это было уже неважно.

Мгновенный подъём, и лезвие меча прорубает шею монстра на всю свою длину. Отделить шею от головы не получилось, она была толще чем длина меча, но того, что я сделал, твари хватило чтобы подохнуть. Нелепо изогнувшись, она громко захрипела, мотая из стороны в сторону обрубком шеи с едва державшейся на ней башкой. Пятисекундная агония, сопровождавшаяся горловым хрипом и вёдрами изливающейся крови, и элита, наконец, затихла.

– Ты, парень, прям киборг-убийца, – насмешливый голос Зиверта вывел меня из транса, в который я впал, глядя как издыхает бронированный монстр.

Я развернулся и с удивлением уставился на сидящего на нижней ступеньке лестницы Зиверта.

– Ты чего здесь? – ничего умнее выдавить из себя я не смог.

– А где мне быть? – улыбка так и не сходила с лица командора.

– Ты умение активировал? – с тревогой поинтересовался я, вспоминая, что там, внизу, остались ещё руберы и всякая мелочь.

– Давно уже. Я, как ты мне спек вколол, сразу очнулся и даже видел твои сверкающие пятки.

– А чего тогда ждал? Почему сразу не включил дар, как очнулся?

– Потому что у меня, Метиз, в отличие от тебя, блоков на угнетение интеллекта давно уже нет. И думать правильно и логически я давно уже могу.

– Не понял? Что за блоки?

– Ты к стенке сядь и на, вот, живчика хлебни, тебе это сейчас надо. А я расскажу всё. Теперь уже можно. Ты лог сообщений-то читал?

– Нет, – тяжело выдохнул я, и прислонился к стене.

Что-то я устал. Энергия, до этого плескавшаяся в теле, как-то одномоментно схлынула, оставив после себя чувство опустошения. А ещё мне казалось, что на мои плечи положили немаленькую гору, и она с каждой секундой давит всё сильнее и сильнее.

– Знаешь что, друг мой, Метиз, – сообщил внимательно следящий за мной Зиверт, – закрывай-ка ты глаза и поспи часок-другой, а после поговорим. У нас есть сутки спокойной жизни, так что поспи.

Упрашивать меня не пришлось, веки сомкнулись, и я провалился в забытьё.

Очнулся легко, потянулся и встал с пола. Так, и сколько же времени я тут провалялся? Ого – почти девять вечера. А где Зиверт? Командора, как и застрявшей в лестничном проёме туши монстра, не наблюдалось.

Я спустился по деревянной лестнице на второй этаж. Её тут раньше не было, и откуда она появилась, было непонятно. Было, конечно, предположение, что её смастерил Зиверт, но в это верилось с трудом. Он хоть после того, как очнулся, меньше всего походил на полутруп, но всё же рук-то у него некомплект, как и ног, впрочем.

Как бы то ни было, я спустился и нашёл командора, сидящего за столом и медитирующего на груду трофеев, лежащих на кухонном столе. Рядом со столом стояла пирамида со всем нашим оружием, здесь даже был пулемёт. И всё было в боеспособном состоянии, а все ленты к пулемёту заправлены патронами.

– Еда в сковородке, греть не надо, – не оборачиваясь, оповестил меня Зиверт.

Повторять мне было не надо. Атакующей змеёй я метнулся сначала к плите, а потом вместе со сковородкой за стол. Заморачиваться по поводу тарелок не стал, ладно, хоть ложку в руки взял, а не руками есть начал.

– Сковородка с антипригарным покрытием. Была, – наблюдая, как я заглатываю и почти не прожёвываю, оповестил меня Зиверт.

– Ыи? – промычал с набитым ртом я, решительно не понимая про что именно сейчас говорит командор.

– Производители сковородок решительно не рекомендуют шкрябать их металлическими предметами – антипригарный слой стачивается, и пища будет пригорать.

– И? – снова выдал я, но на этот раз намного внятней.

– Не обращай внимания – просто радуюсь, вот и не могу молчать.

– Словесная диарея? – блеснул знаниями я, подчищая сковородку.

– Что-то вроде того. Закончил?

– Если больше ничего нет, то да. Но мне кажется, что очень скоро я захочу ещё.

– Как и я. Так что предлагаю заняться тебе готовкой, а я в это время буду тебя просвещать.

– Нормально, – кивнул я головой, соглашаясь, и практически в один миг вливая в себя кружку кофе, тут же наливая ещё одну. – Что за блоки, про которые ты говорил?

– Все мы, перенесённые Системой в этот мир, не помним своего прошлого. Ты ведь не помнишь?

– Лестницы и надписи, больше ничего, – подтвердил я.

– Все такие. Кто-то помнит больше, кто-то меньше. Не это главное, память постепенно разблокируется. Не вся, конечно, но часть своих воспоминаний ты точно вернёшь. Так вот, главное – пока ты не достигнешь десятого уровня, у тебя будет искусственно занижен интеллект. И ты снова и снова будешь попадать в нелепые ситуации, просто из-за того, что у тебя процессор в голове работает на минималках. Для чего это надо Системе, точного ответа нет. Догадки, домыслы, теории – этого добра на Континенте хватает, а вот правды, как я думаю, не знает никто. Да и не нужна она по большей части. Здесь другие заботы в приоритете.

– Дай-ка догадаюсь – выжить? – нарезая крупные куски мяса, буркнул я.

– В точку, Метиз.

– А вот если на примере? Нет, я замечал, что туплю иной раз нещадно. Но хочется услышать мнение со стороны. Про что конкретно ты говорил, когда первый раз упомянул про блоки? Где я там ступил? Почему нельзя было активировать умение на чердаке?

– В школе хорошо учился? Не по воспоминаниям, которых у тебя нет, а по ощущениям? Сам как думаешь?

– Скорее всего, не очень, – немного подумав, озвучил я свою мысль. – Слишком у меня специфический набор знаний и умений. Нормальным ученикам незачем иметь такие – проще головой на жизнь заработать.

– Возможно, ты и прав. Но мне почему-то думается, что ты ошибаешься. Я наблюдал за тобой, и ты на троечника, ну никак не тянешь. А если ко всем твоим талантам прибавить то, что я видел на первом этаже… Теперь я начинаю думать, что ты не столько бывший вояка, сколько специально подготовленный диверсант. Помешивать не забывай, а то пригорит, – вывел меня из транса задумчивости Зиверт.

– Итак, конкретный пример, – убедившись, что я исправился, и вновь усиленно занялся готовкой, он продолжил – Башня трёхэтажная, плюс чердак, так?

Я лишь кивнул, соглашаясь.

– Первый этаж высотой три с половиной метра, второй два с половиной и такой же третий. Всё вместе, в сумме, считая перекрытия, это нам даёт что-то около девяти метров. Немного больше даже. Мысль стала понятна?

– Нет.

– Когда я тебе объяснял про своё умение, то говорил, что оно действует на объём шара, центром которого являюсь я, с радиусом в десять метров. Находясь при активации умения на чердаке, я ограничил бы площадь первого этажа, свободную от монстров, гораздо меньшим размером, чем находись я на третьем этаже. Теорема Пифагора, помнишь такое?

Теорему я помнил, но заглянув в один из шкафчиков, достал оттуда ручку и бумагу. Набросал простенький чертёж и посчитал. Если грубо, то получалась разница в три с половиной метра. Согласен, существенно, но как я мог просчитать такое в горячке боя? Я что, компьютер ему, что ли? И как он всё это сумел прикинуть за одну секунду, только очнувшись и выйдя из состояния комы? Он вообще человек?

– Понятно. Что у нас с дальнейшими планами? И откуда лестница взялась? И как ты вообще себя чувствуешь?

– Отвечаю не по порядку. Я нормально, для своего положения, естественно. Регенерация идёт, еды навалом, с живчиком тоже проблем нет. Так что дай срок, и восстановлюсь полностью. Лестницу сам смастерил, там внизу инструмента полно. Правда, они сильно изгвазданы в крови мертвяков, но ничего, вполне себе исправны.

– А как ты передвигаешься? И разве тебе не больно?

– У прокачанных игроков болевой порог куда выше, чем у остальных, да и организм крепче. А я ещё и с действующим регенератором не последнего уровня внутри, так что всё путём. А передвигаюсь я просто – вон же костыль стоит, – он указал на прислонённую к одному из шкафов деревянную приспособу, очень сильно напоминающую обыкновенный костыль.

– Но это всё такая мелочь, Метиз, по сравнению с тем, что ты сделал. Ты в одиночку, без моей помощи взял этот чёртов пятый уровень и не погиб! Да нам осталось-то всего ничего, и дело сделано!

Когда он произносил эти слова, его глаза светились от радости, чистой и незамутнённой.

Что-то явно тут не так. И не говорит ведь, паразит, что именно. Раньше был нужен только мой пятый уровень, теперь ещё какие-то условия появились. Странно и непонятно, впрочем, как и весь этот мир. Ладно, пора уже начинать получать всю информацию. И первое, о чём надо спросить, это о прошлом бое – что-то не сходится у меня паззл.

– Зиверт, а как быстро ты спустился по лестнице, когда очнулся?

Тот посмотрел на меня, снова улыбнулся и кивнул сам себе, подтверждая мою догадку.

– У тебя и впрямь бывают минуты просветления. Сразу, Метиз. Секунд через пятнадцать после того как ты воткнул мне спек, я был за твоей спиной. И сразу активировал умение, но как ты видел, элите на это было положить с большой колокольни. У них такое бывает, когда они наведены на цель и видят её, умение не всегда на них срабатывает. Правда, тут есть одна очень хорошая новость. Ты в одиночку завалил элиту! Я, конечно, страховал тебя, как мог, и готов был в любой момент её прижать и ударить, но ты всё сделал сам. Понятно, что без Иерихона и силовой брони у тебя ничего бы не вышло, но факт остаётся фактом. Ты завалил элиту!

– Мне теперь чего, медаль дадут? – не разделяя радости компаньона, скептически поинтересовался я.

– Лог победы посмотри, только картошку чистить не забывай при этом.

Лог, так лог. А картошку можно и без глаз чистить. Я это умел, вернее моторная память организма могла заниматься этим делом без осознавания мозгом. Большая практика, видать, в прошлой жизни была.


Внимание! Личная победа – уничтожено шестьдесят семь заражённых, из них два опасных и один опаснейший. Подробный лог характеристик уничтоженных противников смотрите в личном архиве. Предупреждение! Подробный лог характеристик уничтоженных противников включает в себя перечисление их уровней, шансы на получение трофеев и полученные очки опыта, эта информация значительная по объёму. Примите поздравления, это была прекрасная битва, вы победили многочисленный отряд противника, многие из которых превышали вас по уровню. Редкая победа! Получено свободных очков к основным характеристикам – 150. Получено свободных очков к дополнительным характеристикам – 100.

Получено 205 очков к прогрессу физической силы. Получено 386 очков к прогрессу ловкости. Получено 256 очков к прогрессу скорости. Получено 14 очков к прогрессу выносливости. Получено 456 очков к прогрессу реакции. Получено 146 очков к прогрессу наблюдательности. Получено 504 очка к прогрессу меткости. Получено 498 единиц гуманности. Получена прибавка к уровню. Получен уровень. Текущий уровень – 5.

Внимание! Великим мечом Тхабаси Такри убито 2 заражённых, начислено 145 очков обретения.

Внимание! Вами открыта скрытая характеристика – «Искусство владения мечом». Уровень характеристики Искусство владения мечом – 1. До второго уровня осталось 950 очков.

Бонусные изменения коэффициентов характеристик за первый уровень скрытой характеристики «Искусство владения мечом»: Физическая сила +0,01, ловкость +0,01, выносливость +0,01, реакция +0,05, скорость +0,05. Оптимизация организма под новые коэффициенты в щадящем режиме. Время оптимизации – двое стандартных суток.


– У меня много вопросов, – подал я голос после прочтения всего текста.

– Не сомневаюсь.

– Что это вообще такое? Я про характеристики. Это реальные прибавки к моим основным данным? – Зиверт молча кивнул, подтверждая мои слова. – Как такое возможно? В меня всадили колонию наноботов? Или что? Я ведь реально чувствую себя сильнее, когда держу твой меч в руках.

– Нанитов в крови у нас не нашли. Возможно, это что-то намного менее заметное. Может, уровень глюонов и квантов. Мы те, кто мы есть, разницу с прошлым собой ты не заметишь – у нас не меняется строение тела, та же самая кровь. Все наши характеристики, они навесные, но это и не просто цифры. Повышая ту или иную характеристику, ты становишься сильнее, а это значит, что ты увеличиваешь свои шансы на выживание в этом мире.

– Понятно, что ни хрена непонятно. Ладно, вот стал я сильнее, научился выживать в этом мире чудовищ и непонятной херни. Дальше что? Тут люди нормально живут? Домик, дети и всё такое прочее?

– Нет, Метиз. Именно так тут не живут. Есть стабы, это такие кластеры, которые не перезагружаются очень долгий промежуток времени.

– В курсе, про стабы, прочитал.

– Так вот, даже если ты найдёшь себе неплохой заработок и купишь домик в стабе, да не абы в каком, а где поддерживают закон и порядок, тебе даже в этом случае придётся его покидать.

– Почему?

– Система не любит, когда кто-то слишком уж хорошо живёт. И постоянно подбрасывает ситуации, где тебе придётся вылезти из мягкого кресла и пойти туда, куда Макар телят не гонял. И не просто пойти, а побежать со всей дури, потому как иначе нельзя, обстоятельства такие. Есть правда люди, которые вполне устраиваются и живут относительно спокойной жизнью. В определённый срок выезжают из стаба под охраной для профилактики трясучки, и живут себе дальше. Но это, Метиз, единицы и мне кажется, что ты к таким не относишься. Континент – мир, где, если ты не крутишься, здесь крутят тебя. Порой в неудобной позе и с особым цинизмом.

– Всё так плохо?

– Я бы так не сказал. Люди живут, порой даже очень неплохо.

– Странная жизнь какая-то получается – белка в колесе, остановился – погиб, возродился и опять беги, иначе снова на респ и так по кругу, пока жизни не закончатся. А вот, кстати, что потом, когда все жизни закончатся?

– Многие считают, что смерть. Окончательная смерть, без возрождений. Есть те, кто считает, что тебя перенесут ещё в какое-то место. Есть те, кто думает, что это выход из Игры. Сообщений от тех, кто ушёл, как ты понимаешь, не было, и мы можем только гадать.

– А вот место, где возрождаешься после очередной смерти, его как-то изменить можно? – мне почему-то вспомнился клоповник с бомжами.

– Слишком погано? – усмехнулся Зиверт.

– Не то слово. Бомжатник, всегда, похожий один на другой. Сам грязный, еды нет, денег нет, но зато подруга всегда есть, одна страшней другой, – после моей тирады Зиверт рассмеялся.

– М-да… Нулевой доступный вариант воскрешения, бомжатник – это, брат, сильно! Но ты не волнуйся, после десятого уровня ещё одну точку воскрешения предложат.

– Хоть это радует, – я поставил вариться картошку и присел за стул с очередной кружкой кофе. – Вернёмся к характеристикам?

На мой вопрос Зиверт просто развёл руками в жесте «хозяин-барин».

– У меня вроде как два вопроса осталось по характеристикам.

Услышав такое, Зиверт не удержался и коротко хохотнул.

Он вообще разительно изменился с того момента как очнулся. Если раньше это был сосредоточенный и устремлённый человек, который мало улыбался и совсем не шутил, то теперь… Не знаю, с чем сравнить, ему как крылья за спиной приделали и накачали самой убойной наркотой.

– Мне снова характеристик привалило, и я не знаю, куда их распределить. Это первый вопрос. И второй – что это такое, «скрытая характеристика», и откуда она у меня?

– Хорошие вопросы. Своевременные.

Зиверт потёр лоб и снова в одно мгновенье превратился в сосредоточенного мужика, твёрдо стоящего на ногах и абсолютно точного знающего, что именно надо делать. Поразительная метаморфоза.

– Этот меч, – он кивнул на покоящийся в ножнах «убиватор всего и вся», – самое дорогое оружие, что у меня есть. Когда случилось… – он замялся, пытаясь подобрать слова, но так и не смог.

– Я был довольно богатым человеком. Мы были… – и снова пауза.

На этот раз молчание затянулось. Тень чего-то страшного легла на лицо Зиверта, и он весь покраснел, а я вдруг осознал, что он находится в состоянии бешенства. Вот ещё буквально полминуты, и его либо разорвёт от переполнявшего чувства, либо случится что-то не менее плохое. На что способны игроки с прокачанными умениями в состоянии аффекта, я имел представление. В папке приводилась парочка примеров.

– Выпей, – я протянул ему стакан воды.

Тот непонимающе уставился на меня, потом на стакан, и в его глазах промелькнуло понимание. С шумом выдохнув, Зиверт залпом выпил всю воду и осторожно поставил его на стол.

– Когда пришла беда, – начал он снова, – я вложил почти всё, что было из наличности, в этот меч. Он и без Великих модификаторов был единственным в своём роде, вершина моей коллекции. А после того, как на него встали семь модификаторов, он превратился в самое настоящее сокровище. Я практически уверен, что на всём Континенте, таких мечей считанные единицы.

Зиверт дотянулся до ножен и с теплотой погладил их, словно приветствуя лучшего друга. Я снова не понял и половины из того, что поведал мне командор, но переспрашивать не стал. Мне в голову пришла довольно занятная мысль – что, если посмотреть другим взглядом на сам меч. Я ведь раньше только на живые объекты смотрел. К моему изумлению, сработало.


Меч Иерихон с глубин чёрных территорий. Модифицирован. Свойства модификации доступны лишь владельцу. Открытые свойства доступны лишь владельцу. Имеются скрытые свойства. Привязан к владельцу. Владелец – Зиверт.


Иерихон, значит? Интересное имечко у меча. Правда, ему идёт.

– Зиверт, меня вот что тревожить начинает: какого бабуина ты мне сейчас всё это рассказал? Как мне видится, этот ковыряльник должен стоить таких денег, что и за десятки лет не скопить. И ты вот так просто берёшь и рассказываешь мне о нём? Тут возникает вопрос – ты либо вообще бессмертный, и не боишься ни бога, ни чёрта, ни самой Системы, либо тут подвох, и немалый. Такой, от которого пованивает. С душком, так сказать.

– Угадал, – горько усмехнулся командор. – Не боюсь. Отбоялся уже. Да и секрета в этом никакого нет. Все кто мог, уже узнали.

– И не захотели вежливо попросить себе этот девайс в безвременное пользование?

Насколько я понял, на Континенте в общей массе действовали волчьи законы. Были, естественно, правила и некоторые штрафы от Системы за беспредел, но в целом прав всегда был тот, кто сильнее. И у кого пушка больше. А самым правым считался тот, у кого есть отряд, а у отряда танк, ну или на худой конец БТР.

– Сложно это, со мной договариваться. У них нет того, что надо мне, а у меня по отношению к ним только одно желание – с особым цинизмом выбить из них все оставшиеся жизни. Жаль, что это невозможно.

– Такие крутые ребята?

– Крутые… этого у них не отнять. Только вот вся их крутость основана на внешних вливаниях. Не будет её – сдуются за месяц. А нельзя, Метиз, потому что мы не всегда возрождаемся на одном и том же кластере. Нас всех с разной периодичностью разбрасывает по всему Континенту. Вот у тебя сейчас третья жизнь идёт, а когда потеряешь пятую, то всё, прощай родная Трёшка. Встречай меня, новый регион.

– А почему… – договорить свой вопрос мне не дал зашипевший разозлённый кошкой Зиверт:

– Тихо, по улице кто-то едет!


Глава 8 Жизнь третья. А слона-то я и не заметил | Долгая дорога в стаб | Глава 10 Жизнь третья. Старые знакомые, или самые оправданные вложения – это модификация себя